Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Как воруют на социальном блоке «Сотрудничества»

Наглые «лисы», бездомные «зайцы» и Лось, получающий криминальную посылку на почте

Взятки как брали, так и берут. Тюменские силовики сегодня раскрыли «прейскуранты» чиновников, врачей и преподавателей вузов, посоветовали горожанам потереть в руках пятитысячную купюру и намекнули на несколько разрабатываемых «коррупционных дел», в которых фигурируют представители местных властей. Кто, по версии следствия, обещал передать взятку чиновнику областного департамента, куда ушли миллионы «хозяйки Югры», и что за «политический долгострой» сдается в Антипино — об этом в материале «URA.Ru».

Сегодня о работе отдела экономической безопасности и противодействия коррупции городского УМВД отчитался заместитель руководителя структуры Дмитрий Боровиков. Как выяснилось, в этом году уже выявлено 416 экономических преступлений, в 98 случаях речь идет о крупных и особо крупных размерах, а 349 из всех преступлений связаны с коррупционной составляющей.

«Средняя сумма взятки в этом году — 56 тысяч рублей, — рассказал Боровиков. — Брали и 2 миллиона, и 300 тысяч». 2 миллиона — это та самая взятка, в посредничестве при передаче которой подозревают тюменского адвоката Марию Вышомирскую. В мае областная прокуратура уже передала дело в Ленинский суд. Напомним, по версии следствия, тюменский предприниматель пытался передать эти деньги через адвоката одному из чиновников областного департамента имущественных отношений — за помощь в продлении договора на аренду земельного участка, где бизнесмен намеревался построить торговый центр. Коммерсант согласился передать деньги, но потом решил «сдать» коррупционера и обратился в правоохранительные органы. Кстати, насколько известно, областной чиновник в деле не фигурирует.

Фигурантами «взяточных» дел чаще всего становятся преподаватели вузов, чиновники и — представители правоохранительных органов. Сейчас, по словам Боровикова, в производстве находятся дела по 14 фактам хищения бюджетных средств — большую часть денег «освоили» при реализации государственных и муниципальных контрактов, в том числе в сфере ЖКХ, а также во время поддержки малого и среднего бизнеса.

Расследуется и дело главного врача одного из тюменских медучреждений, оценившего свой автограф на актах выполненных работ всего в 100 тысяч рублей.

Немалое беспокойство ОЭБиПК вызывают наводнившие Тюмень фальшивки — 5 тысячные купюры злоумышленники печатают на копировальной технике и типографском оборудовании, банкноты очень похожи на настоящие, однако некоторые отличия все же есть — например, инфракрасную защиту подделать не смогли, так что «липовые» бумажки отлично показывают автоматические детекторы. «Можно и на ощупь определить. — поделился Боровиков. — Если посмотреть на уголок подделки, то там бумага расслаивается на две половинки. Ну и краска, которой номер банкноты отпечатан, в 90% случаев осыпается, если ее потереть». Фальшивомонетчики не очень-то оригинальны, все подделки имеют серии БА, АВ, ВМ и БВ, а номера серий начинаются с одной из трех комбинаций: 58747**, 68747**, 47847**.

Судя по всему, фальшивки приходят откуда-то «из центра» — весной этого года полицейские задержали жителя города Лабытнанги по фамилии Лось, который как раз собирался получить «ценную посылку» из Санкт-Петербурга. А ранее тюменские правоохранители ездили за сбытчиком 5-тысячных «фантиков» в белокаменную: житель столицы периодически наведывался в Тюмень и каждый раз оставлял за собой след из поддельных купюр. При задержании у москвича нашли еще 15 фальшивых 5-тысячных банкнот. Уже в этом году тюменские правоохранители поймали 6 сбытчиков, причем 5 из них оказались «гастролерами», и лишь один — жителем областного центра.

Но самым, пожалуй, интересным заявлением полицейского стала информация о передаче в суд дела, фигурант которого — тюменская коммерческая структура — по версии следователей сумела «увести» не только средства дольщиков, но и деньги столь лелеемой тремя губернаторами «матрешки» программы «Сотрудничество».

Правда, губернатор ХМАО Наталья Комарова недавно честно признала, что «к сожалению, любая программа в любом субъекте России и даже в другом государстве не всегда выполняется тех объемах и в те сроки, которые были заложены изначально». «Любой проект, особенно большой, крупный заведомо будет обречен на то, что будут перенесены сроки его исполнения и увеличена его стоимость», — заметила с улыбкой Наталья Комарова после торжественной церемонии подписания «Сотрудничества» 26 июня.

Однако вряд ли Наталья Владимировна согласилась бы с «переносом срока исполнения» проекта на 6 лет — тем более, проекта социального, по переселению жителей округа на юг Тюменской области.

Уголовное дело появилось прошлым летом — полицейские уже несколько месяцев собирали материал на застройщика территории в поселке Антипино, тюменское ООО «Аскон» и его генерального директора Андрея Костина. Долгострой стоял уже пять лет, причем не простой долгострой, а политический: ХМАО и так не упускает случая «укусить» Тюмень за «Сотрудничество» — а привычка быть «несогласной» у Югры тянется со времен губернатора Филипенко — а тут такое бельмо на глазу, как тюменский обанкротившийся застройщик, на счетах которого пропали «северные» миллионы.

Однако к июню 2012 года пострадавшие тюменские дольщики-физлица, которых было более 70 человек, ждать уже устали. Люди сообщили о своих проблемах депутату Госдумы Александру Хинштейну. «Хинштейн приехал в Тюмень и на общей встрече довольно резко поднял вопрос по „Аскону“, — сообщил корреспонденту „URA.Ru“ источник в силовых структурах. — Но господин Костин у нас уже был в разработке, дело возбудили буквально через 5-6 дней». Следствие шло почти год. Костину вменяют 159 статью УК РФ — мошенничество. Суда коммерсант дожидается под подпиской о невыезде. Все его «подвиги» едва уместились в 36 томов уголовного дела, 7 из них занимает обвинительное заключение. «В каждом томе 250 листов, — пояснили в прокуратуре. — Чтоб было понятнее, это 20 мегабайт вордовского документа».

Свою деятельность в Антипино господин Костин начал в 2007 году. В ноябре его компания «Аскон» получила от областного департамента имущественных отношений шесть участков земли — под строительство шести домов. Застройщику удалось привлечь средства не только физических лиц, но и убедить чиновников вложить в объект деньги программы «Сотрудничество» — под переселение с севера жителей Югры. «В нашем доме должны были жить люди из Урая, Нижневартовска, — рассказал нашему корреспонденту Сергей, председатель жилищного кооператива „Надежда“, созданного здесь уже после банкротства „Аскона“. — Их администрации выделили на это деньги, средства перевели на счета „Аскона“. Один из северян не дождался... теперь эта квартира отошла его сыну».

Информированный источник агентства рассказал, что 76 квартир антипинского дома были поделены между Областным фондом развития жилищного строительства, департаментом имущественных отношений Тюменской области и физлицами-дольщиками. На долю ОФРЖС пришлось 10 квартир, 11 должны были отойти областным властям, остальные покупали тюменцы, соблазнившиеся низкой ценой. Кроме того, в доме предполагалось сделать пристрой под «объект соцкультбыта» — с этим пристроем в 600 м кв. связана отдельная история, он переходил от Костина к его супруге, ее брату, а теперь должен послужить неким возмещением тюменскому АиЖК, который взялся достраивать злополучный дом.

«Да, цена была 17 тысяч за квадратный метр, — рассказал Сергей, председатель кооператива. — В то время у других застройщиков уже и 20 и 30 за квадрат было. Когда его (Костина — прим. ред.) спросили, почему такие цифры, он ответил: „Так вот, тут соцпрограмма, департамент участвует, деньги вложены бюджетные, да еще район отдаленный“. Это потом мы поняли, почему была такая заниженная цена».

Средства перечисляли через «Агропромбанк». Чуть позже «Аскона» открывает продажи во втором доме, а затем — и в третьем. По словам дольщиков, к тому моменту, как у него кончились деньги, Костин успел построить 4 этажа в первом доме, 1 этаж во втором и заложить фундамент для третьего. «Это такая же финансовая пирамида, — считают дольщики. — У них же все заранее продумано. Они строят первый дом и собирают деньги уже за второй, третий, четвертый... в лучшем случае первый дом на собранные средства достраивают, и — все. Деньги исчезают непонятно куда, люди остаются без рубля и без квартир. А тут еще программу „Сотрудничество“ так нехорошо обманули».

«Аскон» обанкротился, пришел временный управляющий. К нему у дольщиков тоже было много вопросов — например, как можно было суметь за 18 месяцев не сдвинуть ситуацию с мертвой точки? «Наверное, он тоже появился у нас со своими интересами, — рассказал нам один из дольщиков. — Если у тебя цель дом достроить, то можно выйти на администрацию, у которой тоже там квартиры были, найти хорошего инвестора... Он, конечно, нашел инвестора — но оказалось, что денег у того нет. Они хотели забрать квартиры департамента и нежилое (магазин — прим. ред.) помещение, но даже если бы их план удался, вряд ли они достроили бы дом. У нас-то денег уже не было, квартиры в Антипино покупали не самые богатые люди — пенсионеры, молодые мамы».

Хорошо, что вовремя президент приказал разобраться с проблемными домами до конца 2012 года, говорят дольщики первого дома. Им повезло — быстро сумели создать кооператив, получить все нужные документы, а город помог найти инвестора. Первый дом уже достроен. А вот дольщикам второго не повезло: АИЖК не хочет брать на себя обязательства по проведению в нем работ. «Там в кооперативе какие-то дрязги — то два председателя оказывается, то еще что-то, — пояснил наш собеседник. — АИЖК не может туда зайти. Мы-то на самом деле не сильно пострадали, за квартиры деньги отдали — нам их в итоге построили. А что будет со вторым домом — непонятно».

В первом, достроенном доме, в числе дольщиков значится и сын Костина. Однако в кооператив он не вступал, взносы не платил. Судя по всему, теперь он может претендовать только на возврат вложенных когда-то средств, а квартирой будет распоряжаться кооператив — или АИЖК.

Что касается средств программы «Сотрудничество» — а по слухам, в антипинскую стройку «вбухали» около 70 миллионов — то след их найти теперь вряд ли удастся. «Аскон» официально признан банкротом, господин Костин мог бы прояснить судьбу бюджетных денег (хотя бы для хозяйки Югры Натальи Комаровой), но вряд ли будет это делать. Впрочем, стоит дождаться суда — может быть, директора «Аскона» и вовсе оправдают?

Больше новостей — в нашем телеграм-канале URA.RU
Подписаться
Взятки как брали, так и берут. Тюменские силовики сегодня раскрыли «прейскуранты» чиновников, врачей и преподавателей вузов, посоветовали горожанам потереть в руках пятитысячную купюру и намекнули на несколько разрабатываемых «коррупционных дел», в которых фигурируют представители местных властей. Кто, по версии следствия, обещал передать взятку чиновнику областного департамента, куда ушли миллионы «хозяйки Югры», и что за «политический долгострой» сдается в Антипино — об этом в материале «URA.Ru». Сегодня о работе отдела экономической безопасности и противодействия коррупции городского УМВД отчитался заместитель руководителя структуры Дмитрий Боровиков. Как выяснилось, в этом году уже выявлено 416 экономических преступлений, в 98 случаях речь идет о крупных и особо крупных размерах, а 349 из всех преступлений связаны с коррупционной составляющей. «Средняя сумма взятки в этом году — 56 тысяч рублей, — рассказал Боровиков. — Брали и 2 миллиона, и 300 тысяч». 2 миллиона — это та самая взятка, в посредничестве при передаче которой подозревают тюменского адвоката Марию Вышомирскую. В мае областная прокуратура уже передала дело в Ленинский суд. Напомним, по версии следствия, тюменский предприниматель пытался передать эти деньги через адвоката одному из чиновников областного департамента имущественных отношений — за помощь в продлении договора на аренду земельного участка, где бизнесмен намеревался построить торговый центр. Коммерсант согласился передать деньги, но потом решил «сдать» коррупционера и обратился в правоохранительные органы. Кстати, насколько известно, областной чиновник в деле не фигурирует. Фигурантами «взяточных» дел чаще всего становятся преподаватели вузов, чиновники и — представители правоохранительных органов. Сейчас, по словам Боровикова, в производстве находятся дела по 14 фактам хищения бюджетных средств — большую часть денег «освоили» при реализации государственных и муниципальных контрактов, в том числе в сфере ЖКХ, а также во время поддержки малого и среднего бизнеса. Расследуется и дело главного врача одного из тюменских медучреждений, оценившего свой автограф на актах выполненных работ всего в 100 тысяч рублей. Немалое беспокойство ОЭБиПК вызывают наводнившие Тюмень фальшивки — 5 тысячные купюры злоумышленники печатают на копировальной технике и типографском оборудовании, банкноты очень похожи на настоящие, однако некоторые отличия все же есть — например, инфракрасную защиту подделать не смогли, так что «липовые» бумажки отлично показывают автоматические детекторы. «Можно и на ощупь определить. — поделился Боровиков. — Если посмотреть на уголок подделки, то там бумага расслаивается на две половинки. Ну и краска, которой номер банкноты отпечатан, в 90% случаев осыпается, если ее потереть». Фальшивомонетчики не очень-то оригинальны, все подделки имеют серии БА, АВ, ВМ и БВ, а номера серий начинаются с одной из трех комбинаций: 58747**, 68747**, 47847**. Судя по всему, фальшивки приходят откуда-то «из центра» — весной этого года полицейские задержали жителя города Лабытнанги по фамилии Лось, который как раз собирался получить «ценную посылку» из Санкт-Петербурга. А ранее тюменские правоохранители ездили за сбытчиком 5-тысячных «фантиков» в белокаменную: житель столицы периодически наведывался в Тюмень и каждый раз оставлял за собой след из поддельных купюр. При задержании у москвича нашли еще 15 фальшивых 5-тысячных банкнот. Уже в этом году тюменские правоохранители поймали 6 сбытчиков, причем 5 из них оказались «гастролерами», и лишь один — жителем областного центра. Но самым, пожалуй, интересным заявлением полицейского стала информация о передаче в суд дела, фигурант которого — тюменская коммерческая структура — по версии следователей сумела «увести» не только средства дольщиков, но и деньги столь лелеемой тремя губернаторами «матрешки» программы «Сотрудничество». Правда, губернатор ХМАО Наталья Комарова недавно честно признала, что «к сожалению, любая программа в любом субъекте России и даже в другом государстве не всегда выполняется тех объемах и в те сроки, которые были заложены изначально». «Любой проект, особенно большой, крупный заведомо будет обречен на то, что будут перенесены сроки его исполнения и увеличена его стоимость», — заметила с улыбкой Наталья Комарова после торжественной церемонии подписания «Сотрудничества» 26 июня. Однако вряд ли Наталья Владимировна согласилась бы с «переносом срока исполнения» проекта на 6 лет — тем более, проекта социального, по переселению жителей округа на юг Тюменской области. Уголовное дело появилось прошлым летом — полицейские уже несколько месяцев собирали материал на застройщика территории в поселке Антипино, тюменское ООО «Аскон» и его генерального директора Андрея Костина. Долгострой стоял уже пять лет, причем не простой долгострой, а политический: ХМАО и так не упускает случая «укусить» Тюмень за «Сотрудничество» — а привычка быть «несогласной» у Югры тянется со времен губернатора Филипенко — а тут такое бельмо на глазу, как тюменский обанкротившийся застройщик, на счетах которого пропали «северные» миллионы. Однако к июню 2012 года пострадавшие тюменские дольщики-физлица, которых было более 70 человек, ждать уже устали. Люди сообщили о своих проблемах депутату Госдумы Александру Хинштейну. «Хинштейн приехал в Тюмень и на общей встрече довольно резко поднял вопрос по „Аскону“, — сообщил корреспонденту „URA.Ru“ источник в силовых структурах. — Но господин Костин у нас уже был в разработке, дело возбудили буквально через 5-6 дней». Следствие шло почти год. Костину вменяют 159 статью УК РФ — мошенничество. Суда коммерсант дожидается под подпиской о невыезде. Все его «подвиги» едва уместились в 36 томов уголовного дела, 7 из них занимает обвинительное заключение. «В каждом томе 250 листов, — пояснили в прокуратуре. — Чтоб было понятнее, это 20 мегабайт вордовского документа». Свою деятельность в Антипино господин Костин начал в 2007 году. В ноябре его компания «Аскон» получила от областного департамента имущественных отношений шесть участков земли — под строительство шести домов. Застройщику удалось привлечь средства не только физических лиц, но и убедить чиновников вложить в объект деньги программы «Сотрудничество» — под переселение с севера жителей Югры. «В нашем доме должны были жить люди из Урая, Нижневартовска, — рассказал нашему корреспонденту Сергей, председатель жилищного кооператива „Надежда“, созданного здесь уже после банкротства „Аскона“. — Их администрации выделили на это деньги, средства перевели на счета „Аскона“. Один из северян не дождался... теперь эта квартира отошла его сыну». Информированный источник агентства рассказал, что 76 квартир антипинского дома были поделены между Областным фондом развития жилищного строительства, департаментом имущественных отношений Тюменской области и физлицами-дольщиками. На долю ОФРЖС пришлось 10 квартир, 11 должны были отойти областным властям, остальные покупали тюменцы, соблазнившиеся низкой ценой. Кроме того, в доме предполагалось сделать пристрой под «объект соцкультбыта» — с этим пристроем в 600 м кв. связана отдельная история, он переходил от Костина к его супруге, ее брату, а теперь должен послужить неким возмещением тюменскому АиЖК, который взялся достраивать злополучный дом. «Да, цена была 17 тысяч за квадратный метр, — рассказал Сергей, председатель кооператива. — В то время у других застройщиков уже и 20 и 30 за квадрат было. Когда его (Костина — прим. ред.) спросили, почему такие цифры, он ответил: „Так вот, тут соцпрограмма, департамент участвует, деньги вложены бюджетные, да еще район отдаленный“. Это потом мы поняли, почему была такая заниженная цена». Средства перечисляли через «Агропромбанк». Чуть позже «Аскона» открывает продажи во втором доме, а затем — и в третьем. По словам дольщиков, к тому моменту, как у него кончились деньги, Костин успел построить 4 этажа в первом доме, 1 этаж во втором и заложить фундамент для третьего. «Это такая же финансовая пирамида, — считают дольщики. — У них же все заранее продумано. Они строят первый дом и собирают деньги уже за второй, третий, четвертый... в лучшем случае первый дом на собранные средства достраивают, и — все. Деньги исчезают непонятно куда, люди остаются без рубля и без квартир. А тут еще программу „Сотрудничество“ так нехорошо обманули». «Аскон» обанкротился, пришел временный управляющий. К нему у дольщиков тоже было много вопросов — например, как можно было суметь за 18 месяцев не сдвинуть ситуацию с мертвой точки? «Наверное, он тоже появился у нас со своими интересами, — рассказал нам один из дольщиков. — Если у тебя цель дом достроить, то можно выйти на администрацию, у которой тоже там квартиры были, найти хорошего инвестора... Он, конечно, нашел инвестора — но оказалось, что денег у того нет. Они хотели забрать квартиры департамента и нежилое (магазин — прим. ред.) помещение, но даже если бы их план удался, вряд ли они достроили бы дом. У нас-то денег уже не было, квартиры в Антипино покупали не самые богатые люди — пенсионеры, молодые мамы». Хорошо, что вовремя президент приказал разобраться с проблемными домами до конца 2012 года, говорят дольщики первого дома. Им повезло — быстро сумели создать кооператив, получить все нужные документы, а город помог найти инвестора. Первый дом уже достроен. А вот дольщикам второго не повезло: АИЖК не хочет брать на себя обязательства по проведению в нем работ. «Там в кооперативе какие-то дрязги — то два председателя оказывается, то еще что-то, — пояснил наш собеседник. — АИЖК не может туда зайти. Мы-то на самом деле не сильно пострадали, за квартиры деньги отдали — нам их в итоге построили. А что будет со вторым домом — непонятно». В первом, достроенном доме, в числе дольщиков значится и сын Костина. Однако в кооператив он не вступал, взносы не платил. Судя по всему, теперь он может претендовать только на возврат вложенных когда-то средств, а квартирой будет распоряжаться кооператив — или АИЖК. Что касается средств программы «Сотрудничество» — а по слухам, в антипинскую стройку «вбухали» около 70 миллионов — то след их найти теперь вряд ли удастся. «Аскон» официально признан банкротом, господин Костин мог бы прояснить судьбу бюджетных денег (хотя бы для хозяйки Югры Натальи Комаровой), но вряд ли будет это делать. Впрочем, стоит дождаться суда — может быть, директора «Аскона» и вовсе оправдают?
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...