Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Авиакатастрофа под Тюменью. Самое страшное – впереди

Через 12 часов после катастрофы владелец авиакомпании Андрей Мартиросов так и не появился на месте трагедии
На Урале - трагедия: при взлете разбился самолет. Из 43 пассажиров выжило лишь двенадцать, да и то - двое находятся в крайне тяжелом состоянии. Катастрофа страшна своей непредсказуемостью: это не метро и не речные экскурсии, с каждым месяцем на самолетах летает все больше уральцев, все чаще мы - пусть и на время - передаем свои жизни экипажам самолетов, техникам авиакомпаний, диспетчерам аэропортов. Корреспондент «URA.Ru» оказался на месте крушения самолета и готов поделиться первой реконструкцией событий, эмоциями очевидцев и разочарованием от «черных ящиков».

Место падения самолета - сразу за бетонным забором аэропорта «Рощино», в огромном заснеженном поле. Теперь уже известно, маленький самолетик с 39 пассажирами и четырьмя членами экипажа взлетел, но левый двигатель сразу задымился. Это заметили пилоты, это увидел экипаж следующего самолета. Видели даже жители соседней деревни, вышедшие в половине восьмого утра на улицу каждый по своей нужде.

Пилот попытался посадить самолет в поле на работающем правом двигателе. Но тот не справлялся. Машина завалилась на левый борт и упала.

Выжили только 12 человек.

Могло бы больше. «Один пассажир в очень тяжелом состоянии скончался по дороге в больницу»,- скажет позже тюменский губернатор Якушев.
 


Причины катастрофы, сценарий падения, разрушения самолета, происходившее на борту установит следствие. Следователи появились на месте уже в начале девятого утра, сразу как только грейдеры смогли прочистить дорогу по полю. Из МЧС прибыли раньше: на вертолетах их забрасывали тушить самолет и искать живых. «Мы можем уверенно говорить, что спасли всех, кто выжил после падения»,- доложат потом на оперативном совещании полпреду президента Евгению Куйвашеву, подразумевая, что получасовая чистка дороги (точнее, прокладка тропы через поле) не приостанавливала спасательную операцию.
 


Даже спустя четыре часа после катастрофы, когда на место срочно прилетел Куйвашев, прокуроры Юрий Пономарев (заместитель генпрокурора страны, куратор УрФО) и Павел Кукушкин (Уральский транспортный прокурор), находиться на поле страшно. Сам самолет разрезан на части: спасатели не могли добраться до кабины экипажа. Хвост - метрах в тридцати от салона, вокруг которого еще не убранные тела. Женщины, мужчины. Кто-то не пострадал от огня, кто-то сгорел, застыв в позе, по которой можно лишь догадываться, в каких мучениях погибал человек.
 


Долго находиться на месте катастрофы невозможно. Это испытание только для следователей: они пробудут здесь до конца недели, собирая по крупицам все детали и затем раскладывая остатки самолета, чтобы выяснить, в чем была причина катастрофы, почему борт, прошедший техобслуживание только в январе этого года, через три месяца упал, став причиной гибели 31 человека. Черные ящики, нахождению которых обычно радуются СМИ, не раскроют всех секретов. «Они пишут лишь разговоры экипажа, а установить нужно причину катастрофы, которую экипаж мог и не знать»,- объяснил Павел Кукушкин.
 


Уральский транспортный прокурор говорит, что следователям на этой катастрофе создали идеальные условия для работы. В Перми, Челябинске во время подобных ЧП прокурорам приходилось часами буквально орать на следователей, полицию и иных силовиков, погрязших в выяснении межведомственных отношений вместо оперативной работы на месте. В Тюмени все иначе. «Это от руководителя зависит,- убежден Павел Кукушкин. - Якушев - красавчик, шапку надел и вперед. Он же здесь первый был, еще когда грейдеры только работать начали».

Мы только едем к месту падения самолета, а руководителю Уральского следственного управления на транспорте Дмитрию Путинцеву приходит SMS - коллега из Якутии предлагает своих лучших следователей в помощь. «е первая смс - многие готовы помочь»,- рассказывает Путинцев.
 


Пока он называет три стандартные версии катастрофы: ошибка экипажа, неисправность техники и ошибка наземных служб. Уголовное дело возбуждено по стандартной ч. 3 ст. 263 УК РФ. Эта информация и для журналистов, и для оперативного совещания полпреда. Подробности - только к концу недели.

Чего скрывать, так устроен аппаратный мир, что даже катастрофа в нем может восприниматься как повод для карьерного роста. К счастью, в данном случае не так. «Начальник штаба - губернатор Владимир Владимирович Якушев», - сразу оговаривается полпред Евгений Куйвашев, собравший в МЧСосовской палатке оперативку. Якушев сидит рядом. Полпред просит лишь предоставить полную информацию: всех, кого могли спасти, - спасли; рейс с родными из Сургута организовали; номера в гостиницах - забронированы; медслужбы к опознанию погибших - готовы.
 


В палатке собрались не чиновники, не специалисты, а чистые роботы: задвинув эмоции куда-то далеко-далеко, каждый как винтик в системе четко отрабатывает свой функционал. Без лишних слов и без личных разборок. На месте катастрофы не было только колышков: натянуть заградительную ленту. Можно было бы свести счеты, обвинять друг друга в непрофесионализме. Но правда, где их взять посреди заснеженного поля - и следователи, полицейские, кто мог отвлечься - пошли и наломали ветки соседних деревьев.

«Проработайте вопрос с компенсациями и от региона, и от авиакомпании», - Евгений Куйвашев добавляет тему, о которой пока никто не говорил. Владимир Якушев соглашается: нужно изучить, какие выплаты делали в Югре и Ярославле.
 


«Чтобы компенсация была не меньше»,- уже выйдя из палатки кричит Якушев в трубку. Через несколько часов станет известно: семьям погибших Тюменская область выплатит по полтора миллиона рублей, выжившим - по миллиону плюс медицинские расходы. В память о жертвах катастрофы губернатор объявит с 4 апреля трехдневный траур.

Для набора политического веса они могли бы сразу с поля рвануть в больницу, на встречу с родственниками выживших. Но не поехали. Евгений Куйвашев уточняет у представителя МЧС: хватает ли психологов для общения с родными, как организован центр. Ответ не требует немедленного вмешательства. И правда, сейчас родным погибших нужнее профессиональная помощь, а не вспышки фотоаппаратов и микрофоны журналистов.

На месте все, прилетел даже глава следственного комитета России Александр Бастрыкин. А вот владельца авиакомпании Андрея Мартиросова нет. Представители «ЮТэйра» объясняют: летит из-за границы, скоро будет. Его авиакомпании обещают большие проблемы: уже появились данные, что самолет был в плохом состоянии, часто отказывало шасси. Один из следователей взял эти данные на заметку.
 


«Счастливчик  бизнесмен, что не полетел»,- философски размышляет полпред, когда вместе с прокурорами садится в самолет. Ничего другого и не остается: на подлете к Екатеринбургу маленький борт сталкивается с сильнейшим встречным ветром и резко качается вверх, вниз, в разные стороны. Внизу лес. И впервые за этот день становится по-настоящему страшно.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...