Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Николай Малых: «Мы провели боевой мозговой штурм, и пришли к выводу…»

Первое интервью бывшего генерального директора УВЗ после отставки
Николай Малых (на фото) ведет себя очень достойно, в отличие от новых менеджеров завода, которые пытаются с предшественниками устроить «кухонные разборки»

Николай Малых – еще два месяца назад возглавлявший крупнейший в мире машиностроительный завод – вернулся на Урал. Сегодня он появился на оглашении бюджетного послания свердловского губернатора на 2010 год, и получив вводные от Росселя, согласился поговорить с корреспондентом «URA.Ru». Обсудить было что: за эти месяцы образ Малых изменился до неузнаваемости: недавно он был спасителем оборонки, а теперь назван человеком, доведшим УВЗ до банкротства. В Тагиле ждут, что директор продолжит борьбу за завод, губернатор проталкивает его на пост сенатора. Что об этом думает сам Малых, стоит ли делить УВЗ между РЖД и Ростехнологиями, и чем заняться отставнику – в нашем материале.

Сразу после досрочной отставки с поста гендиректора Уралвагонзавода в апреле Николай Малых пропал. В Нижнем Тагиле говорили: уехал отдыхать в Чехию, где у него свой дом; и ждали возвращения руководителя УВЗ, верили, что он будет бороться с новым менеджментом за предприятие, где работает более 30 тыс. человек. Новый менеджмент времени даром не терял: Малых обвинили в доведении госпредприятия до предбанкротного состояния. Но он молчал. За экс-директора заступился только губернатор Эдуард Россель, посоветовав новым управленцам заниматься делом. Он же по согласованию с региональным отделением «Единой России» рекомендовал Малых на вакантную должность сенатора Совета Федерации. И опять: сам Николай Александрович безмолвствовал. На публике он появился только перед днем России – на губернаторском приеме, с которого очень быстро ушел, не поговорив ни с кем.

И вот Малых – еще недавно контролировавший жизнь второго по величине города Свердловской области – появился на общественном мероприятии. Сегодня, как член Палаты представителей, он участвовал в оглашении бюджетного послания губернатора на 2010 год. Сразу после завершения заседания, он неспешно отправился в курилку – желающих поговорить с ним было множество. Он не хотел общаться с прессой, просил дать ему покурить, но в последний момент сдался, и согласился: можно курить и разговаривать одновременно.

- Николай Александрович, чем вы сейчас занимаетесь?

 

- У меня только что закончился отпуск в 60 дней, есть еще один – 150 дней. Буду отдыхать.

- А как идет согласование вашей кандидатуры на пост сенатора Совета Федерации?

 

- Не могу прокомментировать.

- Губернатор говорит, осталось только с Мироновым согласовать.

- (пауза) Это не мой вопрос.

- А вы вообще хотите заниматься политикой дальше?

- Я лично не хочу.

- Хоть вы и были в отпуске, но наверняка слышали те заявления, что делает новый директор предприятия, о том, что вы сдали завод в плачевном, предбанкротном состоянии.

- Сравните завод, который я принял, с тем заводом, который я сдал. Когда я уходил Уралвагонзавод был работающим предприятием. В прошлом году мы достигли мирового уровня производительности труда на одного работающего. А недавно говорили с бывшим директором Межрегионгаза, и он вспоминал, что когда я пришел на завод, долги только перед Межрегионгазом превышали годовой доход УВЗ от реализации всей продукции. Годовой!

- Политику нового менеджмента можете оценить?

 

- Не могу, я не знаю программы действий. Очевидно, что возможности выстоять, развиваться дальше у предприятия есть. Да, это непросто – мы начали серьезную программу модернизации производства, но ее можно выполнить, и можно достичь хороших результатов. Главное – начать работать, и как можно скорее. Чем быстрее начнется работа – тем лучше, завод – тяжелый.

- Даже, несмотря на отсутствие заказов от РЖД?

- Да, заказы надо выбивать. Прошлый год – был первым годом, который мы начали со сформированным портфелем заказов. До этого времени каждый год начинался без заказов. Надо проводить агрессивную политику, добиваться подписания контрактов и тогда работа будет.

- Я был в Нижнем Тагиле и там обсуждается возможность разделения завода на два производства: оборонка и производство вагонов.

- Когда я только пришел на завод, этот вопрос тоже обсуждался. Но мы провели боевой мозговой штурм, обсудили со всеми специалистами и пришли к выводу, что Уралвагонзавод – единый производственный комплекс, разделить который невозможно. Больше к этому вопросу не возвращались.

- И все же говорят, что в последние два года эта тема с подачи госкорпораций возникла вновь.

- Не знаю, кто ее обсуждал. Мы этого не делали. За время моей работы производство на предприятии удалось сбалансировать.

- В Тагиле ждут, что вы вернетесь и продолжите борьбу за предприятие.

 

- Нет, этого не будет. Для меня «Уралвагонзавод» - пройденный этап жизни. Я никогда не скрывал, что это очень тяжелый этап, и он завершился.

- По неофициальной информации, вы решили заняться собственным бизнесом.

- (улыбается) Да.

- За границей.

- Ну да.

- А что это будет за бизнес?

- Пока рано об этом говорить.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...