Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Корреспондент «URA.Ru» заглянул в будущее Чиркунова и Гельмана

Для этого пришлось ехать в Москву. ФОТО
Губернатор и галерист уже оправдывались за свои планы перед местной интеллигенцией, столичными журналистами, теперь повод подкинула Московская биеннале. Радует, что Чиркунов и Гельман знают о Субботине-Пермяке. Может, и не допустят повторения истории

Пермь снова обсуждает, а был ли прав губернатор Чиркунов, сделав ставку на превращение региона в культурную столицу России. Повод выставлен на всеобщее обозрение: один из лучших кураторов выставок страны представил на Московской бьеннале современного искусства совершенно внутреннюю пермскую историю. Она очень похожа на то, что делает глава края, только финал некрасивый – ликвидация проекта. Корреспондент «URA.Ru» побывал на выставке и поделился своими впечатлениями с директором Пермского музея современного искусства Маратом Гельманом. Все подробности – в нашем материале.

Идея Олега Чиркунова и сенатора Совета Федерации Сергея Гордеева превратить Пермь в культурную столицу России – второй год тема для дискуссий в регионе. Сначала живущие в крае писатели и художники высказали губернатору свое «фи» за привлечение к реализации проекта москвичей, а не местные силы. Нынешним летом добавился еще один аргумент «против» - в федеральных СМИ появились материалы об отсутствии у краевой администрации взвешенной промышленной и социальной политики, что ставит перед регионом вопрос даже не о жизни, а о выживании. Эти обвинения заметил и сам Чиркунов, объявивший в своем блоге о смене приоритетов.

Теперь ход пермских реформ может обсудить любой: в рамках самого обсуждаемого мероприятия страны в сфере современного искусства, Третьей Московской бьеннале на «Винзаводе», работает выставка «Кудымкор – локомотив будущего». Ее куратор Екатерина Деготь описывает судьбу известного в крае Петра Субботина-Пермяка, в конце десятых – начале двадцатых годов прошлого века вернувшегося в Пермь и создавшего художественно-промышленные мастерские в Кудымкаре и Кунгуре, привлекая местное население к современному искусству. Стать учеником мог любой, Субботин-Пермяк с одной стороны приобщал «темные массы» к искусству, с другой вводил в тогдашнее представление о прекрасном и актуальном коми-пермяцкие образы.

Картина очень похожая на то, что делает команда приехавшего на развитие Перми Марата Гельмана. Петр Субботин-Пермяк точно так же пользовался поддержкой столичных художников, как Гельман. Работы его школы использовались на оформлении Москвы в 1919 году на праздновании годовщины создания Красной Армии (после вмешательства Гельмана Пермь стала участником Московской бьеннале, что, конечно, не сопоставимо с украшением всей столицы, но также крайне ценно). Задачи двух команд похожи: дать возможность жителям края стать частью мировой культуры, превратить свое место проживания в территорию будущего.

Художник Леонид Тишков нарисовал Кудымкор таким, каким его видел в своих письмах Субботин-Пермяк. Есть ощущение, что у Чиркунова и Гельмана схожие мечты

Обсуждение же сосредоточено вокруг будущего проекта Марата Гельмана. Историю Субботина-Пермяка он вряд ли захотел бы повторить. В 1920 году финансирование мастерских было сокращено и их перспективы оказались предсказуемыми, совсем не такими, какие хотел видеть создатель: из полноценных лабораторий современного искусства они трансформируются в ремесленные (Кудымкарская и Кунгурская), а также в художественную школу начального уровня (Пермская). В 1923 году Субботин-Пермяк умер, и история с включением края в какой-либо контекст современного искусства закончилась – в настоящей империи все тренды формируются в одном месте, в столице, и оттуда уже лишь копируются в регионах.

В общем, открытый вопрос: а правильно ли тратить деньги на культурную столицу России Пермь, если исторический опыт указывает на высокую рискованность таких инвестиций?

Чтобы передать дух своего героя, Екатерина Деготь превратила зал в подобие сельского клуба с цитатами художника. Столичная пресса в восторге, о Перми снова написаны сотни заметок

«Мы ставим перед собой другую цель – чтобы крах мастерских, подобных Субботина-Пермяка, не повторился, чтобы не было закрытых анклавов, а все центры культуры были включены в единый мировой контекст, - объяснил свою позицию директор Пермского музея современного искусства Марат Гельман. – Наша задача создать технологию развития, которой потом мог бы воспользоваться каждый город-миллионник. У Перми в этом ряду будет преимущество, потому что это первый город, где начата такая работа. Но в целом мы думаем о большом количестве центров, которые бы работали в одном контексте».

Гельман утверждает, что работа в регионах уже идет, только существует нехватка информации: «На бьеннале были мероприятия Кулина, и на них художник из Перми признался, что в своей компании они делают такие же проекты, как и Кулин. Но только делают это не публично, а для себя, потому что не знают, что это нужно широкой аудитории».

Москва увидела работы учеников Петрова-Субботина в 1919 году (на фото наброски к оформлению столицы для годовщины создания Красной Армии), и в 2009-м. Будем надеяться, новые проекты пермских властей будут показывать чаще
 
«И выставка «Кудымкор – локомотив будущего» - это история безвестности. Про параллели я не думаю, - говорит Марат Гельман. – Если бы Субботин-Пермяк жил в столице и был бы в пуле художников-реформаторов, его судьба сложилась бы иначе. И наша задача находить таких художников».

«URA.Ru» продолжит следить за судьбой пермского проекта.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...