Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Дубровский чист, как слеза младенца, а за Охлобыстина мне сказали спасибо в Олимпийском комитете!»

Юрист и политик, старожил российского парламента о смене власти на Южном Урале, свободном ношении оружия и бреде Ивана Охлобыстина

Редкий политик из числа выходцев из УрФО, заседающих в Госдуме, может похвастаться столько долгим сроком работы в парламенте, как Павел Крашенинников. Руководитель комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, руководитель Ассоциации юристов России — его стаж работы в нижней палате Федерального собрания почти 15 лет. И хотя сейчас он представляет в Госдуме Башкортостан, связей с Челябинской областью не рвет. Вчера наведался в гости к врио губернатора Борису Дубровскому, с которым давно знаком. А сегодня дал эксклюзивное интервью «URA.Ru», в котором рассказал, как повезло Южном Уралу с руководителем, почему сам Крашенинников рад, что не стал российским омбудсменом, и о много другом.

— Павел Владимирович, как вы оцениваете смену власти в регионе?

— В регионе, — уточняет Крашенинников, — сменился губернатор, а не власть в целом. И я оцениваю это положительно. Для области, в первую очередь, Южный Урал всегда был донором, а сейчас стал дотационным, и ситуацию надо исправлять. Поэтому надо менять руководителей на таких постах, пусть и не часто, но периодически. Надо ставить новых людей, с организаторским опытом, но при этом не замешанных в каких-либо скандалах.


В последний раз в кабинете губернатора Челябинской области Павел Крашенинников был, когда регионом руководил Петр Сумин. С приходом Бориса Дубровского юрист-политик вновь стал желанным гостем

— Пресс-служба Дубровского уже процитировала вас после вчерашней встречи: «Борис Александрович как политик, что называется, „чист как слеза младенца“»...

— Я и сейчас могу это повторить! У него нет опыта в политике, и может, это хорошо. Зато огромный опыт организатора. Он очень дисциплинированный руководитель, системный, своих подчиненных сделает такими же.

— То, что Дубровский никогда не опаздывает, это все уже заметили.

— Дело не только в пунктуальности. При принятии того или иного решения дискуссии возможны, но потом, когда решение принято, ему надо следовать в точности, и Дубровский сможет всех заставить делать это. А Борис Александрович будет работать исключительно на область, и жители области скоро почувствуют все плюсы от нового руководителя.

— О чем вчера говорили с Дубровским?

— О том же областном бюджете, с которым сейчас так не просто, о том, что происходит в парламенте, Бориса Александровича это очень интересует.

— Ваше появление в кабинете врио губернатора знаковое. В последнее время вы словно утратили связи с малой родиной. Если в информповестке родного Магнитогорска присутствуете, то в Челябинске появлялись редко.

— Не поверите, но в кабинете губернатора Челябинской области я в последний раз был, когда этот кабинет занимал Петр Сумин. С Юревичем же в его стенах не встречался, хотя присутствовал на его инаугурации и даже зачитывал приветственный адрес от Бориса Грызлова.

— Ну, Магнитку в последнее время как-то уж сильно «задвинули»...

— Некий дисбаланс действительно присутствовал. И это скорее, неправильно, потому что нельзя не учитывать второй по величине город Челябинской области, где есть предприятие, формирующее областной бюджет. Впрочем, это уже извечная конкуренция между Магнитогорском и Челябинском.

— Не многовато теперь магнитогорцев в областной власти? Уже говорят, что Дубровский расставляет на самые важные посты только земляков.

— Борис Александрович набирает команду не по принципу «местечковости», а исключительно исходя из профессиональных качеств претендента. Так что перебора нет, и в расстановке сил ущерба для челябинцев не будет. Сами же писали, что в правительстве области он сохранил основой костяк от прежней команды.

— А в вашей карьере возможны изменения? Вас прочили уже на несколько должностей вне Госдумы. В том числе и на уполномоченного по правам человека в РФ. Даже в профессиональные менеджеры Континентальной хоккейной лиги России сватали! Как вы относились к таким перспективам?

— Уполномоченным по правам человека быть не собирался, хоть меня и внесли в список. Очень обрадовался, что омбудсменом стала Элла Памфилова, и сразу же ее поздравил, пожелав удачи. Я не собираюсь уходить из Госдумы. У меня есть определенные обязательства по работе, особенно в части подготовки нового Гражданского кодекса РФ. Это второй по значимости документ после Конституции. Пять из десяти блоков мы уже подготовили, но работы еще много. Что касается хоккея, то я возглавляю попечительский совет Федерации хоккея России и являюсь вице-президентом ХК «Металлург», но это общественная работа и делать ее штатной не собираюсь.

— Кстати, насчет хоккея. Как только врио губернатора стал бывший генидиректор ММК, челябинские фанаты запаниковали, что «Трактор» постепенно исчезнет с арены. Мол, незачем будет держать в КХЛ две команды, от Челябинска и Магнитогорска. Вы за то, чтобы обе команды сохранились?

— Конечно! Челябинская область может себе это позволить. Школы «Трактора» и «Металлурга» одни из лучших в стране. Южный Урал присутствует в КХЛ и в НХЛ, что просто здорово! Кроме того, хоккей это не только престиж для региона, сколько важная составляющая в его жизни. Между прочим, во время хоккейных матчей с участием «Металлурга» в Магнитогорске даже уровень преступлений снижается.

— Вам часто приходится комментировать эпатажные проекты. От уголовного преследования за мужеложество, с этой темой выступил Иван Охлобыстин, до уголовного наказания родственников террористов, идея вашего коллеги Романа Худякова. Хватает на это терпения?

— Если честно, то не хватает. По Охлобыстину я дал только три комментария в СМИ, назвав его идею бредом. Дальше комментировать отказывался, но и этого было достаточно. Остальные вообще предпочли стыдливо молчать или отнекиваться. А храбрость состоит не только в том, чтобы «залезть в огонь», но в том, чтобы взять на себя ответственность за тот или иной комментарий. Между прочим, из нашего Олимпийского комитета мне потом звонили и говорили «спасибо» за это. Шла полным ходом подготовка к Сочи, и ни к чему были лишние упреки в преследовании сексуальных меньшинств. Хотя что мешало олимпийскому комитету так же жестко высказаться в адрес Охлобыстина? Что касается идеи Худякова, то это тоже бред! Так может дойти и до времен репрессий, когда судили «членов семьи врага народа».

— А вчера, когда произошел инцидент со стрельбой в московской школе, какие комментарии у вас спрашивали?

— В основном на тему разрешения оружия. Информационную кампанию по свободному ношению оружия никто же сворачивать не собирается! Я категорически против этого. Если даже при тотальном запрете мальчишка принес оружие в школу, то, что будет, когда это позволят всем? Еще говорили на тему безопасности в учебных заведениях. Охранник же успел нажать на тревожную кнопку, и такие кнопки надо ставить везде.

— Вернемся к теме Челябинской области. Вчера, когда вы были в кабинете Дубровского, областной суд вновь лишился руководителя. Ушел в отставку и.о. председателя Анатолий Кунышев, не дождавшись очередного конкурса. Ждали, что конкурс на замещение вакантной должности председателя состоится в конце января, но все перенесли на конец марта. Почему? Это к вам вопрос, как к члену комиссии при президенте РФ по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов.

— Тема для Южного Урала очень сложная. Был прямой конфликт между губернатором Михаилом Юревичем и действующим председателем облсуда Федором Вяткиным. Ничем хорошим эта война не закончилась, обе стороны потерпели поражение. Пришлось уйти Вяткину, теперь ушел и Юревич. Но еще до отставки Юревича, в октябре прошлого года наша комиссия прислушалась к просьбе полпреда Игоря Холманских и отклонила очередные кандидатуры на пост председателя облсуда, названные нам ВККС. Теперь в области новый руководитель. С ним, разумеется, решили проконсультироваться и отложили процесс до конца марта. Но, повторю, речь идет только о консультациях, а не о прямых указаниях со стороны врио губернатора. Борис Александрович отчетливо понимает, что областные власти не должны вмешиваться в дела силовиков и судей. Что опять же характеризует его как системного руководителя.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...