Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«А каждому участнику — подносы! Прощай оружие!»

Со своим танком в чужой Абу-Даби: прокол Канделаки, дуэт Носова и Сиенко, промашки арабов. Фоторепортаж
Свердловчанам предложено вновь поверить в старую мечту, в символ, которым они уже гордились. В Эмиратах в понедельник презентовали новый образ тагильской выставки вооружения: агрессивный, злой, боевой. Неоднозначный. Даже Судан теперь продает оружие под слоганом: «Работаем для глобального мира и стабильности», но мы готовы к атаке. Как это смотрится на главной мировой выставке вооружения, что развеселило, а что заставило вжать головы в плечи членов российской делегации, как и за сколько Тина Канделаки лишила лица «Ростехнологии», а главное — можно ли верить в реанимацию тагильского оружейного экспо — в материале «URA.Ru» с места событий.
В Эмиратах Турция не так миролюбива, как запоминается на курортах
Выставка в Абу-Даби для жителя Свердловской области с хорошей памятью — это вызов. Вызов на уровне подсознания, где-то в подкорке. Не каждый покажет на карте, где находится Абу-Даби, но каждый знает, что там есть выставка вооружений и ее постоянно приводят в пример нашей, тагильской.
Милитаризм Китая предсказуем
Выставка вооружения в Нижнем Тагиле для Свердловской области всегда была чем-то большим, чем просто выставка. В 1999-м она задумывалась губернатором Эдуардом Росселем, отчасти, как pr-мероприятие перед выборами: в промышленном центре области он показывал, как любим директорами заводов, противопоставлял себя мэру Екатеринбурга Аркадию Чернецкому, окруженному прежде всего торговыми компаниями. В 2000-м этот же прием (только без Чернецкого) использовал только что избранный президент Владимир Путин, чей имидж без оборонки — не имидж. А с 2002-го выставка — это постоянный конфликт с федеральными кланами, каждый из которых хочет получить проект под себя и проводить ближе к Москве.
Посмотришь экспозицию «Рособоронэкспорта», в голове сразу мысль: «За эти модельки надо раскатать агента, что получает 20% с каждого контракта на поставку российского оружия», но пройдешь дальше и увидишь, что таких стендов масса. Вот экспозиция Китая, а еще в кадр не попали спутники из фольги
Выставка в Тагиле — дело персональное. Не зря, нарушая все правила проведения (периодичность раз в два года) ее насильно перенесли на 2009-й, чтобы развлекать гостей саммитов ШОС и БРИК — тогда же решался вопрос о полномочиях Эдуарда Росселя. И неудивительно, что в 2010-м тагильское мероприятие вообще не замечали, а новый губернатор Александр Мишарин потребовал проводить новую выставку — инноваций в промышленности «Иннопром», которой хотел попасть в историю, как это сделал Россель.
Выставка многообразна: от одежды...
...через кухню...
...патроны...
...самоходки...
...летающие ранцы...
...трактора...
...до чего-то самонаводящегося
Нагромождение личных и политических амбиций смотр в Тагиле, конечно, убивало. Плюс общее дряхление регионального режима: показы 2004, 2006 годов в разы скучнее 2002-го, хотя, казалось бы, можно было ожидать развития (по статистике количества участников они даже были хуже предшественницы). Смотр 2011-го — совсем иное: Росселя нет, на основном предприятии-участнике Уралвагонзаводе новое руководство, в гостях — Путин. Но все под одного гостя — никто даже не опровергает этого.
Новый мировой тренд продемонстрировал Судан: «Работаем для глобального мира и стабильности» и «Создавая мир». Как выяснилось, под такими слоганами можно продать все что угодно
И все с одним конкурентом. Фраза «Конечно, это не Абу-Даби» звучит на тагильском полигоне каждый раз. Только если в 2002-м ее произносили лишь московские военные, которым хотелось получить федеральный статус мероприятия на свои площадки, то с 2009-го это говорили уже областные чиновники, а потом и все остальные.
Анимация у стендов соответствующая характеру выставки
Презентовать подобные проекты в Абу-Даби, конечно, можно. Особенно, когда смотришь на цифры: выставка в Эмиратах в эти дни проводится в 11-й раз. Сентябрьское тагильское экспо проведут в девятый. Разница в числах мизерная, но сравнивать глупо. Кажется, даже когда мэр Нижнего Тагила Сергей Носов заходит в выставочный павильон, сутулится. Не потому, что потолки низкие — с этим порядок, а потому что свердловской выставке ставить себя рядом с эмиратской неприятно и слишком самонадеянно.
В выставочном блоке каждой страны свой лидер. У Германии — Mercedes-Benz...
у Франции — Renault Defence
У России — Уралвагонзавод
Выставка в Абу-Даби — главный смотр оружия в мире. Павильон колоссальных размеров в виде подковы, внутренняя часть которой — уличная экспозиция. Здесь все страны: Беларусь, Румыния, Австрия, Великобритания, США, Франция, Россия, Китай, Турция, Эмираты, Судан. Выставлены все: от редакций тематических журналов и швей, способных сшить любые эполеты, до автохолдингов, от производителей защищенного автостекла до корпораций, выставляющих беспилотники и летательные ранцы.
Гордость любой выставки не только экспоненты, но и разномастность гостей
Где же еще российский генерал, командующий сухопутными войсками Владимир Чиркин сможет посмотреть тагильский «Терминатор»
Идешь-идешь по длинному ряду стендов швейных фабрик, про себя смеешься над одеждой, висящей на манекенах — бац, турецкая машина пехоты. Или ворчишь на российский «Рособоронэкспорт», который на стенд снова выставил лишь модельки (а с каждого контракта на поставку вооружения берет 20% на продвижение российского оружия), потом поворачиваешь — Китай выставил и модельки мельче, и вместо демонстрационного фильма поставил лишь плакат с параметрами зоны поражения снарядом.
Хотя на выставке было к чему придраться: «Ростехнологии» презентовали свой новый логотип. Хотя лучше бы этого не делали
То же на улице. Проходишь украинский стенд — улыбаешься над техникой, доходишь до эмиратского — там хоть наматыватель колючей проволоки, хоть установка, больше напоминающая четыре «Катюши» на одной платформе. В другом месте современная полевая кухня, а рядом — патроны любого калибра.
Выставка в Абу-Даби проходит в 11-й раз, тагильская — в девятый. Но статистика уральского экспо показывает, что развития там не было даже при Эдуарде Росселе
В каждом павильоне толпы посетителей, по несколько кафе, чистые туалеты, кондиционеры.
Мэр Нижнего Тагила Сергей Носов обещал показать, что такое русское гостеприимство
Вот так теперь будет выглядеть Russian Arms Expo
С этим невозможно сравнить не только павильоны в Нижнем Тагиле, которым можно дать скидку — речь все же о военном полигоне. Рядом не стоял и злосчастный «Екатеринбург-ЭКСПО», где год назад премьер Дмитрий Медведев жаловался на невыносимую жару.
Глава корпорации «УВЗ» Олег Сиенко напирал на демонстрационные возможности полигона
И вскоре стало ясно, почему: демонстрационная полоса в Абу-Даби всего несколько метров. За водоемом — уже автомобильная дорога
В Абу-Даби ни за что не стыдно: нет подвыпивших, фотографирующихся с экзотическими иностранцами, нет неоднозначной программы местных культурных ансамблей, нет экспозиции металлургических (для ОАЭ правильнее — нефтяных) компаний, которых обязали занять павильон. Все четко структурировано: у каждой страны своя зона, а в ней — свои лидеры. Британия делает ставку на Rolls-Royce и Land Rover, Франция — на Renault Defence, у турков несколько — Otokar, у России — Уралвагонзавод.
Неудивительно, что на трибунах пусто
Зато в кафе — битком
Как и все лидеры кластеров, УВЗ выбивается: весь стенд страны сделан в черно-белой стилистике нового бренда «Ростехнологий» — Rostec (в таком варианте получается «Ростец»). Его Сергею Чемезову разработала компания, которая, как утверждают, близкая к Тине Канделаки, а общая смета проекта превысила полтора миллиона (в какой валюте — идут споры). Получилось странно: ни имперского величия, ни современного прорыва — простой, универсальный европейский бренд, по уровню конформизма сравнимый с каким-нибудь E.on.
У экспозиции в Эмиратах есть свои национальные особенности
Среди которых нельзя не признать и эффектное разбрасывание деньгами. Сергей Носов, наблюдая, как в небе рисуют флаг ОАЭ, подсчитывал, сколько это может стоить
Лишь в этой ситуации за тагильскую выставку и не стыдно. Ее новый символ — ромб. Как объясняют на презентации, на военных картах это обозначение танка. Внутри вырубленные RAE. Гендиректор Уралвагонзавода Олег Сиенко, который теперь «движок» тагильской выставки, объясняет, что это правильное название мероприятия: Russian Arms Expo. Точно повторить с первого раза тем, кто десять лет подряд ставил слова совсем другим способом, невозможно — Сергей Носов путается не единожды.
Уличная экспозиция — особая площадка
«Мы приглашаем вас на нашу выставку, на наш лучший в мире, самый большой демонстрационный полигон», — говорит залу, набитому иностранными журналистами, Олег Сиенко. Зал смотрит с недоверием. Сиенко рассказывает про вододром, про стрельбы, про танки. И его напор можно понять только чуть позже, когда начинается демонстрационный показ в Абу-Даби. Полоса, где проходит техника, всего метров двадцать — это расстояние от трибун до автомобильной дороги, обрамляющей выставочный центр. Вот сидят немногочисленные зеваки, вот несутся по своим делам жители Абу-Даби, а над ними — авиационное шоу. Самолеты показывают мертвую петлю, затем один вырисовывает волну, поднимаясь резко вверх и также резко опускаясь вниз. Следующая группа рисует в небе флаг страны, потом катаются танки. Сначала долго нечто под эмиратским флагом, потом Т-90С Уралвагонзавода, а дальше один «Камаз», один «Мерседес» и, кажется, «Ниссан». Программа закончена.
Машины Саудовской Аравии нацелены прямиком на Уралвагонзавод
Экипаж танка, получив от Олега Сиенко в благодарность наручные часы, рассказывает, как их инструктировали перед выездом: «Только помедленнее, только помедленнее, говорят. Едьте тихо-тихо, иначе подъем развалится — он из шлакоблока». Гендиректор УВЗ с гордостью пересказывает это съемочной бригаде «Вестей» — в Тагиле таких страхов не бывает.
В Абу-Даби переживаешь даже не за тагильскую выставку. Обидно и за выставочный центр «Екатеринбург-Экспо»: каким угловатым и деревенским он получился
Сергей Носов вздыхает: даже при наличии своего полигона, собрать участников уровня этой выставки невозможно. «Тут даже с идеей ЭКСПО сложно конкурировать. Можно просто взять и провести, а у нас нужно вкладывать огромные средства, чтобы хоть чуть-чуть приблизиться. Сам город другой», — рассуждает мэр Нижнего Тагила, политически опуская тот факт, что и страна совершенно иная (в декабре исполнился 41 год с создания ОАЭ, но никто из россиян даже не будет сравнивать темпы развития двух богатых нефтью государств).
Экипаж Т-90с позже радовал коллег рассказом, как арабы-техники умоляли их ехать медленнее — иначе развалятся блочные постройки полигона
Но другой у него нет (или пока нет), как и другой выставки. Директор тагильского полигона Валерий Руденко раскрывает свои чертежи на новую выставку: на выделение 200 млн рублей (7 млн долларов) нужно согласование федерального оргкомитета, а без них — не будет новых огневых точек, а после обстрела невырубленный лес может загореться. Еще столько же выделит Уралвагонзавод.
— Кто писал смету? — недоверчиво спрашивает Носов, только что рассуждавший о коррупции.
— Мы сами и писали, — то ли снимает подозрения, то ли только добавляет их Руденко.
— А за сувенирку кто отвечает? Вагонка? Алексей, ты вложи наши подносы. Это отдельное искусство, — обращается мэр к заместителю гендиректора УВЗ Алексею Жаричу.
На обновленной выставке в портфеле участников будут подносы. Тагильские. С цветочным орнаментом, и без танков.
Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на свердловский telegram-канал «Екатское Чтиво»
Подписаться
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...