Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Есть желающие сменить Басаргина на посту губернатора»

Константин Окунев указывает губернатору на его управленческие ошибки и готов исправить их, получив полномочия главы региона

Известный пермский политик срывает маску с губернатора Басаргина. Он развенчивает все мифы, которые в последнее время искусно создает окружение главы региона. В частности, одно из таких заблуждений — усиление Басаргина. Такая острая критика не случайна, у оппозиционера нет путей отступления. Дело в том, что он стал первым гласным соперником Басаргина — Окунев открыто заявил о своем желании занять губернаторское кресло. Кто сейчас рулит главой региона и кто на самом деле правит в Перми — читайте в интервью с представителем пермской фронды, политиком Константином Окуневым.

— Что происходит с краевой властью и нашим губернатором?

— Губернатор за два года руководства Пермским краем так и не стал губернатором. Он до сих пор витает где-то в министерском кресле. Это был хороший опыт, но он не гарантирует, что человек может сам принимать решения. Вполне можно отсидеться на вторых ролях, когда над тобой есть зампред правительства и премьер. А вот на посту губернатора отсидеться не получится, здесь надо всегда быть на авансцене, принимать порой непопулярные решения и нести за них ответственность. У Басаргина это не получается. Он не может перестроиться, и, на мой взгляд, уже не сможет.

Ещё одной проблемой Басаргина является команда, которая его окружает. Не секрет, что зампред краевого правительства Олег Демченко оказывает сильное влияние на главу региона. Но изначально эту роль должен был играть Роман Панов, которого Басаргин прочил в премьеры. Но в силу известных причин Панов всё ещё под следствием, пришлось срочно переигрывать ситуацию и делать ставку на Демченко. Если бы у него и у других варягов была мотивация развивать регион, они могли бы ассимилироваться, местные элиты приняли бы их в свою семью. Но все эти ребята явно чувствуют себя временщиками, особенно после посадки Панова. Сейчас губернатора могут спасти только радикальные перемены — апгрейд пермских элит и привлечение новых людей в команду. Увы, в силу своего характера, он боится идти на решительные шаги. Плюс он растерял тот положительный фон, который получил, когда менял в Прикамье крайне непопулярного на тот момент Чиркунова.


Одного губернатора Окунев уже отправил в отставку

— То есть последние кадровые перестановки, инициированные Басаргиным, не убедили вас поменять его оценку?

— Сайдакова ничем не мешала Басаргину на посту главы крайизбиркома, а Вагина поставили на этот пост по настоянию полпредства. Показательна и история с и.о. главы УФАС Удальёвым, которого Басаргин сначала согласовал, но затем отозвал согласование, насколько я знаю, под нажимом полпреда Бабича. Сильный губернатор, которому надо избираться, ориентируется на электорат, а слабый смотрит вверх на полпредство и на Кремль и полностью зависит от их воли.


Окунев уверен, что губернатор не имеет власти над территориями

— То есть власть губернатора ограничена зданием его администрации?

— Так и есть. Он все меньше и меньше влияет на муниципалитеты. Давайте сделаем небольшой экскурс в историю. В Пермском крае был определенный набор свобод, который позволял региону считаться одним из либеральных. Но это была видимость, никак не влияющая на политику по-настоящему. Трутнев и Чиркунов закатали под асфальт все живое за 16 лет управления территорией. Сломать ситуацию удалось только многотысячными митингами до и после парламентских выборов 2011 года. Администрация президента указала Чиркунову на дверь за провальные проценты партии власти на выборах (7 место с конца в стране) и допущенные массовые митинги протеста. Ситуацию сломали снаружи, а не изнутри. В принципе, такой расклад оставался и поныне, главы муниципалитетов готовы были выполнять любую волю губернатора. Но этой воли нет. Без неё многие главы районов откровенно распоясались. В Александровском районе у власти оказался обыкновенный бандит Шицын. В Чернушке глава район «Мишка-пряник» Шестаков (так его зовут в народе), кстати, схожий по харизме с Басаргиным, давно лёг под пермский «ЛУКОЙЛ» и его гендиректора Лейфрида, которому помогает без проблем избираться по Чернушинскому округу в краевое Заксобрание. Шестаков не забывает и силовиков, например, выделил квартиру прокурору Фефилову вместо огромной очереди нуждающихся в жилье детей-сирот и других очередников. Учитывая потенциал района — нефть, южная железная дорога с выходом на Казань и Екатеринбург, можно было сделать многое, но Чернушка стагнирует, производство и малый бизнес там загибаются, люди уезжают. Депутаты земства из движения «Выбор» пытались исправить ситуацию, но земство будет распущено усилиями прошестаковских депутатов, сложивших с себя полномочия. В сентябре будут перевыборы, где нас ждёт массированная пропаганда нефтяников против «Выбора». Можно привести примеры и других муниципалитетов.

— И никаких успехов в развитии местного самоуправления у краевых властей нет?

— Чиркунов провел самую плохую реформу местного самоуправления по варианту Козака. Я протестовал против неё в Заксобрании, но безуспешно. Сегодня мы имеем излишек муниципальных образований, конфликты двухуровневой системы между районами и их административными центрами, армию лишних чиновников, дублирование полномочий. В рамках политсовета при губернаторе два года назад создали группу, которая должна была сформулировать предложения по реформе. Но сегодня в окружении Басаргина просто некому заниматься этим вопросом. Я лично предупреждал губернатора, что глава департамента внутренней политики Сергей Неганов и зампред по территориальному развитию Константин Захаров с поставленной задачей не справятся. Я говорил это в присутствии Неганова и главы губернаторской администрации Самойлова. Жаль, что я оказался прав, два года потеряно.

— Тогда, как однажды спросил Навальный, «кто здесь власть»?

— Только не главы муниципалитетов. После отмены программы софинансирования инфраструктурных проектов они вынуждены за каждой копейкой идти на поклон в минфин и в правительство края. Безвластием пользуются группы влияния в лице авторитетных товарищей. Один из них — Плотников Владимир Иванович, который практически прибрал к своим рукам власть над Гордумой, подчинив себе и главу Перми Игоря Сапко.


Окунев вдет бурную деятельность. В этот раз — на митинге протеста по итогам выборов в Госдуму

— Говорят, что вы готовы сами претендовать на пост губернатора.

— Я не против стать губернатором Пермского края. Но прежде чем об этом говорить и действовать в этом направлении, давайте дождемся, будут ли вообще выборы губернаторов. Вспомните, после Беслана в 2004 году их отменили. Сейчас у нас в повестке дня Крым. Никто не знает, чем закончатся эти события. Если же выборы останутся, то они в Пермском крае, считаю, пройдут досрочно. Может быть, уже в этом году, но, скорей всего, в 2015-м. Это связано с выборами в Госдуму в декабре 2016 года, которые станут генеральной репетицией к главным выборам президента Владимира Путина в марте 2018 года. Учитывая всю серьезность ситуации в мире, включая экономический кризис, федеральной власти нужны очень крепкие регионы и крепкая электоральная власть на местах. И крепнуть она должна не от связующей пуповины с администрацией президента (кто больше чемоданов с деньгами в Москву привезет), а от популярности губернаторов на территориях. Масштабные митинги протеста никому не нужны, поэтому выборы в Госдуму должны вести губернаторы популярные или хотя бы имеющие железную легитимность как результат честной победы на выборах. Будет ли в таких выборах участвовать Басаргин как кандидатура Кремля? Сомневаюсь. Хотя время изменить ситуацию у него есть.

— Если вы хотите пойти на выборы, то чем вы лучше Басаргина?

— Не мне судить, лучше я или хуже. Но я как минимум не варяг, я — пермяк, родился и вырос здесь, я знаю, что нужно делать в Пермском крае, как преодолеть пропасть между властью и обществом. У меня четверо детей, и все они живут в Перми. Я не хочу никуда уезжать, ни в Лангедок, ни в Швейцарию. Мне нравится дома!

Константин Окунев. 45 лет. Родился в Перми. Окончил Пермский государственный технический университет по специальности «Менеджмент организации». Учредитель фонда гуманитарных инициатив «Добрая сила» и основатель сети продуктовых магазинов «Добрыня». Депутат пермской Гордумы (1996-2000), депутат Заксобрания (2001-2006). Лидер общественного движения «Выбор».

Известный пермский политик срывает маску с губернатора Басаргина. Он развенчивает все мифы, которые в последнее время искусно создает окружение главы региона. В частности, одно из таких заблуждений — усиление Басаргина. Такая острая критика не случайна, у оппозиционера нет путей отступления. Дело в том, что он стал первым гласным соперником Басаргина — Окунев открыто заявил о своем желании занять губернаторское кресло. Кто сейчас рулит главой региона и кто на самом деле правит в Перми — читайте в интервью с представителем пермской фронды, политиком Константином Окуневым. — Что происходит с краевой властью и нашим губернатором? — Губернатор за два года руководства Пермским краем так и не стал губернатором. Он до сих пор витает где-то в министерском кресле. Это был хороший опыт, но он не гарантирует, что человек может сам принимать решения. Вполне можно отсидеться на вторых ролях, когда над тобой есть зампред правительства и премьер. А вот на посту губернатора отсидеться не получится, здесь надо всегда быть на авансцене, принимать порой непопулярные решения и нести за них ответственность. У Басаргина это не получается. Он не может перестроиться, и, на мой взгляд, уже не сможет. Ещё одной проблемой Басаргина является команда, которая его окружает. Не секрет, что зампред краевого правительства Олег Демченко оказывает сильное влияние на главу региона. Но изначально эту роль должен был играть Роман Панов, которого Басаргин прочил в премьеры. Но в силу известных причин Панов всё ещё под следствием, пришлось срочно переигрывать ситуацию и делать ставку на Демченко. Если бы у него и у других варягов была мотивация развивать регион, они могли бы ассимилироваться, местные элиты приняли бы их в свою семью. Но все эти ребята явно чувствуют себя временщиками, особенно после посадки Панова. Сейчас губернатора могут спасти только радикальные перемены — апгрейд пермских элит и привлечение новых людей в команду. Увы, в силу своего характера, он боится идти на решительные шаги. Плюс он растерял тот положительный фон, который получил, когда менял в Прикамье крайне непопулярного на тот момент Чиркунова. Одного губернатора Окунев уже отправил в отставку — То есть последние кадровые перестановки, инициированные Басаргиным, не убедили вас поменять его оценку? — Сайдакова ничем не мешала Басаргину на посту главы крайизбиркома, а Вагина поставили на этот пост по настоянию полпредства. Показательна и история с и.о. главы УФАС Удальёвым, которого Басаргин сначала согласовал, но затем отозвал согласование, насколько я знаю, под нажимом полпреда Бабича. Сильный губернатор, которому надо избираться, ориентируется на электорат, а слабый смотрит вверх на полпредство и на Кремль и полностью зависит от их воли. Окунев уверен, что губернатор не имеет власти над территориями — То есть власть губернатора ограничена зданием его администрации? — Так и есть. Он все меньше и меньше влияет на муниципалитеты. Давайте сделаем небольшой экскурс в историю. В Пермском крае был определенный набор свобод, который позволял региону считаться одним из либеральных. Но это была видимость, никак не влияющая на политику по-настоящему. Трутнев и Чиркунов закатали под асфальт все живое за 16 лет управления территорией. Сломать ситуацию удалось только многотысячными митингами до и после парламентских выборов 2011 года. Администрация президента указала Чиркунову на дверь за провальные проценты партии власти на выборах (7 место с конца в стране) и допущенные массовые митинги протеста. Ситуацию сломали снаружи, а не изнутри. В принципе, такой расклад оставался и поныне, главы муниципалитетов готовы были выполнять любую волю губернатора. Но этой воли нет. Без неё многие главы районов откровенно распоясались. В Александровском районе у власти оказался обыкновенный бандит Шицын. В Чернушке глава район «Мишка-пряник» Шестаков (так его зовут в народе), кстати, схожий по харизме с Басаргиным, давно лёг под пермский «ЛУКОЙЛ» и его гендиректора Лейфрида, которому помогает без проблем избираться по Чернушинскому округу в краевое Заксобрание. Шестаков не забывает и силовиков, например, выделил квартиру прокурору Фефилову вместо огромной очереди нуждающихся в жилье детей-сирот и других очередников. Учитывая потенциал района — нефть, южная железная дорога с выходом на Казань и Екатеринбург, можно было сделать многое, но Чернушка стагнирует, производство и малый бизнес там загибаются, люди уезжают. Депутаты земства из движения «Выбор» пытались исправить ситуацию, но земство будет распущено усилиями прошестаковских депутатов, сложивших с себя полномочия. В сентябре будут перевыборы, где нас ждёт массированная пропаганда нефтяников против «Выбора». Можно привести примеры и других муниципалитетов. — И никаких успехов в развитии местного самоуправления у краевых властей нет? — Чиркунов провел самую плохую реформу местного самоуправления по варианту Козака. Я протестовал против неё в Заксобрании, но безуспешно. Сегодня мы имеем излишек муниципальных образований, конфликты двухуровневой системы между районами и их административными центрами, армию лишних чиновников, дублирование полномочий. В рамках политсовета при губернаторе два года назад создали группу, которая должна была сформулировать предложения по реформе. Но сегодня в окружении Басаргина просто некому заниматься этим вопросом. Я лично предупреждал губернатора, что глава департамента внутренней политики Сергей Неганов и зампред по территориальному развитию Константин Захаров с поставленной задачей не справятся. Я говорил это в присутствии Неганова и главы губернаторской администрации Самойлова. Жаль, что я оказался прав, два года потеряно. — Тогда, как однажды спросил Навальный, «кто здесь власть»? — Только не главы муниципалитетов. После отмены программы софинансирования инфраструктурных проектов они вынуждены за каждой копейкой идти на поклон в минфин и в правительство края. Безвластием пользуются группы влияния в лице авторитетных товарищей. Один из них — Плотников Владимир Иванович, который практически прибрал к своим рукам власть над Гордумой, подчинив себе и главу Перми Игоря Сапко. Окунев вдет бурную деятельность. В этот раз — на митинге протеста по итогам выборов в Госдуму — Говорят, что вы готовы сами претендовать на пост губернатора. — Я не против стать губернатором Пермского края. Но прежде чем об этом говорить и действовать в этом направлении, давайте дождемся, будут ли вообще выборы губернаторов. Вспомните, после Беслана в 2004 году их отменили. Сейчас у нас в повестке дня Крым. Никто не знает, чем закончатся эти события. Если же выборы останутся, то они в Пермском крае, считаю, пройдут досрочно. Может быть, уже в этом году, но, скорей всего, в 2015-м. Это связано с выборами в Госдуму в декабре 2016 года, которые станут генеральной репетицией к главным выборам президента Владимира Путина в марте 2018 года. Учитывая всю серьезность ситуации в мире, включая экономический кризис, федеральной власти нужны очень крепкие регионы и крепкая электоральная власть на местах. И крепнуть она должна не от связующей пуповины с администрацией президента (кто больше чемоданов с деньгами в Москву привезет), а от популярности губернаторов на территориях. Масштабные митинги протеста никому не нужны, поэтому выборы в Госдуму должны вести губернаторы популярные или хотя бы имеющие железную легитимность как результат честной победы на выборах. Будет ли в таких выборах участвовать Басаргин как кандидатура Кремля? Сомневаюсь. Хотя время изменить ситуацию у него есть. — Если вы хотите пойти на выборы, то чем вы лучше Басаргина? — Не мне судить, лучше я или хуже. Но я как минимум не варяг, я — пермяк, родился и вырос здесь, я знаю, что нужно делать в Пермском крае, как преодолеть пропасть между властью и обществом. У меня четверо детей, и все они живут в Перми. Я не хочу никуда уезжать, ни в Лангедок, ни в Швейцарию. Мне нравится дома! Константин Окунев. 45 лет. Родился в Перми. Окончил Пермский государственный технический университет по специальности «Менеджмент организации». Учредитель фонда гуманитарных инициатив «Добрая сила» и основатель сети продуктовых магазинов «Добрыня». Депутат пермской Гордумы (1996-2000), депутат Заксобрания (2001-2006). Лидер общественного движения «Выбор».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...