Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Перевернутое фото Левина, встреча Росселя с премьером и партийный юмор

Репортаж «URA.Ru» из Общественной приемной В.В.Путина
Мы давно хотели сходить в Общественную приемную Путина, посмотреть, как там все устроено: отчет перед вами

На планерке редакция решила объединить три темы в одну. Уже несколько дней мы обсуждали, как легализовать историю с недовольством депутатов свердловского Заксобрания работой главы путинской приемной Елены Чечуновой. Не рискуя напрягать работой членов правительства, Елена Валерьевна все просьбы свердловчан раскидывает между депутатами-единороссами, а им трудиться вовсе не хочется. Во-вторых, 1 декабря исполняется семь лет партии власти (как быстро она получила почти абсолютную власть). В-третьих, 4 декабря состоится первое прямоэфирное общение лидера «ЕР» Владимира Путина с россиянами, и обращения граждан будут поступать именно через приемные.

 

Все сошлось – надо было идти в екатеринбургскую приемную, чтобы посмотреть, как там построена работа.

 

Дорогу я нашел легко – летом был и на открытии этого «объекта», и на его презентации Вячеславу Володину, который через несколько месяцев сыграл страшную роль в истории областной ячейки «Единой России». В фойе огромный плакат с лидерами партии: Путин, Грызлов, Володин, Воробьев, Морозов, белый квадрат, Россель и Медведев… Вытаскиваю белый квадрат – это фотография Александра Левина, заботливо перевернутая лицом внутрь. Поставить Виктора Шептия тут не решаются (он же пока и.о.), Левина тоже не убирают, но и не показывают.

 

Охранник не обращает на мои манипуляции никакого внимания, рассматривать стенд времени нет, надо вверх по лестнице. В узком коридоре сидят две женщины, перед ними несколько дверей: на одной - «Депутатский центр», на другой – «Общественная приемная».

 

Но мое внимание привлекает монитор на тумбе – такой «информационный сервер» стоит в подъезде «белого дома», выдавая справки по всем обитателям правительственной высотки (и только на фамилию «Россель» отвечает: «Ничего не найдено»). В свердловской приемной Путина сервер делится графиками встреч депутатов с просителями, а также правилами работы приемной. Начинаю смотреть, что интересного в предложенных документах… Графики встреч старые – за ноябрь. В правилах с удивлением узнаю, что с бедами и предложениями к лидеру партии можно приходить лишь три раза в неделю: в понедельник, вторник и четверг. Хорошо, что сегодня понедельник.

 

На стене за стендом бумажные распечатки. Присматриваюсь: это те же правила, что и на мониторе, а график встреч свежее – уже декабрьский. Видимо, не все посетители справляются с компьютером. Сегодня должны принимать сенатор Юрий Осинцев, депутат Госдумы Виктор Дедов, член ППЗС Александр Косинцев…

 

- А кто последний, - интересуюсь у женщин, ожидающих приема.

 

- Вы сначала запишитесь, - советует дама лет 45 с химией на голове. – Вот в соседней комнате.

 

На входе никаких табличек. Внутри три девушки: две борются с компьютером, одна встречает посетителей.

 

- Что у вас? - ошарашивает она меня с ходу. – Предложение, обращение, жалоба?

 

- У меня жалоба на Россвязьохранкультуру.

 

- Это в одно слово пишется? - уточняет девушка, заполняя бланк. В суть проблемы она не погружается, ей нужны только мой паспорт и адрес проживания.

 

В дверь заглядывает старушка, только вышедшая с приема: «Девочки, а можно на завтра записаться?»

 

- Нет, - чуть не хором отвечают девочки. – На завтра – только завтра.

 

Мне никаких документов не выдают, отправляют в коридор. Две женщины по-прежнему ждут своей очереди. Обсуждают, как одна из них воюет с коммунальщиками, те пишут на нее кляузы за хамство, а хамить она никак не могла – с ней вместе был ребенок.

 

- Вы журналист? - спрашивает меня только что появившаяся женщина в возрасте.

 

Из-под своих очков она смотрит так строго, что становится ясно – редакционное задание провалено.

 

- Да, - признаюсь я.

 

- Ясно, - произносит она, заходит в дверь «Депутатский центр» и закрывает ее за собой.

 

Три минуты, и дверь открывается. «Проходите», - несется из нее. Но кому? Заглядываю, спрашиваю. «Вы, вы заходите», - по-прежнему жестко говорят мне. Предлагаю вместо себя двух женщин, они заслужили пойти по очереди, но нет: женщины (наверно, испугались грозного голоса) идти передо мной категорически отказываются, да и в депутатском центре их видеть не хотят. Иду сам.

 

- Это Петунова Анастасия Дмитриевна, помощница депутата Шихова Рафаэля Шафакаовича, а это – Плотникова Евгения Константиновна, помощница депутата Косинцева Александра Петровича, - представляет мне двух девушек грозная дама, раскусившая во мне журналиста, и удаляется.

 

- Какая у вас жалоба? - спрашивает помощница Шихова (очень приятная девушка, в строгом костюме).

 

- Хочу пожаловаться председателю партии на работу Россвязьохранкультуры, которая мешает моему агентству спокойно работать.

 

- Они по какому закону работают? - спрашивает меня Анастасия Дмитриевна, не отводя глаз от своего ноутбука. – «О связи»? По связи сейчас вообще много жалоб. Это надо уточнить. Вы предписания выполнили? В суд обращались?

 

- Конечно, все предписания выполнены еще до их появления, и в суд обратились, - мне становится страшно. В приемной Путина со мной разговаривают так, что вот-вот и я получу еще одно предупреждение.

 

- Лучшего способа, чем суд, – нет, - философски замечает Анастасия Дмитриевна. Ее коллега Евгения Константиновна в это время только кивает. – Если у вас будет судебное решение, Путин сможет наказать Россвязьохранкультуру, а если нет – за что наказывать.

 

Меняю тему.

 

- Еще я хочу пожаловаться лидеру партии на происходящее в свердловском отделении «Единой России».

 

Ура, своего добился – у девушек легкий шок.

 

- Я о смене секретаря, - уточняю содержание своей жалобы.

 

- А вы знаете, что человек, за которого вы просите, он везде говорит, что ушел по собственному желанию, - моя собеседница пришла в себя.

 

- А мне губернатор сказал, что там все не добровольно было и мы чуть не потеряли Александра Юрьевича.

 

- А как вас зовут? Я читала похоже об этом… Вы знаете, Александр Юрьевич всем говорит, что ушел добровольно, а у губернатора была возможность довести свою точку зрения до Владимира Владимировича.

 

Это для меня новость. Официально о встречах Росселя и Путина нигде не сообщалось, на съезде «ЕР» они тоже не общались, но в приемной лидера партии, видимо, больше информации. Решаю уточнить: «А где они общались? Никаких встреч не было».

 

- У Эдуарда Эргартовича есть много других способов донести свою точку зрения до руководства страны, - девушки смеются, будто поймали меня на незнании прописных истин.

 

- И все равно я хочу 4 декабря сказать лидеру партии о происходящем. Где в Екатеринбурге будет площадка для прямого эфира?

 

- Елена Валерьевна, подскажите, - кричит женщина в очках, привлекая к разговору руководителя общественной приемной Елену Чечунову.

 

- Елена Валерьевна, хочу пожаловаться Путину на происходящее в нашем отделении. За что вот сняли Левина? Где у нас будет бригада стоять, чтобы с президентом, ой, с премьером поговорить?

 

- У нас никаких площадок не будет. У меня есть приглашение в Москву на эту встречу. Но я там буду на трибуне, Путин будет вдалеке, как я вам помогу? Даже если вы напишите обращение, оно попадет в ЦИК «Единой России», там его посмотрят помощники Бабича – это руководитель общероссийской приемной, и решат - куда направлять, надо ли его показывать Владимиру Владимировичу.

 

- Действительно, напишите жалобу и приходите к нам с ней, - почти хором говорят помощницы двух депутатов.

 

- Быстро вы меня отфутболили, - признавая мастерство собеседниц, собираю вещи.

 

- Опыт, - заключают девушки и еле сдерживаются от смеха.

 

Надеюсь, другие просители встречаются с менее опытными.

Тысячи екатеринбуржцев читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Екатское Чтиво»

На планерке редакция решила объединить три темы в одну. Уже несколько дней мы обсуждали, как легализовать историю с недовольством депутатов свердловского Заксобрания работой главы путинской приемной Елены Чечуновой. Не рискуя напрягать работой членов правительства, Елена Валерьевна все просьбы свердловчан раскидывает между депутатами-единороссами, а им трудиться вовсе не хочется. Во-вторых, 1 декабря исполняется семь лет партии власти (как быстро она получила почти абсолютную власть). В-третьих, 4 декабря состоится первое прямоэфирное общение лидера «ЕР» Владимира Путина с россиянами, и обращения граждан будут поступать именно через приемные.   Все сошлось – надо было идти в екатеринбургскую приемную, чтобы посмотреть, как там построена работа.   Дорогу я нашел легко – летом был и на открытии этого «объекта», и на его презентации Вячеславу Володину, который через несколько месяцев сыграл страшную роль в истории областной ячейки «Единой России». В фойе огромный плакат с лидерами партии: Путин, Грызлов, Володин, Воробьев, Морозов, белый квадрат, Россель и Медведев… Вытаскиваю белый квадрат – это фотография Александра Левина, заботливо перевернутая лицом внутрь. Поставить Виктора Шептия тут не решаются (он же пока и.о.), Левина тоже не убирают, но и не показывают.   Охранник не обращает на мои манипуляции никакого внимания, рассматривать стенд времени нет, надо вверх по лестнице. В узком коридоре сидят две женщины, перед ними несколько дверей: на одной - «Депутатский центр», на другой – «Общественная приемная».   Но мое внимание привлекает монитор на тумбе – такой «информационный сервер» стоит в подъезде «белого дома», выдавая справки по всем обитателям правительственной высотки (и только на фамилию «Россель» отвечает: «Ничего не найдено»). В свердловской приемной Путина сервер делится графиками встреч депутатов с просителями, а также правилами работы приемной. Начинаю смотреть, что интересного в предложенных документах… Графики встреч старые – за ноябрь. В правилах с удивлением узнаю, что с бедами и предложениями к лидеру партии можно приходить лишь три раза в неделю: в понедельник, вторник и четверг. Хорошо, что сегодня понедельник.   На стене за стендом бумажные распечатки. Присматриваюсь: это те же правила, что и на мониторе, а график встреч свежее – уже декабрьский. Видимо, не все посетители справляются с компьютером. Сегодня должны принимать сенатор Юрий Осинцев, депутат Госдумы Виктор Дедов, член ППЗС Александр Косинцев…   - А кто последний, - интересуюсь у женщин, ожидающих приема.   - Вы сначала запишитесь, - советует дама лет 45 с химией на голове. – Вот в соседней комнате.   На входе никаких табличек. Внутри три девушки: две борются с компьютером, одна встречает посетителей.   - Что у вас? - ошарашивает она меня с ходу. – Предложение, обращение, жалоба?   - У меня жалоба на Россвязьохранкультуру.   - Это в одно слово пишется? - уточняет девушка, заполняя бланк. В суть проблемы она не погружается, ей нужны только мой паспорт и адрес проживания.   В дверь заглядывает старушка, только вышедшая с приема: «Девочки, а можно на завтра записаться?»   - Нет, - чуть не хором отвечают девочки. – На завтра – только завтра.   Мне никаких документов не выдают, отправляют в коридор. Две женщины по-прежнему ждут своей очереди. Обсуждают, как одна из них воюет с коммунальщиками, те пишут на нее кляузы за хамство, а хамить она никак не могла – с ней вместе был ребенок.   - Вы журналист? - спрашивает меня только что появившаяся женщина в возрасте.   Из-под своих очков она смотрит так строго, что становится ясно – редакционное задание провалено.   - Да, - признаюсь я.   - Ясно, - произносит она, заходит в дверь «Депутатский центр» и закрывает ее за собой.   Три минуты, и дверь открывается. «Проходите», - несется из нее. Но кому? Заглядываю, спрашиваю. «Вы, вы заходите», - по-прежнему жестко говорят мне. Предлагаю вместо себя двух женщин, они заслужили пойти по очереди, но нет: женщины (наверно, испугались грозного голоса) идти передо мной категорически отказываются, да и в депутатском центре их видеть не хотят. Иду сам.   - Это Петунова Анастасия Дмитриевна, помощница депутата Шихова Рафаэля Шафакаовича, а это – Плотникова Евгения Константиновна, помощница депутата Косинцева Александра Петровича, - представляет мне двух девушек грозная дама, раскусившая во мне журналиста, и удаляется.   - Какая у вас жалоба? - спрашивает помощница Шихова (очень приятная девушка, в строгом костюме).   - Хочу пожаловаться председателю партии на работу Россвязьохранкультуры, которая мешает моему агентству спокойно работать.   - Они по какому закону работают? - спрашивает меня Анастасия Дмитриевна, не отводя глаз от своего ноутбука. – «О связи»? По связи сейчас вообще много жалоб. Это надо уточнить. Вы предписания выполнили? В суд обращались?   - Конечно, все предписания выполнены еще до их появления, и в суд обратились, - мне становится страшно. В приемной Путина со мной разговаривают так, что вот-вот и я получу еще одно предупреждение.   - Лучшего способа, чем суд, – нет, - философски замечает Анастасия Дмитриевна. Ее коллега Евгения Константиновна в это время только кивает. – Если у вас будет судебное решение, Путин сможет наказать Россвязьохранкультуру, а если нет – за что наказывать.   Меняю тему.   - Еще я хочу пожаловаться лидеру партии на происходящее в свердловском отделении «Единой России».   Ура, своего добился – у девушек легкий шок.   - Я о смене секретаря, - уточняю содержание своей жалобы.   - А вы знаете, что человек, за которого вы просите, он везде говорит, что ушел по собственному желанию, - моя собеседница пришла в себя.   - А мне губернатор сказал, что там все не добровольно было и мы чуть не потеряли Александра Юрьевича.   - А как вас зовут? Я читала похоже об этом… Вы знаете, Александр Юрьевич всем говорит, что ушел добровольно, а у губернатора была возможность довести свою точку зрения до Владимира Владимировича.   Это для меня новость. Официально о встречах Росселя и Путина нигде не сообщалось, на съезде «ЕР» они тоже не общались, но в приемной лидера партии, видимо, больше информации. Решаю уточнить: «А где они общались? Никаких встреч не было».   - У Эдуарда Эргартовича есть много других способов донести свою точку зрения до руководства страны, - девушки смеются, будто поймали меня на незнании прописных истин.   - И все равно я хочу 4 декабря сказать лидеру партии о происходящем. Где в Екатеринбурге будет площадка для прямого эфира?   - Елена Валерьевна, подскажите, - кричит женщина в очках, привлекая к разговору руководителя общественной приемной Елену Чечунову.   - Елена Валерьевна, хочу пожаловаться Путину на происходящее в нашем отделении. За что вот сняли Левина? Где у нас будет бригада стоять, чтобы с президентом, ой, с премьером поговорить?   - У нас никаких площадок не будет. У меня есть приглашение в Москву на эту встречу. Но я там буду на трибуне, Путин будет вдалеке, как я вам помогу? Даже если вы напишите обращение, оно попадет в ЦИК «Единой России», там его посмотрят помощники Бабича – это руководитель общероссийской приемной, и решат - куда направлять, надо ли его показывать Владимиру Владимировичу.   - Действительно, напишите жалобу и приходите к нам с ней, - почти хором говорят помощницы двух депутатов.   - Быстро вы меня отфутболили, - признавая мастерство собеседниц, собираю вещи.   - Опыт, - заключают девушки и еле сдерживаются от смеха.   Надеюсь, другие просители встречаются с менее опытными.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...