Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Дело о хищении пенсионного миллиарда в Екатеринбурге дошло до федерального правительства

Версии событий от главы ЦБ и зампреда Пенсионного фонда РФ
К нам попали попали уникальные документы: разъяснения по поводу скандальной ситуации вокруг «ВЕФК-Урал» за личной подписью председателя Центрального банка России Сергея Игнатьева

Председатель Банка России Сергей Игнатьев и первый зампред Пенсионного фонда РФ Александр Куртин изложили свою версию событий, связанных с громким екатеринбургским расследованием. Их ответы на вопросы по поводу размещения пенсионных средств в обанкротившемся банке «ВЕФК-Урал» (банк не смог выплатить более 955 млн. рублей, предназначенных на эти цели) проливают свет на истоки скандальных событий. Но вместе с тем существенно усложняют работу следователей, расследующих уголовное дело о хищении пенсионного миллиарда – из документов очевидно, что найти конкретных виновных будет очень трудно. И, по крайней мере с формальной точки зрения, искать их нужно явно не в Екатеринбурге. Подробности - в материале «URA.Ru». 

Расследование факта хранения пенсионных средств в обанкротившемся екатеринбургском банке «ВЕФК-Урал» имеет удивительную сюжетную линию. То внезапное озарение правоохранительных органов по поводу многолетнего размещения средств Пенсионного фонда в маленьком и неприметном банке «ВЕФК-Урал» в нарушение Бюджетного кодекса. То арест 44-летней банкирши Ольги Чечушковой (экс-глава банка «ВЕФК-Урал») по обвинению, напрямую не связанному с основным расследованием и ранее не практиковавшему изоляцию подозреваемых от общества. Или вдруг привлечение к делу детей топ-менеджера и высокопоставленного чиновника.

Теперь же в руки журналистов попали и вовсе уникальные документы – разъяснения по поводу скандальной ситуации за личной подписью председателя Центрального банка России Сергея Игнатьева и первого заместителя председателя правления Пенсионного фонда РФ Александра Куртина. В отличие от своих подчинённых в Екатеринбурге - руководителя ГУ ЦБ по Свердловской области Сергея Сорвина и управляющего отделением Пенсионного фонда РФ по Свердловской области Сергея Дубинкина - эти высокопоставленные федеральные чиновники, вероятно, не проходят свидетелями по делу. Но зато с их изложением событий может ознакомиться общественность, в то время как показания Сорвина и Дубинкина – тайна следствия. Спасибо депутату областной думы Евгению Артюху, отправившему соответствующие запросы в ГУ ЦБ и Пенсионный фонд России, и поделившемуся поступившими ему ответами.

И вот какова версия событий от Банка России: ГУ ЦБ по Свердловской области ещё 1 мая 2005 года открыло отделению Пенсионного фонда РФ по Свердловской области счета в Едином расчётно-кассовом центре Екатеринбурга. Надо отметить, что этими счетами отделение пользовалось – именно оттуда деньги поступали в «ВЕФК-Урал», а затем распределялись между доставщиками (в том числе Почтой России).

Несмотря на это, ГУ ЦБ неоднократно направляло в банк «ВЕФК-Урал» требования (в письменном виде, на совещаниях), закрыть счета отделения Пенсионного фонда в банке. Согласно Бюджетному кодексу, счета госструктур должны находиться также в государственной структуре. В отношении банка «ВЕФК-Урал» применялись предупредительные меры (пример таковой – рабочая встреча с Ольгой Чечушковой).   

Позиция банка в то время была такова – соответствующая работа по закрытию счетов проводится. Решение о закрытии должен принимать обладатель счёта, и необходимое письмо направлено в отделение Пенсионного фонда РФ по Свердловской области. Как уже рассказывало «URA.Ru», счёт в коммерческом банке был открыт отделением ещё в 2000-м году, когда банк назывался Уралсибсоцбанк, затем он дважды был преобразован – сначала в «МДМ-банк - Урал», потом в «ВЕФК-Урал». Позднее, в апреле 2004 года, появилось постановление Пенсионного фонда РФ в Москве, дающее основание для открытия счетов. При этом срок действия разрешений на открытие лицевых счетов был установлен до 1 января 2009 года.

ГУ ЦБ также обращалось к руководству свердловского отделения ПФР с письмами «о необходимости принять меры». На это получило ответ – разрешение закрыть счета из Пенсионного фонда РФ в Москве ещё не поступило. Словом, три года канцелярской переписки между ГУ ЦБ, банком «ВЕФК-Урал», отделением Пенсионного фонда РФ и головным офисом фонда. А потом срок разрешений Пенсионного фонда РФ сам собой  истёк, и 22 декабря 2008 года счёт отделения Пенсионного фонда РФ в коммерческом банке не был закрыт. Добавим, что деньги были переведены на счёт Почты России в этом же банке – сумма изначально больше обычной. И потом, в январе 2009 года, когда Почта захотела в одночасье вывести из банка сразу все деньги (к тому моменту более 1,4 млрд. рублей), в «ВЕФК-Урал» произошел так называемый кассовый разрыв. Это привело к банкротству кредитного учреждения. В итоге банк не смог выплатить 955 млн. рублей, предназначенных на выплату пенсий.  

При таком раскладе возложить вину на конкретных лиц, особенно на региональном уровне, будет непросто - как видно из объяснений Центробанка, все участники этой истории хотя бы формально, но принимали какие-то меры, чтобы соблюсти-таки законодательство. И каждая из сторон наверняка может представить в свою пользу оправдательную корреспонденцию. По крайней мере, региональные участники событий могут смело отсылать следователей в Москву. Собственно, и сам Игнатьев указывает в конце письма, что это Пенсионный фонд РФ при принятии постановления от 5 апреля 2002 года (разрешающего открытие определённых категорий счетов в коммерческих структурах) вышел за рамки предоставленных ему законодательством РФ полномочий. При этом и сам Центробанк ещё в 2005 году направлял письма председателю Пенсионного фонда РФ с просьбой обеспечить открытие счетов в соответствии с законодательством. Но, увы. Так что региональные участники уголовного дела вполне могут заявить: «Даже Игнатьев ничего не смог поделать, какой с нас спрос».

Единственное, что можно поставить в вину Сергею Сорвину, – что он не сообщал в прокуратуру сведения о счетах отделения ПФР в коммерческом банке. На это Сорвин приводит такое объяснение: в это время принимались все меры, чтобы исправить нарушение.

   

К слову, Пенсионный фонд РФ тоже не считает себя виноватым и вообще полагает, что никакого нарушения не было. Как следует из ответа за подписью Куртина, не надо путать такие понятия, как «хранение средств бюджетов и внебюджетных фондов» и «обслуживание счетов бюджетов». Так что в коммерческом банке счета не хранились, а обслуживались. Постановление, которое ЦБ считает нарушающим закон, было одобрено в том же году Минюстом. 22 декабря 2008 года счёт был закрыт. И вообще руководство фонда уже отчиталось о скандальной истории перед ещё более высокими инстанциями.

«О сложившейся ситуации и мерах, принимаемых Пенсионным фондом РФ, проинформированы заместитель председателя правительства РФ Александр Жуков, министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова, председатель Счётной палаты РФ Сергей Степашин, Центральный Банк РФ и Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», - пишет Куртин.       

С учётом всего вышеизложенного мы тоже, уже на своём уровне, с особым нетерпением будем ждать информации о виновных по уголовному делу, возбуждённому в начале марта по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере» по факту хищения пенсионного миллиарда.

Председатель Банка России Сергей Игнатьев и первый зампред Пенсионного фонда РФ Александр Куртин изложили свою версию событий, связанных с громким екатеринбургским расследованием. Их ответы на вопросы по поводу размещения пенсионных средств в обанкротившемся банке «ВЕФК-Урал» (банк не смог выплатить более 955 млн. рублей, предназначенных на эти цели) проливают свет на истоки скандальных событий. Но вместе с тем существенно усложняют работу следователей, расследующих уголовное дело о хищении пенсионного миллиарда – из документов очевидно, что найти конкретных виновных будет очень трудно. И, по крайней мере с формальной точки зрения, искать их нужно явно не в Екатеринбурге. Подробности - в материале «URA.Ru».  Расследование факта хранения пенсионных средств в обанкротившемся екатеринбургском банке «ВЕФК-Урал» имеет удивительную сюжетную линию. То внезапное озарение правоохранительных органов по поводу многолетнего размещения средств Пенсионного фонда в маленьком и неприметном банке «ВЕФК-Урал» в нарушение Бюджетного кодекса. То арест 44-летней банкирши Ольги Чечушковой (экс-глава банка «ВЕФК-Урал») по обвинению, напрямую не связанному с основным расследованием и ранее не практиковавшему изоляцию подозреваемых от общества. Или вдруг привлечение к делу детей топ-менеджера и высокопоставленного чиновника. Теперь же в руки журналистов попали и вовсе уникальные документы – разъяснения по поводу скандальной ситуации за личной подписью председателя Центрального банка России Сергея Игнатьева и первого заместителя председателя правления Пенсионного фонда РФ Александра Куртина. В отличие от своих подчинённых в Екатеринбурге - руководителя ГУ ЦБ по Свердловской области Сергея Сорвина и управляющего отделением Пенсионного фонда РФ по Свердловской области Сергея Дубинкина - эти высокопоставленные федеральные чиновники, вероятно, не проходят свидетелями по делу. Но зато с их изложением событий может ознакомиться общественность, в то время как показания Сорвина и Дубинкина – тайна следствия. Спасибо депутату областной думы Евгению Артюху, отправившему соответствующие запросы в ГУ ЦБ и Пенсионный фонд России, и поделившемуся поступившими ему ответами. И вот какова версия событий от Банка России: ГУ ЦБ по Свердловской области ещё 1 мая 2005 года открыло отделению Пенсионного фонда РФ по Свердловской области счета в Едином расчётно-кассовом центре Екатеринбурга. Надо отметить, что этими счетами отделение пользовалось – именно оттуда деньги поступали в «ВЕФК-Урал», а затем распределялись между доставщиками (в том числе Почтой России). Несмотря на это, ГУ ЦБ неоднократно направляло в банк «ВЕФК-Урал» требования (в письменном виде, на совещаниях), закрыть счета отделения Пенсионного фонда в банке. Согласно Бюджетному кодексу, счета госструктур должны находиться также в государственной структуре. В отношении банка «ВЕФК-Урал» применялись предупредительные меры (пример таковой – рабочая встреча с Ольгой Чечушковой).    Позиция банка в то время была такова – соответствующая работа по закрытию счетов проводится. Решение о закрытии должен принимать обладатель счёта, и необходимое письмо направлено в отделение Пенсионного фонда РФ по Свердловской области. Как уже рассказывало «URA.Ru», счёт в коммерческом банке был открыт отделением ещё в 2000-м году, когда банк назывался Уралсибсоцбанк, затем он дважды был преобразован – сначала в «МДМ-банк - Урал», потом в «ВЕФК-Урал». Позднее, в апреле 2004 года, появилось постановление Пенсионного фонда РФ в Москве, дающее основание для открытия счетов. При этом срок действия разрешений на открытие лицевых счетов был установлен до 1 января 2009 года. ГУ ЦБ также обращалось к руководству свердловского отделения ПФР с письмами «о необходимости принять меры». На это получило ответ – разрешение закрыть счета из Пенсионного фонда РФ в Москве ещё не поступило. Словом, три года канцелярской переписки между ГУ ЦБ, банком «ВЕФК-Урал», отделением Пенсионного фонда РФ и головным офисом фонда. А потом срок разрешений Пенсионного фонда РФ сам собой  истёк, и 22 декабря 2008 года счёт отделения Пенсионного фонда РФ в коммерческом банке не был закрыт. Добавим, что деньги были переведены на счёт Почты России в этом же банке – сумма изначально больше обычной. И потом, в январе 2009 года, когда Почта захотела в одночасье вывести из банка сразу все деньги (к тому моменту более 1,4 млрд. рублей), в «ВЕФК-Урал» произошел так называемый кассовый разрыв. Это привело к банкротству кредитного учреждения. В итоге банк не смог выплатить 955 млн. рублей, предназначенных на выплату пенсий.   При таком раскладе возложить вину на конкретных лиц, особенно на региональном уровне, будет непросто - как видно из объяснений Центробанка, все участники этой истории хотя бы формально, но принимали какие-то меры, чтобы соблюсти-таки законодательство. И каждая из сторон наверняка может представить в свою пользу оправдательную корреспонденцию. По крайней мере, региональные участники событий могут смело отсылать следователей в Москву. Собственно, и сам Игнатьев указывает в конце письма, что это Пенсионный фонд РФ при принятии постановления от 5 апреля 2002 года (разрешающего открытие определённых категорий счетов в коммерческих структурах) вышел за рамки предоставленных ему законодательством РФ полномочий. При этом и сам Центробанк ещё в 2005 году направлял письма председателю Пенсионного фонда РФ с просьбой обеспечить открытие счетов в соответствии с законодательством. Но, увы. Так что региональные участники уголовного дела вполне могут заявить: «Даже Игнатьев ничего не смог поделать, какой с нас спрос». Единственное, что можно поставить в вину Сергею Сорвину, – что он не сообщал в прокуратуру сведения о счетах отделения ПФР в коммерческом банке. На это Сорвин приводит такое объяснение: в это время принимались все меры, чтобы исправить нарушение.     К слову, Пенсионный фонд РФ тоже не считает себя виноватым и вообще полагает, что никакого нарушения не было. Как следует из ответа за подписью Куртина, не надо путать такие понятия, как «хранение средств бюджетов и внебюджетных фондов» и «обслуживание счетов бюджетов». Так что в коммерческом банке счета не хранились, а обслуживались. Постановление, которое ЦБ считает нарушающим закон, было одобрено в том же году Минюстом. 22 декабря 2008 года счёт был закрыт. И вообще руководство фонда уже отчиталось о скандальной истории перед ещё более высокими инстанциями. «О сложившейся ситуации и мерах, принимаемых Пенсионным фондом РФ, проинформированы заместитель председателя правительства РФ Александр Жуков, министр здравоохранения и социального развития РФ Татьяна Голикова, председатель Счётной палаты РФ Сергей Степашин, Центральный Банк РФ и Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов», - пишет Куртин.        С учётом всего вышеизложенного мы тоже, уже на своём уровне, с особым нетерпением будем ждать информации о виновных по уголовному делу, возбуждённому в начале марта по части 4 статьи 159 УК РФ «Мошенничество, совершенное в особо крупном размере» по факту хищения пенсионного миллиарда.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...