Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Кому война, а коррупционерам — мать родна

По пути из Екатеринбурга в Цхинвал исчезли миллионы рублей. «Красный крест» и строители нашли виновных, а свердловское правительство - оправдание

Правительство Свердловской области вляпалось в неприятный международный скандал. Кабмин решил проявить благородство, оказав помощь братскому народу Южной Осетии. Но, как это обычно бывает, не только придумал финансовую схему помощи, но и организовал подконтрольную «прокладку». Всех сочувствующих чиновники, конечно же, заверили в собственной честности и бескорыстии. Но, как показывает практика, на каждый возвышенный и благородный порыв найдется свой Александр Корейко. А потому и в этот раз мухлеж привел ко вполне привычным последствиям: бюджет распилили, частный бизнес — кинули, общественников — подставили. Как подгоняли цифры в смете на строительство пожарного депо, как воровали на стройплощадке и почему минюст может закрыть региональное отделение «Красного креста», читайте в материале «URA.Ru».

2008 год был для управляемой Свердловской области особым. Деньги в бюджет лились рекой, экс-губернатор Эдуард Россель и депутаты облдумы едва успевали делить внеплановые доходы казны, особо не задумываясь об эффективности их использования.

В августе в гимне всеобщего благоденствия появилась патриотическая нотка. До Среднего Урала докатились отголоски российско-грузинской войны. Повинуясь зову московской пропагандистской машины, региональное правительство решило помочь разгромленному Цхинвалу, построив в нем пожарное депо.

Откуда взялись необходимые на благое дело деньги, понять не может никто. 18 августа кабинет министров объявил благотворительную акцию по сбору средств на помощь братскому народу. И спустя месяц с небольшим на правительственном спецсчете скопилось уже порядка 72 миллионов рублей. «По нашим данным, именно о такой сумме шла речь. Но действительно ли это деньги благотворителей — большой вопрос. Не было никаких призывов в СМИ, не создавалась „сетка“, не велась работа с гражданами. При такой постановке вопроса и за столь короткий срок получить такую сумму невозможно. У меня есть все основания полагать, что это были бюджетные деньги», — рассказывает «URA.Ru» руководитель областного отделения «Красного креста» Дмитрий Вершинин.

С ним согласен подрядчик работ — директор ЗАО «Компания Урал-Стройсервис» Марат Шамсутдинов: «Я слышал цифру 72 миллиона рублей в частных беседах. Говорили, что часть этих средств собрано у населения, часть выделено из бюджета». Если опасения о нецелевом расходовании казенных денег подтвердятся, то с плеч согласовавших его правительственных чиновников полетят головы — их может ждать уголовное дело.

Росселевское правительство не стало перечислять транш напрямую, решив воспользоваться услугами финансовой прокладки — отделения «Красного креста», которым на тот момент руководила Ольга Харитонова. В нарушение устава общественной организации оно стало инвестором проекта и помогло спрятать казенные деньги (иное их происхождение пока не доказано) на своих счетах от контроля со стороны общественности, законодателей и прокуратуры. «Свердловская область в отличие от нас, является субъектом международного права и имеет право самостоятельно заключать международные договора. Как минимум, региональное отделение должно было согласовать данный вопрос с Москвой, но ни необходимой доверенности, ни визы получено не было. Более того, в нашем уставе не прописано право заниматься инвестированием, строительно-монтажными работами. С предпринимательской деятельности не были уплачены налоги», — отмечает Дмитрий Вершинин.

Чем дальше развивалась история, тем более плотным туманом загадок и тайн она опутывалась. По данным Дмитрия Вершинина, на «Красному кресту» со спецсчета было переведено порядка 69 миллионов рублей. Куда по пути делось 3 миллиона рублей, большая загадка.

В ходе переговоров Марата Шамсутдинова с руководством области цифры мелькали и другие цифры. Сначала здание пожарного депо было оценено в 66 миллионов рублей. Но, когда подрядчики уже возвели его каркас, в Южной Осетии произошло землетрясение силой 7 баллов. После этого было принято решение об укреплении объекта. ОАО «11 Военпроект» скорректировало проектно-сметную документацию, увеличив стоимость сметных работ до 75 миллионов рублей. Экс-премьер области Виктор Кокшаров попросил строителей «ужаться» до 74 миллионов, но, так и не дал отмашку на выделение денег, был отправлен в отставку.

В дальнейшем, после прихода к власти нового губернатора Александра Мишарина, руководство «Урал-Стройсервиса» продолжило общение с первым заместителем председателя правительства Александром Петровым. Вердикт вице-премьера был неумолим: 69 миллионов и точка! Именно под эту сумму в срочном порядке в течение суток была подогнана и прошла экспертную проверку новая смета. «В результате мы превратились в основного инвестора проекта. Недостающие 4,5 миллиона рублей мы потратили из собственного кармана. Ведь только щебенку мы были вынуждены покупать в 6 раз дороже, чем указано в смете. Нам пришлось согласиться. В противном случае нам обещали страсти какие-то», — говорит руководитель фирмы.

Вынужденные отказаться от прибыли строители работали в военных условиях — в одну из ночей объект подвергся обстрелу. Но они выдержали все лишения. «Урал-Стройсервис» прерывал работы в связи с задержкой в финансировании. В ходе тайм-аута с площадки было украдено все, что плохо лежит. Но подрядчики восстановили потери и сдали объект.

«Подрядчик делал свое дело под угрозой нового вторжения. Во время встречи с этими ребятами я сказал им, что они совершили подвиг», — вспоминает Дмитрий Вершинин.Наградой «Урал-Стройсервису» за потерянные миллионы и риск стали лишь две грамоты — от министерства международных и внешнеэкономических связей, а также Законодательного собрания Свердловской области. Руководители Свердловской области отказались им лично сказать добрые слова — экс-губернатор Александр Мишарин и первые лица его правительства не приехали на торжественную приемку.

Марат Шамсутдинов смирился с произошедшим и навряд-ли будет требовать компенсацию. Но положить скандальную историю в архив все равно не выйдет. В конце 2012 года свердловское управление Минюста провело проверку деятельности областного отделения «Красного креста», по результатам которой потребовало отчет об использовании инвестированных в стройку средств. За нарушение собственного устава ячейку общественной организации может постичь суровая кара — вплоть до ликвидации.

«Я не обладаю информацией о возможных дарителях цхинвальских денег. Я попросил Минюст направить соответствующий запрос в правительство, но очень сомневаюсь, что это будет сделано. Увидим ли мы когда-нибудь платежки о сборе 72 миллионов рублей? Скорее всего, нет», — говорит Дмитрий Вершинин.

В ближайшее время общественник обсудит сложившуюся ситуацию с главным федеральным инспектором по Свердловской области Владимиром Шабановым, после чего он намерен начать борьбу за возвращение отправленных в Цхинвал средств. «Я очень уважительно отношусь и к Южной и к Северной Осетии, люблю и Гондурас, и Венесуэлу. Я всех люблю. Но я живу на Урале. Поэтому и собранные жителями области, и бюджетные деньги должны оставаться на ее территории. Ребята верните деньги под каким угодно соусом! Давайте потратим лучше их на восстановление Белой башни в Екатеринбурге. Или приезжайте и сами ее восстановите», — предлагает глава свердловского представительства «Красного креста».

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на свердловский telegram-канал «Екатское Чтиво»
Подписаться
Правительство Свердловской области вляпалось в неприятный международный скандал. Кабмин решил проявить благородство, оказав помощь братскому народу Южной Осетии. Но, как это обычно бывает, не только придумал финансовую схему помощи, но и организовал подконтрольную «прокладку». Всех сочувствующих чиновники, конечно же, заверили в собственной честности и бескорыстии. Но, как показывает практика, на каждый возвышенный и благородный порыв найдется свой Александр Корейко. А потому и в этот раз мухлеж привел ко вполне привычным последствиям: бюджет распилили, частный бизнес — кинули, общественников — подставили. Как подгоняли цифры в смете на строительство пожарного депо, как воровали на стройплощадке и почему минюст может закрыть региональное отделение «Красного креста», читайте в материале «URA.Ru». 2008 год был для управляемой Свердловской области особым. Деньги в бюджет лились рекой, экс-губернатор Эдуард Россель и депутаты облдумы едва успевали делить внеплановые доходы казны, особо не задумываясь об эффективности их использования. В августе в гимне всеобщего благоденствия появилась патриотическая нотка. До Среднего Урала докатились отголоски российско-грузинской войны. Повинуясь зову московской пропагандистской машины, региональное правительство решило помочь разгромленному Цхинвалу, построив в нем пожарное депо. Откуда взялись необходимые на благое дело деньги, понять не может никто. 18 августа кабинет министров объявил благотворительную акцию по сбору средств на помощь братскому народу. И спустя месяц с небольшим на правительственном спецсчете скопилось уже порядка 72 миллионов рублей. «По нашим данным, именно о такой сумме шла речь. Но действительно ли это деньги благотворителей — большой вопрос. Не было никаких призывов в СМИ, не создавалась „сетка“, не велась работа с гражданами. При такой постановке вопроса и за столь короткий срок получить такую сумму невозможно. У меня есть все основания полагать, что это были бюджетные деньги», — рассказывает «URA.Ru» руководитель областного отделения «Красного креста» Дмитрий Вершинин. С ним согласен подрядчик работ — директор ЗАО «Компания Урал-Стройсервис» Марат Шамсутдинов: «Я слышал цифру 72 миллиона рублей в частных беседах. Говорили, что часть этих средств собрано у населения, часть выделено из бюджета». Если опасения о нецелевом расходовании казенных денег подтвердятся, то с плеч согласовавших его правительственных чиновников полетят головы — их может ждать уголовное дело. Росселевское правительство не стало перечислять транш напрямую, решив воспользоваться услугами финансовой прокладки — отделения «Красного креста», которым на тот момент руководила Ольга Харитонова. В нарушение устава общественной организации оно стало инвестором проекта и помогло спрятать казенные деньги (иное их происхождение пока не доказано) на своих счетах от контроля со стороны общественности, законодателей и прокуратуры. «Свердловская область в отличие от нас, является субъектом международного права и имеет право самостоятельно заключать международные договора. Как минимум, региональное отделение должно было согласовать данный вопрос с Москвой, но ни необходимой доверенности, ни визы получено не было. Более того, в нашем уставе не прописано право заниматься инвестированием, строительно-монтажными работами. С предпринимательской деятельности не были уплачены налоги», — отмечает Дмитрий Вершинин. Чем дальше развивалась история, тем более плотным туманом загадок и тайн она опутывалась. По данным Дмитрия Вершинина, на «Красному кресту» со спецсчета было переведено порядка 69 миллионов рублей. Куда по пути делось 3 миллиона рублей, большая загадка. В ходе переговоров Марата Шамсутдинова с руководством области цифры мелькали и другие цифры. Сначала здание пожарного депо было оценено в 66 миллионов рублей. Но, когда подрядчики уже возвели его каркас, в Южной Осетии произошло землетрясение силой 7 баллов. После этого было принято решение об укреплении объекта. ОАО «11 Военпроект» скорректировало проектно-сметную документацию, увеличив стоимость сметных работ до 75 миллионов рублей. Экс-премьер области Виктор Кокшаров попросил строителей «ужаться» до 74 миллионов, но, так и не дал отмашку на выделение денег, был отправлен в отставку. В дальнейшем, после прихода к власти нового губернатора Александра Мишарина, руководство «Урал-Стройсервиса» продолжило общение с первым заместителем председателя правительства Александром Петровым. Вердикт вице-премьера был неумолим: 69 миллионов и точка! Именно под эту сумму в срочном порядке в течение суток была подогнана и прошла экспертную проверку новая смета. «В результате мы превратились в основного инвестора проекта. Недостающие 4,5 миллиона рублей мы потратили из собственного кармана. Ведь только щебенку мы были вынуждены покупать в 6 раз дороже, чем указано в смете. Нам пришлось согласиться. В противном случае нам обещали страсти какие-то», — говорит руководитель фирмы. Вынужденные отказаться от прибыли строители работали в военных условиях — в одну из ночей объект подвергся обстрелу. Но они выдержали все лишения. «Урал-Стройсервис» прерывал работы в связи с задержкой в финансировании. В ходе тайм-аута с площадки было украдено все, что плохо лежит. Но подрядчики восстановили потери и сдали объект. «Подрядчик делал свое дело под угрозой нового вторжения. Во время встречи с этими ребятами я сказал им, что они совершили подвиг», — вспоминает Дмитрий Вершинин.Наградой «Урал-Стройсервису» за потерянные миллионы и риск стали лишь две грамоты — от министерства международных и внешнеэкономических связей, а также Законодательного собрания Свердловской области. Руководители Свердловской области отказались им лично сказать добрые слова — экс-губернатор Александр Мишарин и первые лица его правительства не приехали на торжественную приемку. Марат Шамсутдинов смирился с произошедшим и навряд-ли будет требовать компенсацию. Но положить скандальную историю в архив все равно не выйдет. В конце 2012 года свердловское управление Минюста провело проверку деятельности областного отделения «Красного креста», по результатам которой потребовало отчет об использовании инвестированных в стройку средств. За нарушение собственного устава ячейку общественной организации может постичь суровая кара — вплоть до ликвидации. «Я не обладаю информацией о возможных дарителях цхинвальских денег. Я попросил Минюст направить соответствующий запрос в правительство, но очень сомневаюсь, что это будет сделано. Увидим ли мы когда-нибудь платежки о сборе 72 миллионов рублей? Скорее всего, нет», — говорит Дмитрий Вершинин. В ближайшее время общественник обсудит сложившуюся ситуацию с главным федеральным инспектором по Свердловской области Владимиром Шабановым, после чего он намерен начать борьбу за возвращение отправленных в Цхинвал средств. «Я очень уважительно отношусь и к Южной и к Северной Осетии, люблю и Гондурас, и Венесуэлу. Я всех люблю. Но я живу на Урале. Поэтому и собранные жителями области, и бюджетные деньги должны оставаться на ее территории. Ребята верните деньги под каким угодно соусом! Давайте потратим лучше их на восстановление Белой башни в Екатеринбурге. Или приезжайте и сами ее восстановите», — предлагает глава свердловского представительства «Красного креста».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...