Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Если знать, что и как — можно зарабатывать похлеще наркоторговца»

Рецепты макроэкономиста: какую валюту срочно скидывать, когда тысячи людей окажутся на улице, а рынок недвижимости рухнет, на чем экономить и нужен ли нам мундиаль
Не исключено, что завтра вас уволят. Важно иметь финансовую подушку хотя бы на полгода Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Как государству пережить нынешний экономический кризис — знают российские власти, а вот как это с минимальными потерями сделать обычному гражданину — понимают только избранные. Экономике еще далеко до дна, и, как и при любом погружении, давление будет только усиливаться — массовые сокращения, падение доходов, инфляция ждут россиян в ближайшие два-три года. Способами уберечь капиталы, нервы и, возможно, будущее с «URA.Ru» в эксклюзивном интервью поделился эксперт по макроэкономике, доцент кафедры финансовых рынков и финансового инжиниринга Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) Сергей Хестанов. В Екатеринбург он прибыл на устроенный журналом «Наши деньги» диалог-форум экономически активных горожан с лекцией «Кризис-2015: опасности и возможности».

— Сергей Александрович, тем, кто покупал доллары по 67 рублей, что сегодня делать?

— А ничего. Еще будет.

— Неужели прямо по 67 будет? Самый смелый прогноз, который я слышал, это чуть выше 60.

— Вот смотрите: на рынке еще нет иранской нефти. А она появится, может быть, в конце этого или в начале следующего года, как пойдет, потому что сейчас там еще Конгресс Обаме палки в колеса вставит и т.д. Просто чтобы вы масштаб понимали: вот сланцевая нефть, которой от 1,8 до максимум 2,4 миллионов баррелей в сутки, а мировое производство — 92,3 млн. То есть рынок нефти не эластичный, и даже небольшой навес нефти цену обрушивает сильно. Иран накопил 80 миллионов баррелей, которые загружены в хранилища и танкеры. И они вот так щелк — и поплыли... К тому же они еще миллион баррелей в сутки легко даже без модернизации, без ничего могут дать. Вот просто кран открыли — и понеслось...

— А если посмотреть с другой стороны? Почему все боятся покупать доллары? Думают, что вдруг эта валюта больше не вырастет в цене. Ведь все купившие по 67 предполагали, что и по 75 будет.

— Дело в том, что в истории еще не было периода, когда бы в нашей стране был долгий период низкой инфляции и, соответственно, долгий период укрепления валюты. И правительство будет затыкать дыры бюджета девальвацией рубля — ну нет у него другого ресурса. По осени была информация, что каждый рубль девальвации дает бюджету, чтобы не соврать, 120 миллиардов. Сейчас у нас дефицит (я в цифрах точно не помню, а в процентах помню) в первом квартале — минус 4,9. Потому что все обязательства бюджетные — рублевые. У нас же пенсий в долларах не бывает. А значительная часть доходов (до конца прошлого года — 52%) валютная.

— Стандартные правила сегодня работают? Всегда нас убеждали в том, что хранить нужно все в трех валютах.

— Укроюсь за цитатой авторитета. Уоррен Баффет обожает эту фразу, которая у некоторых, кстати, просто чувство неприятия вызывает: «Диверсификация — это защита для дураков». В отношении валют диверсификация бывает оправдана, когда в экономике полная неопределенность. Сейчас же для российской экономики, к сожалению, некоторая определенность присутствует. Экономика вошла в стадию спада и до тех пор, пока он не будет преодолен, определенность довольно большая. Она говорит о том, что средства, которые сберегаются надолго (на год — два или дольше), есть смысл хранить не в рублях, потому что дефицит бюджета по итогам первого квартала — минус 4,9%. За январь — февраль было вообще минус 7,9%, и это примерно соответствовало пику дефицита во время кризиса 2008 года. А 4,9 — это не так страшно, но все равно очень тревожно.

Второй факт: у нас наблюдается спад всех основных показателей. Причем особенно наглядно это демонстрируют те показатели, которые измеряются не в деньгах, а в натуральном выражении. Продажа автомобилей рухнула на 42%, грузооборот железных дорог снизился, выработка электроэнергии снизилась, и т.д и т.п. Трудно сказать, как долго большинство показателей и дальше будет падать, но пока это так, понятно, что у рубля сохраняется потенциал для девальвации.

Более того, цифры, которые я приведу, соответствуют концу прошлого года: 52% доходов федерального бюджета — это поступления от экспорта. И дальше логика очень простая: почти все обязательства бюджета — рублевые, значительная часть доходов — валютная. Значит, самый лучший способ устранить дефицит бюджета — это что сделать с курсом рубля? Снизить. Это универсальная палочка-выручалочка.

Единственное, что удерживает от сильной девальвации и заставляет предпринимать усилия по её притормаживанию, это понимание того, что в России около 17,5 миллионов человек живет на деньги, сопоставимые с прожиточным минимумом. Понятно, что около 30% потребительской корзины среднего россиянина — это валютные товары. Даже во многих с виду исключительно отечественных товарах присутствует валютный компонент. И, соответственно, как только начинается девальвация, это автоматически вызывает инфляцию. В Америке это не так, и в Евросоюзе тоже. Почему? А потому, что большая часть товаров, которая у них, в Евросоюзе, потребляется, там же и производится. А у нас структура экономики в принципе повторяет модель СССР: мы продаем сырье — закупаем продукты потребления. И примерно треть потребляемого — это валютные товары.

— Диверсификация не нужна, рубль мы отметаем. Что брать, чтобы действовать наверняка?

— Вообще говоря, диверсификация — вещь полезная, но бывают моменты (и сейчас как раз один из них), когда на горизонте в течение года —- двух с лидером все понятно. И сейчас это доллар США. Поскольку для неспециалистов, по крайней мере в европейской части стран, доступны всего две валюты, доллар и евро, то, выбирая между ними, надо отметить, что ФРС с 2007 года провела три раунда количественного смягчения. Очень грубо говоря, это вбрасывание денег в экономику. И этот цикл уже закончен, вот-вот будут повышать ставки — рынки этого давно ждут. А Европейский Центральный банк только-только еще начал количественное смягчение. 9 марта 2015 года пошли первые транши. Эта рассинхронизация очень четко указывает на то, что курс евро по отношению к доллару (именно к доллару, а не к рублю) заметно снизится.

В этом году вероятно достижение паритета, а где-нибудь годика через полтора, может быть, два (по более грубым оценкам) будет соотношение 0,85 доллара за 1 евро. Понятно, что в таких условиях доллар явно смотрится фаворитом.

— В итоге сегодня, после того, как читатели прочитают интервью, они должны все ломиться в банки и скупать доллары?

— Для эффективного сбережения доллар США в ближайшие лет пять смотрится хорошо. И более того, если человек не является специалистом по финансам, если у него нет цели спекулировать валютой, то хорошая практика (проверенная, наверное, уже тысячелетиями) — это делать регулярные покупки. Это тоже диверсификация, но по времени.

— Просто с каждой зарплаты покупать по 100 долларов, так?

— Грубо говоря, да. Это была стратегическая часть — теперь немного оперативной. Именно сейчас, в эти дни (не знаю, как долго это продлится), наблюдается противоречие между долгосрочной тенденцией к ослаблению рубля и краткосрочной — к его сильному и довольно бурному усилению. Это произошло только из-за того, что одновременно возникли три фактора. Первый — это увеличение стоимости нефти с 45 до 57. Это разница в процентах довольно большая. Второй фактор: сократили дефицит бюджета с 7,9 до 4,3% — это тоже прилично, большая цифра. И третье: у нас импорт упал гораздо сильнее экспорта. У нас положительное сальдо, к нам приходит больше валюты, чем уходит. Каждый из этих факторов сам по себе способствует укреплению рубля, а тут они все совпали одновременно. Но, к сожалению, нет никакой надежды, что эти обстоятельства будут работать долго, потому что есть факторы, действующие более медленно, но сильно — например, валютные резервы. Сравните сегодняшний показатель, на начало года, и на середину прошлого года — чётко увидите падение. Это во-первых. И во-вторых, четко видно, что основные экономические показатели тоже падают, поэтому весьма вероятно, что укрепление рубля будет очень недолгосрочным.

— Хорошо, скупаем доллары — завтра идем в обменник...

— Где-то около двух лет назад людям открыли возможность покупать валюту на бирже. Банки были недовольны, потому что это возможность купить валюту по биржевой цене, которая ниже, чем в пунктах обмена. Так зачем переплачивать? Дело в том, что открытие счета сейчас почти везде бесплатное. Комиссии надо изучать, но они очень приемлемы. Единственный недостаток в том, что на бирже меньше тысячи долларов не купишь. В остальном — там одни достоинства. То есть вы на спреде — разнице между покупкой и продажей — больше потеряете, чем заплатите комиссионные брокеру.

Пресс-конференция Владимира Плигина. Екатеринбург, плигин владимир, мау владимир
Сергей Хестанов — советник по макроэкономике ректора РАНХиГС Владимира Мау, к мнению которого прислушивается федеральная власть
Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

— Раз коснулись биржи... Какие ценные бумаги сегодня самые перспективные, на ваш взгляд? Учитывая, что сейчас человек купит их, пройдут летние каникулы, начнется период осенней активности... Что брать? И брать ли вообще?

— Мне кажется, что сейчас не время для такой стратегии. Сейчас должны быть две крайности: первая — это заход лет на пять-десять. И тогда покупаем почти любые крупные компании, голубые фишки, но не обремененные сильной долговой нагрузкой. Сбербанк, «Газпром» (но все-таки с разбором), ЛУКОЙЛ — вот он мне прямо сейчас больше даже нравится, потому что у него пока мягче долговая нагрузка и диверсификация бизнеса больше. У него, оказывается, даже в Саудовской Аравии проект есть. А вторая стратегия — это, наоборот, краткосрочная спекуляция без оглядки на конкретную бумагу. Только график — и все.

— Хорошо, оперативный режим включили. Есть ещё другой вариант: когда я имею значительную для обычного человека сумму и возможность выбора — у меня есть миллион и я могу сейчас купить на эти средства доллары, взять рублевую ипотеку, заплатив первый взнос, или купить автомобиль в кредит.

— Вообще для ипотеки сейчас очень интересный момент. Ипотеку брать стоит, но, возможно, надо немного подождать. Меня тут случайно попросили присутствовать на двух конференциях по рынку недвижимости. И вот официально все бодрились, а неофициально, когда хорошо намахнули, те девелоперы, у которых есть бизнес в Москве, Подмосковье и регионах, пожаловались, что продажи в Москве и области встали почти полностью. В регионах еще потихоньку идут, но неформально все ждут, что осенью возможно заметное снижение как минимум долларовых цен и на новостройки, и на вторичку. Я напомню о падении 1998 года. В том году в Москве цена уменьшалась в два раза, на юге России примерно в 4 — 5 раз (в зависимости от района и т.д.). И я жду, что нас ждет повторение примерно такой же истории. А с учётом того, что это не безумно длинный промежуток времени (до осени не так уж и далеко), в принципе, если бы я был инвестором и выбирал, что лучше сделать — купить доллары или ипотеку — то я бы предпочёл доллары и подождал. Подождал бы осени, может быть, зимы — не знаю... А после этого, если бы у меня не пропало желание покупать недвижимость, я бы ее, скорее всего, взял.

— Про недвижимость понятно, но есть еще другие материальные ценности, на которые можно потратиться. Автомобиль, например.

— Автомобиль... Сразу можно сказать, что для среднего человека автомобиль — это планово убыточный объект. Был момент, когда валютный курс уже скакнул, а часть машин еще продавалась по старой цене. Вот тогда тем, кому реально был нужен автомобиль, и надо было его покупать. Но сейчас уже, скорее всего, ажиотажный момент позади. Я, кстати, поддался ажиотажу и купил себе второй ноутбук. У меня был большой, а я себе купил еще маленький и легкий.

— С автомобилями ждать той же ситуации, что и с недвижимостью? Евро же подешевел сейчас.

— Это зависит от политики конкретных лидеров. В принципе, хороший способ ответить на этот вопрос — пойти не к менеджеру салона, а хотя бы к его начальнику. Это в целом решабельно — пойти и 15 минут с ним поговорить. Лидеры обычно имеют представление о таких вещах. И если начальник захочет, то он об этом четко скажет. Политика у производителей разных автомарок очень отличается. Я думаю, что если речь идет о долларовой цене, то ее радикальных изменений не будет. Это была хорошая идея, но её время уже прошло.

— Может быть, стоит скупать украшения, бриллианты?

— По поводу украшений есть одно соображение. Они бывают двух принципиально разных видов. Бывают украшения довольно ординарные, где главное — это золото, а работа не очень дорогая. А бывают украшения, где работа мастера может стоить гораздо больше золота. Вот о втором виде я ничего не скажу — просто не разбираюсь в этом. Но если вы хотите заработать на росте курса золота, то лучше всего для этого подходят инвестиционные монеты, к тому же на них нет НДС.

— Еще один расхожий миф, транслируемый простым гражданам, спрашивающим, куда деть свои кровные полмиллиона. «Все потратить на себя. Купить то, что давно хотел, но отказывал себе». Это правильная позиция?

— Да, если только это не принимает характер мании. В идеале у человека должен быть как минимум некий запас, чтобы он мог спокойно прожить полгода, если что-то вдруг случится. Мало ли — потерял работу, надо найти новую, еще что-то случилось. Я перестраховщик — считаю, что для серьезных людей этот период должно быть гораздо больше. Полгода — минимум, потому что на нас надвигается серьезная волна безработицы. Доходы страны в долларовом выражении упали примерно в два раза. Да, девальвация помогла это сгладить. Но доходы все равно упали, в том числе и у бизнеса. И когда они падают, за ними следует сокращение персонала. Отставание второго от первого составляет обычно два-три квартала, но думаю, что где-то к осени сокращения будут.

— Вот прямо массовые?

— Поскольку на администрации субъектов федерации давят, думаю, что массовых сокращений они побоятся. Но если денег нет — ничего не поделаешь. Поэтому я думаю, что нас ждет очень серьезный (но не такой, что бах — и все, а именно длительный и плавный) рост безработицы. И в этих условиях как минимум надо иметь некоторые резервы, чтобы в случае чего человек мог прожить, пока ищет другой вариант.

Ремонт на дороге. Челябинск. , провал, коллектор, колодец, канализация
«Дно» кризиса нас ждет не в сентябре — просто тогда станет понятнее, когда именно мы на него упадем, чтобы оттолкнуться
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Согласно отдельным утверждениям, дно ждет нас именно в сентябре.

— Сакраментальная фраза: «Рынок достиг дна и начал копать». К сожалению, заранее очень трудно сказать, где будет дно. Особенность нынешней ситуации в том, что на нас очень сильно влияет политика, которая в целом менее предсказуема. Но обычно ситуация развивается довольно медленно. И до лета каких-то серьезных событий, скорее всего, не будет. Летом традиционно идет снижение деловой активности, а где-нибудь с сентября все активизируется. Поэтому возможно, что дна мы достигнем в сентябре. Но четко и определенно сказать, что это будет именно сентябрь, тоже нельзя. Тут правильнее будет следить за ценами на нефть, за дефицитом бюджета, за размером резервов ЦБ — вот за такими параметрами.

— На чем и как экономить?

— Смотрите. На самом деле, это очень непростой вопрос. Прежде всего надо понимать, что экономия должна быть разумной. Иногда дурная экономия приводит к повышенным тратам. Вон у меня знакомый купил китайский смартфон. Он испортился, а назад его не взяли. И моему знакомому потом все равно пришлось купить «Самсунг». А деньги, потраченные на китайский смартфон, пропали. Вот вам пример дурной экономии.

— Относительно еды, видимо, действует тот же принцип? Отравиться дешевым легче, но потом придётся тратиться на лечение...

— А в еде надо просто чуть-чуть разбираться. Мне легче, я по первому образованию биофизик, я про правильное питание немного знаю. Нужно не полениться, прочитать любую достаточно разумную книгу, желательно присовокупить рекомендации врача, а то сейчас всяких популистов полно. Сыроедов всяких и т.д. — все это от лукавого. Значительной части человечества от сыроедения будет больше вреда, чем пользы. Я физиологию человека и животных изучал в большом объеме, у меня «отлично» по этому предмету, и я совершенно ответственно говорю, что большей части населения сыроедение и вегетарианство принесет больше вреда, чем пользы — особенно детям.

— Еще один вопрос — он от моей мамы. Ее беспокоит внедрение в России своей собственной системы взамен того самого SWIFT, который нам все грозили отключить. Нужна ли эта система вообще? И правильно ли внедрять ее сейчас, а не как советовали монетарные власти — сразу после Нового года?

— Когда первые разговоры о возможном отключении SWIFT только пошли, ЦБ создал свою систему. И одна из фирм, по-моему, «Киберплат» — еще одну, свою. Обе они испытаны и работают. Внутри страны эти системы полностью решат все проблемы, и если вы платите в рублях и все происходит между российскими клиентами, то проблем не будет. Проблема в другом! Нужно заставить все банки пользоваться системой. В чем крутизна SWIFT? Не в том, что он хороший. Его делали давно, когда возможности были другие. Порэтому он сейчас воспринимается уже как устаревший и довольно примитивный. Но он есть у всех. Его достоинство в том, что он есть в любом, даже занюханном банке. Вы нажимаете кнопку — и он проходит. Внутри страны власть Центробанка достаточная: он захочет и просто обяжет, чтобы стоял шлюз и т.д. Сделает несколько проверок, кого-то штрафанет и заставит всех работать. Но большая проблема будет с заграницей. У нас при прохождении платежей в долларах, как правило, используются иностранные банки-корреспонденты, и с ними все сложно. Кто-то из них, может быть, явно затребует плату и поставит туземную систему. В конце концов любой каприз за ваши деньги — да?

— В итоге для нас что-то подорожает?

— Да. Причем больнее всего будет как раз физическим лицам. Если введется какая-то плата, то для того, кто получает платежи за квартальные поставки газа — это будет полной ерундой, он ее и не заметит. А многие недорогие покупки станут просто бессмысленными из-за переплаты. Поэтому даже не знаю — может быть, стоит китайскую Union Pay ввести, они хорошо отработана, под нее много выпущено карточек. Но решили ввести свою... с опозданием на 15 лет. Правда, но как уж есть.

— Вы как-то упомянули, что однажды заработали за сутки (цитирую вас) «больше любого наркоторговца». Дадите хитрый совет, как это сделать?

— Процентов годовых. Осторожнее со словами, это не в абсолютных цифрах. Это, скорее, называлось «пространственный арбитраж». Когда рынок не развит, в разных его частях цены на товар отличаются. Я купил акции в Ростове, доехал до Москвы и продал их там. Как только распространился интернет-трейдинг, этот бизнес просто умер. А вообще я начинал как риск-менеджер в серьезном банке. Это, кстати говоря, наложило отрицательный отпечаток на стиль моей торговли — я перестраховщик.

— Сергей, а вот представим, что вы риск-менеджер государства Российского. Один совет нашим властям, а то у них ставка прыгает, рубль скачет, на инфляцию вообще лучше не смотреть. Общий совет, на который следует обратить внимание властям, а мы уж донесем до них...

— Жить по средствам. Точка. Все.

Круглый стол по символике ЧМ 2018 по футболу. Екатеринбург, байчибаева анна
Хестанов считает, что России сегодня не нужны большие международные мероприятия. Пусть их устраивают те, у кого есть лишние деньги
Фото: Анна Майорова © URA.Ru

— Чемпионат мира, который будет проводиться, например, в Екатеринбурге, нужен?

— Зачем?

— Это же футбол, живая игра.

— Ну и отлично. Вот по телевизору и посмотрим, пивка возьмем. Дело в том, что подобные события не выгодны дважды. Во-первых, потому что строится дорогущий объект, который потом разрушается, потому что никому не нужен. Не будут тут каждый день проводится подобные матчи. Это одна песня. А во-вторых, когда у вас проходят такие мероприятия, это большие неудобства для жителей: дороги перекрывают, движение то тут, то там запрещают — это очень неприятно. Надо жить по средствам, надо сократить госсектор...

— Вы говорите о штатном расписании госсектора?

— У нас чиновников сейчас почти в три раза больше, чем было в СССР — говорю с тихой грустью. И вторая беда: официально кто-то из вице-премьеров сказал, что у нас 50% россиян работает на государство. Прибавьте сюда 32% пенсионеров (хотя часть из них еще работает, но это не важно) — и вы получите 80%. Получается, что мы просто вернулись в Советский Союз, потому что в СССР колхозно-кооперативная форма собственности юридически государственной не была. То есть мы продаем сырье, получаем природную ренту и перераспределяем ее в основном между собой. Частного сектора у нас не так много. А это тупиковая модель. Однажды она уже привела нас к неприятностям.

— Может быть, вам внемлют всё-таки. Насколько я знаю, ректор РАНХиГС Владимир Мау порой даже дает дельные советы первым лицам государства, и его слышат.

— Иногда Мау удается давать разумные советы, да. Но в чем беда? В том, что советы выслушивают, но не часто принимают к сведению. Хотя надо отдать должное — да, слушают. Даже на базе РАНХиГС регулярно проводится Гайдаровский форум, очень интересный. Дискуссии идут, но такое ощущение, что власти достаточно формально к ним относятся. Более того, я думаю, что так будет продолжаться, пока нефтегазовая рента позволяет (в общем-то) избегать решения каких-либо неприятных вопросов. Потому что сокращение госсектора — это очень неприятный процесс. Маргарет Тэтчер это стоило премьерства, но она все-таки пошла по этому пути. И нам рано или поздно тоже придется.

— Кризис 2015 года — трехлетний, пятилетний? Может, он уже к концу подходит?

— Я думаю, что если не повлияют какие-то внешние события, если геополитика нам никаких сюрпризов не подбросит, то, скорее всего, в течение примерно года — двух нас ждет плавное, постепенное снижение экономики с периодическими девальвациями, всплесками и успокоениями инфляции — вот с такими вещами. Следующим ключевым поворотом будет смена администрации в США. Выборы — это конец 16-го года. В США смена администрации проводится гораздо медленнее, месяца 3 — 4 проходит, они долго параллельно работают. Старые еще не ушли — новых формируют, а не так, как у нас: бах — и все. И я думаю, что примерно весной 2017 года в США будет новая администрация. И вот от того, какой она будет... Она будет жестче Обамы или мягче его? Ведь и в Европе, и в США есть разные силы. Есть те, кто за жесткое отношение к нам, и те, кто заинтересован в отмене санкций.

— А от наших выборов стоит чего-то ждать?

— Нет. Как раз в российских выборах никакой интриги нет. У нас чего-то особого не ожидается, если смотреть с точки зрения появления не отдельных ярких личностей, а действительно значимой, серьезной альтернативы. Нет ее. Поэтому все как было, так примерно и будет.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...