Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Они цинично игнорировали возможные катастрофические последствия...»

В корпоративной разборке на предприятии бывшего челябинского депутата нет политики. Это просто «бунт пиратов на корабле»
"Любой собственник крупного предприятия, работающего в условиях чрезвычайно конкурентной среды и углубляющегося кризиса, несет колоссальные риски" Фото:

Конфликт в ЗАО «Востокметаллургмонтаж-1», основным владельцем которого является экс-депутат городской Думы Челябинска Александр Депершмидт, продолжается в судах. Полиция ищет тех, кто обстрелял машину одного из противников Депершмидта. В кабинетах чиновников и в коммерческих офисах обсуждают происходящее и гадают, что стало причиной столь громких разборок. Свое мнение о случившемся высказал «URA.Ru» член клуба независимых экспертов «1501» Игорь Липатников.

Напомним, компаньоны бывшего депутата Сергей Козлов и Юрий Стрижков заявили о том, что Андрей Депершмидт собирался потратить деньги ЗАО «Спецстрой», контролирующего 82% акций ЗАО «ВММ-1», на свою предвыборную кампанию в ЗСО, но они не позволили ему этого сделать. Сам же Депершмидт говорит, что в выборах участвовать не собирается, а на него просто оказывается давление со стороны компаньонов. Игорь Липатников полагает, что вина Депершмидта состоит лишь в том, что он слишком доверял Козлову и Стрижкову.

— Игорь Сергеевич, корпоративный конфликт в ЗАО «Востокметаллургмонтаж-1» достиг своего апогея. Суды, обвинения через СМИ... дошло дело до стрельбы. Вы ранее сотрудничали с одним из участников конфликта Александром Депершмидтом и имеете свою точку зрения на происходящее.

Эксперт Липатников Игорь. Челябинск., липатников игорь

— Я и мои коллеги уже более 20 лет, с момента приватизации треста «Востокметаллургмонтаж», консультируем и оказываем практическую помощь в решении некоторых сложных корпоративных вопросов. Делаем это эпизодически, по разовым обращениям руководства. И Александра Николаевича, и Сергея Козлова я хорошо знаю все эти годы. Третий фигурант конфликта, Юрий Стрижков, все эти годы имел функцию лишь исключительно технического специалиста. Я думаю, что он притянут Козловым к конфликту только для создания иллюзии «массовости» оппозиции действующему руководству компаний. Мне известны взаимные претензии сторон, но участия в этих «боевых действиях» я не принимаю. Хотя с большим профессиональным интересом наблюдаю за происходящим. В том числе и за тем, как ситуация описывается в СМИ.

— А есть разница между тем, как подают тему прессе оппоненты Александра Депершмидта, и тем, что происходит на самом деле? Журналистам представляют все нужные документы.

— Прессу вводят в заблуждение. И не все документы показывают. Кроме того, мне достоверно известно, что Депершмидт не собирался и не собирается идти в депутаты, заниматься политикой.

— Вот здесь можно поспорить! Александр Депершмидт, согласно официальным данным регионального политсовета «Единой России», участвует в праймериз по отбору кандидатов в ЗСО. В Металлургическом округе № 11 он занимает третье место. В этом году борьба за места в списках кандидатов очень жесткая, и, если бы Депершмидт выступал как статист, он бы не получил «бронзу» на внутрипартийном голосовании.

— Участвовать в праймериз Александра Николаевича попросила партия. Но на выборы он не собирается. Поэтому заявления оппонентов о том, что Депершмидт хочет потратить на избирательную кампанию «общественные» корпоративные деньги, — чистый вымысел и попытка притянуть на свою сторону и просто использовать неких «политических» союзников в борьбе за свои чисто корыстные интересы. В основе конфликта никаких «политических амбиций Депершмидта» нет, и никаких денег на выборную кампанию Александру Николаевичу не надо. Это то, что касается политики.

Во-вторых, утверждение «экономиста» (настаиваю на том, чтобы это слово поставили в кавычки) Сергея Козлова и «директора в изгнании» Антона Бавина о желании Депершмидта «любой ценой захватить власть» — полный абсурд. Александр Депершмидт изначально является старшим управляющим партнером. Уже более 25 лет он обладает всей полнотой реальной распорядительной власти и в основном предприятии (ЗАО «ВММ-1»), и в других, входящих в структуру. Эта власть касается денег, имущества, кадровой политики и всего другого, связанного с собственностью и управлением. Александр Николаевич пользуется непререкаемым и заслуженным авторитетом в трудовом, между прочим, многочисленном коллективе. Есть еще несколько откровенных передергиваний со стороны его оппонентов.

— Например?

— Например, Сергей Козлов заявляет: «Черная кошка между нами пробежала, когда он (Депершмидт) захотел любой ценой завладеть контрольным пакетом акций ЗАО „ВММ-1“». Мол, впереди «большие траты» на выборы. Как «владение контрольным пакетом любой ценой» связано с «большими тратами»? Короче говоря, «в огороде бузина, а в Киеве дядька».

— Ну, а что же тогда происходит?

— Буду говорить только о том, что достоверно известно мне лично. Вечером 26 апреля Сергей Козлов позвонил мне и попросил, чтобы я встретился с Александром Николаевичем. Заявил, что хочет выйти из бизнеса, ждет выплат. Просил, чтобы я уговорил Депершмидта отозвать заявления в полицию и прокуратуру.

— Депершмидт подавал заявления?

— Да, по фактам противоправных действий Козлова. Кстати сказать, тогда еще уголовное дело не было возбуждено.

 Почему Козлов позвонил именно вам?

— Он знает о том, что у нас с Александром Николаевичем доверительные отношения. Сам же Козлов был в отпуске и не хотел встречаться лично. Юрий Стрижков в это время находился за границей и в конфликте изначально вообще не участвовал. Я начал переговоры. Между прочим, выговорил у Депершмидта просто сказочные условия выхода из бизнеса для Козлова. Озвучить я их не могу, так как эти сведения без сомнения являются коммерческой тайной. Однако, к моему великому удивлению, Сергей Козлов на эти условия не согласился. Более того, он привлек на свою сторону Юрия Стрижкова, который, кстати сказать, является его соседом и другом. Оба с каждым днем вели себя все несговорчивее, и переговорный процесс зашел в полный тупик. Уже потом оказалось, что Сергей Козлов использовал этот процесс только для того, чтобы тянуть время. Пользуясь паузой, он выдал 29 апреля доверенность с правом распоряжения акциями ЗАО «Спецстрой» юридической фирме «Арте».

29 апреля была выдана доверенность с правом распоряжения акциями ЗАО «Спецстрой» юридической фирме «Арте».

Буквально на следующий день от имени матерого уголовника было подано исковое заявление на 170 млн рублей. А потом появился протокол собрания акционеров ЗАО «Спецстрой» от 13 мая. Депершмидта на собрание, кстати, не пригласили. 14 мая на сцене появился новоиспеченный директор Антон Бавин. И Бавин тут же потянулся к денежным средствам ЗАО «ВММ-1».

От имени матерого уголовника было подано исковое заявление на 170 млн рублей
14 мая на сцене появился новоиспеченный директор Антон Бавин

Сергей Козлов жалуется, что суд принимает решения только в пользу Депершмидта. На деле же Металлургический суд еще 8 мая по иску Козлова и Стрижкова наложил арест на 180 миллионов рублей, находящихся на счетах ЗАО «Спецстрой». Козлов говорит, что из-за демарша директора ЗАО «Спецстрой» Владимира Сидуна фирма не может осуществлять деятельность, выплачивать заработную плату и налоги. На деле ЗАО «Спецстрой» никогда не вело никакой деятельности, не имело оплачиваемых работников и по факту не платило налоги, точнее, платежи носили чисто символический характер. Это ЗАО создавалось для повышения эффективности управления активами. Козлов заявляет, что «они обратились за помощью в юридическую компанию «АРТЕ». Но умалчивает, что еще раньше они прибегли к услугам лиц, неоднократно осужденных за грабеж и разбой.

По иску Козлова и Стрижкова наложен арест на 180 миллионов рублей, находящихся на счетах ЗАО «Спецстрой

— А как же быть с расстрелом автомашины Сергея Козлова? Это же точно криминал!

— Я считаю это фальшивкой, инсценировкой для нагнетания истерии в СМИ. Провокации будут и дальше. А вот родственника Александра Депершмидта реально избили. Но об этом никто не пишет.

— Что-то мрачно у вас все получается...

— Беда Депершмидта состояла в том, что он десятки лет слепо, всецело и безоговорочно доверял Козлову, который не смог устоять перед искушением. Если оценить с морально-этической точки зрения всю эту ситуацию, то я бы сравнил её с заговором и бунтом пиратов на корабле. Дело в том, что любой собственник крупного предприятия, работающего в условиях чрезвычайно конкурентной среды и углубляющегося кризиса, несет колоссальные риски мгновенной потери бизнеса и громадную социальную ответственность. Можно в одночасье стать банкротом, даже будучи семи пядей во лбу, а продать «на рынке» даже успешное предприятие сейчас практически невозможно.

Челябинская городская дума, депершмидт александр
«Оппоненты стали откровенно давить на Александра Депершмидта, требуя „кэш“»
Фото:

Многие собственники при соответствующей необходимости часто «продают» предприятия крупным банкам, получив под залог недвижимости заведомо невозвратные кредиты, которые быстро выводят с предприятия в свой карман, бросая предприятия на произвол судьбы и попечение банка, что неминуемо приводит к банкротству предприятия и его полному разрушению. Козлов и Стрижков такой возможности в силу ограниченности полномочий не имели, но видимо уже устали работать, нести бремя ответственности и риски собственников. Решили уйти на покой, «зафиксировав» прибыль, овеществленную в активах действующего производства ЗАО «ВММ-1» с многосотенным трудовым коллективом и не вполне понятными им рыночными перспективами.

— Это их право — выйти из бизнеса.

— Дело в том, что они цинично игнорировали возможные катастрофические последствия для производственного предприятия и трудового коллектива. Стали откровенно давить на Александра Николаевича, требуя «кэш». Сергей Козлов, как мне кажется, потерял чувство реальности. Попытался переложить риски и ответственность на более порядочного и менее «дальновидного» партнера, который должен или пойти на поводу, погубив свое предприятие и понеся громадные убытки, или защищаться в меру своих сил и организационных способностей. Депершмидт, кстати, провел аудит экономической службы (руководитель Козлов) и деятельности председателя совета директоров (опять Козлов) и нашел много нарушений. Так что он защищается.

Подписывайтесь на телеграм-канал «Челябинск, который смог», будьте в курсе всех важных событий
Подписаться
Конфликт в ЗАО «Востокметаллургмонтаж-1», основным владельцем которого является экс-депутат городской Думы Челябинска Александр Депершмидт, продолжается в судах. Полиция ищет тех, кто обстрелял машину одного из противников Депершмидта. В кабинетах чиновников и в коммерческих офисах обсуждают происходящее и гадают, что стало причиной столь громких разборок. Свое мнение о случившемся высказал «URA.Ru» член клуба независимых экспертов «1501» Игорь Липатников. Напомним, компаньоны бывшего депутата Сергей Козлов и Юрий Стрижков заявили о том, что Андрей Депершмидт собирался потратить деньги ЗАО «Спецстрой», контролирующего 82% акций ЗАО «ВММ-1», на свою предвыборную кампанию в ЗСО, но они не позволили ему этого сделать. Сам же Депершмидт говорит, что в выборах участвовать не собирается, а на него просто оказывается давление со стороны компаньонов. Игорь Липатников полагает, что вина Депершмидта состоит лишь в том, что он слишком доверял Козлову и Стрижкову. — Игорь Сергеевич, корпоративный конфликт в ЗАО «Востокметаллургмонтаж-1» достиг своего апогея. Суды, обвинения через СМИ... дошло дело до стрельбы. Вы ранее сотрудничали с одним из участников конфликта Александром Депершмидтом и имеете свою точку зрения на происходящее. — Я и мои коллеги уже более 20 лет, с момента приватизации треста «Востокметаллургмонтаж», консультируем и оказываем практическую помощь в решении некоторых сложных корпоративных вопросов. Делаем это эпизодически, по разовым обращениям руководства. И Александра Николаевича, и Сергея Козлова я хорошо знаю все эти годы. Третий фигурант конфликта, Юрий Стрижков, все эти годы имел функцию лишь исключительно технического специалиста. Я думаю, что он притянут Козловым к конфликту только для создания иллюзии «массовости» оппозиции действующему руководству компаний. Мне известны взаимные претензии сторон, но участия в этих «боевых действиях» я не принимаю. Хотя с большим профессиональным интересом наблюдаю за происходящим. В том числе и за тем, как ситуация описывается в СМИ. — А есть разница между тем, как подают тему прессе оппоненты Александра Депершмидта, и тем, что происходит на самом деле? Журналистам представляют все нужные документы. — Прессу вводят в заблуждение. И не все документы показывают. Кроме того, мне достоверно известно, что Депершмидт не собирался и не собирается идти в депутаты, заниматься политикой. — Вот здесь можно поспорить! Александр Депершмидт, согласно официальным данным регионального политсовета «Единой России», участвует в праймериз по отбору кандидатов в ЗСО. В Металлургическом округе № 11 он занимает третье место. В этом году борьба за места в списках кандидатов очень жесткая, и, если бы Депершмидт выступал как статист, он бы не получил «бронзу» на внутрипартийном голосовании. — Участвовать в праймериз Александра Николаевича попросила партия. Но на выборы он не собирается. Поэтому заявления оппонентов о том, что Депершмидт хочет потратить на избирательную кампанию «общественные» корпоративные деньги, — чистый вымысел и попытка притянуть на свою сторону и просто использовать неких «политических» союзников в борьбе за свои чисто корыстные интересы. В основе конфликта никаких «политических амбиций Депершмидта» нет, и никаких денег на выборную кампанию Александру Николаевичу не надо. Это то, что касается политики. Во-вторых, утверждение «экономиста» (настаиваю на том, чтобы это слово поставили в кавычки) Сергея Козлова и «директора в изгнании» Антона Бавина о желании Депершмидта «любой ценой захватить власть» — полный абсурд. Александр Депершмидт изначально является старшим управляющим партнером. Уже более 25 лет он обладает всей полнотой реальной распорядительной власти и в основном предприятии (ЗАО «ВММ-1»), и в других, входящих в структуру. Эта власть касается денег, имущества, кадровой политики и всего другого, связанного с собственностью и управлением. Александр Николаевич пользуется непререкаемым и заслуженным авторитетом в трудовом, между прочим, многочисленном коллективе. Есть еще несколько откровенных передергиваний со стороны его оппонентов. — Например? — Например, Сергей Козлов заявляет: «Черная кошка между нами пробежала, когда он (Депершмидт) захотел любой ценой завладеть контрольным пакетом акций ЗАО „ВММ-1“». Мол, впереди «большие траты» на выборы. Как «владение контрольным пакетом любой ценой» связано с «большими тратами»? Короче говоря, «в огороде бузина, а в Киеве дядька». — Ну, а что же тогда происходит? — Буду говорить только о том, что достоверно известно мне лично. Вечером 26 апреля Сергей Козлов позвонил мне и попросил, чтобы я встретился с Александром Николаевичем. Заявил, что хочет выйти из бизнеса, ждет выплат. Просил, чтобы я уговорил Депершмидта отозвать заявления в полицию и прокуратуру. — Депершмидт подавал заявления? — Да, по фактам противоправных действий Козлова. Кстати сказать, тогда еще уголовное дело не было возбуждено. — Почему Козлов позвонил именно вам? — Он знает о том, что у нас с Александром Николаевичем доверительные отношения. Сам же Козлов был в отпуске и не хотел встречаться лично. Юрий Стрижков в это время находился за границей и в конфликте изначально вообще не участвовал. Я начал переговоры. Между прочим, выговорил у Депершмидта просто сказочные условия выхода из бизнеса для Козлова. Озвучить я их не могу, так как эти сведения без сомнения являются коммерческой тайной. Однако, к моему великому удивлению, Сергей Козлов на эти условия не согласился. Более того, он привлек на свою сторону Юрия Стрижкова, который, кстати сказать, является его соседом и другом. Оба с каждым днем вели себя все несговорчивее, и переговорный процесс зашел в полный тупик. Уже потом оказалось, что Сергей Козлов использовал этот процесс только для того, чтобы тянуть время. Пользуясь паузой, он выдал 29 апреля доверенность с правом распоряжения акциями ЗАО «Спецстрой» юридической фирме «Арте». 29 апреля была выдана доверенность с правом распоряжения акциями ЗАО «Спецстрой» юридической фирме «Арте». Буквально на следующий день от имени матерого уголовника было подано исковое заявление на 170 млн рублей. А потом появился протокол собрания акционеров ЗАО «Спецстрой» от 13 мая. Депершмидта на собрание, кстати, не пригласили. 14 мая на сцене появился новоиспеченный директор Антон Бавин. И Бавин тут же потянулся к денежным средствам ЗАО «ВММ-1». Сергей Козлов жалуется, что суд принимает решения только в пользу Депершмидта. На деле же Металлургический суд еще 8 мая по иску Козлова и Стрижкова наложил арест на 180 миллионов рублей, находящихся на счетах ЗАО «Спецстрой». Козлов говорит, что из-за демарша директора ЗАО «Спецстрой» Владимира Сидуна фирма не может осуществлять деятельность, выплачивать заработную плату и налоги. На деле ЗАО «Спецстрой» никогда не вело никакой деятельности, не имело оплачиваемых работников и по факту не платило налоги, точнее, платежи носили чисто символический характер. Это ЗАО создавалось для повышения эффективности управления активами. Козлов заявляет, что «они обратились за помощью в юридическую компанию «АРТЕ». Но умалчивает, что еще раньше они прибегли к услугам лиц, неоднократно осужденных за грабеж и разбой. — А как же быть с расстрелом автомашины Сергея Козлова? Это же точно криминал! — Я считаю это фальшивкой, инсценировкой для нагнетания истерии в СМИ. Провокации будут и дальше. А вот родственника Александра Депершмидта реально избили. Но об этом никто не пишет. — Что-то мрачно у вас все получается... — Беда Депершмидта состояла в том, что он десятки лет слепо, всецело и безоговорочно доверял Козлову, который не смог устоять перед искушением. Если оценить с морально-этической точки зрения всю эту ситуацию, то я бы сравнил её с заговором и бунтом пиратов на корабле. Дело в том, что любой собственник крупного предприятия, работающего в условиях чрезвычайно конкурентной среды и углубляющегося кризиса, несет колоссальные риски мгновенной потери бизнеса и громадную социальную ответственность. Можно в одночасье стать банкротом, даже будучи семи пядей во лбу, а продать «на рынке» даже успешное предприятие сейчас практически невозможно. Многие собственники при соответствующей необходимости часто «продают» предприятия крупным банкам, получив под залог недвижимости заведомо невозвратные кредиты, которые быстро выводят с предприятия в свой карман, бросая предприятия на произвол судьбы и попечение банка, что неминуемо приводит к банкротству предприятия и его полному разрушению. Козлов и Стрижков такой возможности в силу ограниченности полномочий не имели, но видимо уже устали работать, нести бремя ответственности и риски собственников. Решили уйти на покой, «зафиксировав» прибыль, овеществленную в активах действующего производства ЗАО «ВММ-1» с многосотенным трудовым коллективом и не вполне понятными им рыночными перспективами. — Это их право — выйти из бизнеса. — Дело в том, что они цинично игнорировали возможные катастрофические последствия для производственного предприятия и трудового коллектива. Стали откровенно давить на Александра Николаевича, требуя «кэш». Сергей Козлов, как мне кажется, потерял чувство реальности. Попытался переложить риски и ответственность на более порядочного и менее «дальновидного» партнера, который должен или пойти на поводу, погубив свое предприятие и понеся громадные убытки, или защищаться в меру своих сил и организационных способностей. Депершмидт, кстати, провел аудит экономической службы (руководитель Козлов) и деятельности председателя совета директоров (опять Козлов) и нашел много нарушений. Так что он защищается.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...