Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Все это свидетельствует о болезни нашей партийной системы»

Не знаете, за кого голосовать? Читайте и выбирайте. СТЕНОГРАММА и ВИДЕО первых дебатов от «URA.Ru»
«Как бы все это не напомнило пивной подвал в Мюнхене 20-х годов», - переживали участники дебатов. Но, кажется, все прошло без экстремизма
На прошлой неделе «URA.Ru» проводило первые живые политические дебаты. В рамках проекта «Правда жизни» в ресторане «Тинькофф» собрались представители пяти партий, которые доказывали тремстам собравшимся зрителям, что их избирательные объединения – самые лучшие. Для тех, кто пропустил это мероприятие, мы публикуем фрагменты стенограммы, фотографии и видеоролики, рассказывающие о том вечере. К сожалению, из-за ограничений избирательного законодательства мы не можем позволить себе приводить расшифровку полностью, но самое важное и интересное (с большим риском для нас) – мы все же публикуем. Приятного чтения.
 
Внимание! Данное сообщение носит информационный характер и не имеет цели побудить избирателей к голосованию за кандидата, кандидатов, список, списки кандидатов или против них. Этот материал призван лишь проинформировать читателей о ходе общественно-политической дискуссии в Свердловской области.
 
Дебаты в ресторане «Тинькофф» мы решили построить по следующему сценарию. Сначала спикеры от всех пяти партий (Роман Чуйченко от ЕР, Александр Бурков от СР, Владимир Таскаев от ЛДПР, Александр Рявкин от «Правого дела» и Андрей Альшевских от КПРФ) должны были вытянуть из лототрона капсулы с порядковыми номерами. В течение всего вечера им предстояло выступать и отвечать на вопросы в соответствии с этим порядком. Против обыкновения, «Единая Россия» не вытащила первый номер и оказалась пятой (что, в принципе, может быть, и более выгодно: за ней всегда оставалось последнее слово).
 
 
После жеребьевки каждому из спикеров предоставлялось по две минуты на то, чтобы выступить с короткой «программной речью» - в двух словах изложить свою позицию и объяснить собравшимся, почему нужно голосовать именно за его партию. Затем предполагались вопросы ведущих (мы специально заготовили максимально нелицеприятные, чтобы было интереснее), а после – вопросы из зала, опять-таки в порядке очереди. Хотя хронометраж выступлений и ответов мы ограничили двумя минутами, решено было позволить спикерам более или менее свободно комментировать ответы друг друга – чтобы получилась дискуссия, а не несколько монологов. Начинал Владимир Таскаев из ЛДПР.
 

 
Владимир Таскаев: На этих выборах стране нужно понять, что мы должны сделать, чтобы жить лучше. Обещания из телевизора сегодня всем надоели. Нужно разобраться с монополией одной политической партии, которая утрирует многие законы, подстраивает их под себя. Наша задача – разобраться, как мы собираемся жить… Я сегодня отвечу на ваши вопросы, объясню, почему в нашем списке так много молодых и почему мы выбрали лозунг «За русских».
 
 
Александр Бурков: Чтобы начать говорить о справедливости в России, думаю, надо по пятьдесят граммов принять на грудь. Вопрос сложный, с учетом монополии отдельно взятой партии. С чем мы идем на выборы? Первое – это изменение политической системы. Возврат выборов губернаторов, прямые выборы членов Совета Федерации. Предлагаем избирать и председателей судов, и руководителей полиции. Это то, что позволит демонополизировать политическую систему. Только разрушив монополию в политике, мы сможем говорить о разрушении монополии в экономике. Нужно разрушать государственный капитализм, который был построен за последние двадцать лет. Не секрет, что Россия находится в рамках сырьевой экономики. Нужно менять этот вектор, переходить к производству конечной готовой продукции, с высокой степенью переработки. Нужно ограничить аппетиты вертикально интегрированных (или скажем по-русски – олигархических) структур и заняться перераспределением активов и сырья в интересах малого и среднего бизнеса. Это то, что мы предлагаем в наших законопроектах.
 
 
 
Андрей Альшевских: Уважаемые товарищи! […] Считаю, что наша общая, самая главная задача, - это разрушить нынешнюю монополию на власть. Потому что если монополия сохранится, ничего хорошего не будет ни в стране, ни в Свердловской области. Хотя каждый говорит с позиции своей партии, самое важное – не дать одной из партий набрать более 50%. Это судьбоносно, и здесь, думаю, коллеги меня поддержат. Мы должны приложить к этому массу усилий.
 
 
Александр Рявкин: Мы – новая партия, и мы – впервые идем на выборы. Мы представляем интересы среднего класса, мы за верховенство закона, за сильное демократическое государство и за права человека. […] Основной акцент нашей предвыборной программы будет сделан на здравоохранении. Нужно улучшать качество жизни и среду обитания. Если люди больны, то больна и страна. Очень четко понять, что нужно сделать на законодательном уровне. Закрепить расходы не менее 5% ВВП на здравоохранение, искоренить перекос государственной медицины в пользу частной практики и так далее.
 
Дмитрий Колезев: Вы тоже против монополии «Единой России» выступаете?
 
Рявкин: Да.
 
 
Роман Чуйченко: О какой монополии может быть речь, если я выступаю пятым? Здравствуйте, дорогие друзья. Напомню, что у нас самая многочисленная и массовая партия. Только в Свердловской области ее численность – более 50 тысяч человек. Эта партия взяла на себя ответственность в сложное время, когда на повестке дня стоял вопрос в принципе о существовании Российской Федерации, нашего государства, нашей любимой страны. Эта партия с честью провела через это непростое десятилетие нашу страну. За это время партия заслуженно получила звание партии народного доверия. В нее принимаются люди только с чистейшей репутацией. Одна динамично обновляется. […] Понимаю, что у конкурентов сильные позиции ЕР вызывают определенную идиосинкразию, определенную изжогу. Что тут сказать? Лучше надо работать, лучше формулировать партийную доктрину, больше думать над идеологией. Я подожду, пока они загонят себя в ловушку этой идеей борьбы с монополией одной партии, а затем прихлопну их всех разом.
 
Дмитрий Колезев: Теперь начнем задавать вопросы. Сначала – Владимиру Таскаеву. Владимир Павлович, почему вместо лозунга предыдущих выборов «Мы за бедных, мы за русских» осталось только «Мы за русских?». Вы перестали быть за бедных? И как же другие нации?
 
Владимир Таскаев: Как заявлял наш лидер, Владимир Вольфович Жириновский, великим многонациональным народом, который прописан у нас в Конституции, является в первую очередь русский народ. Все беды от того, что мы забываем про русских, а когда плохо русским, плохо всем. Нужно поднять престиж русского народа, мы внесли соответствующий законопроект в Госдуму. Нужно гордиться русским человеком. А русского человека сегодня дискриминируют даже на территории РФ. Есть много примеров.
 
Михаил Вьюгин: Так у вас лидер партии сам – не русский!
 
Таскаев: А вот за это вы можете и ответить!
 
Бурков: Вспоминается, что сказал Владимир Вольфович на встрече со студентами. Его спросили: «А откуда у вас «Майбах»? Он ответил: «Как откуда? Из Германии».
 
 
Вьюгин: Александр Леонидович, а вот ваша партия – почему она такая популистская? Вы же все время обещаете раздавать деньги. Фактически – подкупаете избирателей обещаниями. Вот сейчас предлагаете давать деньги детям войны. Потом, наверное, появятся внуки войны, правнуки войны? А бюджет-то ограничен.
 
Бурков: Пустых обещаний мы не раздаем. Мы просто просили признать категорию граждан «дети войны» - родившихся с 1927 по 1945 годы. Это люди, которые провели свое детство у станков, их отцы попадали в плен, погибали и пропадали без вести. Сегодня у них единственный вопрос государству – почему мы не признаны, почему наши семьи не получили медали «За победу над Германией»? Почему нам никто не сказал «спасибо»? Эти дети не могли получить образования. Сегодня они просят своего признания, и мы им обещали дать это признание.
 
Таскаев: Вопрос был про деньги. Часто спрашивают, как делить деньги? По справедливости, по-честному? Или поровну? ЛДПР – за то, чтобы поровну.
 
Колезев: Поровну не бывает. Вопрос Андрею Альшевских. Как вы будете бороться с последствиями криминально-педофильского скандала, связанного с вашими кандидатами?
 
Бурков: Считаю, КПРФ должна взять лозунг «смерть педофилам»!
 
Альшевских: Изучим этот вопрос, может, и возьмем. Мы достаточно серьезно к этому относимся. Скандалы действительно обсуждаются в СМИ и в Интернете. Я думаю, мы примем определенные кадровые и организационные решения. Может быть, это произойдет еще в ходе избирательной кампании, может быть сразу после нее.
 
Колезев: Как вы считаете, Шадрин все-таки был судим?
 
Альшевских: Я не могу за него отвечать. Документы, которые обсуждаются, - их подлинность достоверно не доказана. Что было совершено или не было совершено – это еще вопрос. У нас есть презумпция невиновности. Человека можно назвать виновным на основании решения суда. Суда, насколько я знаю, не было, судебного решения я не видел.
 
Вьюгин (Александру Рявкину): Скажите, вам не стыдно за то, что произошло на съезде «Правого дела»? Не стыдно перед Прохоровым, перед Ройзманом? Вы испугались Кремля, Суркова? Что у вас случилось?
 
Рявкин: А чего стыдиться? Партия «Правое дело» была организована три года назад. К началу лета этого года к нам пришел олигарх Прохоров. За ним через месяц пришел видный общественный деятель Евгений Ройзман. Через два месяца они оба ушли. За что стыдиться?
 
Колезев: За то, что они ушли из-за вас. Они не сами ушли, это вы их ушли.
 
 
Рявкин: История с Прохоровым – это перевернутая страница. Наш бывший лидер проявил максимальную политическую неопытность. Политика – это набор компромиссов. Безусловно, он поступил как мужик: дал слово одному человеку и выполнил его. Но я хочу напомнить, что есть еще десятки тысяч людей, которым Прохоровым пусть лично и не давал слово, но он их, по сути, предал, он их бросил в самый разгар избирательной кампании. Ситуация была сложная, но мы смогли сформировать избирательный список в условиях цейтнота, и не далее как позавчера нас зарегистрировал ЦИК. Мы идем на выборы со своей программой.
 
Вьюгин: А как считают представители других партий, у «Правого дела» без Прохорова есть будущее?
 
Чуйченко: Хочу высказать Александру слова поддержки, потому что правая партия очень нужна стране. Нужна партия, которая представляет интересы обеспеченного продвинутого меньшинства. Я очень обижен на Прохорова, который в очередной раз эту идею испоганил, и благодарен Александру и его коллегам, что они не бросили это знамя и дают надежду людям.
 
Рявкин: Самое главное, что мы сохранили «лицензию» на правую партию. Мы – партия недовольных людей. Мы за обновление, за конкуренцию. Мы объединяем людей, которые не хотят видеть другие партии в парламенте.
 
Таскаев: Тот конфликт, который произошел с «Правым делом», продемонстрировал управляемость политических партий. Мы четко все увидели закулисные игры и уши кукловодов. Я считаю, что Ройзман подвел Прохорова. Прохоров вложил хорошие денежки! И, в конце концов, он сам тоже подвел «Правое дело». И результата «Правого дела», к сожалению, не будет.
 
Бурков: Роман Чуйченко сказал, что нам нужна партия, которая призвана защищать интересы меньшинства – представителей крупного бизнеса. Так она у нас есть! Ее имя – «Единая Россия».
 
Колезев (Роману Чуйченко): Роман, вопрос вам. Вы очень хорошо рассказываете о том, что сделала ваша партия в целом. Вы – кандидат в депутаты госдумы от Свердловской области. Скажите, что конкретно вы сделали для Свердловской области, чтобы люди за вас проголосовали?
 
Чуйченко: Спасибо за вопрос. За последние четыре года я много и плодотворно трудился на благо Свердловской области на различных должностях: советника губернатора Свердловской области и главного редактора ведущей региональной газеты страны... Общественную нагрузку перечислять? Я являюсь соучредителем общества святой великомученицы Екатерины, и горд этим, и считаю, что за нами будущее. Потому что чем заниматься глупыми перепалками, давно пора заняться серьезным делом – восстановлением храмов. Я преподаю в одном из свердловских вузов. Являюсь казаком. Я войсковой старшина. (Аплодисменты). Являюсь членом Союза пенсионеров Свердловской области.
 
Колезев: Сложно не проголосовать за такого человека.
 
Бурков: В защиту Романа хочется сказать, что результаты действительно есть. «Областную газету» он раскрасил, она стала цветная. Но оппозиции в ней как не было, так и нет.
 
Чуйченко: Работать лучше надо.
 
Таскаев: Я Романа четко обвиняю в том, что он нарушает федеральный закон о равенстве политических партий. Он презирает этот закон, и мы за это его привлечем к ответственности, потому что он главный редактор «Областной газеты». Я к нему неоднократно обращался по этому поводу, и он всегда игнорировал.
 
Чуйченко: А вас сколько раз пытались привлечь к ответственности? Вам для этого депутатский мандат и нужен.
 
Альшевских: Хочу выступить в поддержку Романа. Хочу поприветствовать и тех чиновников, что сидят вон в том углу, попивают пиво. Привет! Главное же что? Главное – им не мешать. Они сами все сделают.
 
После этого с вопросами наконец подключился зал:
 
Вопрос из зала (Владимиру Таскаеву): А что там за история произошла с тумбочкой и с тем, что вы лоббируете выборы вашего родственника в Тульской области?
 
Таскаев: Тут надо рассказать предысторию. Ко мне некоторое время назад подошел один наш известный журналист и сказал: давай ты мне будешь платить 90 тысяч в месяц и я буду про тебя писать хорошее? А если не заплатишь, буду плохое. (Крик из зала: «Неправда!»). Вот так и происходит, вот он это и пишет. Валерий Таскаев, к сожалению, - мой однофамилец. А история с тумбочкой – меня, к сожалению, рядом не было. Если бы был, я бы эту тумбочку Баранову на голову надел.
 
Вьюгин: Александр Леонидович, теперь спрошу у вас. Все понятно: политика – это искусство возможного. Но вы же украли отделение «Справедливой России» у тех людей, которые его здесь создавали? Сначала вышвырнули из отделения Ройзмана, потом избрались на деньги Невелева и так же его кинули. Устраиваете договорные выборы в Березовском: могли там выдвинуть достойного кандидата, но Брозовский – ваш друг. Сколько еще будете торговать партией?
 
Бурков: Весной у нас не было достойного человека, чтобы выдвинуть его в Березовском. Сейчас выдвигаем, несмотря на то, что у меня приятельские отношения с Брозовским. Теперь что касается претензий к партии. Вот и Миронову говорят: зачем ты украл «Родину»? Но никто не крал «Родину». Это Бабаков, который потом перешел из нашей партии в ряды «Единой России», сверг Рогозина. А что касается Свердловской области, напоминаю: с Евгением Вадимовичем Ройзманом мы были избраны в одно время. Он был председателем регионального отделения, я – секретарем бюро, третий человек. Мы оба работали в этом отделении. Да, он не попал в Государственную думу. Честно скажу: это была установка Кремля. Он и в этот раз бы, честно вам скажу, не попал бы в думу. Как человек – тут я его понимаю – он обиделся и ушел. Мне было предложено возглавить список. И хочу напомнить, что мы с Невелевым шли по разным избирательным группам. Не путайте эти вещи. Я оплачивал избирательную кампанию в своем округе, а он – в своем. И я набрал гораздо больше голосов, так что эти претензии необоснованны.
 
 
Колезев (Андрею Альшевских): Андрей, в своей программе КПРФ одной из целей обозначает борьбу с капиталистическим строем в его нынешнем виде. Мне кажется, что у вас в «тройке» есть характерный представитель такого капитализма – Владимир Коньков. Который, и это второй вопрос, шел в думу по списку КПРФ, а голосовал всегда как депутат от «Единой России». Как вы это объясняете избирателям?
 
Альшевских: Эти вопросы можно было обсуждать до принятия решения о составе списков. Но такое решение принято, и как человек партийный я буду его выполнять. Думаю, что противоречия между идеологией партии и персоналиями в списках бывают во всех партиях.
 
Колезев: В вашей – особенно.
 
Альшевских: Нужно сказать «спасибо» «Единой России», которая так извратила предвыборное законодательство, что партии буквально прижаты к стенке, пытаясь организовать кампанию. И если в список попадают один-два человека, которые противоречат идеологии, то от этого не страдает партия в целом. Я думаю, что никто не заподозрит меня тут в особой любви к Владимиру Конькову. Я много раз высказывал свое к нему отношение. Но принято партийное решение, и я буду его выполнять.
 
Бурков: Надо смотреть правде в глаза. Товарищ, о котором мы говорим, действительно голосует, как скажет «Единая Россия», и поставлен вам «Единой Россией». Как и товарищ орденоносец Алексей Багаряков, который сейчас идет по спискам «Единой России». Как и Артюх, главный борец за пенсионеров и коммунистов, рвал на себе тельняшки, - тоже сейчас идет по списку «Единой России». О чем это говорит? Вас просто подмяла администрация губернатора. В этом вся проблема. Да, у нас тоже есть изгои. У нас был тот же Гаффнер, который избрался по нашим спискам и голосовал, как скажет ЕР. Но мы его исключили после того, как он продал Свердловскую область, проголосовав за изменения в устав. А у вас просто перевертыши и перебежчики.
 
Чуйченко: А у вас Ройзманы кровавые в глазах не стоят? Борца с наркотиками выперли из своей партии, а Георгия Михайловича Перского взяли. Легче жить стало, веселее?
 
Бурков: Веселее точно! Однозначно. Перский - это человек, который предложил вам и депутатам отказаться от пенсий. Потому что пенсии, которые вы себе хотите, в четыре раза выше, чем у людей, которые стоят у мартенов или в шахтах. Перский – это лучший, самый яркий, самый креативный депутат в нашей областной думе. И теперь он в рядах «Справедливой России».
 
Вьюгин (Александру Рявкину): Вы называете партию «Правое дело», а работаете на «левый» электорат: раздаете обещания высоких социальных гарантий, подкупаете пенсионеров и бабушек. Может, вам переименоваться?
 
Рявкин: Это неправда. Вот смотрите – я же говорил, например, что мы предлагаем заменять государственную медицину частными врачебными практиками. Даже по такому небольшому нюансу можно понимать, что мы придерживаемся праволиберальных идей.
 
Вьюгин: Медицина должна быть платной?
 
Рявкин: Медицина должна быть конкретной. Конкуренция должна быть во всем: в экономике, в политике, во всем. Несмотря на то, что мы – партия, которая имеет четкую программу действий, мы, если хотите, – «партия против всех». Мы – за обновление, за новые лица в государственных органах власти и в политике. Мы – самые что ни на есть правые.
 
Таскаев: Новые лица – это два брата?
 
Вьюгин (Владимиру Таскаеву): Ну и что, что два брата? А у вас племянник возглавляет региональное отделение.
 
Таскаев: Неправда, отделение возглавляет Костя Субботин. А племянник в списках, потому что он восемь лет в партии, он много работает.
 
Чуйченко: Считаю, что «Правому делу» действительно нужно не бояться формулировать правые ценности, и все будет хорошо. Партия, может быть, представляет не такой уж большой сегмент населения, но зато она способна генерировать новые идеи.
 
Вопрос из зала (Роману Чуйченко): Дмитрий Ионин, «Справедливая Россия». Вопрос г-ну Чуйченко. Опять слышу байку, что «Единая Россия» спасла страну от развала. Можно поподробнее, куда должна была разваливаться страна, что от нее должно было отвалиться? И второй вопрос: почему, когда вы об этом рассказывали, вы фигу сзади держали, с какой целью?
 
Чуйченко: Не буду комментировать, в каком месте вы фигу держите.
 
Колезев: И все же действительно, непонятно: вы говорите, что удержали страну в «непростое десятилетие». А что такого в нем было непростого? Нефть-то сколько стоила? Тут кто угодно бы удержал. Что такого сделала ЕР, чего не сделали бы другие партии?
 
 
Чуйченко: Из уважения к собравшимся, я бы не хотел занудно пересказывать двадцатилетнюю историю РФ. Но могу напомнить такой достаточно конспирологический эпизод. Две крупнейшие наши нефтяные компании собирались слиться, и уже был известен их покупатель – крупнейшая нефтяная компания «ExxonMobil», прописанная в Соединенных Штатах. И отголоски этого скандала вы слышите по сей день, а кое-то и сам это транслирует: «Свободу узнику совести!» Я же слышу, это же есть. А кавказский кризис вы забыли? А кризис 1998 года вы забыли? Мы прошли его совсем не так легко, как кризис 2008. Андрей Геннадьевич не так давно в Компартии и, наверное, не помнит, что у нее было большинство после выборов 1995 года. И они напринимали кучу законов, очень популярных, очень «правильных». Это называлось «необеспеченный мандат», потому что обеспечить эти законы было нечем. Это можно перечислять достаточно долго.
 
Альшевских: Считаю, что «Единая Россия» повинна, и она должна покаяться перед народом. Под руководством «Единой России» мы сдали страну без единого выстрела.
 
Чуйченко: Чья бы корова мычала.
 
Альшевских: Промычим, не переживай. Вы сдали страну без единого выстрела. Всеми войнами всегда двигала экономика. Посмотрите: НАТО бомбит Ирак и Ливию, потому что там нефть и углеводороды. Но зачем бомбить, если дешевле просто зайти? А если зайти, то куда деть эти 140 миллионов? Их же надо кормить. Так вот, самое простое: взять власть демократическим путем, а потом принять такие законы, чтобы все доходы от нефти и газа шли в Соединенные Штаты.
 
Чуйченко: У меня простой вопрос: сколько грузовиков производил КАМАЗ в 1999 году? Ноль.
 
 
Реплика из зала (Виктор Бабенко): Хочу сказать Андрею. Вот вы волнуетесь за Ирак и за всех остальных. Вы вспомните Афганистан, где советские войска были втянуты в военную авантюру благодаря Коммунистической партии. Почему мы не были нужны своей стране, когда воевали там? Чего вы сейчас вспоминаете Ирак, Ливию, Алжир? Вы ответьте, почему вы благодаря войне в Афганистане развалили Советский Союз? Андрюх, ты сам служил в ВДВ. Ну так не надо эту тему тревожить. Из-за вас не стало Советского Союза, не стало державы.
 
Альшевских: Я тебе отвечу. Я с уважением отношусь ко всем, кто там был, особенно к десантуре. И тогда была сделана важная вещь: пока наши войска были там, не было наркоты. Как только мы оттуда ушли, нас захлестнула эта волна. И сегодня мы теряем каждый день людей больше, чем на войне.
 
Вопрос из зала (Евгений Маленкин - Владимиру Таскаеву): Здравствуйте, вопрос от фонда «Город без наркотиков». Наблюдая за Владимиром Жириновским, изучая его жесты и невербалику, я пришел к выводу, что у него сожжена слизистая носа. Либо у него насморк и он капает много нафтизина, либо он употребляет наркотики. Хочу спросить, известно ли вам, что у вашего лидера насморк или что он употребляет наркотики?
 
Таскаев: Владимир Вольфович наркотики не употребляет. Главный наш принцип – поставить везде виселицы, и если кто завозит наркотики – вешать. А я, к вашему удовольствию, знаю всю вашу биографию. И Ройзмана вашего, и вашу [биографию] тоже. Ройзман трижды судим. Как он вами командует? У меня были документы, что ему топор в голову воткнули. Как он вами командует? Вы преступным путем лечите людей. Кто вам дал право приковывать этих людей наручниками?
 
Маленкин: Так что же вы нас не посадите?
 
Таскаев: Так надо посадить вас! Да, с этим злом надо бороться. А ты зачем хочешь нашего лидера зацепить? Он никогда наркотики не употреблял. В отличие от тебя, кстати. Ты употреблял!
 
Маленкин: А вот вы так нервничаете? И сразу себя выдаете.
 
Таскаев: А вы пытаетесь выехать на том, что задеваете большого человека.
 
Маленкин: А у нас демократия, я могу хоть кого задевать. Это мое субъективное мнение. Я его озвучил, а вы спалились. Спасибо.
 
Вьюгин (Александру Буркову): Александр Леонидович, я смотрю на вас и думаю, что вы бы легко могли сделать карьеру в «Единой России». Вам просто не дали этого сделать.
 
Бурков: Будешь смеяться, меня постоянно туда зовут. И Россель, и действующий губернатор, и администрация президента.
 
Колезев: То есть Мишарин предлагал вам перейти в ЕР? А что взамен?
 
Бурков: Как точно. Взамен – проходное место в Госдуму. Думаю, хотели, чтобы я сделал то же самое, что коммунисты, слив местное отделение КРПФ в унитаз. Я отказался.
 
Вопрос из зала (Андрею Альшевских): Добрый вечер, Андрей. Скажите, посещаете ли вы в Первоуральске ночной клуб «Индиго», который имеет прямое отношение к семье Николая Езерского? Известно, что там отдыхает много несовершеннолетних. Не боитесь ли вы, что фотографии с этого отдыха могут быть опубликованы?
 
Вьюгин: Ого! А есть фотографии-то?
 
Альшевских: Никогда не был и не знаю, где он находится.
 
Еще десять минут проходит в обсуждении общего вопроса всем партиям: с кем и как вы готовы войти в коалицию, если вдруг «Единая Россия» не наберет конституционного большинства? И поддержите ли кандидатуру премьера Медведева во время голосования в Госдуме? Тут у каждого своя позиция. Рявкин мягко уходит от ответа, объясняя, что коалиция может родиться только в ходе диалога, и сразу же делает интересное заявление: у «Правого дела», возможно, будет свой кандидат на президентских выборах и им будет женщина. Альшевских вспоминает об ошибке КПРФ, в свое время поддержавшей кандидатуру Черномырдина, и обещает, что его партия не будет поддерживать Путина или Медведева. А Александр Бурков предрекает, что Путин вообще не будет выдвигать Медведева на пост премьера: «Мавр сделал свое дело, мавр может уходить». Таскаев предлагает не поддаваться зомбированию: «Смотрите, как оболванивают народ, и вас в том числе. Эти двое договорились: один будет президентом, второй премьером. Но президента выбирает народ, а премьера – Государственная дума». «В нашем обществе перешел перелом. То, что произошло на съезде «Единой России», ударило по этой партии. Люди это обсуждают. Как может действующий президент признать, что он четыре года ничего не делал? Это стыд и позор. Нужно избирать такого президента, который в стране много изменит. У нас завалено все: спорт, медицина…». Тут от ремарки не удерживается Роман Чуйченко: «Кандидат от ЛДПР участвовал во всех президентских выборах, и всегда с треском проваливался. Слышать от вас пророчества – смешно. Всем оракулам, которые что-то тут предрекают, могу сказать одно: многие знания – многие печали. Не превращайте себя в клоунов».
 
 
Вопрос (Владимир Дербенев – Роману Чуйченко): По просьбе губернатора малый и средний бизнес взял под штык и построил «Иннопром-2011». 14 июля 2011 года в 6 утра этот объект был сдан. В 9 утра Мишарин пришел и перерезал ленточку. Сегодня я, Владимир Дербенев, представляю интересы более ста предприятий малого и среднего бизнеса, с которыми до сих пор не рассчитались за данный объект. Задолженность составляет 2 млрд рублей. Понимаете, в чем дело? (Переходит на крик). «Единая Россия» проводит свои фуршеты в этом здании! И при этом забывает про малый и средний бизнес. Несколько тысяч людей находятся без зарплаты с февраля! Растет социальная напряженность! Строили без всякой документации, как в колхозе сорок лет назад: стройте, только отчитайтесь! Конкретный вопрос: почему объект строился без документации?! Почему не подписаны акты выполненных работ? Почему среди нескольких тысяч рабочих растет задолженность по заработной плате? Почему с нее не уплачены налоги? Куда дели деньги? Как быть с лозунгом «Кто хочет быть услышанным, тот может быть услышанным?»
 
 
Вьюгин: Поскольку за назначение Александра Мишарина голосовали три партии, «Единая Россия», «Справедливая Россия» и КПРФ, давайте они втроем и ответят за действия своего губернатора.
 
Чуйченко: Насчет «Иннопрома». Хочу сказать спасибо всем: малому и среднему бизнесу, генподрядчику, подрядчикам, субподрядчикам, заказчику. (Смех в зале, аплодисменты). Спасибо за то, что этот объект, имеющий стратегическое значение для Свердловской области, был сдан. Эффект от его появления мы будем ощущать еще не десять и не двадцать лет. Для этого подвига нужны были мужество и ответственность. Спасибо вам! Теперь относительно миллиарда. Я вообще больше полумиллиона в руках никогда не держал, поэтому в ваших калькуляциях я не очень понимаю. Уверен, что все эти разборки рано или поздно закончатся и все сестры получат по серьгам. То, что сейчас происходит, мне напоминает известный сатирический памфлет из книги «Законы Паркинсона»: «Закон привычных сумм». Суть такая: собирается акционерное общество и начинает обсуждать вопросы повестки дня. Вопрос первый: покрытие крыши сарая для велосипедов. Обсуждение идет очень долго, потому что все хорошо себе представляют, чем отличаются два шиллинга от двух с половиной шиллингов. Следующий вопрос – строительство ядерного реактора. Один говорит: это стоит миллиард фунтов. Другой говорит: нет, два. Обсуждение закончено. То есть вопрос на миллиард решается быстрее, потому что никто не может себе представить такие суммы. Вот и я не могу сказать, сколько стоил «Иннопром»: два миллиарда или пять миллиардов? Я знаю, что «Иннопром» - дело благое и правильное, а с деньгами пусть разбираются профессионалы.
 
Таскаев: Докопается только прокуратура. После 4 марта пересажаем всех, кто в этом виноват.
 
Колезев (Александру Буркову): Александр Леонидович, ваша партия тоже голосовала за Мишарина. Вы сейчас довольны, что его поддержали?
 
Бурков: Давайте вспомним время, когда приходил Мишарин. Это было новое лицо с колоссальным опытом работы. Наша фракция в областной думе единогласно его поддержала. В ряде экономических преобразований мы его поддерживали. Однако мы выступили против предоставления льгот, которые предназначались конкретно «Второй грузовой компании». Мы опять освобождаем от налогов крупный бизнес и забываем о малом и среднем. Это пример пагубной политики. За «Иннопром» мне, честно говоря, стыдно. Я не буду благодарить подрядчиков, я хочу перед ними извиниться. Извините за то, что мы, имея всего три голоса в заксобрании, не смогли сделать так, чтобы выставочный комплекс строился в рамках закона и со всеми рассчитались вовремя. Я, в отличие от Романа, считать деньги умею и знаю, что два миллиарда – это очень много, это тысячи людей, оставшихся без зарплаты. Я готов как депутат Госдумы обратиться в генеральную прокуратуру с просьбой, чтобы она подключилась к разбирательству. Но лучшим вердиктом будет результат «Единой России» 4 декабря. Не удивительно, что Владимир Путин, который эту партию возглавлял, сейчас отошел в сторону. Он сказал: я постою рядышком, в стороне от партии жуликов и воров. (Аплодисменты).
 
Что можно сделать на уровне областного парламента? Напомню про выборы прошлого года – «Единая Россия» набрала всего 39% голосов. Она проиграла, но за счет того, что существовал механизм ротации, они сохранили большинство. Сегодня, так как парламент поменяется полностью, у них есть шансы сойти на нет. Это зависит от людей, сидящих в этом зале и ходящих по улицам.
 
Альшевских: Нам говорят, что «Иннопром» в будущем году нам принесет какие-то большие дивиденды, большие прибыли. Но никто не знает, сколько точно стоила эта стройка, как она шла. Вы читали, какое там было залоговое обеспечение, и так далее. Все эти вещи чреваты. Мы видим, что правительство у нас в конце года оформляет кредит на 2 млрд, так как мы не можем свести концы с концами. Под угрозой финансирование социальных программ. Сейчас «Единая Россия» пытается сделать финт ушами, чтобы перед выборами это было незаметно.
 
И вообще, когда нам говорят, что после каких-то крупных вложений на нас через 10-15-20 лет посыплется манна небесная, я к этому отношусь достаточно осторожно. Нам навязывают многомиллиардные расходы на реализацию бредовых долгосрочных проектов. Например, скоростная дорога, которая должна войти в строй в 2030 году и на которую нужно сейчас выделять миллиарды. Или «Иннопром», или ЭКСПО-2020. Не факт, что все это будет.
 
 
Таскаев: Мы – единственная партия, которая не голосовала за Мишарина. Я как депутат Госдумы уже написал по «Иннопрому», и у меня есть ответы, где говорится о неправомочности выдачи кредитов, о неправомочности выделения земельного участка под строительство. А вас собрали скопом и скопом обманули. Надо добиваться справедливости.
 
Чуйченко: Я послушал позиции, которые были озвучены, и мне стыдно за коллег, за то, что они идут на сделку с совестью. Если бы такой позиции придерживались строители Саяно-Шушенской ГЭС, БАМа и других стахановских строек? Но смотрите: в суд-то никто из подрядчиков и субподрядчиков не подает. Если вся эта стройка была незаконна, что же исков-то нет? Почему все пытаются что-то себе выторговать?
 
Вопрос из зала (Константин Киселев): Когда-то господин Кант сформулировал принцип нравственности: поступай так, как ты хочешь, чтобы поступали с тобой. Пусть твои действия станут принципом всеобщего законодательства. И я подумал: а готов ли я обсуждать принцип нравственности, например, с педофилом? Можно ли говорить с педофилом о морали? Нет. А теперь вопрос к вам: а готовы ли вы обсуждать вопросы политики, вопросы нравственности с человеком, который замешан в антисемитском скандале? Это вопрос ко всем, кроме представителя «Единой России» Чуйченко, который и был замешан в этом скандале в Саратове. Что вы ощущаете, сидя с ним рядом на одной сцене?
 
Таскаев: Такая наша жизнь, такая наша страна. Мы не призываем к революции, хотя руки чешутся. Только через определенные политические события что-то можно изменить. Чего нам сейчас не хватает? Денег. А денег не хватает, потому что налог на прибыль уходит в офшорные зоны и в другие города. А мы внесли законопроект о том, чтобы этот налог оставался в тех муниципалитетах, где работают предприятия. Я этот вопрос задавал министру Набиуллиной. Главная проблема в том, что деньги уходят в офшоры и в Москву, и там отмываются. Да, мне стыдно иногда разговаривать с некоторыми единороссами. Но не со всеми. Есть среди них и несколько человек, с которыми бы я пошел в разведку. Хотя таких мало. Тяжела ваша участь! Вы вроде бы и за народ, а вроде бы и против народа.
 
Чуйченко: Человек, который задавал вопрос, - это известный городской сумасшедший, но я уважаю и таких. Этот человек – прекрасный пример между ученостью и ученым. Это разные вещи, близкие, но не стоящие рядом.
 
Альшевских: Понимаете, какая тактика и психология «Единой России». У них как только кто-то начинает критиковать эту партию, он попадает в разряд сумасшедших. (Аплодисменты). Вы олицетворяете большинство, вы олицетворяете власть. Говорят: ЕР сделала то-то, ЕР сделала это. Вы покажите хоть одну платежку, что вы с партийного счета что-то отправили? Вы почему примазываетесь к бюджетным деньгам, к нашим деньгам налогоплательщиков? (Аплодлисменты). Лучше бы вы вместо этих сараев на болоте 9 миллиардов закопали во вторую ветку метро и решили бы транспортный вопрос. Но вы опять же будете строить метро тридцать лет!
 
 
Чуйченко: Я понимаю, Андрей Геннадьевич, за что вы боретесь своей марксистской душой. Вам не хватает Северного автовокзала. Я надеюсь, что когда вы второй раз получите себе северный автовокзал, вы сделаете бесплатный проезд для всех людей – до Ревды, до Североуральска. Вы откроете бесплатные туалеты, прекратите там проституцию, торговлю наркотиками и алкоголем. Правда, как сказал бы наш ученый товарищ, сославшись на Демокрита, в одну воду не получается войти дважды.
 
Бурков: Роман! Ты не прав.
 
 
Вопрос из зала (Мария Плюснина): Я не знаю, как голосовать, потому что я не понимаю отличий между вашими партиями. Смотрите, что происходит перед выборами. Коммунист Перский идет от «Справедливой России». «Единая Россия» радостно принимает в свои ряды справоросса Илью Гаффнера и коммуниста Евгения Артюха. Бывший единоросс Максим Серебрянников идет от коммунистов. Я считаю, что это ненормально и свидетельствует о глубокой болезни партийной системы. А вы как считаете? (Аплодисменты).
 
Бурков: Насчет болезни – согласен. Не только системы, но и самих политиков. А что касается за кого голосовать - оценивайте по делам. Посмотрите, какие законы вносил г-н Перский, какие законы вносил г-н Гаффнер, какие законы предлагает «Единая Россия», какие – «Справедливая Россия». Мы, в отличие от коммунистов, не хотим возвращаться в прошлое. Мы за то, чтобы рыночные отношения были социально направленными. Мы за социализм нового типа по скандинавскому варианту. В той же Швеции сегодня на 20% меньше богатых, чем в США. Зато на 8% меньше бедных. Децильный коэффициент, разница между 10% богатых и 10% бедных, очень мал. Мы стремимся к тому же. Мы – самое богатое государство в мире по залежам природных богатств, а живем в нищете. Почему? Мы поставляем газ, нефть, лес-кругляк и металлические чушки, а взамен покупаем готовую продукцию уже по другим ценам: автомобили, самолеты, мебель. И получается, что продавая тонну стали по $600, мы с Запада получаем обратно эту же тонну металла в виде автомобиля по цене $30 000. Разницы в прибыли – в 50 раз. Мы им – сырье, а они нам – продукцию высокой переработки. Мы у себя в России оставляем всю грязь, делаем всю черную работу, а они получают высокую добавленную стоимость.
 
Чуйченко: Что, предлагаете металлургию закрыть?
 
Альшевских: Отвечу просто на вопрос. Голосовать надо за кого угодно, кроме… (Аплодисменты).
 
Вопрос из зала (Мария Дрожевская): У меня похожий вопрос. Я пришла сюда с другом, который мало что понимает в политике. Разъясните для него. Я как избиратель думаю, что легко критиковать тому, кто ничего не делает. Легко критиковать «Единую Россию», а вот вы попробуйте. (Зал начинает гудеть). Ну подождите! Расскажите о достоинствах ваших партий. Чем гордится ваша партия? Что вы сделали?
 
Альшевских: Мы с 2008 года принципиально шли с идеей принять закон о ветеранах труда Свердловской области. Мы его трижды вносили, и ЕР трижды его отклоняла. Не потому что он плохой, а по политическим мотивам. Потом в администрации губернатора родился альтернативный закон о ветеранах труда, он был внесен. Параллельно рассматривались два законопроекта – наш и их. Так как во фракции ЕР 16 человек из 28 депутатов, они все решения принимают самостоятельно. И понятно, что они свой закон приняли. Вы спрашиваете, что мы сделали? Мы добились – заставили «Единую Россию» заниматься законотворчеством.
 
Бурков: Что мы сделали? Коротко: «Справедливая Россия» создала домовые советы, которые не позволяют управляющим компаниям грабить жильцов.
 
Чуйченко: То есть проблема с управляющими компаниями уже решена?
 
Бурков: Благодаря вам еще нет. А без вас мы ее точно решим.
 
Таскаев: Основная наша заслуга – в разоблачении «Единой России». Мы раскороновали Лужкова и всю его империю. А вообще, напомню, что мы живем по Конституции 1993 года, которую принимала ЛДПР!
 
Рявкин: В любом случае надо идти на выборы. Но я считаю, что четыре существующие партии себя уже исчерпали.
 
 
Чуйченко: Товарищи, которые здесь собрались и представляют другие партии, никогда выборы не выиграют. Более того, я смею утверждать, что победа им и не нужна. Каждому из этих людей нужен только один мандат. Во всех этих партиях неприемлема внутренняя конкуренция. Заметьте, как только во всех этих партиях появляется второй яркий человек, от него тут же избавляются – будь то Перский, Ройзман или кто-либо еще. А теперь давайте проведем эксперимент. Коллеги, кто из вас поддерживает лозунг «За любую партию, кроме «Единой России»? (Все, кроме Александра Рявкина и самого Романа Чуйченко, поднимают руки). Смотрите! Нет никакой другой идеологии. Если бы не было «Единой России», им бы вообще нечего было сказать. (Аплодисменты). Если они хотят победить, им надо упразднить все свои партии и создать одну. Стране нужна нормальная двухпартийная система. У нас многим партиям предлагали стать этой крупной второй партией, но все похоронили эту возможность во внутренних склоках. А почему? Потому что каждому из вас нужен только один мандат.
 
Альшевских: Просто беда номер один России – это вы! Это партия чиновников и крупного бизнеса, которая принимает решение в своих бизнес-интересах.
 
Чуйченко: Мы – партия народного доверия.
 
Вопрос из зала (Роману Чуйченко): За время, пока вы спасали Россию, страна потеряла более 2,5 миллиона граждан. Ваши комментарии?
 
Чуйченко: Думаю, вы не будете отрицать, что эта отрицательная динамика сложилась как раз до прихода «Единой России» к власти. А теперь, когда ЕР пришла к власти и ей дали десять лет спокойно поработать, у нас в Свердловской области демографическая динамика стала позитивной и в этом году родилось больше, чем умерло. Вот и весь ответ.
 
Вопрос из зала (Александру Буркову): Здравствуйте, приехал сюда специально из города Артемовского. У меня мелкий бизнес: пиво, сигареты, все законно, все прозрачно. Пиво приравняли к алкоголю. Сейчас антитабачные законопроекты активно обсуждаются. Малому и среднему бизнесу на самом деле не очень понятно, как эти меры будут способствовать снижению потребления?
 
Бурков: Встречный вопрос: а что, пиво – не алкоголь? Я вам подскажу: алкоголь, я немножко выпил, и мне похорошело. А если серьезно, то в борьбе с алкоголем и курением есть только один способ. Нужно занимать молодежь. Поколение постарше знает: спортивные секции, технические кружки, литературные и т.п. Это постоянное вовлечение молодежи в воспитательный процесс, чтобы постоянно был чем-то занят.
 
Вопрос (Александр Предеин): Примерно месяц назад на этой сцене выступала тогда мало кому известная группа «Рабфак». И я задал вопрос: смотрите, страна разваливается, гниет, из телевизора льется дерьмо. И вина за это лежит на одном человеке – на Путине. Почему у вас нет песни про Путина? Мужики почесали в голове, и сегодня у их песни «Наш дурдом голосует за Путина» - миллион просмотров, даже на «Евровидение» их посылают. Вопрос вот в чем: скажите, а лицензия на прохождение в думу позволяет критиковать Путина? Мне кажется, если разрешить критиковать Путина, то «Единая Россия» вообще не наберет голосов.
 
Альшевских: Критиковать Путина необходимо. Но благодаря «Единой России» законодательство сегодня такое, что мы очень ограничены законом в любой критике власти.
 
Чуйченко: Тут выдвинули гипотезу о негативном отношении к Владимиру Владимировичу Путину. Я не согласен с этим категорически. Я считаю, что страна процветает. Вот еще интересно – в правителях очень интересно отражаются шуты. Вот если возьмем Брежнева, был Райкин - великий шут. Вот сейчас – группа «Рабфак». На мой взгляд, это мелко и отражает ваш культурный уровень. Но всегда чем сильнее правитель, тем больше шутов, в этом нет ничего нового.
 
 
Вопрос (Георгий Перский): Здравствуйте! Меня зовут Георгий Перский. Я органично смотрюсь в любой партии. (Смех, аплодисменты). Сегодня это - партия любителей пива. (Поднимает стакан с пивом). По правде сказать, очень многие вопросы, которые по-настоящему требуют внимания, остались за бортом, потому что политическая дискуссия, политические процессы скрыты от граждан. Только узкий круг специалистов видит то, как идут процессы, а граждане далеки от этого. Потому что партия парламентского большинства не заинтересована в том, чтобы эти вопросы стали предметом общественной дискуссии. У меня вопрос к Роману. Вы руководите «Областной газетой». Это орган, не принадлежащий партии «Единая Россия». Это орган, который финансируется из бюджета Свердловской области, все налогоплательщики за него платят. Скажите, вы готовы опубликовать хотя бы вот эту вот дискуссию? (Аплодисменты).
 
Чуйченко: Спасибо за вопрос. Заметьте, что у нас тут непарламентская дискуссия (а парламент, давайте расставим точки над «i», это все-таки место для дискуссий). Есть такой журнал «Популярная механика», а у нас тут – «Популярная политика». У каждого издания есть свой формат. Формат «Областной газеты» предполагает более серьезные вещи. Но ради вас, Георгий Михайлович, я обещаю опубликовать материал об этой дискуссии и приглашаю вас в соавторы.
 
В финале беседы мы попросили спикеров выступить с одноминутными речами, чтобы подвести итог дискуссии и еще раз призвать голосовать за свои партии. Но так как в этих речевках содержалось слишком много прямой агитации, мы не приводим их в стенограмме. Еще раз отметим, что этот материал не является агитацией в пользу или против конкретной партии, он призван лишь проинформировать читателей о развитии общественно-политической дискуссии в преддверии выборов.

В конце вечера посетители ресторана «Тинькофф» могли проголосовать за того спикера, который понравился им больше всего. В результате голоса распределились следующим образом:
 
«Справедливая Россия» - 49 голосов
 
«Единая Россия» - 39 голосов
 
ЛДПР – 36 голосов
 
«Правое дело» – 22 голоса
 
КПРФ – 8 голосов
 
Стоит отметить, что бюллетени раздавались не по одному в руки, а просто лежали на столах пачками, поэтому простор для фальсификаций был достаточно широкий. Вы можете тоже оценить выступления спикеров, проголосовав внизу этого материала за самого интересного выступавшего.

Тысячи екатеринбуржцев читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Екатское Чтиво»

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...