Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Мы не можем перебить приезжих, как американцы своих индейцев»

Лидер черносотенцев Анатолий Степанов презентовал Перми свой сценарий. «Либо Сталин, либо Майдан»

29 января в Перми прошло учредительное собрание регионального отделения черносотенной организации «Русское Собрание». Для создания региональной ячейки строящейся в России партии в Пермь приехал председатель «РС» Анатолий Степанов, уверенный, что имперское государство должно опираться на православие, но для создания такого фундамента нужно потрудиться. Как сформулировать русскую идеологию в имперском государстве, какова роль Сталина и зачем ему пригодились бы опричники, что делать с миграционной политикой Кремля, и как избежать украинских событий. На эти и другие вопросы Анатолий Степанов ответил в интервью для «URA.Ru».

— Сейчас в Перми представителям русских национальных движений задают один и тот же вопрос: вы как-то связаны с недавним выступлением пермской молодёжи, вышедшей на улицу бить мигрантов?

— Нет. Молодёжный протест носит эмоциональный характер, посвящен конкретным случаям столкновений на межнациональной основе. А у нашей организации «Русское собрание» стоит задача организовать общественное движение, которое объединило бы думающих людей, писателей, учёных, которые смогли бы сформулировать основы государственной идеологии. Сейчас это наша с вами главная задача. Отсутствие идеологии — причина того молодёжного протеста, о котором вы говорите. Такие эксцессы во многом вызваны миграционной политикой, а сама миграционная политика обусловлена отсутствием государственной идеологии. У власти нет понимания, как должны строиться межнациональные отношения в стране. Мы собираемся выработать эту идеологию. Валдайская речь Путина — это вызов обществу, это стимул, который сформировал наше движение.

— У вас уже есть что предложить в качестве основы государственной идеологии?

— Эти положения разработали русские мыслители 19 и 20 столетия, начиная со славянофилов. Они создали стройное учение о России как особом типе цивилизации. Из этого вытекают многие постулаты политики. Если мы — особый тип цивилизации, то мы не можем слепо копировать западные институты. Они у нас не приживутся.

— Что делать с мигрантами? Перевоспитаем или построим между нами стену?

— Процессы миграции долгое время властью не контролировались. Поэтому ситуация обострилась и требует чрезвычайных мер, в том числе ограничения потока мигрантов. Но Россия как страна имперская обречена быть многонациональной, из нее нельзя создать русское национальное государство. Нельзя поступить, как американцы — переребить всех индейцев и создать национальное государство. Вместо войны с инородцами либо их отселения надо проводить имперскую политику тонкого выстраивания межнациональных отношений. Мастером этой политики был Сталин. Он родился на Кавказе, понимал, насколько это сложно. У нас, к сожалению, никто этим не занимается.

— При создании «Русского собрания» вы указали в качестве отправной точки президентскую речь на Валдае. Какова была реакция администрации президента на ваше понимание особой роли Путина?

— «После того» не значит «по причине того». Валдайская речь Путина стала толчком, чтобы идею осуществить. Связь с выступлением Путина носит идеологический характер. Из его администрации никакой реакции не было, в ней нет людей, которые отнеслись бы серьёзно к задаче сформулировать идеологию. Когда Путин избирался, Александр Проханов задал вопрос: «Где ваши преображенцы-алексеевцы, на которых можно опереться»? Вразумительного ответа не прозвучало. Для самого Путина эта проблема, видимо, не первоочередная. Проханов сознательно смягчил вопрос, можно было обратиться «Где ваши опричники»? Или «Где ваше НКВД»? Это тот инструмент, тот механизм, который помогал крупным деятелям нашей страны решать те же проблемы, с которыми столкнулся Путин. Это нелояльность значительной части элит и сохранение расползавшегося государства. Для этого нужен инструмент.

— Вы и есть такой инструмент? Или создадите таковой?

— Мы готовы организовать дискуссию в обществе среди благонамеренной части интеллектуалов, тех, кто может генерировать идеи, и кто имеет нравственный настрой это делать. К сожалению, часть тех, кто способен это делать, рассматривают Россию как место, где надо хапнуть и сбежать на Запад. Мы, в отличие от них, выступаем добровольными помощниками российской власти. Выработать идеологию можно только на основе твёрдых нравственных принципов православного вероучения. Это обусловлено тем, что Россия исторически — православная страна. Естественно, что в этом процессе не могут принимать участие представители диаспор и других конфессий. С ними надо выстраивать диалог. Нельзя сформулировать идеологию, объединив при её создании противников власти — коммунистов, националистов, православных патриотов. Их всех не устраивает либеральный курс, сформировавшийся в 90-х. Вот внешняя политика устраивает уже большинство, там шаги государства отвечают чаяниям большинства. В экономической политике такого нет.

— Национализм и поиск идеологии идут рука об руку с экономическими проблемами и массовыми увольнениями. По оценкам экспертов, Перми тоже грозят массовые увольнения, прежде всего — офисных клерков. Это ваши рекруты?

— Опять некоторое непонимание есть. Мы создаем общественную организацию не по типу партии, которая будет организовывать массовые движения, участвовать в обсуждении социально острых проблем. Мы хотим сформулировать базовые постулаты идеологии. Это долговременная задача создания идеологического поля, из которого власть черпала бы энергию и понимание стратегических задач, стоящих перед страной. Можно залить деньгами пермские проблемы, построить завод. Но это — марксистское решение. Не бытие первично, а сознание. Первична — нравственная религиозная мотивация. Пока эта мотивация не появится, положительных изменений в экономике не будет. Высшее проявление человечности — готовность к жертве. Нельзя жертвовать ради экономических выгод, только ради нравственных мотивов, в большинстве своем — религиозных. Мы надеемся, что у власти есть потребность в такой идеологии. Иначе нам не выжить. Если не мы не оторвемся от западной матрицы, нас ждёт киевский майдан.

Справка: Анатолий Степанов

Родился в 1961 года в селе Нижняя Кубань Комаричского р-на Брянской области. В 1983 закончил исторический факультет Дальневосточного госуниверситета (ДВГУ) во Владивостоке, занимался преподавательской и общественной работой, служил офицером в Вооруженных силах. В 1993 закончил аспирантуру Санкт-Петербургского университета по кафедре истории России, исследовал идеологии русского консерватизма. В это же время состоял сотрудником пресс-службы митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева), был в числе учредителей ряда православно-патриотических организаций. В 1994-96 годах преподаватель, замдекана факультета политологии ДВГУ. С 1996 года живет в Петербурге. Состоял членом редколлегии газеты «Русь Православная», был редактором газеты «Русский православный патриот», научным редактором издательства «Царское дело», с 2000-го редактор отдела политики православного информационного агентства «Русская линия», с 2004-го главный редактор «Русской линии». Действительный член Петровской Академии наук и искусств. Автор книги «Черная Сотня: взгляд через столетие» (2000), составитель (совместно с О.А.Платоновым) тома «Русский патриотизм» в «Большой энциклопедии Русского народа» (2003).

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...