Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Анатолий Павлов: «Мне говорят - Иваныч, помоги, спаси деньги! Мне всех искренне жаль, но это уже два года не мой банк…»

Известный уральский бизнесмен решил расставить все точки над i через URA.Ru
Анатолий Павлов (на фото) считает, что у Губаева нет совести, поэтому и давить вкладчикам не на что: «Разве есть совесть у человека, который в отца плюет…»
Банкротство «Уралфинпромбанка» - самая мерзкая новость этого месяца. Перед новым годом в банке зависло вкладов на три миллиарда рублей, и далеко не все их вернут по системе страхования вкладов. Мало кто верит, что в этой махинации виноват председатель совета директора УФПБ Илдар Губаев – сколько он ни пиарился, широкой публике известен так и не стал, да и куда проще связать «Уралфинпромбанк» с однокоренным объединением «Финпромко», частью которого он еще недавно был: кто ж разберется, что там наиграли с акциями. Глава «Финпромко» Анатолий Павлов наличие этой связки опровергает, он позвонил в «URA.Ru» и рассказал, что происходит на самом деле и как истинный виновник пытается спрятаться от кары. Впервые бизнесмен рассказал и о причинах разрыва всех отношений с Губаевым.
 
- Когда стали поступать новости про «Уралфинпромбанк», первой реакцией многих было: ну вот, Павлов людей кидает.
 
- Миш, это не мой банк. Да, я был его акционером, но два года назад я продал весь пакет, какой у меня был, почти по номиналу Губаеву – моему младшему партнеру в «Финпромко», и ушел отовсюду – даже из совета директоров. Мы тогда с ним полностью разошлись: и по бизнесу, и по-человечески.
 
- Это было очень странное расставание. До сих пор по нему много вопросов, вы же оба тогда отмалчивались, какими-то общими фразами отделывались от журналистов. От этого, наверно, и слухи теперь появились. Люди считают, что два года назад просто схему какую-то разыграли.
 
- (с возмущением) Какую схему?! Это было жесткое расставание. Ты меня знаешь, я считаю, что в жизни важны не только деньги, но и какие-то человеческие ценности: совесть, честность, а когда ничего этого нет, когда в приоритете только деньги – мне это не подходит. И тут не подошло. Поэтому я вышел из состава акционеров банка и отношения к нему, слава богу, больше не имею. Это легко проследить по отчетности. Все знают: если я говорю – то за свои слова отвечаю.
 
- Тогда почему сейчас так переживаете?
 
- Мне же люди звонят, умоляют: «Иваныч, помоги! Спаси деньги». Людей жалко. Знаю примеры, у кого в банке зависло по 5, по 8 млн. Сейчас им вернут эти 700 тыс., а остальные деньги придется ждать, выковыривать их как-то. А ведь есть люди, кто жил на проценты от вкладов, кому дети сделали накопления – и это прибавка к пенсии. Им что делать? Они звонят, а я и помочь ничем не могу, говорю только: «Ничем помочь не могу, не имею к этому банку никакого отношения».
 
- Правда не имеете? Счета заводов, самого «Финпромко» в банке не было?
 
- Нет, я когда ушел из банка, ушел со всеми своими заводами. И свои личные счета практически закрыл. Осталась только пара мелких, ничтожных счетов в допофисе на Сибирском тракте. У меня теперь предприятия обслуживаются в Сбере, в других нормальных банках, сам я тоже в другом банке счет открыл. Уже два года.
 
Мы же тогда специально делали заявления, что я продал пакет банка. Но прессу мало читают. Я все, что могу ответить на звонки: «Мне вас искренне жаль».
 
- Получается, и к Губаеву нет смысла идти – он же продал свой пакет москвичам.
 
- Поступил «дерьмово» – отвечай. Они знали, что эти москвичи – люди непорядочные, мягко говоря. Но банк продали, и еще в совете директоров остались. Почему Губаев до сих пор возглавляет совет директоров? Почему сейчас он говорит, что ни при чем? Ты же остался.
 
Мне жаль, очень жаль Стаса Жаркова – президента банка. Парень без разрешения Губаева шаг ни вправо, ни влево не сделает. А сейчас Губаев его даже не принимает, говорит: «Ты подписывал документы – ты и отвечай». Я этого вообще не понимаю. Это моральный аспект, но… Ты ж остался председателем совета директоров, хоть бы с вкладчиками рассчитался.
 
- Вы много лет работали с Губаевым, знаете его лично. Есть что-то, на что обманутые вкладчики, те, у кого деньги в банке застряли, могут надавить, и он решит их проблемы?
 
- Я думаю, что у него совести нет, поэтому и давить тут не на что. Разве есть совесть у человека, который в отца плюет, в человека, который в люди вывел? Мне неудобно об этом говорить…
 
Там все просто: многим, Миш, деньги застилают глаза.
 
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...