Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Меня накачали алкоголем, сутки держали, требовали, чтобы я подписал…»

Как силовики решают свои бизнес-дела в Екатеринбурге. Расшифровка одного разговора
Пока в России пить за победу над коррупцией рано (на фото - правящий тандем с главой ФСБ): таких говорящих историй, как приведенная в этом тексте, – в стране тысячи
Екатеринбург парализован: таких проблем не было и во время саммита ШОС. Ограничения введены даже для сотрудников администрации губернатора: срываются встречи, переговоры. Жильцам домов в центре города в определенные часы советуют не выходить из квартир. А все потому, что на Урале работают начальники спецслужб стран СНГ во главе с главой ФСБ России. Стоят ли мучения горожан многодневной конференции? В распоряжении «URA.Ru» оказалась запись разговора, из которого следует, что вся эта работа силовиков – миф. И пенсионер спецслужбы может запросто кошмарить бизнес, возбуждая и закрывая через своих учеников, оставшихся на кормлении государства, самые разные уголовные дела. И даже санкции президента Медведева ничего не решат.
 
В редакцию «URA.Ru» был передан диск с набором аудиозаписей. На каждой из них два голоса обсуждали проблемы уральского предприятия, попавшего в поле зрения таможни. Более молодой голос настаивал на том, что структура, которую он представляет, невиновна и будет защищаться всеми доступными ей способами. Обладатель второго голоса, отзывающийся на Геннадия Петровича, в более ранних записях вежлив и мил, просит отдать ему документы для разбирательства, в поздних – много матерится и отчитывает своего визави за подачу жалоб на действия сотрудников таможни, но обещает все проблемы урегулировать.
 
Собственное расследование редакции позволило выяснить, что речь на переговорах велась о работе компании «Уралпромтехцентр», занимающейся поставками оборудования в Россию и из нее. Сотрудники фирмы поначалу от общения с журналистами по деликатному вопросу уклонялись, но в среду решились рассказать, что же происходит с их компанией.
 
Началось все 29 января этого года, когда в офисе появился бывший заместитель начальника Уральской оперативной таможни Геннадий Новоселов (считается, что ему принадлежит более старый голос на записи). По дружбе он пожаловался одному из сотрудников на затруднительное материальное положение, возникшее после выхода на пенсию. «Он восхищался нашим офисом», - вспоминает руководитель юридического отдела «Уралпромтехцентра» Денис Михайловский. Однако получить работу в компании не удалось – набор персонала там не ведется.
 
Через две с половиной недели таможенный брокер «Уралпромтехцентра» узнала о проверке, ведущейся в отношении компании. Через три дня после этого Геннадий Новоселов вновь вышел на связь, предложив урегулировать возникшие проблемы. В то же время бывшую сотрудницу Марию Демину вызвали в оперативную таможню, а 2 марта в офисах компании прошли многочасовой обыск и выемка документов, которые завершились лишь в 01.40 3 марта.
 
Далее начинается самое интересное. Сотрудники оперативной таможни забрали из квартиры в Артемовском номинального директора ООО «Кантор» Евгения Селиванова, сотрудничавшего с «Уралпромтехцентром». В своих объяснительных Селиванов впоследствии рассказал, что по дороге его накачали алкоголем и сутки держали в здании оперативной таможни, добиваясь дачи показаний следующего содержания: «Мною был утерян паспорт, ООО «Кантор» я не открывал, о его деятельности ничего не знаю, никаких документов не подписывал». Писать подобное мужчина не стал.
 
Геннадий Новоселов в это же время передал своему контактеру из «Уралпромтехцентра» предупреждение о серьезности претензий со стороны таможенников – те уверены в раскрытии контрабанды, и в конце разговора обещает помочь. Все это время в компании не имеют информации, возбуждено в отношении ее сотрудников уголовное дело или нет, и лишь несчастная Мария Демина принуждается к сотрудничеству со следствием. После того как она нанимает адвоката, следствие прекращает с ней контакты.
 
В апреле компания направляет жалобы в Генеральную прокуратуру и Федеральную таможенную службу, а позже по своим каналам узнает, что все уголовные дела, возбужденные против «Уралпромтехцентра», прекращены. Иного и быть не могло: инкриминируемые компании действия (которые она отрицает) подпадают под новые либеральные поправки Дмитрия Медведева. При этом в оперативной таможне под разными предлогами документы о прекращении расследования не выдают, а Геннадий Новоселов во время общения с представителями «Уралпромтехцентра» настаивает на своем влиянии на расследование и требует 150 тыс. рублей – возмещения собственных расходов, понесенных на закрытие уголовных дел.
 
На последней записи разговора звучат даже конкретные фамилии работников таможни, решившихся на спецоперацию.
 
Молодой голос (далее МГ): Какие новости? Не поставили они постановление о прекращении. Вы сами-то его видели?
 
Геннадий Петрович (далее ГП): Ну, а ты как думаешь?
 
МГ: Не знаю, я поэтому и спрашиваю (неразборчиво) не разговаривает с адвокатом. Говорит, послал почтой, и ничего нет. Звонили (неразборчиво), он говорит, звоните дознавателю.
 
ГП: От меня что хочешь? Чтобы я сходил забрал?
 
МГ: Ну если можно
 
ГП: Я ничего не буду забирать. Я все, что надо, все сделал, бл…дь. (неразборчиво) Не работаю адвокатом, правильно?
 
МГ: Правильно.
 
ГП: Все, что ты меня просил, – я все сделал. Вещдоки вам отдали. Если дело есть, разве отдают вещдоки? Я знаю, я тебе говорю.
 
МГ: Таможня не будет больше кошмарить?
 
ГП: Я щас с таможней не работаю.
 
МГ: Ладно, я все понял. Огромное вам спасибо за прекращение дела.
 
ГП: Договорились. По оформлению. Кто этим занимался?
 
МГ: Юрист.
 
ГП: Этого как его, товара.
 
МГ: Уралброкерсервис.
 
ГП: Нет. Тебе дать своего брокера или нет?
 
МГ: Конечно, дать, чтобы нас таможня не кошмарила.
 
ГП: Ладно, я сейчас объясню ситуацию, как я работаю (звонит телефон). Вот смотри. Если ты оформляешься у моего брокера, то соответственно и ответственность моя. В плане того, чтобы к тебе не лезли, бл…дь, и ты сам знаешь, что ты застрахован в какой-то момент. По таможенному оформлению у меня обязательства и по правоохранению.
 
МГ: Все, я понял.
 
ГП: Там у меня есть машина. Это не моя сфера ответственности, мне это на х…й не надо. Меня просят. У меня есть два друга, были, которые работают. Я вот за них брокера даю, и все. Мой интерес там есть – это страховка, я работаю по правоохранению. Я не обогащаюсь, мне нужно для технического решения вопроса деньги. Они работают, я у них 200 долларов с машины беру.
 
МГ: У нас же машины же тоже.
 
ГП: Да и х…й с ним: с контейнера, с машины, с самолета. Какая разница, бл…дь? С поставки. Вот у меня работают (неразборчиво) президента Соболь Олег Олегович, они возят с Киргизии. И второй работает бл…дь (неразборчиво) Полыхатый.
 
МГ: Вам огромное спасибо за закрытие уголовных дел.
 
ГП: Да что спасибо. Я сказал, что если хочешь работать с брокерами моими, давайте работайте. Я объясню. Хлопотно, конечно, будет бл…дь, если они все там разозлились. Поэтому, вот смотри.
 
МГ: Ну все, понял.
 
Неразборчиво
 
МГ: Че на нас таможня так ополчилась? Тетюцкий вообще гасится.
 
ГП: Да он никто же, он дознаватель просто.
 
Неразборчиво.
 
ГП: Он хоть безобразно разговаривает, но хоть с вами разговаривает, потому что я там. Но ты слышал, как я с ним разговариваю?
 
МГ: Нет, но можно щас хоть спросить (неразборчиво), нам постановление не выдадут?
 
ГП: Зачем?
 
МГ: На следующей неделе они обязаны это сделать.
 
ГП: Ну… Технический вопрос. Сегодня не было Кокоши. У него у сына дочка родилась. Сегодня совещание у них в оперативной таможне. Нужно опускаться до начальников отделов, я просто звоню (неразборчиво). Я их всех на работу принимал, поэтому я с ними общаюсь. Я вообще могу Валентину Михайловичу позвонить.
 
МГ: Это кто?
 
ГП: Начальник уральской оперативной таможни, мой ученик, которого я сам туда посадил. Видишь, я хожу, технические вопросы решаю. Мне (неразборчиво) сказал: что это не ваш уровень, что вы тут, там уже все сделано, все решено, как вы просили. Я ж для меня говорю, ты сходи, ты сделай.
 
МГ: Так он ваш подчиненный.
 
«Мы знали, что не можем фигурировать в уголовных делах хотя бы потому, что изменилось законодательство», - объясняет ситуацию Денис Михайловский. Он уверен, что бывший замначальника оперативной таможни, используя свои сохранившиеся связи, кошмарил бизнес. В итоге компания обратилась в УБЭП УВД Екатеринбурга, сотрудники которого и задержали Геннадия Новоселова при передаче денег.
 
Однако развития ситуация не получила. Уголовное дело в отношении Новоселова не возбуждено, сам он еще в день задержания был отпущен на свободу. Обращения в прокуратуру и иные спецслужбы никакого результата не имели. Сейчас Геннадию Новоселову инкриминируется совершение преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 159 УК РФ («Мошенничество»), и наказывающееся штрафом до 120 тыс. рублей. Представители Уральского таможенного управления в среду были недоступны для комментариев. 
 
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на свердловский telegram-канал «Екатское Чтиво»
Подписаться
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...