Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Челябинску надоело быть «городом суровых мужиков»

Обнародован проект стратегии развития южноуральской столицы до 2020 года. Екатеринбург, берегись!
Михаил Юревич показал Челябинску путь выживания и развития в постиндустриальном мире

Челябинск уже не один из десяти крупнейших городов России, а один из ста мегаполисов на Земле. Поэтому его конкуренты – это не только ближайшие Екатеринбург и Уфа. Однако чтобы достичь успеха, городу необходимо развиваться не по инерционному, а инновационному сценарию. Оба расписаны в стратегическом плане развития Челябинска до 2020 года, чей проект официально вынесен на обсуждение и опубликован на сайте Челябинской городской Думы. Первое, что бросается в глаза при знакомстве с проектом, - его крайняя амбициозность и четко выраженное устремление на поиск места не столько на карте страны, сколько на всем глобусе. Подробности на «URA.Ru».

Всего за десять с небольшим лет Челябинску предстоит в пять раз увеличить валовый муниципальный продукт, утроить свой бюджет и прославиться на весь мир как центр экономики знаний, который продает собственные технологии переформатирования загазованной индустриальной провинции в ядро цветущей во всех смыслах агломерации. Оценка нынешнего состояния дел в Челябинске и его перспектив в двух возможных вариантах заняла более двух сотен страниц, не считая напутственное слово мэра. В нем Михаил Юревич поделился своим видением того, каким должен быть Челябинск в 2020 году. По его словам, стратегия – это корпоративный документ, в соответствии с которым Челябинску предстоит совершить настоящий прорыв.

Для этого участникам корпорации – то есть всем, кто живет и работает в городе и особенно тем, кто принимает решения, – необходимо будет освободиться от «индустриального типа мышления». Прежде всего, осознать, что Челябинску придется конкурировать не только с соседними городами Урала и даже с другими миллионниками России, а с сотней крупнейших мегаполисов мира. Устремление на поиск места Челябинска не столько на карте страны, сколько на всем глобусе проходит по проекту красной нитью. «Даже местные проблемы мы должны решать, имея в виду глобальные процессы в экономике, экологии, во всех сферах человеческой деятельности», - дает наказ Михаил Юревич.

Многое в стратегии наводит на прямые аналогии с тем, что собирается делать Екатеринбург, который, напомним, аналогичный программный документ, рассчитанный до 2025 года, принял несколькими годами ранее, воспользовавшись опытом английского Бирмингема. Как и северный сосед, Челябинск берет курс на снижение индустриальной составляющей в своей экономике, демонстрируя явное несогласие в дальнейшем мириться с имиджем «города суровых мужиков», дышащих заводским дымом. «Тяжелая промышленность – наша опора и наша головная боль. Она дает людям работу, но ухудшает экологию», - прямо пишет Михаил Юревич. По его словам, техническое перевооружение создаст не только предпосылки для экономического прорыва, но и позволит стать городу стать более экологичным. «Сейчас, наверное,  фантастически звучит – сделать экологию нашим ресурсом. Но это реально», - уверен мэр. По его словам, придет время и другие города будут покупать у Челябинска технологию самоочистки и ликвидации следов индустриального прошлого.

  

Место промышленности должна занять сфера услуг, в которой особо выделяются два направления - транспортно-логистическое и образовательное. И в первом, и во втором случае Челябинск бросает вызов Екатеринбургу, тоже желая превратить свой аэропорт в хаб, а себя самого – в удобный перевалочный пункт на пути не только из Европы в Азию, но и из южных регионов в северные. В этой связи стратегия напоминает проект «Урал промышленный – Урал Полярный». Челябинск также ставит перед собой задачу превращения в мощный центр подготовки кадров рабочих и инженерных специальностей, за чьими выпускниками будут выстраиваться в очередь работодатели из Москвы, Питера и Новосибирска. Термин «федеральный университет» в этой связи упоминается только раз, однако заданная цель не оставляет сомнений – Челябинск будет оспаривать у ближайшего соседа право создания на Урале нового большого вуза с таким статусом.

   

Свой собственный кадровый голод Челябинск собирается решать за счет привлеченных и местных трудовых ресурсов. Ставится задача создать такие условия городской среды, при которых студенты, прибывшие из других регионов, оставались бы навсегда жить и работать в Челябинске. Есть и нечто новое - Челябинск рассчитывает воспользоваться своим новым статусом центра приграничного региона и стимулировать приток квалифицированной рабсилы с Северного Казахстана. Наконец, усилия будут брошены на осуществление ранее разрекламированного проекта создания Большого Челябинска – современной городской агломерации с не менее чем полуторамиллионным населением. В стратегии особо отмечено, что Челябинск как центр агломерации не претендует на административное поглощение соседних городов, а лишь заинтересован в их трудовых и отчасти земельных ресурсах. Соседние муниципалитеты должны остаться независимыми и продолжить конкурировать между собой за привлечение инвестиций большого города.

  

Рост привлекательности самого города будет обеспечиваться за счет дальнейшей модернизации инфраструктуры – прежде всего, транспортной. Челябинск продолжит расширять и улучшать свои дороги, строить многоуровневые развязки и обзаведется тремя ветками метрополитена и свяжет себя скоростными железнодорожными путями с пригородными зонами. Благодаря этому, как надеются власти, Челябинск обретет репутацию современного мегаполиса без пробок, чем, вероятно, будет выгодно отличаться от ближайшего соседа. Вообще же разработчики стратегии придают большое значение PR-продвижению Челябинска и всего, что с ним связано. В качестве меры предусмотрено даже появление в столице Южного Урала некоего уникального архитектурного сооружения, которое начнет восприниматься в мире таким же символом Челябинска, каким, например, для Парижа является Эйфелева башня.

   

Разница между результатами развития по инерционному и инновационному сценариям может послужить хорошей мотивацией для выбора в пользу последнего, причем не только на словах. В первом случае, например, ни о каком пятикратном росте ВМП речи не идет, а бюджет города в 2020 году составит всего 24,5 млрд. рублей. Для сравнения: это практически равно бюджету сегодняшнего Екатеринбурга и всего вдвое больше нынешнего бюджета Челябинска. Во втором случае столица Южного Урала уже может рассчитывать на бюджет 45 млрд. рублей. Это всего вдвое меньше бюджета Челябинской области в 2008 году.

   

Видимо, полагая, что против этих планов мало кто поспорит, власти решили не затягивать с их обсуждением: замечания и дополнения к проекту будут приниматься только до 3 октября. Возможно, такая стремительность объясняется не только тем, что принятие городской стратегии-2020 будет синхронизировано со стартом кампании по выборам мэра. Амбициозность и даже агрессивность стратегии, равно как и заявленная скорость ее принятия, подтверждает справедливость тех экспертов, которые считают, что в современном мире города могут выживать и развиваться только за счет друг друга, постоянно конкурируя за трудовые и интеллектуальные ресурсы. Имея всего в 200 километрах к северу Екатеринбург, который по итогам последних лет не только подтвердил статус столицы Урала, но и сделал серьезную заявку на звание третьей столицы России, Челябинск оказался просто вынужден озаботиться, как минимум, сохранением себя в клубе городов-миллионников. Этот опыт следует учесть и другим городским сообществам, в том числе в самой Челябинской области.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на челябинский telegram-канал «Челябинск, который смог»
Подписаться
Челябинск уже не один из десяти крупнейших городов России, а один из ста мегаполисов на Земле. Поэтому его конкуренты – это не только ближайшие Екатеринбург и Уфа. Однако чтобы достичь успеха, городу необходимо развиваться не по инерционному, а инновационному сценарию. Оба расписаны в стратегическом плане развития Челябинска до 2020 года, чей проект официально вынесен на обсуждение и опубликован на сайте Челябинской городской Думы. Первое, что бросается в глаза при знакомстве с проектом, - его крайняя амбициозность и четко выраженное устремление на поиск места не столько на карте страны, сколько на всем глобусе. Подробности на «URA.Ru». Всего за десять с небольшим лет Челябинску предстоит в пять раз увеличить валовый муниципальный продукт, утроить свой бюджет и прославиться на весь мир как центр экономики знаний, который продает собственные технологии переформатирования загазованной индустриальной провинции в ядро цветущей во всех смыслах агломерации. Оценка нынешнего состояния дел в Челябинске и его перспектив в двух возможных вариантах заняла более двух сотен страниц, не считая напутственное слово мэра. В нем Михаил Юревич поделился своим видением того, каким должен быть Челябинск в 2020 году. По его словам, стратегия – это корпоративный документ, в соответствии с которым Челябинску предстоит совершить настоящий прорыв. Для этого участникам корпорации – то есть всем, кто живет и работает в городе и особенно тем, кто принимает решения, – необходимо будет освободиться от «индустриального типа мышления». Прежде всего, осознать, что Челябинску придется конкурировать не только  с соседними городами Урала и даже с другими миллионниками России, а с сотней крупнейших мегаполисов мира. Устремление на поиск места Челябинска не столько на карте страны, сколько на всем глобусе проходит по проекту красной нитью. «Даже местные проблемы мы должны решать, имея в виду глобальные процессы в экономике, экологии, во всех сферах человеческой деятельности», - дает наказ Михаил Юревич. Многое в стратегии наводит на прямые аналогии с тем, что собирается делать Екатеринбург, который, напомним, аналогичный программный документ, рассчитанный до 2025 года, принял несколькими годами ранее, воспользовавшись опытом английского Бирмингема. Как и северный сосед, Челябинск берет курс на снижение индустриальной составляющей в своей экономике, демонстрируя явное несогласие в дальнейшем мириться с имиджем «города суровых мужиков», дышащих заводским дымом. «Тяжелая промышленность – наша опора и наша головная боль. Она дает людям работу, но ухудшает экологию», - прямо пишет Михаил Юревич. По его словам, техническое перевооружение создаст не только предпосылки для экономического прорыва, но и позволит стать городу стать более экологичным. «Сейчас, наверное,  фантастически звучит – сделать экологию нашим ресурсом. Но это реально», - уверен мэр. По его словам, придет время и другие города будут покупать у Челябинска технологию самоочистки и ликвидации следов индустриального прошлого.    Место промышленности должна занять сфера услуг, в которой особо выделяются два направления - транспортно-логистическое и образовательное. И в первом, и во втором случае Челябинск бросает вызов Екатеринбургу, тоже желая превратить свой аэропорт в хаб, а себя самого – в удобный перевалочный пункт на пути не только из Европы в Азию, но и из южных регионов в северные. В этой связи стратегия напоминает проект «Урал промышленный – Урал Полярный». Челябинск также ставит перед собой задачу превращения в мощный центр подготовки кадров рабочих и инженерных специальностей, за чьими выпускниками будут выстраиваться в очередь работодатели из Москвы, Питера и Новосибирска. Термин «федеральный университет» в этой связи упоминается только раз, однако заданная цель не оставляет сомнений – Челябинск будет оспаривать у ближайшего соседа право создания на Урале нового большого вуза с таким статусом.     Свой собственный кадровый голод Челябинск собирается решать за счет привлеченных и местных трудовых ресурсов. Ставится задача создать такие условия городской среды, при которых студенты, прибывшие из других регионов, оставались бы навсегда жить и работать в Челябинске. Есть и нечто новое - Челябинск рассчитывает воспользоваться своим новым статусом центра приграничного региона и стимулировать приток квалифицированной рабсилы с Северного Казахстана. Наконец, усилия будут брошены на осуществление ранее разрекламированного проекта создания Большого Челябинска – современной городской агломерации с не менее чем полуторамиллионным населением. В стратегии особо отмечено, что Челябинск как центр агломерации не претендует на административное поглощение соседних городов, а лишь заинтересован в их трудовых и отчасти земельных ресурсах. Соседние муниципалитеты должны остаться независимыми и продолжить конкурировать между собой за привлечение инвестиций большого города.    Рост привлекательности самого города будет обеспечиваться за счет дальнейшей модернизации инфраструктуры – прежде всего, транспортной. Челябинск продолжит расширять и улучшать свои дороги, строить многоуровневые развязки и обзаведется тремя ветками метрополитена и свяжет себя скоростными железнодорожными путями с пригородными зонами. Благодаря этому, как надеются власти, Челябинск обретет репутацию современного мегаполиса без пробок, чем, вероятно, будет выгодно отличаться от ближайшего соседа. Вообще же разработчики стратегии придают большое значение PR-продвижению Челябинска и всего, что с ним связано. В качестве меры предусмотрено даже появление в столице Южного Урала некоего уникального архитектурного сооружения, которое начнет восприниматься в мире таким же символом Челябинска, каким, например, для Парижа является Эйфелева башня.     Разница между результатами развития по инерционному и инновационному сценариям может послужить хорошей мотивацией для выбора в пользу последнего, причем не только на словах. В первом случае, например, ни о каком пятикратном росте ВМП речи не идет, а бюджет города в 2020 году составит всего 24,5 млрд. рублей. Для сравнения: это практически равно бюджету сегодняшнего Екатеринбурга и всего вдвое больше нынешнего бюджета Челябинска. Во втором случае столица Южного Урала уже может рассчитывать на бюджет 45 млрд. рублей. Это всего вдвое меньше бюджета Челябинской области в 2008 году.     Видимо, полагая, что против этих планов мало кто поспорит, власти решили не затягивать с их обсуждением: замечания и дополнения к проекту будут приниматься только до 3 октября. Возможно, такая стремительность объясняется не только тем, что принятие городской стратегии-2020 будет синхронизировано со стартом кампании по выборам мэра. Амбициозность и даже агрессивность стратегии, равно как и заявленная скорость ее принятия, подтверждает справедливость тех экспертов, которые считают, что в современном мире города могут выживать и развиваться только за счет друг друга, постоянно конкурируя за трудовые и интеллектуальные ресурсы. Имея всего в 200 километрах к северу Екатеринбург, который по итогам последних лет не только подтвердил статус столицы Урала, но и сделал серьезную заявку на звание третьей столицы России, Челябинск оказался просто вынужден озаботиться, как минимум, сохранением себя в клубе городов-миллионников. Этот опыт следует учесть и другим городским сообществам, в том числе в самой Челябинской области.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...