Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«В этой полупьяной стране надо что-то менять»

Сургутская молодежь хочет диалога с властью или займет кабинеты сама

В «Работающей молодежи Сибири» — новые настроения. Одиозная общественная организация меняет подходы и раскрывает карты. Заместитель председателя координационного совета РМС Алексей Иванов рассказал «URA.Ru» о погоне с топорами, отзывах депутатов и попытке изменить сознание россиян.

-Вопрос, который сейчас многих интересует, — связь между «Работающей молодежью Сибири» и организацией «Совесть». Кто-то говорит, что это одно и то же. Кто-то, что «Совесть» — это радикальное крыло РМС, ударная единица и так далее. А как на самом деле?

-Есть общественная организация «Совесть», есть общественная организация РМС. Если рассматривать их по формальным признакам, то это совершенно разные общественные организации. А если по внутреннему содержанию — то, безусловно, мы друг друга все знаем. Вот, например, я из РМС. Но если со мной будет идти товарищ из «Совести» и на нас кто-то нападет — какие тут могут быть ярлыки? Есть какие-то элементарные человеческие качества. Я встану рядом и буду отстаивать свои убеждения, какая бы там опасность ни исходила: это просто человеческое и мужское качество, понимание, что я не должен убегать. Мы знаем друг друга, ходим в спортзал, занимаемся вместе, и здесь дело не в принадлежности к общественным организациям — мы просто друзья. Другое дело, что векторы у нас немного разной направленности. У «Совести» это больше здоровый образ жизни, спорт, пробежки, всякие вещи, связанные также с духом, мужеством — кто бы как это ни воспринимал.

Ребята исходят из нынешней ситуации. Элементарно: идем мимо любой школы — дети по 10-12 лет, чуть выше пупа ростом, стоят с сигаретой и алкогольным коктейлем. Все это игнорируют. Все в сторону смотрят, и это безразличие еще сильнее нас объединяет. А если это будут мои дети — всем тоже будет безразлично? А с другой стороны — попробуй подойди к этим детям и начни проводить воспитательные процессы. Это чревато в первую очередь последствиями на законодательном уровне. Увидят родители, заявление подадут — кто ты, с какими целями подходил, почему тебя интересует, что ребенок курит или пьет. Вырисовывается серьезная проблема. А что можно сделать? Первое — это пропаганда. Для чего те же пробежки нужны? Не потому что (как кто-то считает, и это в крайней степени ошибочно) это демонстрация какой-то силы, воздействие через какую-то политическую призму. Это не так. Главный мотив — заразить ребят спортивным духом.

-Но тем не менее, даже если не говорить, что пробежки — это какая-то демонстрация, все равно сегодня «Совесть» и РМС — две достаточно серьезные силы, которые уже влияют и на политику в городе. Этого ведь нельзя отрицать?

-Безусловно, задачи такие ставятся. Так или иначе придем к этому. Ведь и после популяризации спорта мы ставим себе задачу занятости населения. Должна быть возможность поиграть в футбол, побить грушу, поплавать в бассейне.

-И есть ли у нас такая возможность? Площадок не хватает в городе, это проблема.

-Не хватает всем. И у нас с чиновниками разные подходы. Мы считаем, что доступный массовый спорт может быть только бесплатным. А чиновники говорят, что если ребенок не может себе позволить абонемент, то это проблема его родителей. А что нам тогда делать? Выкинуть этих детей? Они что, не члены нашего общества? Давайте отгородимся от них, и пусть они сами что хотят, то и делают. Но они тогда даже разговаривать перестанут. Или взять проблему спайса: все эксперты говорят, что в 99% случаях употребление тяжелых наркотиков и спайса начинается с алкоголя и курения. Нигде не зафиксировано, что, наоборот, покурили спайс, а потом начали пробовать табак и алкоголь. И, значит, бороться надо именно с этим. И вот тут третья фаза — ограничительные меры.

-А вообще насколько удалось наладить взаимодействие с властью? Ведь вы же готовы идти на контакт?

-Однозначно. Я всегда говорил, что мы поддерживаем власть. Мы не оппозиция и никогда не выступали за свержение власти. Но здесь возникает вопрос, почему нас не всегда всерьез воспринимают. Спрашивают: а что вы можете знать? Такое барско-снисходительное отношение. А мы образованные, мы читаем книжки, мы заканчиваем вузы, разбираемся в экономике, в социологии. Мы сейчас не в органах власти, но это не говорит о том, что мы отмораживаемся или не хотим брать на себя какую-то ответственность.

-А нет ли желания взять на себя эту ответственность и прийти во власть? Я не говорю сейчас про чиновников, можно же баллотироваться в Думу. И это позволит решить часть проблем, о которых вы говорите. То же ограничение расстояния пунктов продажи алкоголя от соцобъектов.

— Ну, что касается прямо сейчас и меня — нет такой мысли, я приехал несколько лет назад в Сургут, и я пока только знакомлюсь с жителями, с органами власти, с общественниками. Это нужно, чтобы составить какую-то картину. Надо выявить причину, почему так происходит. Когда я беседовал с любым человеком из власти, то не встречал (вернее, встречал, но в единичных случаях) тех, кто искренне хотел бы вреда городу, региону, стране.

— Есть такие случаи?!

— Есть такие, кто разочаровался. Такие люди не достойны внимания, стараюсь таких избегать, но они есть. У них комплексы, обиды, выражение злобы.

-Вот и заменить таких активной молодежью.

— Да, когда-нибудь это произойдет. И, кстати, по ограничению алкоголя: почему не принимаются такие решения? Порой диалог не получается. У каждого своя точка зрения. Одни упираются, что помнят сухой закон 85-ого года, а вторые говорят, что мы устраиваем геноцид. И там, и там есть правда. Но она однобока. И надо понимать последствия тех или иных решений. Что касается в целом взаимодействия и эффективности органов самоуправления, то это тренд, о котором говорил президент: надо вовлекать общественность. Надо включать в процессы хозяйствования города жителей. Это единственный правильный путь. Не важно, кто у нас мэр, кто губернатор, кто президент: выйдите со своей лестничной площадки, зайдите в лифт, пройдитесь по ступенькам, зайдите в магазин. Там бычки, в магазине обсчитали, в автобусе на ногу наступили и обматерили. Ведь это же не мэр сделал, не губернатор, не президент. Это мы с вами сделали. И когда люди просто становятся зрителями, происходит такая пародия на правду, что ли. Когда люди идут с работы с авоськой и видят, что машина неправильно припарковалась или нет детской площадки. В воздух поругались, пошли домой, сели, включили телевизор. Сидят как в «Нашей Раше» Сергей Беляков из Таганрога: давай, телевидение, просвещай.


Попытка организовать референдум в Сургуте провалилась, но запомнилась всем горожанам

-Здесь, наверное, было бы уместно вспомнить про референдум, который пытались инициировать. Я помню, вы были на депутатских слушаниях в тот день. Это была достаточно шумная история. Здесь можно говорить о неправильном подходе всех участников, но тем не менее какое-то отношение к РМС и «Совести» после этой истории сложилось, потому что вы понимаете, как это выглядело. А это выглядело настоящим штурмом Думы, когда замглавы Лапин пытался снизить градус напряженности.

-Что касается поведения кого-то в Думе, я бы не хотел за него брать ответственность. Я лично поступил так, как считаю нужным. Я, как подобает интеллигентному человеку, оделся прилично. Пришел за 20-30 минут до начала заседания, зарегистрировался, дождался своей очереди и выступил. Как поступили другие... Неплохо было бы, чтобы они сами прокомментировали. Я бы тоже хотел это услышать.

Дума 05.06.14 Сургут
Молодежные активисты едва не взяли штурмом сургутскую Думу

Второй момент. Если мы посмотрим на события и факты, которые имели место с момента самой идеи проведения референдума, то по всем вопросам, которые там озвучивались (и по жилью, и по детским садам, и по дорогам, и по спортивным секциям), есть сдвиги. В силу того, что был запущен референдум и властям было необходимо реагировать, или благодаря тому, что каким-то образом мы предугадали, что такие действия будут приниматься... Но в результате были приняты гарантии по ремонту дорог в целом по ХМАО. Этот вопрос ставился на референдуме. По стоимости квадратного метра жилья есть подвижка, пусть и не системная.

Так что многие домыслы и ярлыки — просто из-за неинформированности. Органы власти не знают о наших мотивах и целях. Также и общественность не знает мотивов и целей власти. И начинаются домыслы. Надо чаще встречаться. Взять какую-то площадку, где будет проходить обмен мнениями по насущным городским проблемам. Хотелось бы в экспертном формате, потому что сейчас очень часто во время встреч с населением переходят к перепалкам и обвинениям. И есть еще один момент. Президент Владимир Путин озвучил, что 83% жителей в городах-миллионниках не знают фамилий своих депутатов. В городах с населением от 350 тыс. до миллиона — 86%. И даже в городах, где живет меньше 250 тыс. человек, — тоже не знают. Мы провели свой опрос — среди 1020 респондентов по всему городу. Всего несколько человек ответили, и то глядя в потолок, а 98% не знают депутатов.

Дума 05.06.14 Сургут
Алексею Иванову дали возможность выступить на депутатских слушаниях по вопросу референдума

-Вы имеете ввиду свой избирательный округ? То есть не знают не просто любого из Думы...

-Да, вопрос был — кто ваш депутат. По всем округам прошлись. И всего несколько человек ответили. И задумывешься, откуда, как попадают люди в Думу. По каким-то спискам? А как происходит голосование?

— Дума города выбирается не по спискам. У нас одномандатные округа, где голосуют за конкретных людей.

-Тем более. Или народ совсем с дырявой памятью, или мы не тот народ опрашивали. Либо что-то другое. И эти цифры ведь не только мы озвучивали, это президент говорил.

Дума 17.12.14 Сургут
Сургутская молодежь часто критикует работу депутатов

-Это вы про реформу МСУ? Про дробление городов?

-131 закон, да. Но я о другом. О взаимоотношении власти и граждан.

-А как его наладить?

-Работы нет. Пусть взаимодействие будет осуществляться через территориальные органы самоуправления: ТОСы для этого и были созданы. У них есть бюджет, должна быть программа. Давайте спросим, а кто их знает?

-Депутата по своему избирательному округу я знаю, а вот насчет ТОСа...

-И это тоже подтверждение. Хотя уж ты, Антон, должен быть проинформирован. И у меня ведь та же самая история. А отсюда — информационный вакуум. Власть не знает, что в обществе, — общество не знает, что в органах власти. Этот пузырь информационного вакуума начинает заполняться всем чем угодно. Народ лезет в интернет, чиновники, видимо, туда же. Но, так или иначе, первая реакция всегда обвинительная. Вопрос есть и к обществу: не знаешь депутата — пойди и узнай.

Дума Сургут
Обсуждение «второго референдума» прошло при усиленной охране Думы

-Да, «Работающая молодежь Сибири» пыталась запустить проект по отзыву депутатов. Было голосование...

-Есть у нас такая информация на сайте. Собственно, проведенный нами опрос и послужил причиной запуска этого проекта. К тому же я ведь выходил на контакт с представителями власти, рассказывал, что есть такая ситуация, что она плачевная. У нас есть мэр, «молодежка» более-менее активна. Мы готовы и способны вести диалог. И совсем не в перепалках и обвинениях.

-А отзывать кого-то планируете или это просто «страшилка» для депутатов?

-Вообще законодательно у нас есть такая возможность. Мы можем ее использовать. Не скажу, что это «страшилка». Здесь опять возможны разные интерпретации. У кого-то сразу возникают мысли, что раз мы это делали, то с каким-то умыслом. Нет, мы узнаем мнение людей, у нас нет желания убрать кого-то из депутатов.

-Заявлялось, что вы проводите голосование, а потом отзовете кого-то.

-У каждого депутата из этого списка есть возможность зайти на сайт и посмотреть. Можно по-разному относиться — считать, что информация сфабрикована или подтасована. Но она есть, хотя ее можно проигнорировать, то есть наплевать на мнение граждан. Я же скажу, что это открытое голосование и оно не сфабриковано. Могу сказать, что это объективная оценка. И пусть она не отражает мнение большинства, но срез есть. И должна быть реакция. Должна быть работа. И мы ждем, мы открыты, мы хотим реакции и работы.

Дума 05.06.14 Сургут
Диалог между общественниками и властью пока не задался

-Реакции нет?

-Какая реакция... Разве только то, что касается ограничения продажи алкоголя. Все знают, какое решение приняла Дума.

-Да, но в конце заседания Думы было дано протокольное ограничение администрации, чтобы рассмотреть возможность дополнительных мер по ограничению продажи алкоголя.

-Может быть. Надеюсь, нас проинформируют, привлекут каким-то образом к разработке. В этой истории много всего намешано, эмоционального в том числе.

-Личные отношения?

-Личные отношения. Когда на чаши весов кладутся здоровье детей и ущемление прав предпринимателей. Как если бы мне мама поставила ультиматум: выбирай — я или жена. Или жена мне сказала бы: выбирай — за страну ты больше переживаешь или за семью. Это несопоставимые вещи. Права предпринимателей надо защищать, но это ни в какое сравнение не идет с тем, что происходит с детьми. Мы видим результат всех мер, которые применяются: возраст употребляющих алкоголь, табак, наркотики — все ближе к начальным классам школы. Я уж не говорю о том, что в выпускной день вся страна полупьяная. Значит, нужно что-то делать.


В городах Югры периодически проходят забеги под девизом «За трезвый образ жизни»

-По поводу мер. Я понимаю, что РМС и «Совесть» — разные организации, но для многих они все-таки едины. Может, это и становится причиной того, что какие-то ваши инициативы не принимаются? К примеру, есть стереотип, что РМС и «Совесть» действует часто силовыми методами. Говорилось раньше про поджоги ларьков. Есть еще история о летней массовой драке с кавказцами.

-Что касается летней драки, то в СМИ прозвучала не вся информация и это исказило саму суть произошедшего. Нигде не было сказано о еще одном событии во всей этой цепочке: та машина, которая оказалась на Пушкина, была не одна. От «Роста» целая группа на машинах по всему городу гналась за парнем, рядом с которым сидела его беременная жена. Люди из этой группы топором били по его машине. Окружали, пытались остановить. Этого никто не знает. Это нигде не написано. Но это факт. Было подано также заявление в полицию об этом инциденте. Для меня лично это просто какой-то кошмар. И еще — это моя личная позиция — у преступников нет национальности. К примеру, пишут: дагестанец убил фаната «Спартака». А ведь просто человек убил человека.

-Фанат «Анжи» убил фаната «Спартака».

-Или хотя бы так.

-Летняя история наложилась на предшествующую драку полицейских с кавказцами.

-Может быть. Но я не сторонник, чтобы людей называли лицами кавказской национальности. Это же наши граждане.

-Возвращаясь к погоне с топорами — каковы результаты расследования?

-Официально вроде тогда было заявлено, что работа будет вестись, но я не владею информацией. Мне кажется, все паутиной покрылось. Это мое личное мнение, возможно, я ошибаюсь. Там и с предысторией тоже не все так просто. Есть одна очень важная вещь, на которую прошу обратить внимание. Очень часто бывает, что люди называют себя последователями или представителями тех или иных движений, а это не соответствует истине. Очень много было таких моментов — я не знаю, как с этим бороться. То есть сидит какой-нибудь человек в кабаке, пьет. Может быть, он даже знаком с кем-то из РМС или «Совести». А потом ему что-нибудь ударило в голову. Но когда его на место поставили, он испугался — и началось: «А ты знаешь, кто я, откуда я?» И все — это сразу служит катализатором.

-То есть кое-кто прикрывается РМС?

-Совершенно верно. Таких случаев очень много. И всегда хочется их подтверждения. Если говорить об упомянутой истории, то там были люди, не причастные к нашим организациям.

-В числе инициаторов драки?

-Да, просто сидели там. Другое дело, что общественная сплоченность часто возникает на почве дружбы. Вот позвонит мне друг и скажет, что попал в беду. Безусловно, я не буду спрашивать, не сам ли он виноват, а поеду и посмотрю. И даже потом хотя бы как свидетель выступлю. Я могу и не прийти. И дело не в том, что обо мне подумают, а в том, что подумаю о себе я сам. Хотя, конечно, все должно быть по закону. Но в соответствии с законом должны себя вести и представители власти. А не включать мигалку — и по «встречке».

-Или как Васильева, которая картины пишет и клипы снимает.

-Да. И на суде еще стихи читает. Такое ощущение, что издевается. Демонстрирует, что ей все равно. В общем, законодательство должны соблюдать все. В совокупности — много вопросов к системе. Такой клубок, в котором много составляющих. Поэтому надо с людьми общаться.

-С каждым не пообщаешься. Но если есть группа единомышленников, то можно же как-то попробовать сломать систему?

-Фразу «сломать систему» я не приветствую. Я только за эволюцию. А она должна быть в умах людей. И надо начинать с самовоспитания, это одна из наших главных задач. Дело не в должностях или форме — дело в человечности. Мы выиграли президентский грант по созданию учебно-воспитательного курса «Гражданин России». Он будет состоять из 9 блоков, касающихся, в частности, вредных привычек, физкультуры, основ хозяйственной деятельности. На самом деле много проблем: вот, например, семья загорелась и купила айфон — а у ребенка ни лыж, ни мячика. А это ведь расстановка приоритетов, которые с помощью жизненных примеров усваиваются.

-Этот проект уже запущен?

-Мы разрабатываем сценарий, привлекаем специалистов. Подводим всю научную необходимую базу. Работаем с режиссерами. Это будут видеокурс и методичка для распространения по всей России.

-То есть наша сургутская молодежь подготовит методичку для всей страны?

-Да, РМС выиграла грант президента. В создании курса «Гражданин России» будут задействованы и федеральные министерства, и религиозные течения, потому что есть проблемы и с религией, это тоже причина межрегиональной напряженности. Этот проект мы должны закончить до конца года. У нас большие планы.

Тысячи югорчан читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Ханты, деньги, нефтевышки»

В «Работающей молодежи Сибири» — новые настроения. Одиозная общественная организация меняет подходы и раскрывает карты. Заместитель председателя координационного совета РМС Алексей Иванов рассказал «URA.Ru» о погоне с топорами, отзывах депутатов и попытке изменить сознание россиян. -Вопрос, который сейчас многих интересует, — связь между «Работающей молодежью Сибири» и организацией «Совесть». Кто-то говорит, что это одно и то же. Кто-то, что «Совесть» — это радикальное крыло РМС, ударная единица и так далее. А как на самом деле? -Есть общественная организация «Совесть», есть общественная организация РМС. Если рассматривать их по формальным признакам, то это совершенно разные общественные организации. А если по внутреннему содержанию — то, безусловно, мы друг друга все знаем. Вот, например, я из РМС. Но если со мной будет идти товарищ из «Совести» и на нас кто-то нападет — какие тут могут быть ярлыки? Есть какие-то элементарные человеческие качества. Я встану рядом и буду отстаивать свои убеждения, какая бы там опасность ни исходила: это просто человеческое и мужское качество, понимание, что я не должен убегать. Мы знаем друг друга, ходим в спортзал, занимаемся вместе, и здесь дело не в принадлежности к общественным организациям — мы просто друзья. Другое дело, что векторы у нас немного разной направленности. У «Совести» это больше здоровый образ жизни, спорт, пробежки, всякие вещи, связанные также с духом, мужеством — кто бы как это ни воспринимал. Ребята исходят из нынешней ситуации. Элементарно: идем мимо любой школы — дети по 10-12 лет, чуть выше пупа ростом, стоят с сигаретой и алкогольным коктейлем. Все это игнорируют. Все в сторону смотрят, и это безразличие еще сильнее нас объединяет. А если это будут мои дети — всем тоже будет безразлично? А с другой стороны — попробуй подойди к этим детям и начни проводить воспитательные процессы. Это чревато в первую очередь последствиями на законодательном уровне. Увидят родители, заявление подадут — кто ты, с какими целями подходил, почему тебя интересует, что ребенок курит или пьет. Вырисовывается серьезная проблема. А что можно сделать? Первое — это пропаганда. Для чего те же пробежки нужны? Не потому что (как кто-то считает, и это в крайней степени ошибочно) это демонстрация какой-то силы, воздействие через какую-то политическую призму. Это не так. Главный мотив — заразить ребят спортивным духом. -Но тем не менее, даже если не говорить, что пробежки — это какая-то демонстрация, все равно сегодня «Совесть» и РМС — две достаточно серьезные силы, которые уже влияют и на политику в городе. Этого ведь нельзя отрицать? -Безусловно, задачи такие ставятся. Так или иначе придем к этому. Ведь и после популяризации спорта мы ставим себе задачу занятости населения. Должна быть возможность поиграть в футбол, побить грушу, поплавать в бассейне. -И есть ли у нас такая возможность? Площадок не хватает в городе, это проблема. -Не хватает всем. И у нас с чиновниками разные подходы. Мы считаем, что доступный массовый спорт может быть только бесплатным. А чиновники говорят, что если ребенок не может себе позволить абонемент, то это проблема его родителей. А что нам тогда делать? Выкинуть этих детей? Они что, не члены нашего общества? Давайте отгородимся от них, и пусть они сами что хотят, то и делают. Но они тогда даже разговаривать перестанут. Или взять проблему спайса: все эксперты говорят, что в 99% случаях употребление тяжелых наркотиков и спайса начинается с алкоголя и курения. Нигде не зафиксировано, что, наоборот, покурили спайс, а потом начали пробовать табак и алкоголь. И, значит, бороться надо именно с этим. И вот тут третья фаза — ограничительные меры. -А вообще насколько удалось наладить взаимодействие с властью? Ведь вы же готовы идти на контакт? -Однозначно. Я всегда говорил, что мы поддерживаем власть. Мы не оппозиция и никогда не выступали за свержение власти. Но здесь возникает вопрос, почему нас не всегда всерьез воспринимают. Спрашивают: а что вы можете знать? Такое барско-снисходительное отношение. А мы образованные, мы читаем книжки, мы заканчиваем вузы, разбираемся в экономике, в социологии. Мы сейчас не в органах власти, но это не говорит о том, что мы отмораживаемся или не хотим брать на себя какую-то ответственность. -А нет ли желания взять на себя эту ответственность и прийти во власть? Я не говорю сейчас про чиновников, можно же баллотироваться в Думу. И это позволит решить часть проблем, о которых вы говорите. То же ограничение расстояния пунктов продажи алкоголя от соцобъектов. — Ну, что касается прямо сейчас и меня — нет такой мысли, я приехал несколько лет назад в Сургут, и я пока только знакомлюсь с жителями, с органами власти, с общественниками. Это нужно, чтобы составить какую-то картину. Надо выявить причину, почему так происходит. Когда я беседовал с любым человеком из власти, то не встречал (вернее, встречал, но в единичных случаях) тех, кто искренне хотел бы вреда городу, региону, стране. — Есть такие случаи?! — Есть такие, кто разочаровался. Такие люди не достойны внимания, стараюсь таких избегать, но они есть. У них комплексы, обиды, выражение злобы. -Вот и заменить таких активной молодежью. — Да, когда-нибудь это произойдет. И, кстати, по ограничению алкоголя: почему не принимаются такие решения? Порой диалог не получается. У каждого своя точка зрения. Одни упираются, что помнят сухой закон 85-ого года, а вторые говорят, что мы устраиваем геноцид. И там, и там есть правда. Но она однобока. И надо понимать последствия тех или иных решений. Что касается в целом взаимодействия и эффективности органов самоуправления, то это тренд, о котором говорил президент: надо вовлекать общественность. Надо включать в процессы хозяйствования города жителей. Это единственный правильный путь. Не важно, кто у нас мэр, кто губернатор, кто президент: выйдите со своей лестничной площадки, зайдите в лифт, пройдитесь по ступенькам, зайдите в магазин. Там бычки, в магазине обсчитали, в автобусе на ногу наступили и обматерили. Ведь это же не мэр сделал, не губернатор, не президент. Это мы с вами сделали. И когда люди просто становятся зрителями, происходит такая пародия на правду, что ли. Когда люди идут с работы с авоськой и видят, что машина неправильно припарковалась или нет детской площадки. В воздух поругались, пошли домой, сели, включили телевизор. Сидят как в «Нашей Раше» Сергей Беляков из Таганрога: давай, телевидение, просвещай. Попытка организовать референдум в Сургуте провалилась, но запомнилась всем горожанам -Здесь, наверное, было бы уместно вспомнить про референдум, который пытались инициировать. Я помню, вы были на депутатских слушаниях в тот день. Это была достаточно шумная история. Здесь можно говорить о неправильном подходе всех участников, но тем не менее какое-то отношение к РМС и «Совести» после этой истории сложилось, потому что вы понимаете, как это выглядело. А это выглядело настоящим штурмом Думы, когда замглавы Лапин пытался снизить градус напряженности. -Что касается поведения кого-то в Думе, я бы не хотел за него брать ответственность. Я лично поступил так, как считаю нужным. Я, как подобает интеллигентному человеку, оделся прилично. Пришел за 20-30 минут до начала заседания, зарегистрировался, дождался своей очереди и выступил. Как поступили другие... Неплохо было бы, чтобы они сами прокомментировали. Я бы тоже хотел это услышать. Молодежные активисты едва не взяли штурмом сургутскую Думу Второй момент. Если мы посмотрим на события и факты, которые имели место с момента самой идеи проведения референдума, то по всем вопросам, которые там озвучивались (и по жилью, и по детским садам, и по дорогам, и по спортивным секциям), есть сдвиги. В силу того, что был запущен референдум и властям было необходимо реагировать, или благодаря тому, что каким-то образом мы предугадали, что такие действия будут приниматься... Но в результате были приняты гарантии по ремонту дорог в целом по ХМАО. Этот вопрос ставился на референдуме. По стоимости квадратного метра жилья есть подвижка, пусть и не системная. Так что многие домыслы и ярлыки — просто из-за неинформированности. Органы власти не знают о наших мотивах и целях. Также и общественность не знает мотивов и целей власти. И начинаются домыслы. Надо чаще встречаться. Взять какую-то площадку, где будет проходить обмен мнениями по насущным городским проблемам. Хотелось бы в экспертном формате, потому что сейчас очень часто во время встреч с населением переходят к перепалкам и обвинениям. И есть еще один момент. Президент Владимир Путин озвучил, что 83% жителей в городах-миллионниках не знают фамилий своих депутатов. В городах с населением от 350 тыс. до миллиона — 86%. И даже в городах, где живет меньше 250 тыс. человек, — тоже не знают. Мы провели свой опрос — среди 1020 респондентов по всему городу. Всего несколько человек ответили, и то глядя в потолок, а 98% не знают депутатов. Алексею Иванову дали возможность выступить на депутатских слушаниях по вопросу референдума -Вы имеете ввиду свой избирательный округ? То есть не знают не просто любого из Думы... -Да, вопрос был — кто ваш депутат. По всем округам прошлись. И всего несколько человек ответили. И задумывешься, откуда, как попадают люди в Думу. По каким-то спискам? А как происходит голосование? — Дума города выбирается не по спискам. У нас одномандатные округа, где голосуют за конкретных людей. -Тем более. Или народ совсем с дырявой памятью, или мы не тот народ опрашивали. Либо что-то другое. И эти цифры ведь не только мы озвучивали, это президент говорил. Сургутская молодежь часто критикует работу депутатов -Это вы про реформу МСУ? Про дробление городов? -131 закон, да. Но я о другом. О взаимоотношении власти и граждан. -А как его наладить? -Работы нет. Пусть взаимодействие будет осуществляться через территориальные органы самоуправления: ТОСы для этого и были созданы. У них есть бюджет, должна быть программа. Давайте спросим, а кто их знает? -Депутата по своему избирательному округу я знаю, а вот насчет ТОСа... -И это тоже подтверждение. Хотя уж ты, Антон, должен быть проинформирован. И у меня ведь та же самая история. А отсюда — информационный вакуум. Власть не знает, что в обществе, — общество не знает, что в органах власти. Этот пузырь информационного вакуума начинает заполняться всем чем угодно. Народ лезет в интернет, чиновники, видимо, туда же. Но, так или иначе, первая реакция всегда обвинительная. Вопрос есть и к обществу: не знаешь депутата — пойди и узнай. Обсуждение «второго референдума» прошло при усиленной охране Думы -Да, «Работающая молодежь Сибири» пыталась запустить проект по отзыву депутатов. Было голосование... -Есть у нас такая информация на сайте. Собственно, проведенный нами опрос и послужил причиной запуска этого проекта. К тому же я ведь выходил на контакт с представителями власти, рассказывал, что есть такая ситуация, что она плачевная. У нас есть мэр, «молодежка» более-менее активна. Мы готовы и способны вести диалог. И совсем не в перепалках и обвинениях. -А отзывать кого-то планируете или это просто «страшилка» для депутатов? -Вообще законодательно у нас есть такая возможность. Мы можем ее использовать. Не скажу, что это «страшилка». Здесь опять возможны разные интерпретации. У кого-то сразу возникают мысли, что раз мы это делали, то с каким-то умыслом. Нет, мы узнаем мнение людей, у нас нет желания убрать кого-то из депутатов. -Заявлялось, что вы проводите голосование, а потом отзовете кого-то. -У каждого депутата из этого списка есть возможность зайти на сайт и посмотреть. Можно по-разному относиться — считать, что информация сфабрикована или подтасована. Но она есть, хотя ее можно проигнорировать, то есть наплевать на мнение граждан. Я же скажу, что это открытое голосование и оно не сфабриковано. Могу сказать, что это объективная оценка. И пусть она не отражает мнение большинства, но срез есть. И должна быть реакция. Должна быть работа. И мы ждем, мы открыты, мы хотим реакции и работы. Диалог между общественниками и властью пока не задался -Реакции нет? -Какая реакция... Разве только то, что касается ограничения продажи алкоголя. Все знают, какое решение приняла Дума. -Да, но в конце заседания Думы было дано протокольное ограничение администрации, чтобы рассмотреть возможность дополнительных мер по ограничению продажи алкоголя. -Может быть. Надеюсь, нас проинформируют, привлекут каким-то образом к разработке. В этой истории много всего намешано, эмоционального в том числе. -Личные отношения? -Личные отношения. Когда на чаши весов кладутся здоровье детей и ущемление прав предпринимателей. Как если бы мне мама поставила ультиматум: выбирай — я или жена. Или жена мне сказала бы: выбирай — за страну ты больше переживаешь или за семью. Это несопоставимые вещи. Права предпринимателей надо защищать, но это ни в какое сравнение не идет с тем, что происходит с детьми. Мы видим результат всех мер, которые применяются: возраст употребляющих алкоголь, табак, наркотики — все ближе к начальным классам школы. Я уж не говорю о том, что в выпускной день вся страна полупьяная. Значит, нужно что-то делать. В городах Югры периодически проходят забеги под девизом «За трезвый образ жизни» -По поводу мер. Я понимаю, что РМС и «Совесть» — разные организации, но для многих они все-таки едины. Может, это и становится причиной того, что какие-то ваши инициативы не принимаются? К примеру, есть стереотип, что РМС и «Совесть» действует часто силовыми методами. Говорилось раньше про поджоги ларьков. Есть еще история о летней массовой драке с кавказцами. -Что касается летней драки, то в СМИ прозвучала не вся информация и это исказило саму суть произошедшего. Нигде не было сказано о еще одном событии во всей этой цепочке: та машина, которая оказалась на Пушкина, была не одна. От «Роста» целая группа на машинах по всему городу гналась за парнем, рядом с которым сидела его беременная жена. Люди из этой группы топором били по его машине. Окружали, пытались остановить. Этого никто не знает. Это нигде не написано. Но это факт. Было подано также заявление в полицию об этом инциденте. Для меня лично это просто какой-то кошмар. И еще — это моя личная позиция — у преступников нет национальности. К примеру, пишут: дагестанец убил фаната «Спартака». А ведь просто человек убил человека. -Фанат «Анжи» убил фаната «Спартака». -Или хотя бы так. -Летняя история наложилась на предшествующую драку полицейских с кавказцами. -Может быть. Но я не сторонник, чтобы людей называли лицами кавказской национальности. Это же наши граждане. -Возвращаясь к погоне с топорами — каковы результаты расследования? -Официально вроде тогда было заявлено, что работа будет вестись, но я не владею информацией. Мне кажется, все паутиной покрылось. Это мое личное мнение, возможно, я ошибаюсь. Там и с предысторией тоже не все так просто. Есть одна очень важная вещь, на которую прошу обратить внимание. Очень часто бывает, что люди называют себя последователями или представителями тех или иных движений, а это не соответствует истине. Очень много было таких моментов — я не знаю, как с этим бороться. То есть сидит какой-нибудь человек в кабаке, пьет. Может быть, он даже знаком с кем-то из РМС или «Совести». А потом ему что-нибудь ударило в голову. Но когда его на место поставили, он испугался — и началось: «А ты знаешь, кто я, откуда я?» И все — это сразу служит катализатором. -То есть кое-кто прикрывается РМС? -Совершенно верно. Таких случаев очень много. И всегда хочется их подтверждения. Если говорить об упомянутой истории, то там были люди, не причастные к нашим организациям. -В числе инициаторов драки? -Да, просто сидели там. Другое дело, что общественная сплоченность часто возникает на почве дружбы. Вот позвонит мне друг и скажет, что попал в беду. Безусловно, я не буду спрашивать, не сам ли он виноват, а поеду и посмотрю. И даже потом хотя бы как свидетель выступлю. Я могу и не прийти. И дело не в том, что обо мне подумают, а в том, что подумаю о себе я сам. Хотя, конечно, все должно быть по закону. Но в соответствии с законом должны себя вести и представители власти. А не включать мигалку — и по «встречке». -Или как Васильева, которая картины пишет и клипы снимает. -Да. И на суде еще стихи читает. Такое ощущение, что издевается. Демонстрирует, что ей все равно. В общем, законодательство должны соблюдать все. В совокупности — много вопросов к системе. Такой клубок, в котором много составляющих. Поэтому надо с людьми общаться. -С каждым не пообщаешься. Но если есть группа единомышленников, то можно же как-то попробовать сломать систему? -Фразу «сломать систему» я не приветствую. Я только за эволюцию. А она должна быть в умах людей. И надо начинать с самовоспитания, это одна из наших главных задач. Дело не в должностях или форме — дело в человечности. Мы выиграли президентский грант по созданию учебно-воспитательного курса «Гражданин России». Он будет состоять из 9 блоков, касающихся, в частности, вредных привычек, физкультуры, основ хозяйственной деятельности. На самом деле много проблем: вот, например, семья загорелась и купила айфон — а у ребенка ни лыж, ни мячика. А это ведь расстановка приоритетов, которые с помощью жизненных примеров усваиваются. -Этот проект уже запущен? -Мы разрабатываем сценарий, привлекаем специалистов. Подводим всю научную необходимую базу. Работаем с режиссерами. Это будут видеокурс и методичка для распространения по всей России. -То есть наша сургутская молодежь подготовит методичку для всей страны? -Да, РМС выиграла грант президента. В создании курса «Гражданин России» будут задействованы и федеральные министерства, и религиозные течения, потому что есть проблемы и с религией, это тоже причина межрегиональной напряженности. Этот проект мы должны закончить до конца года. У нас большие планы.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...