Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Виктор Тимашов: «Некоторые серьезные «товарищи» окажутся здесь, и я их встречу»

Корреспонденты «URA.Ru» побывали в тюрьме, где сидят Тимашов и Дзугаев. Интервью и фото ВИП-заключенных
Виктор Тимашов: «Я буду продолжать бороться за справедливость» 
Как-то на одной из пресс-конференций по борьбе с коррупцией прокурор Челябинской области Александр Войтович полушутя-полусерьезно пригласил чиновников на экскурсию по колонии строгого режима, где отбывают наказание бывшие ВИПы. Среди государственных и муниципальных служащих желающих совершить тур «за колючку» не нашлось. А вот корреспонденты «URA.Ru» нашли возможность побывать в исправительной колонии №6, где отбывают наказание бывший вице-губернатор Виктор Тимашов и экс-мэр Карабаша Мусса Дзугаев. Предлагаем виртуальную экскурсию по ИК и занимательный рассказ о жизни за решеткой – от недавнего замглавы региона.
 
ИК № 6 находится в Копейске, городе-спутнике Челябинска. Это колония для тех, кто был лишен свободы впервые. Здесь их называют «жуликами». Правда, второй раз попасть в такие условия невозможно. Всего здесь отбывает наказание 1,7 тыс. заключенных, это больше нормы всего на 17 человек. И почти все – спокойные. В штрафном изоляторе находится только 5 осужденных.
 
 
У осужденных разнообразная спортивная жизнь
 
Попасть в исправительное учреждение удалось благодаря церемонии открытия спартакиады осужденных. Сегодня, 21 февраля, на открытие были приглашены глава областного минспорта Юрий Серебренников и уполномоченный по правам человека в регионе Алексей Севастьянов. Корреспондентам «URA.Ru» удалось напроситься на мероприятие и очутиться по ту сторону «забора».
 
Итак, чтобы оказаться внутри, нужно пройти через КПП, где оставляют документы, удостоверяющие личность, и мобильные телефоны. Причем подходят к дежурному только по три человека, не больше. Когда одна дверь на входе закрывается  – другая открывается на выходе. Между КПП и территорией колонии - очередной забор (так называемый «рубеж»). Преодолев его, с местным руководством проходим по территории до медсанчасти, административного здания и гостиницы. Подходы к корпусам, где живут заключенные, закрыты новыми «рубежами».
 
 
Дзугаев (справа) думал, что его не заметят
 
Экскурсия началась со спортзала, где спартакиаду открыли Алексей Севастьянов, начальник колонии Денис Механов и бывший профессиональный боксер, недавно возглавивший  областную федерацию рукопашного боя, Розалин Насибуллин (он выступал от имени Юрия Серебренникова). Минспорта вместе с федерацией закупили и привезли инвентарь и спортивную форму. Хотя зал и так неплохо оборудован. Здесь есть тренажеры, теннисные столы, стол для армрестлинга и даже русский бильярд. «Несколько раз в неделю в течение всего светового дня осужденные могут заниматься спортом», - рассказал корреспонденту «URA.Ru» Денис Механов.
 
На втором этаже здания - клуб, где работают творческие кружки. Тут заключенные смотрят подборку федеральных и местных новостей, которые показывают три раза в день по кабельному телевидению. Не реже раза в неделю выходит правовая страничка, осужденным рассказывают про российское законодательство.
 
Первым из ВИП-зэков мы увидели Муссу Дзугаева, приговоренного за взяточничество к 8 годам лишения свободы. Он сидел в комнате воспитательной работы и играл в шашки. Экс-мэр Карабаша сидел на самой дальней скамье и изо всех сил старался не попадаться на глаза делегации. Будь его воля, слился бы с обстановкой. Одетого в робу бывшего чиновника, действительно, удалось узнать с трудом. Начальник колонии сообщил, что сюда, вместе с другими новичками, его перевели после карантина. «Дзугаев у нас чуть меньше двух месяцев. Режим соблюдает, ни с кем не конфликтует. Пока не работает. С ним и другими недавно осужденными работают психологи, педагоги, соцработники. Скоро, с учетом их пожеланий, они получат специальность и место работы», -поведал  Механов.
 
 
 
Тюремная кровать Дзугаева
 
В каждом здании, которое мы посетили, – чистота и порядок, хороший ремонт и приличная бытовая техника. Например, в распоряжении Дзугаева и других «первоходок» есть душевая кабина, раздельный санузел, выложенный кафелем, автоматическая стиральная машина. Правда, стиральный порошок они покупают сами, государство не готово тратиться на такую «роскошь». В общем, у экс-мэра, как тут говорят, «по ходу всё в ёлочку».
 
В общей спальне кровати заправлены, как в армейской казарме. Один из осужденных по секрету рассказал, что лица «нетрадиционной сексуальной ориентации» живут на общих основаниях, со всеми, отдельного блока у них нет.
 
Питаются зэки в обычных больших столовых. На столах – кастрюли с борщом и макаронами, большие чайники. Начальник колонии или кто-то из его заместителей каждый раз лично пробуют еду и только после этого разрешают накрывать на столы. На кухне работают только специально обученные осужденные. Для этого сюда приходит работающий по договору преподаватель профтехучилища. Только после прохождения курсов можно устроиться на «хлебное» место.
 
 
Чтобы попасть на это «хлебное» место, заключенным нужно пройти специальные курсы
 
Кстати о хлебе – заключенные пекут его сами, тут же. В этом лично участвует бывший вице-губернатор, работающий на тестомесе. «У Тимашова примерно-показательное поведение. Он далек от тюремной субкультуры. Относятся к нему с уважением, называют по имени-отчеству или просто по отчеству. Все всё понимают», - рассказал про экс-чиновника Денис Механов. Правда, застать Тимашова за делом не удалось. Начальник колонии сообщил, что сейчас он гриппует и находится в медсанчасти.
 
Далее, мимо футбольного поля, где шел матч спартакиады, и снежного городка на тему Бородино, вылепленного к 23-февраля, делегацию провели в гостиницу. Здесь родственники могут находиться с осужденными до трех суток. Внутри здание напоминает 3-4-звездочный отель. Комнаты разбиты на три категории. Очень приличная сауна – бесплатна для «клиентов». Номер «люкс» стоит 1,5 тыс. рублей в сутки. Здесь есть все, что в обычных отелях: кухня, душевые кабины, большая кровать, диван для детей, кондиционеры и прочее. Вся мебель «свежая». В обычных номерах чуть меньше бытовой техники, но тоже очень прилично. Они стоят 700 рублей в сутки. А есть и бесплатные комнаты. Они отличаются только тем, что комната одна - на спальню и кухню, санузел совмещенный.
 
 
Сегодня в меню: макароны, борщ и компот
 
«Кстати, всю мебель в колонии делают сами осужденные. У нас тут собственное производство, делаем стенки, кухонные гарнитуры, мягкую мебель и прочее», - продолжает экскурсию Механов. Начальник колонии попросил написать, что у них можно заказать любую мебель. Надо признать, что по качеству, она, действительно, не хуже той, что продают в обычных магазинах. Прайс и координаты есть на официальном сайте областного ГУ ФСИН.
 
В общем, живут местные зэки неплохо. Есть даже магазин, где можно купить любые продукты и заказать деликатесы.
 
Последний пункт экскурсии – медсанчасть. В здании есть все самое необходимое, палаты полупустые, поскольку эпидемии гриппа, в отличие от «воли», не было. Небольшой рост заболеваемости отмечался в январе-начале февраля, но врачи утверждают, что профилактика и карантин дали свои результаты. Среди нескольких больных оказался наш второй ВИП-заключенный. Виктор Тимашов отвернулся сразу, как увидел объектив фотокамеры. И попросил его больше не фотографировать. Даже на встрече с Севастьяновым и Механовым.
 
Бывший вице-губернатор рассказал омбудсмену, что подал жалобу на свой приговор (10 лет лишения свободы за получение взятки в крупном размере и покушение на получение взятки) в Европейский суд по правам человека и направил надзорные жалобы в Верховный суд РФ. «Эксперты утверждают, что в Европейском суде будет получен только положительный результат. При рассмотрении дела в челябинском облсуде были просто чудовищные нарушения», - утверждает экс-чиновник. Севастьянов попросил направить ему все документы. После чего вопросы задавал уже корреспондент «URA.Ru» (разговор проходил в присутствии начальства колонии).
 
 
На этом месте обычно трудится приболевший Тимашов
 
- Как вас, бывшего высокопоставленного чиновника, приняли в тюрьме?
 
- Отношение сотрудников колонии – ровное. Разве что прислушиваются ко мне чуть чаще, чем к остальным, так как есть что послушать, особенно по производственной части. Заключенные – с большим интересом. Оказываю им помощь, опираясь на знания. Я ведь – единственный здесь кандидат экономических наук. Был научным руководителем у заключенного Фомченко, который, обучаясь дистанционно, получил красный диплом по экономике.
 
- Тюремные реалии совпали с представлениями, которые были на свободе?
 
- Знаете, я в детстве отдыхал в «Артеке», тут распорядок один в один – все ходят строем, поют песни. Только в «Артеке» срок меньше (улыбается). И отряды тут изолированы друг от друга.
 
Люди представляют жизнь здесь ужасной, с той стороны забора все выглядит по-иному. Однако сцен, которых можно было ждать, – нет. Это не кино, никто не ходит в башмаках, обмотанных колючей проволокой. В лагере по большинству позиций порядка больше, чем на воле. Иногда диву даешься, как на воле создают проблемы на ровном месте, потом героически их решают. Здесь такого быть не может. Каждому есть чем заняться. Если не лениться, то можно не «запустить» себя. Приезжала группа «Ариэль», копейские рок-музыканты, поэтесса. Есть библиотека с классической литературой. Если специально не создавать проблемы, сразу начать играть по местным «правилам», то жить можно, хотя и нелегко. И вообще, нужно жить в тех условиях, которые есть.
 
- Сейчас вы находитесь в медсанчасти, как себя чувствуете?
 
- У меня ряд хронических заболеваний, говорить о которых не хочу. Конечно, здесь не областная больница или госпиталь ветеранов… Местные врачи внимательно относятся, чтобы не было хуже.
 
- Вы в курсе событий, происходящих в области и стране?
 
- Да, у нас есть федеральная и местная пресса. Знаю о назначениях в Челябинской области. Что огорчило – реакция властей на теракт в «Домодедово». Мы еще в середине 1990-х с вице-губернатором Уткиным проводили антитеррористические совещания, я говорил, что слова о том, что нужно «усилить, углубить, активизировать», – не выход. Нужно реально работать. А не просиживать на совещаниях по итогам трагических событий.
 
 
Для свидания можно снять номер в гостинице
 
Что касается федеральных событий, то непонятно, почему засекречиваются данные о стабилизационном фонде. Видимо, не все гладко. Ясно ведь, что когда все хорошо, то и скрывать нечего.
 
Здесь появилась возможность больше смотреть телевизор. И я сделал вывод, что не нужно смотреть наши телеканалы. Они показывают какую-то дикость – сериалы, специально делающие людей дебилами. Это относится к молодежным сериалам, «Зоне» и ко всем прочим. Смотрю только новости.
 
- Вы упомянули о назначениях в команде нового губернатора Михаила Юревича, многих знаете?
 
- Знаю почти всех министров и всех заместителей губернатора. Только с Овакимяном (вице-губернатор по правовым, имущественным и инвестиционным вопросам – прим. авт.) мало общался. Отношения со всеми у меня были разные, но в целом – хорошие. Хотя не знаю, как считают они.
 
- Как оцениваете первый год работы ваших сменщиков?
 
- Много грамотных решений. Например, по привлечению инвестиций. Наконец-то обратили внимание на «Станкомаш», ЧТЗ, АМЗ. Дай бог им успехов. Потому что любой руководитель все время будет под прицелом. Есть люди, которых их успехи не радуют. Для меня было показательно, когда Грачев (первый вице-губернатор – прим. авт.) сказал, что осенью один из силовиков должен уйти (речь идет, видимо, о бывшем замначальника областного УФСБ Александр Рябченко - прим. авт.). Так и произошло, и меня это порадовало. В области должен быть один хозяин – губернатор.
 
- Думаете, при новой власти вы бы не оказались за решеткой?
 
- Не знаю, могло бы быть по-иному. Но считаю, что сижу не за что, а потому что. Оказавшись здесь, я избавился от многих иллюзий. Удивительно, как могут посадить без документов и фактов, доказывающих виновность. Если к вам в редакцию поступает жалоба о том, что в отношении человека вынесен несправедливый приговор, то в 90% случаев заявители правы. С этим явно нужно что-то делать. И отказываться от обсуждения судейских решений – лукаво. Судья – не бог. Знаю, что президент Медведев создал комиссию по делу очень известного бизнесмена. Считаю это знаком.
 
 
Начальник колонии Механов рассказывает омбудсмену Севастьянову, что вся здешняя мебель изготовлена руками заключенных
 
- Значит, продолжаете настаивать на своей невиновности?
 
Если бы не некоторые «товарищи»… не буду называть фамилии. О них сейчас много пишут. И, когда они окажутся здесь, я их встречу. Речь идет о серьезной публике, которая сейчас не у дел (скорее всего – о бывшем первом вице-губернаторе Андрее Косилове – прим. авт.). Здесь есть люди, с которыми я и на воле буду здороваться, и там есть те, кому руки не подам.
 
- А с кем из заключенных готовы здороваться на воле?
 
- Убежденных преступников, которые здесь сидят, я вам и десятка не назову. В основном – безграмотные или бестолковые люди. Но треть заключенных вообще нечего было отправлять за решетку. Их надо было ремешком наказать и отправить домой. Есть толковые ребята, которые выйдут и откроют свое дело. И будут успешными, если им не помешают.
 
Система вообще неправильно устроена. Зачем, например, давать 8 лет строгого режима наркоману, у которого нашли 2 грамма героина. Да, наркотики – это очень плохо. Но такой срок  – это перебор! Человек выйдет, и ему трудно будет адаптироваться. Представьте, если бы  осужденного на 10 лет выпускали уже через год-два по условно-досрочному освобождению. Преступник знал бы, что если еще раз оступится, то к новому сроку добавят остатки старого. Он бы этого боялся. А сейчас остается до конца наказания год, выпускают, и человек не боится, ему все равно максимум год накинут.
 
 
 Тимашов не захотел позировать на камеру
 
Да и представьте только, что на содержание всех заключенных за счет налогоплательщиков тратится в год 160 млрд рублей – гигантская сумма!
 
Почему не выпустили по УДО Григориади (экс-мэр Миасса – прим. авт), Опланчука (экс-мэр Снежинска, оба приговорены к 8 годам лишения свободы за взяточничество и растрату – прим. авт.) – они за полгода могли на что-то повлиять?
 
- Чувствуете, что вас не забыли по ту сторону решетки?
 
- Да, многие поздравляли с Новым годом и днем рождения. В том числе чиновники и руководители предприятий. Хочу их поблагодарить за поддержку. Буду продолжать бороться. Хотя бы за относительную справедливость. Процесс идет медленно, получаю массу отписок, возможно, на это уйдут годы. Но ничего не кончилось. С приговором не смирился. Если бы реально «вляпался», то, думаете, спокойно ходил бы 3 года и 7 месяцев под подпиской о невыезде, получал бы зарплату, ездил бы в санаторий, держали бы за мной мой кабинет?
 

Тысячи челябинцев читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Челябинск, который смог»

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...