Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Я подъехал на лошади, и мне дали микрофон…»

Известный казачий атаман ответил в суде за оскорбление чести и достоинства единственного зауральского депутата Госдумы
"Мои мысли, мои скакуны" довели Валерия Попова до суда
Поводом для судебного процесса между теперь уже депутатом Государственной думы VI созыва Александром Ильтяковым с одной стороны и Курганским региональным отделением «Справедливой России» и атаманом Валерием Поповым с другой послужила публикация в агитационной газете «эсеров» под названием «Почему губернатор боится «Справедливую Россию?» В статье приведены слова Попова, сказанные им (так утверждается в публикации) на митинге СР, прошедшем в октябре на центральной площади Кургана: «”Саша-колбасник” (Александр Ильтяков. – прим. ред.) – один из участников уралмашевской преступной группировки». Ильтяков обратился в суд с целью установления несоответствия данного заявления действительности. В качестве компенсации он запросил по 100 тыс. рублей с каждого из ответчиков. Подробности слушания дела – в материале «URA.Ru».
 
В начале судебного слушания судья Светлана Тимофеева поинтересовалась у участников, имеются ли у них ходатайства. Представитель «Справедливой России» Сергей Кравченко и атаман Валерий Попов подтвердили, что ходатайства у них есть. Суть их требований - истребовать из архива УМВД по Курганской области уголовное дело по факту конфликтных событий, произошедших на межнациональной почве в Частоозерье в 2002 году (тогда в Частоозерье произошел конфликт между беженцами чеченцами и коренным населением; говорили, что чеченцы запугали местную власть, милиция и прокуратура были бессильны и навести порядок не могли, в адрес местного населения шли угрозы и т.д.). По словам ответчиков, из этого дела стало бы понятно, что истец Александр Ильтяков действительно имеет отношение к уралмашевской преступной группировке.
 
- И что, он в этих показаниях признает себя членом уралмашевской группировки? – прямо спросила Сергея Кравченко судья Тимофеева.
 
- Для того чтобы конкретно проанализировать все эти вопросы, необходимо изучить их, - заявил юрист СР.
 
Александр Ильтяков оставил решение вопроса об истребовании уголовного дела из архива УМВД по Курганской области на усмотрение суда, пояснив лишь, что инцидент, произошедший в Частоозерье между коренным населением и беженцами из Чечни, имел место, но сам он проходил по делу в качестве свидетеля, как и еще около пятисот человек.
 
Суд отказал в удовлетворении ходатайства. Следом аналогичное ходатайство заявил атаман Попов. Но суд отказал и ему.
 
Тогда к делу подключился представитель Валерия Попова – Габдулла Исакаев. Он передал судье Светлане Тимофеевой газету «От фонаря», копии статей из газеты «Московский комсомолец» и листовки РНЕ, в которых в разной степени описывается межнациональный конфликт в Частоозерье.
 
- Данными документами подтверждается, что Ильтяков является членом того сообщества, которое он приглашал для разборок в Частоозерье, - заявил Исакаев.
 
Истец Александр Ильтяков высказался против приобщения печатных материалов к делу.
 
- Ваша честь, я считаю, что все эти листовки, которые предоставил уважаемый товарищ Исакаев, они абсолютным образом не имеют никакого отношения к делу. Это первое. Второе. Что касается того инцидента, который происходил на межнациональной почве в Частоозерье в 2002 году, то суд уже принял решение и к уголовной ответственности был привлечен Башаев Беслан. Он отбыл 3,5 года за тот произвол, которым занимался на частоозерской территории. На самом деле это никакого отношения к делу не имеет, - заявил Ильтяков.
 
Позицию истца поддержал юрист «Единой России» и начальник правового отдела облизбиркома Валерий Пшеничников. Тем не менее суд, руководствуясь тем, что в гражданском судопроизводстве стороны должны самостоятельно доказывать свою позицию и имеют право представлять доказательства по делу, удовлетворил требование представителя ответчика и приобщил печатные материалы к делу.
 
Тут Валерий Попов вновь встал со своего места и уже в третий раз заявил ходатайство об истребовании из полицейских архивов уголовного дела по частоозерским событиям 2002 года.
 
- Одно из наших доказательств вы просто сейчас взяли и исключили. Я сам был непосредственным участником тех событий и знаю, о чем говорю… Вам сейчас внаглую, глядя в глаза, говорят одно, на самом деле этого не было. То есть ложь торжествует, выходит, здесь, в зале суда что ли? – воскликнул Попов.
 
Судья Светлана Тимофеева попросила ответчика не повышать голоса. Но казачий атаман, напротив, попытался на повышенных тонах вступить в дискуссию с Валерием Пшеничниковым. В конце концов суд снова сделал Попову замечание и в удовлетворении ходатайства отказал.
 
Затем суд приступил к рассмотрению дела по существу. Александр Ильтяков полностью поддержал заявленный иск. Ответчики не согласились с требованиями и с тем, что негативные сведения об Ильтякове, распространенные в агитационной газете «Справедливой России», являются недостоверными и порочащими честь и достоинство истца. Ильтяков лишь дополнил иск небольшой ремаркой:
 
- В школе моего ребенка дети спросили: «Твой папа действительно каким-то бандитом является?» Парень приходит и говорит: «Папа, так и так, здесь дети газету прочитали, что ты в какой-то уралмашевской группировке». «Сынок, это те люди, которые не хотят, чтобы твой папа дальше жил, шел дальше по карьерной лестнице, возможно. Потому что твой папа сейчас баллотируется в депутаты Государственной думы, и поэтому эти люди стараются омрачить все полностью. Посмотри, все, что я зарабатываю в своей жизни, я вкладываю в производство. Здесь нет ни одной грязной копейки. И если бы я занимался бандитизмом, я смог бы жить в этой стране?» Сын сказал: «Нет». Сами педагоги были возмущены… Это сыграло очень такую отрицательную роль. Всю жизнь работаешь, зарабатываешь даже не имя себе – строишь будущее, - пояснил Ильтяков.
 
- Указание в агитационном материале как-то повлияло на предвыборную борьбу? – попросила уточнить судья.
 
- Да, конечно, бесспорно, ваша честь, повлияло. Потому как по прошлым выборам «Единая Россия» (это фракция, от которой я шел) набрала 326 тыс. голосов. А в этот раз фракция «Единой России» набрала всего 190 тыс. голосов. То есть это отвело тот контингент людей, которые голосовали раньше за «Единую Россию», и они в большинстве случаев проголосовали за фракцию «Справедливая Россия», потому что эти лживые сведения распространяла «Справедливая Россия». Конечно, это очень сильно ударило по авторитету, не только по моему, но и той фракции, которую я представлял – «Единой России», - пояснил Ильтяков.
 
- Вы просите признать распространенные ответчиками сведения в части слов «Саша-колбасник - один из участников уралмашевской преступной группировки» не соответствующими действительности. Вы полагаете, эта фраза в целом порочит вашу честь, доброе имя? – продолжила Светлана Тимофеева.
 
- Вы знаете, порочит в целом. И «колбасник» здесь подразумевается как будто какой-то бандит. И уралмашевская группировка. Мы наслышаны о ней, о том, что происходило в 90-е годы. На людей это наводит страх, даже какой-то ужас. Поэтому, конечно же, когда эти два слова сплелись воедино, меня приобщили не с той стороны, что я произвожу колбасу, а вот с той стороны, что я какой-то бандит с большой дороги, конечно, все, воедино слившись, дало негативный результат, - утверждал истец.
 
Ответчик Валерий Попов снова встал с места, на этот раз чтобы задать вопрос Александру Ильтякову.
 
- Мы опять начинаем поворачиваться к тому ходатайству, которое было первым. Потому что в нем, например, справка информационного центра УВД: Ильтяков А.Л. – статья судимости 162, часть 2 (разбой, телесные повреждения), статья 109 (причинение смерти по неосторожности, убийство при превышении пределов самообороны). Дело прекращено. Было это или нет? – обратился Попов к Ильтякову.
 
- Прошу снять вопрос как не имеющий отношения к делу, - обратилась к суду представитель Александра Ильтякова.
 
- Это имеет отношение к преступной группировке! - внезапно заорал Валерий Попов на представителя истца. – Не имеет сразу здеся! Как только неудобный вопрос – сразу не имеет отношения!
 
Ильтяков пояснил, что он никогда не привлекался к уголовной ответственности и не был судим. Но при этом никто не обратил внимания на то, что Попов зачитал выписку на некоего «Ильтякова А.Л.», в то время как новоиспеченный депутат Госдумы – Ильтяков А.В.: Александр Владимирович.
 
Юрист «Справедливой России» Сергей Кравченко попросил Ильтякова объяснить, почему тот оценивает причиненный ему моральный вред в 100 тыс. рублей.
 
- Это приблизительная сумма. Моральный вред гораздо больше. Для меня было бы лучше, если бы вы публично с чувством совести извинились перед всеми избирателями, раз, и каждому избирателю заплатили ту выгоду, которую потеряла Курганская область в течение следующих 5 лет. Ведь если бы мы получили трех депутатов от Курганской области, то мы гораздо больше бы сделали выгод для Курганской области, но вы… - попытался объяснить истец.
 
- Вы бы их никогда не получили, - перебил Кравченко.
 
Далее вновь взял слово атаман Попов, который попытался объяснить суду и всем присутствующим, что на самом деле выражение «Саша-колбасник» - не ругательное, а совсем наоборот.
 
- У нас в России даже фамилии произошли от прозвищ. Ну, Саша-колбаса, ну что из этого? Его так в Частоозерье называют. Это вид его профессиональной деятельности, что здесь обижаться? У нас есть Вася-кузнец, Никита Кожемяка, Георгий-хлебопашец, то есть это клички, которые показывали на тот вид деятельности, который существует. Обидного в этом ничего нет. Об этом сказал и президент Российской Федерации (Попов на самом деле имеет в виду премьер-министра Путина и его беседу с Ильтяковым в Екатеринбурге 30 июня этого года на конференции Общероссийского народного фронта – ред.), который сказал, что у него много друзей-колбасников, и я называю их колбасниками, потому что это звучит гордо для них, потому что указывает на их деятельность. Принимая во внимание, что Саша-колбаса считает это порочащим словом, я могу сделать вывод, что и вид деятельности, производство колбасы, не является для него гордостью… Если Саша-колбасник считает, что слово «колбасник» или «колбаса» является для него порочащим, ну брось заниматься производством колбасы, делай там подковы или еще какие-то изделия, выращивай свиней, ну тогда будешь Сашей-свиноводом, тебя будут звать в связи с тем, что ты выпускаешь свиней, выращиваешь, - заявил Попов и попытался объяснить реакцию Ильтякова. - Ну вы понимаете, что человек в предвыборной кампании. Сильная эмоциональная нагрузка. Он сам в своем заявлении жалуется о том, что у него болит голова, у него бессонница. Ну мало ли что во время бессонных ночей может быть. Но это не разбирательство судебное, он должен в психушке лечиться и обращаться туда, чтобы вылечить симптомы. То есть это не сюда выносится, это в психиатрическую больницу надо. Потому что интерпретировать так, с другой стороны, слово «колбасник» на здоровую голову нельзя.
 
- Теперь что касается второго обвинения, - продолжил Попов. – «Участник уралмашевской группировки». Это примечание редактора, то есть это не мои слова, которые в принципе где-то Ильтяков слышал или еще что-то (в действительности в газетной статье к примечаниям редактора относится только пояснение «Александр Ильтяков», а слова «одного из участников уралмашевской преступной группировки» вынесены как прямая речь самого Попова, – ред.). Я почему задал вопрос и почему нужен лист дела (уголовного дела, об истребовании которого ходатайствовал ответчик. – ред.)? Ноги растут именно вот с этого 2002 года… Везде идут разговоры о том, что Ильтяков участник, прошу заметить – не член бандитской группировки уралмашевской, а участник – это две большие разницы. Можно посмотреть словарь Даля и других, что такое участник и что такое член… В газете просто написано, что он участник уралмашевской группировки… Я привожу просто на память то дело. Ильтяков прямо говорит, что «я пригласил друзей с Екатеринбурга, которые решили, что мы якобы приехали к нему брать колбасу, и в связи с этим мы ввязались в его защиту после этого»… Именно оттуда, после этого и пошло везде – в газетах, среди народа – о том, что… все ж немаленькие сидят: никто же просто так с Уралмаша не приедет за колбасой, столько человек, чтобы съездить за 500 км, почти за 1000 км, чтобы взять кусок колбасы. То, что там написано, не отрицает и сам Ильтяков – он был участником тех событий, в которых принимала участие уралмашевская преступная, или как ее там, екатеринбургская преступная группировка. Ну, даже если не уралмашевская, тогда иная, другая преступная группировка, - заявил Попов.
 
- Вы полагаете, что то, что написано в газете, соответствует действительности? – уточнила судья.
 
- Я полагаю, как участник тех событий, которые происходили с участием уралмашевской преступной группировки, имело место. Я сам участник был в этом деле. Я думаю, что доля правды в этом есть, - пояснил атаман.
 
- Такие слова (приведенные в статье газеты СР – ред.) были вами произнесены на митинге? – поинтересовалась Светлана Тимофеева.
 
- Перед нами была поставлена задача – не допустить провокаций, поэтому казачество охраняло этот митинг. Ко мне подошли, я уже не помню кто, сказали: «Валерий Георгиевич, там выступи, пару слов скажи». Я подъехал на лошади, мне дали микрофон, то есть не микрофон, дикто… этот… Я сказал о том, что у нас есть, ну я уж не помню – это экспромт. Про Ильтякова я говорил, что идет «Саша-колбасник». «Саша-колбасник», да, я употреблял, - пояснил атаман.
 
- Далее, говорили о том, что он – один из участников уралмашевской преступной группировки?
 
- Нет, этого я не говорил… Я лично этого уже не помню. Нет, не говорил, - решил Попов.
 
- В этом выступлении вы что-то говорили о событиях 2002 года в Частоозерье?
 
- Ничего не говорил.
 
- Об участии Ильтякова в каких-то преступных группировках, об этом говорили?
 
- Да зачем? Не говорил, я говорил в целом об «Единой России», - заявил ответчик.
 
- Вы прочитали это высказывание в агитационном материале. Как вы оцениваете, почему вас так процитировали? – спросила судья.
 
Сразу ответить на этот вопрос Валерий Попов не смог. Он произнес многословную речь о том, что якобы представители всех политических партий всегда говорят об Ильтякове как о члене уралмашевской группировки. Но отрицал, что сам говорил об этом же на митинге.
 
- Я правильно поняла, что выражение «один из участников уралмашевской преступной группировки» вы не озвучивали, но вы согласны с ним? – пыталась выяснить позицию ответчика судья Тимофеева.
 
- Я согласен не в том, что участие в частоозерских событиях… Саша вместе с уралмашевцами был одним из участников. Он принимал участие…
 
- То есть вы в этом убеждены, что он – участник этой преступной группировки? – попросила уточнить судья.
 
- Да я сам участник. Я сам участник тех событий, - выпалил Валерий Попов, чем вызвал смех присутствующих и резонный вопрос, не принадлежит ли и сам атаман к этой группировке. – Нет, я не уралмашевской. Да ты не смейся, - обратился Попов к представителю Ильтякова. – Я сам участник, потому что я тоже принимал участие…
 
Далее, во время дачи пояснений, Валерий Попов заявил о том, что в начале предпринимательского пути истца он давал Александру Ильтякову различные дельные советы, а также о том, что Ильтяков был принят в казачье сообщество, но потом его «изгнали оттуда с позором».
 
- Уважаемый Валерий Георгиевич, когда вы успели меня принять в какое-то мифическое казачье сообщество? Я никогда не был казаком, - совершенно спокойно сказал Александр Ильтяков (хотя, учитывая эмоциональность Ильтякова, сохранять спокойствие ему наверняка было довольно сложно).
 
- В каком году вступил-то он? – попросила конкретизировать судья Тимофеева.
 
- В 2002 он вступил, - пояснил Попов.
 
- А в каком исключили?
 
- Исключили в 2008. Он был помощником у меня по экономике, - заявил атаман.
 
С того времени, по словам Попова, у него с Ильтяковым возникли неприязненные отношения. Но уже через полгода после исключения предприниматель якобы вновь запросился в казачье сообщество, и Валерий Попов согласился принять его при условии, что Ильтяков выступит его спонсором в организации и проведении конного похода в Париж. Александр Ильтяков согласился. Но в итоге конный поход, как известно, обернулся большим скандалом – в Германии у атамана были изъяты лошади: у одной из них был поврежден позвоночник, у другой немецкие ветеринары тоже выявили серьезные проблемы со здоровьем. Попов же излагает другую версию: мол, Ильтяков потребовал, чтобы атаман подарил свою лошадь Непоседу высокопоставленному немцу, но Попов отказал, в результате чего на него и начались гонения в Германии («URA.Ru» писало о той истории). Вот якобы почему у Попова и возникла сильная неприязнь к Ильтякову.
 
- Как я подарю лошадь? Консул говорит: «Саш, ну ты че такой? Как-то надо же разбираться с этими делами». Он (Ильтяков, - ред.) начинает выливать на меня помои грязи: судимость, та-да-да-да-да, в общем, собрал все – даже памперсы, в которых я ходил в детский сад, он где-то отрыл эти памперсы обгаженные, попробовал на зуб, и все это… Представляете, и это при немцах! И это при немцах! – вспоминал возмущенный атаман.
 
Вместе с тем сам Александр Ильтяков по-другому описывает те события: он действительно согласился помочь Попову - взамен на рекламу мясокомбината «Велес» на всем протяжении конного маршрута. Однако в этой части, как отметил предприниматель, Попов свои обязательства не выполнил, да еще и оскандалился на пол-Европы.
 
- Валерий Георгиевич, там (в Германии, - ред.) были наши послы, которые вас вызволяли, потому что вы исхлестали нагайкой полицейских. Вот это было, - пояснил Ильтяков.
 
- Ваша честь, представляете, какая чушь, - от души смеялся Попов.
 
Следующим слово для дачи пояснений по решению судьи Светланы Тимофеевой взял юрист «Справедливой России» Сергей Кравченко. Он подтвердил, что Валерий Попов был на митинге на лошади и что он выступал. Только вот говорил ли он о том, что Ильтяков является одним из участников уралмашевской преступной группировки, Кравченко пояснить затруднился, сообщив лишь, что все происходящее на митинге фиксировала пресс-секретарь КРО «Справедливой России» (Дарья Орлова – ред.) и необходимые пояснения нужно брать у нее, а ответственным за выпуск агитационного материала был депутат Госдумы Константин Бесчётнов.
 
- Пояснить, откуда взялись конкретно эти слова с публичного мероприятия, я не могу на сегодняшний момент, - заявил юрист СР. – А пресс-секретарь на сегодняшний день находится в городе Екатеринбурге на обучении. И истребовать у нее эту информацию не получилось. Смогу назвать ее фамилию, имя, отчество. Надо ее привлекать, считаю, третьим лицом.
 
- Так вы поясните как представитель политической партии, агитационный материал которой содержит это высказывание. Какими доказательствами подтверждается действительность указанных сведений? – допытывалась судья Тимофеева.
 
Сергей Кравченко вновь начал ссылаться на некое уголовное дело, находящееся в архиве УМВД. И все же, разъясняя суть написанного, принадлежность Ильтякова к «уралмашевской преступной группировке», Кравченко пояснил, что, вероятно, при написании статьи не имелось в виду непосредственное участие истца в организации или в исполнении преступлений, а всего лишь подразумевались события в Частоозерье в 2002 году.
 
- А почему в статье не указано, что он участвовал в событиях 2002 года в селе Частоозерье? – поинтересовалась судья.
 
- Редактор посчитал более нужным так написать, - объяснил Кравченко. - Я считаю, что редактор у нас… как бы высококвалифицированный. Я думаю, что эти слова близки к контексту, произносимому на данном публичном мероприятии.
 
- Скажите, пожалуйста, кто в связи с этим говорит неправду суду – Попов или вы: Попов говорит, что не говорил таких слов, вы говорите, что редактор близко к тексту сделал вывод и вот так написал? – спросила судья Тимофеева.
 
- Ну, считаю, что если написано, то говорил, - совсем сник Сергей Кравченко.
 
- Вот то, что вы отнесли Ильтякова к преступной группировке, это порочит честь, достоинство и деловую репутацию истца? – судья попросила Кравченко поделиться мнением.
 
- Я считаю, что в связи с теми событиями, которые были, что если в действительности это было, но поскольку мы это не можем оценить из-за отсутствия дела, то это не порочит. А если без изучения данного материала, то возможно, - произнес Кравченко.
 
Следом слово взял представитель ответчика Габдулла Исакаев. Еще в самом начале слушаний он сообщил суду о статье «Хозяин всего», опубликованной в журнале «Русский репортер», и поинтересовался у Александра Ильтякова, оспаривал ли тот написанное в ней. Ильтяков пояснил, что статью не оспаривал, хотя, конечно, ее автор изложил факты из жизни и деятельности предпринимателя в свойственной изданию манере. Впрочем, они не показались герою публикации порочащими и недостоверными.
 
Между тем у Исакаева, который почему-то упорно произносил название статьи по-другому – «Хозяин Частоозерья», на этот счет оказалось свое мнение.
 
- В публикации «Хозяин Частоозерья» прямо сказано, что Ильтяков захватил власть, упразднил всякие институты – главу администрации, милицию – и является единоличным руководителем в Частоозерском районе. То есть это преступление – государственное, оно гораздо более опасно для общества, чем участие в преступной группировке. То есть власть в целом районе фактически захватил Ильтяков. Он не имеет никаких моральных прав считать себя оскорбленным, когда его приписывают к какой-то мелкой группировочке, по сравнению с тем, что он на самом деле хозяин Частоозерья, - заявил Исакаев и добавил: - Я считаю, что в удовлетворении морального вреда надлежит отказать – его достоинство и честь ничем не унижаются публикацией, наоборот, его этой публикацией хотят принизить, что он еще мелкий преступник, на самом деле он гораздо больший преступник… Он захватил государственную власть.
 
Александр Ильтяков в свою очередь уточнил, что автор статьи в «Русском репортере» имел в виду социальные объекты в Частоозерье, которые были построены на личные средства предпринимателя, а это – фактически все, что появилось в селе за последние 15 лет.
 
Судья Светлана Тимофеева поинтересовалась у Исакаева, на основании чего лично он делает вывод, что фраза «один из участников уралмашевской преступной группировки», упомянутая в агитационном материале СР, соответствует действительности.
 
- Она даже если и не соответствует действительности, трактуется правильно данной газетой, поскольку в этой «разборке», в этом уголовном деле содержится информация о том, что именно по приглашению Ильтякова приехали бандиты, которые учинили разбойное нападение с целью устрашения, - отметил представитель Попова.
 
- То есть вы сейчас на вопрос суда отвечаете, что эта фраза, может быть, и не соответствует действительно, но в целом, может быть, посыл верный, - уточнила Светлана Тимофеева.
 
- Да, в общем, да, - признал Исакаев.
 
- Скажите, пожалуйста, - подключился с разрешения суда Александр Ильтяков, - в уголовном деле вы разбирались? И там написано, что бандиты приехали к Ильтякову?
 
- Нет, там сказано: «Приехали мои друзья из Екатеринбурга», - сообщил правозащитник.
 
- А вывод кто сделал, что они бандиты? – поинтересовалась судья.
 
- Никто не делал. Газета написала, - заявил Исакаев.
 
Далее слово было предоставлено представителю третьего лица – избирательной комиссии Курганской области. Валерий Пшеничников подтвердил, что по итогам выборов в Госдуму региональное отделение партии «Справедливая Россия» действительно добилось более высоких результатов, чем четыре года назад. И этому, вполне возможно, способствовала негативная информация в адрес Александра Ильтякова. Газета СР была распространена огромным тиражом, то есть сведения о том, что кандидат от ЕР якобы является участником преступной группировки, были широко распространены среди населения области. По мнению Пшеничникова, ответчики не доказали правдоподобности приведенных сведений и поэтому должны отвечать за свои слова, за «политическую болтовню» и «завладение умами избирателей».
 
На Валерия Пшеничникова обрушился Валерий Попов, а следом и Сергей Кравченко, которые потребовали объяснений нарушениям, допущенным самой избирательной комиссией региона в ходе выборов. Представитель избиркома пояснил, что все избирательные комиссии сформированы с участием всех партий и никто из них не ходит «под пятой» той или иной из них и облизбирком «выполнил свой долг полностью в соответствии с законом».
 
В судебных прениях первым слово было предоставлено Александру Ильтякову. Он еще раз заявил, что из-за клеветы понес «моральный ущерб и физический ущерб».
 
- Это действительно отвело электорат. Я даже ответственность на сегодняшний день имею перед теми людьми, которые мне доверили стать первым в списке. Это большое доверие. Я их подвел из-за того, что такие люди облили меня грязью, отвели тех людей, которые могли бы проголосовать. Поэтому ущерб неописуемый и неподсчитываемый в целом, - заявил Ильтяков.
 
- …Александра Ильтякова народ, молва, причислил к уралмашевской преступной группировке. Все подразумевали события 2002 года. Поэтому осуждать тогда надо вообще весь народ… - парировал на это атаман Валерий Попов. - Фраза «участник преступной группировки» - она на слуху. Редактор не говорит, что ее сказал я. Я тоже не говорю… Редактор воспользовалась той информацией, которая была предоставлена, думаю, не только теми слухами, которые ходили, но и той информацией, которая распространялась в Интернете и в газетах. То есть она использовала публичные источники информации (напомним, что эта фраза автором статьи вложена в уста самого Валерия Попова – ред.)…
 
- Любые примечания редактор может делать – это его неотъемлемое право, - продолжил Попов. - Я не буду говорить о тех нравственных страданиях, которые Саша перенес, я ему очень сильно сочувствую и готов ему помочь в этом отношении исправиться, вылечить как-то, если потребуется наша помощь. Если надо, мы вам бесплатную путевку организуем в места лишения свободы. Потому что мы собираемся сейчас возобновить это дело, и у нас находятся несколько свидетелей, которые дадут показания о том, что именно заказчиком всего этого дела был Саша Ильтяков.
 
В прениях решил выступить и представитель атамана правозащитник Габдулла Исакаев. Он снова обратился к статье «Хозяин всего», опубликованной в журнале «Русский репортер», приводя отдельные фразы и интерпретируя их.
 
- …Сказано, что он ходит в судейской… «Смотрит, как положили плитку». То есть он – хозяин в судейском сообществе, - указал Исакаев.
 
Кстати, если посмотреть статью, то выяснится, что речь идет всего лишь о комнате в строящемся за счет мясокомбината «Велес» спортивном комплексе, предназначенной для судей соревнований.
 
Следующая цитата из статьи касалась того, как Ильтяков, «помяв лица нескольким ревизорам», прекратил вымогательства со стороны контролирующих ведомств, которые приезжали на мясокомбинат с проверками и требовали «закуски».
 
- То есть здесь прямо говорится, что, применяя физическую силу, он прекратил всяческие проверки, подменив собой реальную государственную власть, - сделал вывод Исакаев и продолжил выборочно читать статью: - Следующий заголовок: «Мне сказали задрючить – я и задрючил».
 
В статье, правда, было написано не «задрЮчить», а «задрОчить». Александр Ильтяков попытался было поправить Исакаева, сказать, что это были даже не его слова, а одного из высокопоставленных энергетиков, но тот, не отрывая глаз от листка бумаги, попросил его не прерывать.
 
Итогом выступления Габдуллы Исакаева стал вывод о том, что Александр Ильтяков виновен в преступлении, предусмотренном 278 статьей УК РФ – захват власти.
 
- Вооруженный захват власти – эта статья гораздо страшнее, чем убийство, гораздо страшнее, чем уральские преступные группировки, московские, люберецкие – мелочь, это все равно что клоп укусил, и будем разбираться, укусил ли клоп перед смертью какого-то человека… Сегодня примерно такое же исковое заявление от Ильтякова, - заявил Исакаев.
 
- Я много раз обращался за законными действиями к власти. Я хочу жить по закону, я хочу жить не кривдой, а по-настоящему, по-честному, в своей стране, а не где-то там за границей добиваться своей признательности, - пояснил Ильтяков, добавив, что «Хозяин всего» - это всего лишь авторский эпитет, никак не подразумевающий, что предприниматель подмял под себя власть. – У людей, вполне возможно, то, что мы делаем по-честному и не разбрасываемся, с властью ассоциируется. Я сегодня на автомобиле подъезжаю, бросаю его, и в течение часа-двух могу не подходить к нему – там никто ни копейки не возьмет. Не потому что боятся, а потому что есть уважение друг к другу… Я ни у вас, уважаемый Габдулла, ни у вас, «Справедливая Россия», денег не брал – это мои кровные, заработанные деньги. В отличие от того, чем занимаетесь вы. А на самом деле вы занимаетесь тем, что набиваете себе политическую цену. А в жизни-то вы ведь ничего не сделали.
 
После почти 4-часового разбирательства судья Светлана Тимофеева вынесла решение – удовлетворить иск Александра Ильтякова к Валерию Попову и региональному отделению «Справедливой России» частично. С каждого из ответчиков в пользу истца было взыскано по 10 тыс. рублей. Впрочем, у них есть еще 10 дней на то, чтобы обжаловать решение суда в кассационном порядке.
Загрузка...