Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Иммунная недостаточность» и кремлевская «прививка»

События последних недель в Перми напоминают поведение некрасивой женщины и неумного студента. Почему - особое мнение Алексея Чусовитина
Алексей Чусовитин поставил диагноз пермской власти

Пермский политолог Алексей Чусовитин обобщил разрозненные данные, свидетельствующие о не связанных, на первый взгляд, событиях. Но, по его мнению, количественные показатели красноречиво говорят о качественных изменениях в региональной власти.

Крот истории роет медленно. Большинство всегда свято уверено, что в мире все по-старому, тогда как на самом деле их стабильности уже приходит или пришел конец. И мир уже принципиально изменился. Теперь эта банальная формула точно подходит к определению политической ситуации в Пермском крае. Мне, как стороннему наблюдателю, ряд очень мелких событий последних недель говорит именно об этом.

Через запятую перечислю эти незначительные события-факты: еще недавно «гонимый» Маховиков превращается в решающую политическую силу, которую уже начали «обнулять»; команда губернатора разбегается, вернее разлетается; Окунев пишет историю неудачного правления ВФБ [Виктора Федоровича Басаргина]; правозащитники собирают митинг с требованием отставки губернатора; нерешителен главный защитник губернатора Кирилл Маркевич; Владимир Иванович Плотников объясняет администрации Перми, кто действительно переживает за город и т.д. Взятые по отдельности эти события заслуживают самого малого внимания, но в совокупности они уже сформировали диагноз «басаргинской» региональной политической системе — «острая иммунная недостаточность».

Поясню мысль. Любую систему характеризует не проблема, а реакция на эту проблему. Для примера возьмем человеческий организм. При попадании в него инфекции и чужеродных веществ он начинает освобождаться от них, сопротивляться их действиям. Чем лучше иммунная система, тем активнее она это делает. В этой связи я допускаю, что политический организм, выстроенный Виктором Басаргиным, перестал реагировать на болезнетворные раздражители. Его естественный политический иммунитет, кажется, больше не работает.

Что сделала бы здоровая политическая система в ответ на подобные раздражители? Десятки прикормленных блогеров и журналистов накинулись бы на врагов губернатора; мгновенно проснулись бы общественные палаты и профсоюзы; Законодательное Собрание единым фронтом бросилось бы на помощь губернатору; министры мгновенно создали бы альтернативную повестку из целого ряда больших региональных событий.

Наконец, по врагам губернатора ударила бы московская «крупнокалиберная артиллерия» — «а ну, не тронь!» — и начала бы увольнять его врагов откуда только можно.

Вместо этого мы видим, что Виктора Федоровича никто не защищает. Я имею в виду то, что серьезно, «по-взрослому», его не страхуют. Более того, сама попытка прикрыть губернатора, как правило, заканчивается плачевно (см. например, резонансный субботний митинг). Вместо серьезных игроков за губернатора вступаются охранники из какого-то частного охранного предприятия со своей звукоусиливающей аппаратурой да лидер совета многодетных матерей. Тогда как серьезные игроки хранят солидное молчание. Даже мышиного писка в защиту губернатора нет. А его медиахолдинг? Он, как ВИЧ-инфицированный пациент, день за днем транслирует вялый сигнал, что мы живем в самом лучшем регионе России. Может быть, это действительно так, да только с остротой момента такой пиар не просто не согласуется, а, наоборот, абсурден.

Таким образом, сбывается классическое самореализующееся пророчество. То есть налицо тенденция, в соответствии с которой определение ситуации вызывает поведение, превращающее это определение в истину.

Например, студенты, которых называют более способными, ведут себя как более способные, а женщины, которым наклеили ярлык «красивые», ведут себя так, как будто они действительно красивы. Поэтому против губернатора, которого не хвалят, а только ругают, самореализующееся пророчество начинает работать в полную силу.

И любой самый никчемный шум в системе начинает восприниматься как большой антигубернаторский заговор. Итак, формула «иммунной недостаточности»: все против губернатора, даже его команда вредит ему (спросите любого пермского журналиста, политика или куратора ПФО и АП — они вам это подтвердят).

Можно ли в этой ситуации «вылечить» систему Басаргина? Уверен, что да. Если не работает естественный «иммуните», то можно создать искусственный. Традиции российской политической системы таковы, что одна президентская «прививка» может все перевернуть.Вот только захочет ли Кремль брать на себя эту ответственность? Вопрос открытый.

Пермский политолог Алексей Чусовитин обобщил разрозненные данные, свидетельствующие о не связанных, на первый взгляд, событиях. Но, по его мнению, количественные показатели красноречиво говорят о качественных изменениях в региональной власти. Крот истории роет медленно. Большинство всегда свято уверено, что в мире все по-старому, тогда как на самом деле их стабильности уже приходит или пришел конец. И мир уже принципиально изменился. Теперь эта банальная формула точно подходит к определению политической ситуации в Пермском крае. Мне, как стороннему наблюдателю, ряд очень мелких событий последних недель говорит именно об этом. Через запятую перечислю эти незначительные события-факты: еще недавно «гонимый» Маховиков превращается в решающую политическую силу, которую уже начали «обнулять»; команда губернатора разбегается, вернее разлетается; Окунев пишет историю неудачного правления ВФБ [Виктора Федоровича Басаргина]; правозащитники собирают митинг с требованием отставки губернатора; нерешителен главный защитник губернатора Кирилл Маркевич; Владимир Иванович Плотников объясняет администрации Перми, кто действительно переживает за город и т.д. Взятые по отдельности эти события заслуживают самого малого внимания, но в совокупности они уже сформировали диагноз «басаргинской» региональной политической системе — «острая иммунная недостаточность». Поясню мысль. Любую систему характеризует не проблема, а реакция на эту проблему. Для примера возьмем человеческий организм. При попадании в него инфекции и чужеродных веществ он начинает освобождаться от них, сопротивляться их действиям. Чем лучше иммунная система, тем активнее она это делает. В этой связи я допускаю, что политический организм, выстроенный Виктором Басаргиным, перестал реагировать на болезнетворные раздражители. Его естественный политический иммунитет, кажется, больше не работает. Что сделала бы здоровая политическая система в ответ на подобные раздражители? Десятки прикормленных блогеров и журналистов накинулись бы на врагов губернатора; мгновенно проснулись бы общественные палаты и профсоюзы; Законодательное Собрание единым фронтом бросилось бы на помощь губернатору; министры мгновенно создали бы альтернативную повестку из целого ряда больших региональных событий. Наконец, по врагам губернатора ударила бы московская «крупнокалиберная артиллерия» — «а ну, не тронь!» — и начала бы увольнять его врагов откуда только можно. Вместо этого мы видим, что Виктора Федоровича никто не защищает. Я имею в виду то, что серьезно, «по-взрослому», его не страхуют. Более того, сама попытка прикрыть губернатора, как правило, заканчивается плачевно (см. например, резонансный субботний митинг). Вместо серьезных игроков за губернатора вступаются охранники из какого-то частного охранного предприятия со своей звукоусиливающей аппаратурой да лидер совета многодетных матерей. Тогда как серьезные игроки хранят солидное молчание. Даже мышиного писка в защиту губернатора нет. А его медиахолдинг? Он, как ВИЧ-инфицированный пациент, день за днем транслирует вялый сигнал, что мы живем в самом лучшем регионе России. Может быть, это действительно так, да только с остротой момента такой пиар не просто не согласуется, а, наоборот, абсурден. Таким образом, сбывается классическое самореализующееся пророчество. То есть налицо тенденция, в соответствии с которой определение ситуации вызывает поведение, превращающее это определение в истину. Например, студенты, которых называют более способными, ведут себя как более способные, а женщины, которым наклеили ярлык «красивые», ведут себя так, как будто они действительно красивы. Поэтому против губернатора, которого не хвалят, а только ругают, самореализующееся пророчество начинает работать в полную силу. И любой самый никчемный шум в системе начинает восприниматься как большой антигубернаторский заговор. Итак, формула «иммунной недостаточности»: все против губернатора, даже его команда вредит ему (спросите любого пермского журналиста, политика или куратора ПФО и АП — они вам это подтвердят). Можно ли в этой ситуации «вылечить» систему Басаргина? Уверен, что да. Если не работает естественный «иммуните», то можно создать искусственный. Традиции российской политической системы таковы, что одна президентская «прививка» может все перевернуть.Вот только захочет ли Кремль брать на себя эту ответственность? Вопрос открытый.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...