Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Наши друзья, которые помогут»

Россияне полетели защищать Крым. Среди них – корреспондент «URA.Ru». Сам увидел: провокации, националистов и счастливых детей. ФОТО

Никто не скажет точно, что за момент сейчас: смена власти в Киеве, разрешение Совета Федерации на военную операцию за пределами России, угрозы. Это дипломатический конфликт или новая «холодная война», которую через 30 лет будут изучать в школах, указывая, что ошибки одной из сторон привели к развалу какой-то очередной конструкции. Или начало бойни, которую будут изучать и спустя 100 лет. Корреспондент «URA.Ru» вылетел в Крым, чтобы честно рассказать читателям, что там происходит. О «вежливых войсках», провокаторах, националистах из России, спешащих на помощь братьям — в нашем репортаже.

Из Тюмени до Крыма можно добраться только с пересадкой. В моем случае — через московский Домодедово. Рейс в Симферополь обслуживают в международном терминале. Это как напоминание, что несмотря на обошедшие все СМИ кадры с российскими флагами над административными зданиями Крыма, этот город еще украинский.

Надолго ли? Ответа на этот вопрос ждут многие, ждут и выжидают. Сейчас в Крым никто не рвется, наш «Боинг» на удивление пустой. Из пассажиров только несколько журналистов, с десяток крымчан, бурно осуждающих свежую прессу, и один русский националист, как он сам и представился.


Ленин из символа советского прошлого теперь стал символом антимайдана: если не повалили, значит, местная власть не подчинилась Киеву. Памятник теперь как лакмусовая бумажка

«Я еду в русский город, чтобы поддержать своих братьев», — признается он и проводит экскурс в историю русского Крыма. На вопрос, что конкретно он будет там делать, отвечает вполне прямо: если понадобится с оружием отстаивать отделение Крыма. Никаких стеснений.

Кстати, если на пограничном контроле на российской стороне строго спросили цель поездки в Симферополь и долго с кем-то советовались по телефону, то на украинской пропустили с российским паспортом буквально за 15 секунд, и те ушли на то, чтобы поставить штамп.

В городе нет никаких тем для обсуждения, кроме как о происходящем в стране. В любой бакалее, парикмахерской, на углу кафе люди говорят о бандеровцах, неофашистах, захвативших власть в Киеве и о России, России и еще раз России.


Одна часть Украины за ЕС, другая — за ТС

«Это русские солдаты», «войны не будет, но всех западенцев выгоним», «надо и всему Востоку ставить вопрос о референдуме», — то и дело обрывками звучат тут и там подобные фразы. Симферополь воодушевлен, бодр и при этом невозмутимо спокоен: работают все кафе, магазины, гуляют дети и молодые пары.

Кстати, о вооруженных людях или, как их еще называют, «вежливых войсках» (как вариант «молчаливые войска»), которые взяли под контроль стратегические объекты полуострова. О том, кто это местные ополченцы и жители журналистам стараются не говорить: ехидно улыбаются и бросают «наши друзья, которые помогут».

Вообще, здесь с журналистами все осторожны: центр Симферополя буквально заполонила иностранная пресса — это и есть информационная война, только вместо оружия — телекамеры, вместо солдат — корреспонденты, вместо танков — передвижные телецентры, а местные кафе превращены в штабы, теперь там редакции. Крымчане стараются с иностранной, да как и с «оппозиционной» украинской прессой не общаться: «Да они все врут, гнать их отсюда».


Обычные простые русские мужики — народные отряды самообороны

К российской же прессе относятся лояльно. Подхожу к стихийному мини-митингу, представлюсь, говорю что представляю уральскую прессу, через несколько секунд меня облепляют местные жители. «Расскажите правду, обязательно, вы видите, что происходит, про нас все врут, мы уже не смотрим телевизор, вот до чего дошло», — просят люди, в прямом смысле вцепившись в меня.

В центре города несколько стихийных сходов: они то возникают, то рассасываются. Люди обсуждают новости, и вдруг в какой-то момент на другой стороне улицы начинается потасовка. «Бандеровцы!!!» — кричат. К месту оперативно подтягиваются люди с георгиевскими ленточками — отличительная черта местной «народной самообороны».

Выясняется, что источником возмущения стала одна из женщин, которая пришла в центр Симферополя и попыталась склонить людей в сторону Майдана. «Не трогать ее, это провокация, мы не будем уподобляться этим из Киева», — тут же начали одергивать друг друга ополченцы.


Люди разговаривают со сторонниками Майдана: ругаются, плюются, но не бьют — западные СМИ не дремлют и только и ждут драки

Один объясняет, что это специальные провокаторы, которые работают на камеры для дискредитации местного населения.

«Приходят и провоцируют на драку, а там видите этих ястребов (показывает на иностранную прессу), они это снимают и делают потом из нас каких-то бандитов», — восклицает боец народной самообороны Александр.

«Мобилизацию же объявили, там у вас, чего сюда пришел, иди в военкомат», — кричат люди уже другому молодому человеку, которого также обвинили в провокации. Но не трогают, а лишь плюют в его сторону.


Флаги РФ везде: ощущение невероятное, вроде ты на Украине, а ничего украинского тут уже нет — только Россия

С наступлением темноты на центральных улицах города остаются лишь группы журналистов, ополченцы и «вежливые войска». Все ждут чего-то. Именно «чего-то»: может, вторжения или вооруженных майдановцев, никто не знает, единственное, что важно сейчас — это не допустить кровопролития и провести референдум о дальнейшей судьбе Крыма.

А пока взрослые заняты борьбой за самоопределение, местные мальчишки изучают новые флаги на шпилях города. «Да, говорю тебе, правильно он висит: белый, синий, а внизу красный», — спорит детвора.

Никто не скажет точно, что за момент сейчас: смена власти в Киеве, разрешение Совета Федерации на военную операцию за пределами России, угрозы. Это дипломатический конфликт или новая «холодная война», которую через 30 лет будут изучать в школах, указывая, что ошибки одной из сторон привели к развалу какой-то очередной конструкции. Или начало бойни, которую будут изучать и спустя 100 лет. Корреспондент «URA.Ru» вылетел в Крым, чтобы честно рассказать читателям, что там происходит. О «вежливых войсках», провокаторах, националистах из России, спешащих на помощь братьям — в нашем репортаже. Из Тюмени до Крыма можно добраться только с пересадкой. В моем случае — через московский Домодедово. Рейс в Симферополь обслуживают в международном терминале. Это как напоминание, что несмотря на обошедшие все СМИ кадры с российскими флагами над административными зданиями Крыма, этот город еще украинский. Надолго ли? Ответа на этот вопрос ждут многие, ждут и выжидают. Сейчас в Крым никто не рвется, наш «Боинг» на удивление пустой. Из пассажиров только несколько журналистов, с десяток крымчан, бурно осуждающих свежую прессу, и один русский националист, как он сам и представился. Ленин из символа советского прошлого теперь стал символом антимайдана: если не повалили, значит, местная власть не подчинилась Киеву. Памятник теперь как лакмусовая бумажка «Я еду в русский город, чтобы поддержать своих братьев», — признается он и проводит экскурс в историю русского Крыма. На вопрос, что конкретно он будет там делать, отвечает вполне прямо: если понадобится с оружием отстаивать отделение Крыма. Никаких стеснений. Кстати, если на пограничном контроле на российской стороне строго спросили цель поездки в Симферополь и долго с кем-то советовались по телефону, то на украинской пропустили с российским паспортом буквально за 15 секунд, и те ушли на то, чтобы поставить штамп. В городе нет никаких тем для обсуждения, кроме как о происходящем в стране. В любой бакалее, парикмахерской, на углу кафе люди говорят о бандеровцах, неофашистах, захвативших власть в Киеве и о России, России и еще раз России. Одна часть Украины за ЕС, другая — за ТС «Это русские солдаты», «войны не будет, но всех западенцев выгоним», «надо и всему Востоку ставить вопрос о референдуме», — то и дело обрывками звучат тут и там подобные фразы. Симферополь воодушевлен, бодр и при этом невозмутимо спокоен: работают все кафе, магазины, гуляют дети и молодые пары. Кстати, о вооруженных людях или, как их еще называют, «вежливых войсках» (как вариант «молчаливые войска»), которые взяли под контроль стратегические объекты полуострова. О том, кто это местные ополченцы и жители журналистам стараются не говорить: ехидно улыбаются и бросают «наши друзья, которые помогут». Вообще, здесь с журналистами все осторожны: центр Симферополя буквально заполонила иностранная пресса — это и есть информационная война, только вместо оружия — телекамеры, вместо солдат — корреспонденты, вместо танков — передвижные телецентры, а местные кафе превращены в штабы, теперь там редакции. Крымчане стараются с иностранной, да как и с «оппозиционной» украинской прессой не общаться: «Да они все врут, гнать их отсюда». Обычные простые русские мужики — народные отряды самообороны К российской же прессе относятся лояльно. Подхожу к стихийному мини-митингу, представлюсь, говорю что представляю уральскую прессу, через несколько секунд меня облепляют местные жители. «Расскажите правду, обязательно, вы видите, что происходит, про нас все врут, мы уже не смотрим телевизор, вот до чего дошло», — просят люди, в прямом смысле вцепившись в меня. В центре города несколько стихийных сходов: они то возникают, то рассасываются. Люди обсуждают новости, и вдруг в какой-то момент на другой стороне улицы начинается потасовка. «Бандеровцы!!!» — кричат. К месту оперативно подтягиваются люди с георгиевскими ленточками — отличительная черта местной «народной самообороны». Выясняется, что источником возмущения стала одна из женщин, которая пришла в центр Симферополя и попыталась склонить людей в сторону Майдана. «Не трогать ее, это провокация, мы не будем уподобляться этим из Киева», — тут же начали одергивать друг друга ополченцы. Люди разговаривают со сторонниками Майдана: ругаются, плюются, но не бьют — западные СМИ не дремлют и только и ждут драки Один объясняет, что это специальные провокаторы, которые работают на камеры для дискредитации местного населения. «Приходят и провоцируют на драку, а там видите этих ястребов (показывает на иностранную прессу), они это снимают и делают потом из нас каких-то бандитов», — восклицает боец народной самообороны Александр. «Мобилизацию же объявили, там у вас, чего сюда пришел, иди в военкомат», — кричат люди уже другому молодому человеку, которого также обвинили в провокации. Но не трогают, а лишь плюют в его сторону. Флаги РФ везде: ощущение невероятное, вроде ты на Украине, а ничего украинского тут уже нет — только Россия С наступлением темноты на центральных улицах города остаются лишь группы журналистов, ополченцы и «вежливые войска». Все ждут чего-то. Именно «чего-то»: может, вторжения или вооруженных майдановцев, никто не знает, единственное, что важно сейчас — это не допустить кровопролития и провести референдум о дальнейшей судьбе Крыма. А пока взрослые заняты борьбой за самоопределение, местные мальчишки изучают новые флаги на шпилях города. «Да, говорю тебе, правильно он висит: белый, синий, а внизу красный», — спорит детвора.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...