Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Он называл меня своей правой рукой. И это смущало»

Бывший шеф-редактор медиахолдинга «Урал-Информ» поделился мыслями о состоянии масс-медиа в Пермском крае
Бывший шеф-редактор не верит в будущее "Урал-Информ"

Многочисленные скандалы вокруг пиарщика пермского губернатора Кирилла Маркевича расшатывают положение Виктора Басаргина. Бывший шеф-редактор прогубернаторского медиахолдинга Сергей Гаврин считает, что глава региона, приблизив Маркевича, совершил большую ошибку. Господин Гаврин откровенно ответил на вопросы корреспондента «URA.Ru» и рассказал про бывшего шефа, о секретах работы медиахолдинга и «золотом дожде», который пролился на телеканал «Урал-информ».

— Когда Кирилл Маркевич создал в Перми свой медиахолдинг, многие журналисты вошли в его команду. Сейчас команда разваливается. Почему ему поверили тогда и почему отворачиваются сейчас?

— Верить было не во что. Многим было достаточно повышенных зарплат, что совершенно естественно. Журналист не обязан быть одержимым идеями, политическими взглядами. Он должен всего лишь любить свое дело. Все остальное, в том числе «наши — не наши» — демагогия, спекуляция. Лично меня тоже интересовала не идея и не команда Басаргина. Как только я узнал, что в Перми формируется большой медиахолдинг, я сам обратился к Алексею Фролову (экс-руководитель администрации губернатора Пермского края — прим. ред.), с которым мы до этого не общались лет 7-8. Меня интересовал большой проект, профессиональное развитие. Полтора года после моего прихода в холдинг только убедили меня в том, что пермская политическая реальность закостенела, нуждается в здоровой встряске, в существенном обновлении.

— Какой функционал у Вас был в холдинге?

— Все, что касалось политики, идеологии — это я. Моя миссия не требовала понимания у внешней аудитории того, что на самом деле многое исходит от меня, а не от Маркевича. Сам он называл меня своей «правой рукой», но меня всегда смущало это выражение. Внешне мой функционал проявлялся, прежде всего, в координации редакционной политики всех СМИ холдинга, в формировании главных тем. Но основное время я тратил на сбор информации о политических оппонентах действующей власти и на противодействие им как в СМИ, так и другими методами. Пытался успевать заниматься проектами, направленными на развитие и продвижение СМИ холдинга, но уже совсем по остаточному принципу. Сложно было одновременно заниматься качеством СМИ и политическим противостоянием.

— У вас с Маркевичем, видимо, возник конфликт. В чем были его причины?

— Главное противоречие было заложено изначально. С первого дня работы в холдинге я понимал, что нахожусь в двойственном положении: если между Фроловым и Маркевичем начнутся разногласия, тут же это будет сказываться на мне. Я считаю Алексея Фролова очень сильной фигурой, но у меня нет права называть себя членом его команды. А Маркевичу для игры полезен был факт, что нас познакомил Фролов. Ему выгодно приписывать меня к своему оппоненту, чтобы за мои возможные недружественные действия губернатор предъявлял претензии Фролову. Боится. Но Маркевичу невыгодно то, что я сейчас скажу. Фролов познакомил меня с Маркевичем, однако не стал убеждать его в необходимости сотрудничества со мной. Он не мог взять за меня ответственность, не видя меня столько лет. А как вам то, что за год работы шеф-редактором прогубернаторского медиахолдинга я виделся с Фроловым всего пару раз?

— Значит, Маркевич не справился со своими страхами?

— Скорее, на всякий случай выстраивал удобную баррикаду. Я понимал, что у него был этот комплекс, но не пытался его разубедить. Тем более что объективно зрели серьезные разногласия. Был налицо дисбаланс в развитии холдинга: мы всячески продвигали губернатора, ругали его оппонентов, но в то же время не решались задачи по повышению качества наших СМИ. Какой смысл решать политические задачи с помощью некачественных площадок? Потрачены большие деньги, а рейтинг губернатора сильно не изменился. Тем не менее по инерции мы продолжали двигаться в этой колее, пока не созрели условия для перехода ситуации в новое качество. Прошлая зима проходила в волнениях, кто станет главой администрации губернатора, и я оказался в положении, которое прогнозировал еще летом. Мне пришлось активно участвовать в отношениях между Фроловым и Маркевичем, которому трудно было смириться с поражением и подчиняться новому начальнику, имея вышеназванную «крышу». Пока они ко мне обращались, я старался эффективно выполнять роль миротворца. Но вскоре фронт окончательно сконцентрировался на Куйбышева, 14. Маркевич проиграл, поэтому на первый план в противостоянии вышел Демченко. Я же стал потихоньку забирать на себя контроль над брошенной редакционной политикой холдинга, что, видимо, окончательно напугало Маркевича.

— Он неоднократно подчеркивал, что обладает «практически неограниченными полномочиями»...

— Ну, это неправда. «Неограниченными полномочиями» обладает группа Демченко — Абузярова — Маркевич, в которой последний и есть по иерархии последний. Стандартная ситуация. Маркевич по своему внутреннему содержанию не может нести в себе никакой другой функции, кроме как торпедировать, подстрекать и брать огонь на себя за основных членов группы. Вы понимаете, как в России называются такие люди. Много мы слышим критики в адрес других членов данной группы или, например, Шагапа после его перехода в администрацию Перми? Сидят себе тихо, рулят, а Маркевич работает громоотводом для не утруждающей себя изысканиями пермской публики. И этим он и зарабатывает себе место в группе, имеющей «неограниченные полномочия». У региона огромный экономический потенциал, губернатор, по сути, изолирован узкой группой, а медиаповестка упорно стремится к Маркевичу. Или как ему угодить, или как его обличить. Вот об этом надо думать, когда нагнетается тема госконтрактов для СМИ. Почему цена квадратного сантиметра должна быть высокой, если пресса в основной массе инертна в редакционной политике, слаба экономически и с радостью впадает в зависимость от власти?

— Хотите сказать, что, если бы пресса работала качественнее, то власти платили бы больше?

— Нет. Маркевич все равно постарался бы платить мало, а наиболее проблемных убирал бы с должностей, как это было несколько раз. Мне Маркевич не раз говорил, что суть его подхода в информационной политике обозначается понятием «хавают». В этом нет никакого уважения к пермякам, к прессе, к политикам, но это работает. Действительно, «хавают» все, что пишут пресс-службы, потому что это здорово облегчает работу. Ходить никуда не надо, думать и искать темы не надо. Такая работа обходится дешевле редакциям. Спасибо кризису, лени и Маркевичу. Его не должно быть в Перми, но полезно, что он был.

— Очевидно, что холдинг «Урал-Информ» не стал эффективным инструментом для создания образа Виктора Басаргина. Заслужить доверие аудитории тоже не получилось. Почему до сих пор на холдинг выделяются деньги, какие основания находит Маркевич?

— Основания ему находить никакие не надо, потому что нет серьезного сопротивления. Но, конечно, все это безобразие. Думаю, ОНФ должен заняться не новой системой распределения госконтрактов для СМИ, а расходованием бюджетных средств на непопулярные площадки. Соотносим потраченные бюджетные деньги с рейтингами СМИ холдинга и получаем, например, ущерб бюджету в особо крупном размере. Глава администрации губернатора в мае 2014 года предъявил мне претензии за то, что мы не обеспечили к определенному моменту обещанные цифры рейтинга губернатора. А я, представьте себе, будучи вторым лицом медиахолдинга, не знал, что Маркевич взял на себя оцифрованные обязательства по рейтингу губернатора. Это же авантюризм чистой воды. Он говорит, что тратит очень немного на квадратный сантиметр или на одного читателя. Ну так соотнесите эти траты с рейтингами этих СМИ, а не с тиражами газет, которые кучами валяются по подъездам.

— Кирилл Маркевич как пиарщик и медиаменеджер — какой у него уровень? Какие задачи он способен решать, какие — нет?

— Если не ошибаюсь, у него вроде бы даже нет высшего образования. При этом с самого начала он объявил себя технологом и сторонником «ковровых бомбардировок». Не знаю, почему год-полтора назад обеспокоенная публика не заметила в этом противоречия. Какие технологии нужны, если ставка на «ковровые бомбардировки»? Никаких. Напалм. За «ковровыми бомбардировками», большими тиражами, скупкой прессы, зачисткой неудобных, агрессивным общением с уважаемыми людьми может скрываться только одно — полнейшее отсутствие технологий. Те, скажем так, операции технологического характера, которые осуществлял я, придумывал и реализовывал не он. А он создал имитацию системы лояльности губернатору, мираж. Практически все руководители СМИ между собой поливают и Маркевича, и Басаргина, ждут не дождутся, когда они уберутся отсюда. А в лицо улыбаются — потому что им деньги нужны. Но лояльность, основанная только на деньгах — это блеф, на который тратятся огромные деньги. «Минное поле» из бесчисленного количества подстав для губернатора.

— Виктора Басаргина он почему-то устраивает...

— Да. Дорогостоящий холдинг создали, рейтинги не подняли, холдинг развалили... На самом деле губернатор предъявлял претензии Маркевичу за свой рейтинг. Но вы видите, он продолжает работать, зачищать поле и вредить губернатору своей работой. У меня только одно объяснение этому — губернатор изолирован своим окружением и систематически обрабатывается до нужной кондиции...

— Недавно Константин Окунев заявил, что Басаргин не владеет реальной информационной картиной, в предоставляемые ему мониторинги СМИ включается только позитивная информация — как больному Ленину печатали газету «Правда» с хорошими новостями в единственном экземпляре. Что вам известно об этом?

— Да, я читал эту статью Окунева. По моей информации, все так и есть, но без крайностей. Читать только позитивные новости на такой должности чревато для психического здоровья. В обзорах СМИ для Виктора Басаргина в мое время картина просто корректировалась в нужных направлениях. Допустим, вместо пятнадцати негативных публикаций по какому-то событию в обзор включается две. Это условный пример. Но мне тут еще интересно, откуда Константин Окунев узнал эту информацию. Она известна буквально трем людям, один из них я. Неужели Маркевич позволяет себе болтать на такие темы? Вот это надежный член губернаторской команды. Можно ли вообще впускать в политику настолько легкомысленного человека? Создал вокруг губернатора вакуум, пропасть, да еще и не скрывает этого от посторонних?

— Какое будущее можно прогнозировать для «Урал-Информ»?

— Не думаю, что когда-то на этот телеканал прольется еще один такой «золотой дождь». Будут выживать потихоньку, как и раньше. А медиахолдингу, конечно, конец. На Куйбышева, 14 он, видимо, уже никого не волнует. Там люди озарены новыми, высокодоходными «горизонтами»...

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...