Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Я иду на финиш»

Погибшая спортсменка Алина Якимкина не успела рассказать о всех ужасах российского биатлона

Алина Якимкина стала первый биатлонисткой, погибшей во время гонки на трассе в России. Кто виноват в случившемся — вопрос, который так или иначе последние дни задают себе многие. Трагедия, случившаяся в Тюмени на этапе Кубка России, потрясла: молодая, красивая, подающая надежды спортсменка — и вдруг остановка сердца. В Тюмени Алина почти прошла гонку: один промах, 700 метров до финиша и — мгновенная смерть, врачи не успели реанимировать девушку. Наше агентство попыталось разобраться в причинах произошедшего.

Тело удмуртской спортсменки, погибшей в Тюмени в субботу, во время 15-ти километровой гонки, вчера доставили в Ижевск, сегодня — в родной Нижнекамск. И сегодня же в Нижнекамске прошли похороны 21-летней Алины Якимкиной. Практически сразу же едва ли не во всех СМИ страны прозвучало: у Алины не было проблем со здоровьем. Версия про допинг была решительно отметена министром по физической культуре, спорту и молодежной политике Удмуртии Игорем Красновым: «У нас вообще „чистые“ ребята. Не употребляют каких-либо препаратов», — цитировал Краснова «Интерфакс». По этому поводу можно поспорить: удмуртского биатлониста Дениса Вдовина, например, уже дисквалифицировали за допинг в 2013 году на Всероссийских соревнованиях по биатлону в Ижевске.

Кубок губернатора Тюменской области по биатлону. 2014 год. Тюмень, биатлон, финиш, победа, кубок губернатора, макарайнен кайса

Несмотря на первоначальное утверждение Игоря Краснова, что у Алины не было проблем со здоровьем, на следующий день уже приходили сообщения, что девушка имела проблемы с сердцем. Когда 23 февраля Следственное Управление СК по Тюменской области опубликовало короткое сообщение: «Согласно первоначальным результатам судебно-медицинской экспертизы, предварительная причина смерти спортсменки — острая сердечная недостаточность», — многие уверились в том, что биатлонистку погубило отсутствие нормального медицинского контроля. Масло в огонь подливали публикации о том, что сборная Удмуртии приехала без врача.

Как рассказал «URA.Ru» главный тренер женской сборной Тюменской области по биатлону Леонид Гурьев, это сейчас нормальное явление, когда региональная команда ездит на соревнования без своего врача. «Мне сложно назвать команду из регионов с врачом: хорошего доктора на такие условия не найти, — объясняет ситуацию Гурьев. — Мы же месяцами на выездах. Ездим с соревнований на соревнования, а зарплата — 25 −30 тысяч рублей. В последние годы даже ставки врача не было, сейчас, правда, ставки при командах появились, но спортивных медиков не хватает».


Одна из последних фотографий Алины Якимкиной сделана накануне трагической гибели спортсменки на тюменской трассе

В тюменской команде своего медика тоже нет. В таких условиях функции личного врача спортсменок выполняют тренеры. Они ведут наблюдения за пульсовыми режимами, смотрят биохимию. Если на ЭКГ есть отклонения, обращаются в кардиоцентр. При этом тюменский тренер уверен: спортсмена с идеальной ЭКГ просто нет. На самочувствии биатлониста может сказаться все что угодно — от недосыпа до нарушения питания. Обычно в такой ситуации спортсмену дают пару дней отдыха и на этом все заканчивается.

«У удмуртской команды последнее обследование было в октябре, — говорит Леонид Гурьев. — Прошло четыре месяца, все что угодно могло случиться. Может, были какие-то нагрузки». Но давать заключение о причинах трагедии Гурьев отказался. По мнению тренера, покойную биатлонистку могла подвести даже воля к победе. «Спортсмены во время гонки проявляют характер, — поделился версией Леонид Гурьев. — Алина же не сошла с трассы; даже если она почувствовала недомогание, то шла к финишу до последнего». Версию о том, что девушка большую часть гонки чувствовала себя нормально, поддерживает и Игорь Краснов: «Отстрелялась она, кстати, очень неплохо, — заявил он все тому же „Интерфаксу“. — Больше того, на пункте питания, когда ей предложили попить, то есть перед финишем, она сказала: „У меня все хорошо, я иду на финиш, все отлично“. Буквально через полкилометра случилось вот это».

Если верить этим словам, Алина чувствовала себя отлично. Но подруга биатлонистки рассказала «Советскому спорту», что девушка проходила курс лечения, принимала таблетки, делала специальную гимнастику и упражнения для сердца. Бывший врач сборной Удмуртии уже заявил прессе, что видел изменения на кардиограмме биатлонистки, но они не вызвали ни у кого опасений. Из всего этого можно сделать неутешительный вывод: либо не было полной картины состояния спортсменки в динамике, либо врачи не находили оснований для тревоги. В любом случае допуск Якимкиной к гонке вызывает вопросы. Два раза в год девушка вместе со всеми биатлонистами проходила диспансеризацию, где врачи, обследуя спортсменов, давали заключение о состоянии здоровья каждого из них, а заодно и допуск к соревнованиям. Обследований перед каждой гонкой, получается, просто нет.

Кубок губернатора Тюменской области по биатлону. 2014 год. Тюмень, биатлон, финиш, кубок губернатора
Спорт высоких достижений буквально выкачивет из спортсмена все силы. Убедиться в этом можно на финише

По словам Гурьева, основанием для допуска к соревнованиям является именная заявка. В ней должно быть указано, что спортсмен годен к соревнованиям. Заявка заверяется врачебно-физкультурным диспансером — система сохранилась еще с советского времени.

Это подтверждает и директор областного центра зимних видов спорта «Жемчужина Сибири» Анатолий Емельянов. «Они приезжают со своими справками. Никаких дополнительных обследований. Это правило такое», — говорит директор. Но когда и кем эти правила написаны и заверены, сказать не может. «У нас своих врачей вообще нет. Перед каждыми соревнованиями мы делаем заказ в физдиспансер, они присылают врачей. Какие специалисты, сколько их — это в физдиспансере решают», — ссылается Емельянов на областной врачебно-физкультурный диспансер. Доктора из физдиспансера дежурят на старте, затем переходят в зону финиша. В распоряжении центра есть несколько снегоходов с возками: в случае, если на трассе со спортсменом что-нибудь случится, медики могут оперативно приехать.

Странно лишь то, что с сайта «Жемчужины Сибири» исчезает упоминание о медцентре, который входит в ее структуру. Упоминания о нем сохранились в кэше яндекса за 16 февраля текущего года. Судя по информации, в медцентре осуществляют электрокардиографию в покое и нагрузке, проводят ультразвуковое исследование сердца и других органов. Тогда почему не была обследована команда Удмуртии, которая приехала вообще без врача? Взять оперативный комментарий у главврача физдиспансера не удалось: Наталья Логинова была на совещании и на связь с агентством не вышла. Ее заместитель Ирина Ревнивых сослалась на отсутствие полномочий и комментировать что-либо отказалась.


О том, что в «Жемчужине Сибири» есть свой медцентр, знают многие. До трагедии на сайте «Жемчужины» ему был посвящен целый раздел. Сейчас его убрали.

Директор Тюменского кардиоцентра, профессор и заслуженный деятель науки РФ Вадим Кузнецов, к которому агентство обратилось как эксперту, прокомментировал коротко: «К сожалению, внезапная сердечная смерть у спортсменов — это проблема, актуальная во всем мире. При явных признаках сердечно-сосудистой патологии физические нагрузки и, в частности, профессиональный спорт строго противопоказаны», — считает врач.

Но получается, что у Алины явной патологии не было. В настоящий момент никто точно не озвучил, какие проблемы были обнаружены у девушки два года назад. Смерть юной Алины Якимкиной подчеркнула, что проблема медицинского контроля в спорте более чем актуальна. О проблемах девушки знали ее подруги, знал врач, но почему ее допускали к гонкам? Если ее показатели вызывали сомнения, почему не было кардиолога, который наблюдал бы девушку постоянно?

Теперь в причинах трагедии разбираются следователи, врачи, союз биатлонистов России. «Результаты вскрытия известны, результаты гистологического исследования будут готовы через месяц. Гистология покажет наличие каких-либо веществ в крови или их отсутствие, — пояснили в Следственном комитете. — В рамках судебной экспертизы проводится проверка. Проверка также проходит в Удмуртии, следователи изучают медицинскую документацию. Делать какие-либо выводы преждевременно. Все дальнейшие действия будут зависеть от результатов экспертизы».

Тысячи тюменцев читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Темы Тюмени»

Алина Якимкина стала первый биатлонисткой, погибшей во время гонки на трассе в России. Кто виноват в случившемся — вопрос, который так или иначе последние дни задают себе многие. Трагедия, случившаяся в Тюмени на этапе Кубка России, потрясла: молодая, красивая, подающая надежды спортсменка — и вдруг остановка сердца. В Тюмени Алина почти прошла гонку: один промах, 700 метров до финиша и — мгновенная смерть, врачи не успели реанимировать девушку. Наше агентство попыталось разобраться в причинах произошедшего. Тело удмуртской спортсменки, погибшей в Тюмени в субботу, во время 15-ти километровой гонки, вчера доставили в Ижевск, сегодня — в родной Нижнекамск. И сегодня же в Нижнекамске прошли похороны 21-летней Алины Якимкиной. Практически сразу же едва ли не во всех СМИ страны прозвучало: у Алины не было проблем со здоровьем. Версия про допинг была решительно отметена министром по физической культуре, спорту и молодежной политике Удмуртии Игорем Красновым: «У нас вообще „чистые“ ребята. Не употребляют каких-либо препаратов», — цитировал Краснова «Интерфакс». По этому поводу можно поспорить: удмуртского биатлониста Дениса Вдовина, например, уже дисквалифицировали за допинг в 2013 году на Всероссийских соревнованиях по биатлону в Ижевске. Несмотря на первоначальное утверждение Игоря Краснова, что у Алины не было проблем со здоровьем, на следующий день уже приходили сообщения, что девушка имела проблемы с сердцем. Когда 23 февраля Следственное Управление СК по Тюменской области опубликовало короткое сообщение: «Согласно первоначальным результатам судебно-медицинской экспертизы, предварительная причина смерти спортсменки — острая сердечная недостаточность», — многие уверились в том, что биатлонистку погубило отсутствие нормального медицинского контроля. Масло в огонь подливали публикации о том, что сборная Удмуртии приехала без врача. Как рассказал «URA.Ru» главный тренер женской сборной Тюменской области по биатлону Леонид Гурьев, это сейчас нормальное явление, когда региональная команда ездит на соревнования без своего врача. «Мне сложно назвать команду из регионов с врачом: хорошего доктора на такие условия не найти, — объясняет ситуацию Гурьев. — Мы же месяцами на выездах. Ездим с соревнований на соревнования, а зарплата — 25 −30 тысяч рублей. В последние годы даже ставки врача не было, сейчас, правда, ставки при командах появились, но спортивных медиков не хватает». Одна из последних фотографий Алины Якимкиной сделана накануне трагической гибели спортсменки на тюменской трассе В тюменской команде своего медика тоже нет. В таких условиях функции личного врача спортсменок выполняют тренеры. Они ведут наблюдения за пульсовыми режимами, смотрят биохимию. Если на ЭКГ есть отклонения, обращаются в кардиоцентр. При этом тюменский тренер уверен: спортсмена с идеальной ЭКГ просто нет. На самочувствии биатлониста может сказаться все что угодно — от недосыпа до нарушения питания. Обычно в такой ситуации спортсмену дают пару дней отдыха и на этом все заканчивается. «У удмуртской команды последнее обследование было в октябре, — говорит Леонид Гурьев. — Прошло четыре месяца, все что угодно могло случиться. Может, были какие-то нагрузки». Но давать заключение о причинах трагедии Гурьев отказался. По мнению тренера, покойную биатлонистку могла подвести даже воля к победе. «Спортсмены во время гонки проявляют характер, — поделился версией Леонид Гурьев. — Алина же не сошла с трассы; даже если она почувствовала недомогание, то шла к финишу до последнего». Версию о том, что девушка большую часть гонки чувствовала себя нормально, поддерживает и Игорь Краснов: «Отстрелялась она, кстати, очень неплохо, — заявил он все тому же „Интерфаксу“. — Больше того, на пункте питания, когда ей предложили попить, то есть перед финишем, она сказала: „У меня все хорошо, я иду на финиш, все отлично“. Буквально через полкилометра случилось вот это». Если верить этим словам, Алина чувствовала себя отлично. Но подруга биатлонистки рассказала «Советскому спорту», что девушка проходила курс лечения, принимала таблетки, делала специальную гимнастику и упражнения для сердца. Бывший врач сборной Удмуртии уже заявил прессе, что видел изменения на кардиограмме биатлонистки, но они не вызвали ни у кого опасений. Из всего этого можно сделать неутешительный вывод: либо не было полной картины состояния спортсменки в динамике, либо врачи не находили оснований для тревоги. В любом случае допуск Якимкиной к гонке вызывает вопросы. Два раза в год девушка вместе со всеми биатлонистами проходила диспансеризацию, где врачи, обследуя спортсменов, давали заключение о состоянии здоровья каждого из них, а заодно и допуск к соревнованиям. Обследований перед каждой гонкой, получается, просто нет. Спорт высоких достижений буквально выкачивет из спортсмена все силы. Убедиться в этом можно на финише По словам Гурьева, основанием для допуска к соревнованиям является именная заявка. В ней должно быть указано, что спортсмен годен к соревнованиям. Заявка заверяется врачебно-физкультурным диспансером — система сохранилась еще с советского времени. Это подтверждает и директор областного центра зимних видов спорта «Жемчужина Сибири» Анатолий Емельянов. «Они приезжают со своими справками. Никаких дополнительных обследований. Это правило такое», — говорит директор. Но когда и кем эти правила написаны и заверены, сказать не может. «У нас своих врачей вообще нет. Перед каждыми соревнованиями мы делаем заказ в физдиспансер, они присылают врачей. Какие специалисты, сколько их — это в физдиспансере решают», — ссылается Емельянов на областной врачебно-физкультурный диспансер. Доктора из физдиспансера дежурят на старте, затем переходят в зону финиша. В распоряжении центра есть несколько снегоходов с возками: в случае, если на трассе со спортсменом что-нибудь случится, медики могут оперативно приехать. Странно лишь то, что с сайта «Жемчужины Сибири» исчезает упоминание о медцентре, который входит в ее структуру. Упоминания о нем сохранились в кэше яндекса за 16 февраля текущего года. Судя по информации, в медцентре осуществляют электрокардиографию в покое и нагрузке, проводят ультразвуковое исследование сердца и других органов. Тогда почему не была обследована команда Удмуртии, которая приехала вообще без врача? Взять оперативный комментарий у главврача физдиспансера не удалось: Наталья Логинова была на совещании и на связь с агентством не вышла. Ее заместитель Ирина Ревнивых сослалась на отсутствие полномочий и комментировать что-либо отказалась. О том, что в «Жемчужине Сибири» есть свой медцентр, знают многие. До трагедии на сайте «Жемчужины» ему был посвящен целый раздел. Сейчас его убрали. Директор Тюменского кардиоцентра, профессор и заслуженный деятель науки РФ Вадим Кузнецов, к которому агентство обратилось как эксперту, прокомментировал коротко: «К сожалению, внезапная сердечная смерть у спортсменов — это проблема, актуальная во всем мире. При явных признаках сердечно-сосудистой патологии физические нагрузки и, в частности, профессиональный спорт строго противопоказаны», — считает врач. Но получается, что у Алины явной патологии не было. В настоящий момент никто точно не озвучил, какие проблемы были обнаружены у девушки два года назад. Смерть юной Алины Якимкиной подчеркнула, что проблема медицинского контроля в спорте более чем актуальна. О проблемах девушки знали ее подруги, знал врач, но почему ее допускали к гонкам? Если ее показатели вызывали сомнения, почему не было кардиолога, который наблюдал бы девушку постоянно? Теперь в причинах трагедии разбираются следователи, врачи, союз биатлонистов России. «Результаты вскрытия известны, результаты гистологического исследования будут готовы через месяц. Гистология покажет наличие каких-либо веществ в крови или их отсутствие, — пояснили в Следственном комитете. — В рамках судебной экспертизы проводится проверка. Проверка также проходит в Удмуртии, следователи изучают медицинскую документацию. Делать какие-либо выводы преждевременно. Все дальнейшие действия будут зависеть от результатов экспертизы».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...