Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Хотели сделать что-то поближе к народу, а получился колхоз»

Пермские власти выгнали с «Белых ночей» Гельмана, по привычке испугались людей в балаклавах и пригласили певцов «разного вида секса»

Знаменитый фестиваль, ставший визитной карточкой Прикамья, попал под цензуру краевого Минкульта. Испугавшись призраков олимпийских карикатур, «антигосударственного» искусства и больших бюджетных трат, чиновники стали «дуть на воду», купируя культурный шок, причиненный Маратом Гельманом. Сменивший изгнанника бизнесмен-шоумен Вадим Некипелов, оказался в ловушке, созданной ожиданиями пермяков и требованиями краевых властей. Каким стал праздник в новом формате, на что он похож и что обо всем этом думают пермяки — в материале «URA.Ru»

Начался фестиваль со скандала — в день открытия оргкомитет принять городок отказался. Это решение едва не сорвало выступление групп «Серебряная свадьба» и «Billy’s Band». Оказавшись в безвыходной ситуации, отмашку к старту концерта дал министр культуры Игорь Гладнев. Деваться было некуда: музыканты приехали, деньги заплачены, а перенести выступления из-за их гастрольного графика было невозможно. На следующий день городок едва не стал причиной международного скандала. При монтаже флагштоков, рабочие повесили флаги России и Украины вверх тормашками. К чести организаторов, ошибку исправили в тот же день, как обнаружили.

Фестивальный городок.
Раньше любое свободное пространство городка было занято мягким газоном, теперь вместо него — острый гравий

Программа фестиваля по сравнению с предыдущими годами действительно скудна. По задумке организаторов, городок должен был стать площадкой, на которой встретятся культуры Европы и Азии. Однако, по едкому замечанию наблюдателей, ни Европы, ни Азии на фестивале нет. Зато есть невероятное количество народных самодеятельных коллективов со всего региона, скучные выставки и мастер-классы, разбавленные театральными группами из Европы и немногочисленными хэдлайнерами с громкими именами: Desireless, Владимир Спиваков (впрочем, его выступление в этом году состоится в Перми уже в пятый раз), Uma2rman, Лариса Долина и квинтет Олега Бутмана, а также Дмитрий Маликов и Алексей Глызин. Чтобы пригласить с выступлениями последних, было принято решение отказаться от проведения в рамках «Белых ночей» фестиваля мексиканской культуры. Поговаривают, что это было личным решением Игоря Гладнева — якобы группа Los Elásticos, выступающая в балаклавах, слишком напоминает Pussy Riot.

Фестивальный городок.
Символ Перми, ротонда из парка им. Горького, оказалась без крыши

Удивляет, что цензуру прошли The Tiger Lillies, которые уж точно не укладываются в «семейный» формат фестиваля. «Трио работает в мрачном комедийно-трагичном стиле театра Grand Guignol с элементами брехтовского кабаре и чёрного юмора. Тексты песен нередко связаны с темами разных форм секса и смерти, среди героев песен — проститутки, извращенцы и наркоманы», — говорится в статье об этой группе на Википедии. Тем не менее, возможно именно «Тигровые Лилии» привлекут внимание аудитории, которая в этом году старается обходить городок стороной.

В целом о привлекательности и уровне мероприятий можно судить по их названиям и описаниям. Все они чем-то напоминают расписание мероприятий в детском патриотическом лагере: фестиваль «Белые ночи в Перми» 2014 года глазами детей (мастер-классы для детей), программа «Собачье сердце» (выставка собак, показательные выступления юных собаководов), Первый молодежный богатырский фестиваль Пермского края, концертная программа «На земле единой», фестиваль «Пермячим. РФ», Эстрада Прикамья 2014 и др.

Говорят, что каждый пункт программы лично согласовывал и рецензировал глава администрации губернатора Алексей Фролов.

Фестивальный городок.

Фестивальный городок.
Из фестиваля «Белые ночи» превратились торговую ярмарку и шапито

Что касается самого городка, претензии к нему возникают даже у сторонников художественного руководителя фестиваля Вадима Некипелова. Та инфраструктура, которую увидели пермяки в день открытия совершенно не соответствовала концепции, с которой руководитель ООО «Интерсфера» победило в конкурсе по отбору организатора: Ротонда, являющаяся одним из символов Перми, оказалась без крыши, Спасская башня получилась непропорциональной и несуразной, по всему городку расставлены временные шатры, скорее напоминающие шапито, но никак не капитальные городки прошлых годов, которые проектировали профессиональные архитекторы. Немалое удивление у посетителей вызвало отсутствие кафе и ресторанов — вместо них в городке размещены «точки питания» и многочисленные торговые лотки.

Фестивальный городок.
«Спасская башня», которая возвышается над городком, выглядит несуразно, сделанна некачественно и на скорую руку. Символ новой России?

Самый удручающий факт — грязь под ногами. Если в прошлом году все свободное пространство было закрыто рулонным газоном, то в этот раз организаторы лишь кое-где присыпали землю гравием.

О том, что в этом году «Белые Ночи» не вызывают интереса говорит уровень посещаемости. По словам пресс-секретаря фестиваля Ольги Шутовой, ежедневно в городок приходят 20-30 тыс. человек. В прошлом году — самом успешном для фестиваля — посещаемость была на уровне 50 тысяч. В день города, 12 июня, цифра перевалила показатель 590 тысяч.

Пермяки, принявшие участие в фокус-группе, проводимой в рамках составления рейтинга губернаторов «URA.Ru», назвали фестиваль «блеклым». «Складывается ощущение, что власти специально „сливают“ „Белые ночи“, чтобы жители сами сказали, что им такой фестиваль не нужен», — говорят респонденты.

Фестивальный городок.

Фестивальный городок.
Несмотря на некое ориентирование на детскую аудиторию, развлечения предлагаются преимущественно бесхитростные, а иногда напоминающие о том, что «жизнь — тлен»: бассейн с рыбками не наполнен водой

«На мой взгляд, передача фестиваля на реализацию Вадиму Некипелову, а позднее и затягивание сроков при согласовании проекта — большая ошибка краевой администрации. Большую часть городка занимают не культурные и развлекательные сооружения, а кафе с низкопробной пищей, лотки со сладостями и мелкие магазинчики, что больше похоже на ярмарку, а не крупный культурный фестиваль», — считает гражданский активист и член Молодежного парламента Александр Григоренко.

«Нынешний городок, безусловно, проигрывает предыдущим, не только из-за этих известных историй, когда его не давали строить и всячески тормозили строительство. Но списывать на проволочки все нельзя, потому что у „Интерсферы“ даже в идеальных условиях получился бы достаточно простой, примитивный и менее разнообразный городок, чем те, что были раньше. Потому, что подходы разные. В этом году, по-моему, искусство как такое исключено из архитектуры — нет ни арт-объектов, ни интересных решений. Ребята хотели сделать что-то поближе к народу, а получился колхоз, чего и следовало ожидать, учитывая нынешний состав правительства, оргкомитета и большинства людей, которые причастны к фестивалю, за исключением некоторых кураторов и коллективов, которые работают там исключительно из идеалистических соображений, — говорит журналист и поэт Иван Козлов. — Я внимательно смотрел программу, следил за новостями, когда она составлялась и корректировалась. Теоретически можно было сходить на один-два концерта, на тех же The Tiger Lillies, но после одноразового посещения городка совершенно не тянет там находиться. Концерт — это не только музыка, но и соответствующие окружение и атмосфера, которые складываются из многих составляющих».

Фестивальный городок.
По лицам женщин и не скажешь, что лозунг на транспаранте соответствует действительности

Директор «Центра избирательных технологий» Людмила Ознобишина, выступавшая ранее с инициативой не проводить в этом году фестиваль, направив средства на проектирование нового здания Пермской художественной галереи, говорит, что со стартом фестиваля лишь убедилась в своем мнении. «Еще один год упущен, а что будет дальше — тишина. За период проведения фестиваля мы не только не приобретаем никаких культурных институций, но и находимся на пути к еще одной утрате. Под угрозой закрытия или преобразования находится музей „Пермь-36“. Такие действия власти — равнодушие к судьбе галереи и памятника федерального значения, своеобразный подход к организации краевого фестиваля, когда подрядчику не посочувствовал только ленивый, ну и, может быть, Марат Гельман — говорят лишь об отсутствии культурной политики в регионе», — зрит глубже она.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...