Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Доктор Рошаль, кто тут больной и кто экстремист?

Всемирно известный врач втравлен в скандал. Тюменские медики, исчерпав кредит доверия, ввели его в заблуждение

Российское медицинское сообщество ополчилось на «URA.Ru». Вытащенные нами на свет божий случаи гибели людей в тюменской больнице встали поперек корпоративных интересов. Признание врачами собственных ошибок — явление из области фантастики. Дело дошло до того, что на защиту региональных медиков поднялся знаменитый Леонид Рошаль. Уже прозвучали традиционные обвинения СМИ в некомпетентности, досталось и пациентам, «экстремизму которых необходимо противостоять». Из уважения к авторитетному доктору агентство провело повторное расследование и пришло к выводу, что Рошаль, возможно, поторопился, эмоционально встав на сторону тюменских коллег. К неудобству наших читателей, материал изобилует профессиональными терминами, но это необходимо, чтобы экспертное сообщество убедилось в правоте «URA.Ru». Все подробности — в нашем материале.

Материал про заявление о преступлении в ОКБ № 2, направленный тюменским адвокатом в Следственный комитет, вызвал настоящую бурю негодования со стороны тюменской медицинской общественности и чиновников от медицины — в редакцию «URA.Ru» поступило требование об опровержении сведений, не соответствующих действительности. Более того, «обиженная сторона», не дожидаясь отведенного законом срока для публикации опровержения, подключила «тяжелую артиллерию» в виде всеми уважаемого доктора Леонида Рошаля. Знаменитый советский и российский педиатр и хирург, президент Национальной медицинской палаты попросил СМИ извиниться перед медиками. «Обвинения представителей медицинского сообщества, если вина врачей доказана, имеют место быть. Но когда в прессе появляются незаслуженные обвинения, которые носят характер клеветы — не только из-за непрофессионализма отдельных представителей СМИ, но и по причине „пациентского экстремизма“, этому необходимо противостоять», — пояснил доктор.


Авторитет доктора Рошаля никто не ставит под сомнение, но факты — вещь упрямая

Между тем наш материал едва ли подпадает под определение «незаслуженные обвинения, носящие характер клеветы». Напомним, в статье, опубликованной на «URA.Ru» 12 марта этого года, идет речь о том, что тюменский адвокат Илья Сливко направил в Следственный комитет по Тюменской области заявление с просьбой провести проверку в отношении руководства Областной клинической больницы № 2, отвечающего за организацию лечебного процесса, в связи с возможным наличием в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч.2, ч.3 ст.293 УК РФ.

Далее в материале приводится история одного из пациентов ОКБ № 2 — Александра Калашникова, который скончался в больнице в 2011 году. Мужчине, который попал в больницу после ДТП, неверно поставили диагноз. Промучившись с 12 ноября по 2 декабря, Калашников умер прямо в медицинском учреждении. О последних днях мужа корреспонденту «URA.Ru» рассказала его вдова. Позднее женщина подала в суд и выиграла дело против больницы — в феврале прошлого года Ярковский районный суд взыскал с медучреждения в пользу вдовы 350 тыс. рублей компенсации морального вреда и более 55 тыс. рублей в счет возмещения затрат на погребение супруга. Кроме того, больнице было приказано выплатить Ирине Александровне 138 тыс. рублей за потерю кормильца и по 11,5 тысяч рублей — ежемесячно на содержание ее несовершеннолетнего сына до достижения им совершеннолетия. Между тем виновного в смерти Калашникова установить так и не удалось — вина лежала не на одном конкретном медике, а на многих сотрудниках ОКБ № 2.

Куйвашев в ОКБ №1, врачи, диагностика
Увы, но судебная практика в сфере врачебных ошибок в России, мягко говоря, не проработана

«Судебно-медицинский эксперт показал, что наступление смерти Калашникова А.В. обусловлено комплексом дефектов лечебно-диагностических мероприятий, оказанных в ГБУЗ ТО „ОКБ № 2“ не каким-то одним врачом, а многими врачами разных специальностей (хирурги, травматологи, терапевт, возможно, врач ультразвуковой диагностики)», — говорится в заявлении адвоката.

Как отмечается в заявлении в СУ СКР по области, это далеко не единичный случай, когда пациенты ОКБ № 2 умирают из-за некачественного оказания медицинской помощи. «При аналогичных обстоятельствах, в связи с некачественным оказанием медицинской помощи вследствие ненадлежащей организации лечебного процесса в ГБУЗ ТО „ОКБ № 2“, скончались и иные лица, в частности, Громов Н.А., Печуркин А.В., Ерофеев А.С. и т.д., — пишет Сливко. — Уголовные дела по фактам смерти указанных граждан также не окончены органами предварительного следствия по причинам аналогичным вышеуказанным. Учитывая систематическое нарушение в больнице лечебного процесса, влекущее наступление тяжких последствий, прошу провести проверку по факту халатных действий руководства ОКБ № 2».

Пандусы Курган, больница, приемное отделение, пандусы для инвалидов, крыльцо
Будем честны — наши больницы далеки от совершенства

В требовании об опровержении, которое подписано главным врачом ГБУЗ ТО ОКБ № 2 Натальей Сливкиной, приводится несколько фактов, которые, по мнению медиков, были искажены в публикации. Так, негодование вызвала история 47-летней тюменки, которая стала инвалидом 2 группы в 2011 году. Суд обязал ОКБ № 2 выплатить ей рекордную для Тюмени сумму — 1,7 млн рублей. Эта информация находится в открытом доступе на официальном сайте прокуратуры Тюменской области. Автор статьи, действительно, не упомянул, что этот штраф был оспорен в областном суде — однако перед ним и не стояло задачи подробно разбирать каждый из десятка случаев, упомянутых в материале, иначе статья превратилась бы в отдельную книгу о работе юристов и судебных заседателей. Факт остается фактом — в тот раз суд обязал больницу выплатить женщине компенсацию морального вреда и утраченный ею заработок. Более того, как сообщили в прокуратуре области, «в судебном заседании представитель больницы признал факт оказания пациентке несвоевременной и некачественной медицинской помощи».

Недовольство тюменских медиков вызвала и фраза «понятно, что фибринозно-гнойный продуктивный перитонит — прямой результат отнюдь не страшного ДТП, а не менее страшного „лечения“, которое гражданин Калашников получил в тюменской больнице...» Напомним, Калашников поступил в ОКБ № 2 12 ноября 2011 года. Причиной его смерти, как гласит заключение, явилась тупая травма живота с разрывом повздошной кишки и ее брызжейки, отрыв корня брызжейки тонкой кишки с отслойкой пристеночной брюшины от забрюшинной клетчатки с развитием разлитого фибринозно-гнойного продуктивного перитонита, абдоминального сепсиса в стадии септицемии. Абдоминальный сепсис означает, что заражение пациент получил из органов пищеварительного тракта — проще говоря, у Калашникова была разорвана тонкая кишка, а каловые массы разливались прямо в брюшную полость. Однако 16 числа пациенту поставили клизму. Неверный диагноз привел к неверному лечению, которое, в свою очередь, привело к перитониту и смерти пациента.

«При оказании медицинской помощи имели место дефекты диагностических и организационных мероприятий, — признает Наталья Сливкина в требовании об опровержении. — По результатам судебно-медицинской экспертизы установлено, что в смерти пациента имеется вина учреждения — несвоевременная диагностика травмы».

Пресс-тур по социальным объектам Нижнего Тагила с Куйвашевым и Носовым. Нижний тагил, кардиореанимация, кардиология, больница
Люди в халатах — последнее что видели некоторые пациенты ОКБ № 2

Автор статьи, и вправду, умолчал о том, что «пациенту Калашникову выполнен весь объем неинвазивных диагностических процедур, направленных на исключение повреждения внутренних органов», как отметила г-жа Сливкина. Справедливости ради приведем ее комментарий по этому поводу полностью: «К выполнению инвазивных диагностических мероприятий (диагностической лапароскопии или лапароцентеза) у пациента имелись противопоказания — обширный спаечный процесс брюшной полости, вызванный перенесенной ранее лапаротомией по поводу тупой травмы живота с разрывами печени. Особенность травмы — отрыв брыжейки от кишки — привела к некрозу кишки и развитию местного перитонита лишь через несколько дней. У всех специалистов по этому факту имелись затруднения в диагностике, но как только появилась перитонеальная симптоматика, пациента сразу взяли в операционную».

Тут стоит напомнить, что во время подготовки материала автор статьи пытался получить комментарий у руководства ОКБ № 2, однако сделать это не удалось — по телефону в больнице заявили, что все комментарии дают в областном департаменте здравоохранения. Автор, действительно, не направлял официального письменного запроса в ОКБ № 2, однако стоит напомнить, что, согласно статье 39 закона «О СМИ», запрос информации возможен как в письменной, так и в устной форме. Именно этой возможностью, закрепленной законодательно, и воспользовался автор материала. Если сотрудники ОКБ № 2 считают возможным в категоричной форме отказать журналисту в беседе с кем-либо из руководства больницей, а затем умалчивают об этом факте перед главным врачом, то, очевидно, с дисциплиной в этом крупном областном лечебном учреждении, и вправду, не все в порядке.

Претензии руководства ОКБ № 2 вызвала и следующая фраза из материала: «В августе 2012 года тяжкий вред здоровью после визита в ОКБ № 2 получила Людмила Крюкова, женщина уже перенесла около десятка операций». Главврач ОКБ № 2 в «Требовании об опровержении» сообщила, что «медицинская документация Людмилы Крюковой, получившей „в августе 2012 года тяжкий вред здоровью после визита в ОКБ № 2“, в настоящее время находится на этапах проверки в следственных органах и что выводов по данному случаю на настоящий момент нет». Между тем факты остаются фактами: женщина обратилась в ОКБ № 2. После этого перенесла несколько серьезных операций. Ничего иного в материале не говорится.

Куйвашев и Габинский в Кардиоцентре Габинского, больница, кардиоцентр, палата интенсивной терапии, пациент
Многие спасения в больнице так и не нашли

Что касается упоминания о смерти пациента Громова — то тут автор приносит извинения медикам и читателям: действительно, Громов скончался не в 2012 году, а в 2011-ом, и не дома, а в ОКБ № 1. Перед этим мужчине поставили неправильный диагноз в ОКБ № 2 и отправили домой — откуда его и забрала «скорая». Данную информацию легко можно найти на сайте областной прокуратуры. Сперва вдова и дочери умершего предъявили иск к ОКБ № 2 о компенсации морального вреда. В сентябре 2013 года суд взыскал с больницы 290 тыс. рублей.

В смерти пациента Печуркина вины врачей ОКБ № 2 следствие и эксперты и вправду не обнаружили. Дело в том, что мужчину успели полечить медики Кардиоцентра, «Нефтяника» и ОКБ № 2 (дважды) — однако спасти Печуркина не удалось. Как рассказал корреспонденту «URA.Ru» источник, знакомый с ситуацией, случай этот весьма непростой, экспертиза проходила весьма тяжело при участии сразу нескольких специалистов, но назвать конкретных виновников трагедии никто так и не смог — вину тогда возложили на систему здравоохранения в целом. Уголовное дело было прекращено. Однако, по информации источника агентства в правоохранительных органах, в этой истории точку ставить рано, поскольку решение о прекращении дела было отменено, и следствие все же намерено разобраться в обстоятельствах смерти пациента.

Общаясь с тюменскими следователями, корреспонденты «URA.Ru» узнали от них еще множество историй о том, как калечат пациентов во второй больнице. Одна из показательных — история Александра Овсянкина, который, упав с высоты, получил перелом шейного позвонка со смещением.

Пресс-тур по социальным объектам Нижнего Тагила с Куйвашевым и Носовым. Нижний тагил, больница, рентгенкабинет
Не секрет, что зачастую врачи попросту не обучены для работы на новом оборудовании, но это, наверное, не их вина

«Муж пришел в ОКБ№ 2 своими ногами. В приемном отделении молодой врач начал ему вытягивать этот перелом, в результате такого „лечения“ у мужа отнялись руки и ноги. Через некоторое время ему поставили имплант, не закрученный на один шуруп. Увозила я супруга из больницы на носилках, — рассказывает Валентина Овсянкина. — Его спасли в Екатеринбурге, прооперировали, поставили на ноги. Екатеринбургские медики были в ужасе от того, что в Тюмени сделали с моим мужем. Мы подали в суд, когда следователи запросили историю болезни для экспертизы, в больнице ее срочно „потеряли“. Но я женщина упорная. Смогла все раздобыть, сделала экспертизу в Кургане (в Тюмени все врачи друг друга прикрывают), которая давала 100% победу в суде. В итоге больница предложила мировое соглашение. Нам выплатили 650 тысяч. Если честно, у нас в Тюмени ОКБ№ 2 называют не иначе как „Червишевское кладбище“».

В итоге получается, что практически вся информация, изложенная в материале «URA.Ru», основана на фактах. При этом автор приносит извинения сотрудникам ОКБ № 2 за то, что излишне эмоционально отнесся к подготовке статьи и, не сумев совладать с эмоциями, употребил чересчур резкие выражения («Происходящее уже впору называть серийными „убийствами“, совершенными группой лиц»; «Самое страшное в этой истории, что люди погибли насильственной смертью»; «Проще говоря — Калашникова убил не какой-то определенный человек, а целая группа»; «и правоохранители наконец выяснят, почему в ОКБ № 2 убивают пациентов — вместо того, чтобы лечить их»). В свое оправдание автор может лишь сказать, что не считает естественной смерть из-за неправильно поставленного диагноза и неверных действий врачей.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на тюменский telegram-канал «Темы Тюмени»
Подписаться
Российское медицинское сообщество ополчилось на «URA.Ru». Вытащенные нами на свет божий случаи гибели людей в тюменской больнице встали поперек корпоративных интересов. Признание врачами собственных ошибок — явление из области фантастики. Дело дошло до того, что на защиту региональных медиков поднялся знаменитый Леонид Рошаль. Уже прозвучали традиционные обвинения СМИ в некомпетентности, досталось и пациентам, «экстремизму которых необходимо противостоять». Из уважения к авторитетному доктору агентство провело повторное расследование и пришло к выводу, что Рошаль, возможно, поторопился, эмоционально встав на сторону тюменских коллег. К неудобству наших читателей, материал изобилует профессиональными терминами, но это необходимо, чтобы экспертное сообщество убедилось в правоте «URA.Ru». Все подробности — в нашем материале. Материал про заявление о преступлении в ОКБ № 2, направленный тюменским адвокатом в Следственный комитет, вызвал настоящую бурю негодования со стороны тюменской медицинской общественности и чиновников от медицины — в редакцию «URA.Ru» поступило требование об опровержении сведений, не соответствующих действительности. Более того, «обиженная сторона», не дожидаясь отведенного законом срока для публикации опровержения, подключила «тяжелую артиллерию» в виде всеми уважаемого доктора Леонида Рошаля. Знаменитый советский и российский педиатр и хирург, президент Национальной медицинской палаты попросил СМИ извиниться перед медиками. «Обвинения представителей медицинского сообщества, если вина врачей доказана, имеют место быть. Но когда в прессе появляются незаслуженные обвинения, которые носят характер клеветы — не только из-за непрофессионализма отдельных представителей СМИ, но и по причине „пациентского экстремизма“, этому необходимо противостоять», — пояснил доктор. Авторитет доктора Рошаля никто не ставит под сомнение, но факты — вещь упрямая Между тем наш материал едва ли подпадает под определение «незаслуженные обвинения, носящие характер клеветы». Напомним, в статье, опубликованной на «URA.Ru» 12 марта этого года, идет речь о том, что тюменский адвокат Илья Сливко направил в Следственный комитет по Тюменской области заявление с просьбой провести проверку в отношении руководства Областной клинической больницы № 2, отвечающего за организацию лечебного процесса, в связи с возможным наличием в его действиях признаков состава преступления, предусмотренного ч.2, ч.3 ст.293 УК РФ. Далее в материале приводится история одного из пациентов ОКБ № 2 — Александра Калашникова, который скончался в больнице в 2011 году. Мужчине, который попал в больницу после ДТП, неверно поставили диагноз. Промучившись с 12 ноября по 2 декабря, Калашников умер прямо в медицинском учреждении. О последних днях мужа корреспонденту «URA.Ru» рассказала его вдова. Позднее женщина подала в суд и выиграла дело против больницы — в феврале прошлого года Ярковский районный суд взыскал с медучреждения в пользу вдовы 350 тыс. рублей компенсации морального вреда и более 55 тыс. рублей в счет возмещения затрат на погребение супруга. Кроме того, больнице было приказано выплатить Ирине Александровне 138 тыс. рублей за потерю кормильца и по 11,5 тысяч рублей — ежемесячно на содержание ее несовершеннолетнего сына до достижения им совершеннолетия. Между тем виновного в смерти Калашникова установить так и не удалось — вина лежала не на одном конкретном медике, а на многих сотрудниках ОКБ № 2. Увы, но судебная практика в сфере врачебных ошибок в России, мягко говоря, не проработана «Судебно-медицинский эксперт показал, что наступление смерти Калашникова А.В. обусловлено комплексом дефектов лечебно-диагностических мероприятий, оказанных в ГБУЗ ТО „ОКБ № 2“ не каким-то одним врачом, а многими врачами разных специальностей (хирурги, травматологи, терапевт, возможно, врач ультразвуковой диагностики)», — говорится в заявлении адвоката. Как отмечается в заявлении в СУ СКР по области, это далеко не единичный случай, когда пациенты ОКБ № 2 умирают из-за некачественного оказания медицинской помощи. «При аналогичных обстоятельствах, в связи с некачественным оказанием медицинской помощи вследствие ненадлежащей организации лечебного процесса в ГБУЗ ТО „ОКБ № 2“, скончались и иные лица, в частности, Громов Н.А., Печуркин А.В., Ерофеев А.С. и т.д., — пишет Сливко. — Уголовные дела по фактам смерти указанных граждан также не окончены органами предварительного следствия по причинам аналогичным вышеуказанным. Учитывая систематическое нарушение в больнице лечебного процесса, влекущее наступление тяжких последствий, прошу провести проверку по факту халатных действий руководства ОКБ № 2». Будем честны — наши больницы далеки от совершенства В требовании об опровержении, которое подписано главным врачом ГБУЗ ТО ОКБ № 2 Натальей Сливкиной, приводится несколько фактов, которые, по мнению медиков, были искажены в публикации. Так, негодование вызвала история 47-летней тюменки, которая стала инвалидом 2 группы в 2011 году. Суд обязал ОКБ № 2 выплатить ей рекордную для Тюмени сумму — 1,7 млн рублей. Эта информация находится в открытом доступе на официальном сайте прокуратуры Тюменской области. Автор статьи, действительно, не упомянул, что этот штраф был оспорен в областном суде — однако перед ним и не стояло задачи подробно разбирать каждый из десятка случаев, упомянутых в материале, иначе статья превратилась бы в отдельную книгу о работе юристов и судебных заседателей. Факт остается фактом — в тот раз суд обязал больницу выплатить женщине компенсацию морального вреда и утраченный ею заработок. Более того, как сообщили в прокуратуре области, «в судебном заседании представитель больницы признал факт оказания пациентке несвоевременной и некачественной медицинской помощи». Недовольство тюменских медиков вызвала и фраза «понятно, что фибринозно-гнойный продуктивный перитонит — прямой результат отнюдь не страшного ДТП, а не менее страшного „лечения“, которое гражданин Калашников получил в тюменской больнице...» Напомним, Калашников поступил в ОКБ № 2 12 ноября 2011 года. Причиной его смерти, как гласит заключение, явилась тупая травма живота с разрывом повздошной кишки и ее брызжейки, отрыв корня брызжейки тонкой кишки с отслойкой пристеночной брюшины от забрюшинной клетчатки с развитием разлитого фибринозно-гнойного продуктивного перитонита, абдоминального сепсиса в стадии септицемии. Абдоминальный сепсис означает, что заражение пациент получил из органов пищеварительного тракта — проще говоря, у Калашникова была разорвана тонкая кишка, а каловые массы разливались прямо в брюшную полость. Однако 16 числа пациенту поставили клизму. Неверный диагноз привел к неверному лечению, которое, в свою очередь, привело к перитониту и смерти пациента. «При оказании медицинской помощи имели место дефекты диагностических и организационных мероприятий, — признает Наталья Сливкина в требовании об опровержении. — По результатам судебно-медицинской экспертизы установлено, что в смерти пациента имеется вина учреждения — несвоевременная диагностика травмы». Люди в халатах — последнее что видели некоторые пациенты ОКБ № 2 Автор статьи, и вправду, умолчал о том, что «пациенту Калашникову выполнен весь объем неинвазивных диагностических процедур, направленных на исключение повреждения внутренних органов», как отметила г-жа Сливкина. Справедливости ради приведем ее комментарий по этому поводу полностью: «К выполнению инвазивных диагностических мероприятий (диагностической лапароскопии или лапароцентеза) у пациента имелись противопоказания — обширный спаечный процесс брюшной полости, вызванный перенесенной ранее лапаротомией по поводу тупой травмы живота с разрывами печени. Особенность травмы — отрыв брыжейки от кишки — привела к некрозу кишки и развитию местного перитонита лишь через несколько дней. У всех специалистов по этому факту имелись затруднения в диагностике, но как только появилась перитонеальная симптоматика, пациента сразу взяли в операционную». Тут стоит напомнить, что во время подготовки материала автор статьи пытался получить комментарий у руководства ОКБ № 2, однако сделать это не удалось — по телефону в больнице заявили, что все комментарии дают в областном департаменте здравоохранения. Автор, действительно, не направлял официального письменного запроса в ОКБ № 2, однако стоит напомнить, что, согласно статье 39 закона «О СМИ», запрос информации возможен как в письменной, так и в устной форме. Именно этой возможностью, закрепленной законодательно, и воспользовался автор материала. Если сотрудники ОКБ № 2 считают возможным в категоричной форме отказать журналисту в беседе с кем-либо из руководства больницей, а затем умалчивают об этом факте перед главным врачом, то, очевидно, с дисциплиной в этом крупном областном лечебном учреждении, и вправду, не все в порядке. Претензии руководства ОКБ № 2 вызвала и следующая фраза из материала: «В августе 2012 года тяжкий вред здоровью после визита в ОКБ № 2 получила Людмила Крюкова, женщина уже перенесла около десятка операций». Главврач ОКБ № 2 в «Требовании об опровержении» сообщила, что «медицинская документация Людмилы Крюковой, получившей „в августе 2012 года тяжкий вред здоровью после визита в ОКБ № 2“, в настоящее время находится на этапах проверки в следственных органах и что выводов по данному случаю на настоящий момент нет». Между тем факты остаются фактами: женщина обратилась в ОКБ № 2. После этого перенесла несколько серьезных операций. Ничего иного в материале не говорится. Многие спасения в больнице так и не нашли Что касается упоминания о смерти пациента Громова — то тут автор приносит извинения медикам и читателям: действительно, Громов скончался не в 2012 году, а в 2011-ом, и не дома, а в ОКБ № 1. Перед этим мужчине поставили неправильный диагноз в ОКБ № 2 и отправили домой — откуда его и забрала «скорая». Данную информацию легко можно найти на сайте областной прокуратуры. Сперва вдова и дочери умершего предъявили иск к ОКБ № 2 о компенсации морального вреда. В сентябре 2013 года суд взыскал с больницы 290 тыс. рублей. В смерти пациента Печуркина вины врачей ОКБ № 2 следствие и эксперты и вправду не обнаружили. Дело в том, что мужчину успели полечить медики Кардиоцентра, «Нефтяника» и ОКБ № 2 (дважды) — однако спасти Печуркина не удалось. Как рассказал корреспонденту «URA.Ru» источник, знакомый с ситуацией, случай этот весьма непростой, экспертиза проходила весьма тяжело при участии сразу нескольких специалистов, но назвать конкретных виновников трагедии никто так и не смог — вину тогда возложили на систему здравоохранения в целом. Уголовное дело было прекращено. Однако, по информации источника агентства в правоохранительных органах, в этой истории точку ставить рано, поскольку решение о прекращении дела было отменено, и следствие все же намерено разобраться в обстоятельствах смерти пациента. Общаясь с тюменскими следователями, корреспонденты «URA.Ru» узнали от них еще множество историй о том, как калечат пациентов во второй больнице. Одна из показательных — история Александра Овсянкина, который, упав с высоты, получил перелом шейного позвонка со смещением. Не секрет, что зачастую врачи попросту не обучены для работы на новом оборудовании, но это, наверное, не их вина «Муж пришел в ОКБ№ 2 своими ногами. В приемном отделении молодой врач начал ему вытягивать этот перелом, в результате такого „лечения“ у мужа отнялись руки и ноги. Через некоторое время ему поставили имплант, не закрученный на один шуруп. Увозила я супруга из больницы на носилках, — рассказывает Валентина Овсянкина. — Его спасли в Екатеринбурге, прооперировали, поставили на ноги. Екатеринбургские медики были в ужасе от того, что в Тюмени сделали с моим мужем. Мы подали в суд, когда следователи запросили историю болезни для экспертизы, в больнице ее срочно „потеряли“. Но я женщина упорная. Смогла все раздобыть, сделала экспертизу в Кургане (в Тюмени все врачи друг друга прикрывают), которая давала 100% победу в суде. В итоге больница предложила мировое соглашение. Нам выплатили 650 тысяч. Если честно, у нас в Тюмени ОКБ№ 2 называют не иначе как „Червишевское кладбище“». В итоге получается, что практически вся информация, изложенная в материале «URA.Ru», основана на фактах. При этом автор приносит извинения сотрудникам ОКБ № 2 за то, что излишне эмоционально отнесся к подготовке статьи и, не сумев совладать с эмоциями, употребил чересчур резкие выражения («Происходящее уже впору называть серийными „убийствами“, совершенными группой лиц»; «Самое страшное в этой истории, что люди погибли насильственной смертью»; «Проще говоря — Калашникова убил не какой-то определенный человек, а целая группа»; «и правоохранители наконец выяснят, почему в ОКБ № 2 убивают пациентов — вместо того, чтобы лечить их»). В свое оправдание автор может лишь сказать, что не считает естественной смерть из-за неправильно поставленного диагноза и неверных действий врачей.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...