Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«У Сережи церебральный паралич. К врачу мы пойдем по трассе шесть километров»

Это крик с окраины Екатеринбурга! Из поселка, где живут Россель и Холманских. Его лично услышит Владимир Путин. ФОТОРЕПОРТАЖ
Знакомьтесь: Ирина Иванова, мать-одиночка, двое детей. После закрытия поликлиники Сережу, больного церебральным параличом, нужно возить шесть километров до соседней поликлиники по обочине дороги. В мэрии нам сказали, что все в порядке Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Кураторы медицины Екатеринбурга обнаглели. Не найдя на них управы даже у полпреда, который живет в их поселке, жители Малого Истока полгода митингами и жалобами отстаивают право на свою поликлинику. Ее закрывают «в целях оптимизации», пять тысяч жителей отправляют к врачам по трассе в соседние поселки. Накануне эта история дошла до федерального штаба ОНФ. Принято решение: эти люди расскажут о своей проблеме лично президенту Владимиру Путину. Это будет в июле, а первыми полную историю борьбы услышат читатели «URA.Ru».

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

Жители Малого Истока, поселка в черте Екатеринбурга (через забор от загородной резиденции правительства), предстанут перед президентом Владимиром Путиным. С декабря 2014 года они отстаивают у мэрии города свой филиал поликлиники. Вчера их борьба довела до приглашения на большой форум по здравоохранению Народного фронта — он пройдет в конце июля. Услышав о проблеме по видеосвязи, сопредседатель ОНФ Александр Бречалов заявил: если чиновники не слышат людей, они услышат реакцию президента.

«Жанна Анатольевна [Рябцева, глава свердловского исполкома] выступила перед ним жестко, по-уральски, с напором, — пересказывает видеоселектор региональных штабов Фронта местная активистка Светлана Семеновна, зрелая, энергичная женщина (ее пригласили посмотреть). Она прямо, я не знаю, готовый глава города. Вызвала большой ажиотаж».

Рябцева доложила руководству: в филиале поликлиники № 2 в Малом Истоке обслуживается пять тысяч человек. Когда это был самостоятельный поселок, здесь можно было получить даже помощь узких специалистов. После присоединения Истока к Екатеринбургу оказалось: врачи не положены жителям по нормативам. А в конце прошлого года вообще возникло решение мэрии о ликвидации пункта и закрепления жителей за филиалами в соседних поселках. В целях оптимизации. Логика, исходя из которой закрывается больница, обоснована и понятна только местному минздраву.

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

Потенциальные собеседники Владимира Путина — Светлана Семенова и Владимир Сметанин, седой, но крепкий мужчина 58 лет — обходят здание филиала поликлиники, за который борются. В три часа дня она закрыта: педиатр в отпуске, из которого перейдет в соседний поселок Компрессорный, а единственный работник, терапевт, закончил прием. Если бы не активисты, и этих врачей бы тут не числилось: «Мэрия тянет время. После того, как мы подняли шум, чиновники придумали эксперимент: приемы узких специалистов в соседних поселках и „мобильные бригады“, которые бы приезжали по вызову. Якобы если нам понравится, распространят на все остальные поселки, где закроют отделения. Это при том, что сокращение проводят в целях экономии!»

Серый фасад филиала обклеен объявлениями: «Внимание! Мамы несовершеннолетних! Приходя на прием, не подписывайте предлагаемых вам заявлений. В случае отказа предоставить вам помощь пишите жалобу и обращайтесь по телефону... Инициат. гр.».

Автор листовки, Владимир Викторович, объясняет, почему каждый день клеит объявления: «Наша активистка Марина вызвала „мобильную бригаду“ для заболевшей дочки. Приехала легковая машина со странной женщиной. Врач или нет — кто разберет. Первое, что она сделала, сунула бумагу: „Распишитесь“. Слава Богу, ума хватило очки надеть и прочитать, что предлагают: „Я согласна перевести ребенка в другой филиал“. После того, как Марина отказалась подписываться, произошла перепалка, „врач“ не назначила лекарств и помощи не оказала. Марина стала лечить ребенка сама. До того перенервничала, что теперь сама лежит в 33-й [больнице] с сердцем».

Взрослые жители Истока еще наблюдаются в родном филиале, а их дети распределены по трем разным поселкам — УралНИИСХоз, Компрессорный и Кольцово. «Мы ничего не подписываем, хотим здесь лечиться. Сейчас детей нигде не наблюдаем, — говорит проходящая молодая мама Екатерина, через пару месяцев у нее будет второй ребенок. — А как? Идти с коляской в Компрессорный через железнодорожные пути?»

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

В свердловском штабе ОНФ разобрались с ситуацией и подтверждают: три поселка, в которые предлагают ходить на прием истокцам, труднодоступны, автобусы здесь стали ходить часто лишь после месяцев претензий к мэрии: «Жителям нужно объехать три соседних поселка, чтобы поставить капельницу, сдать анализы, попасть к узкому специалисту».

Светлана Семенова вспоминает, как они полгода обивали пороги мэрии: «Мы были трижды в гордуме, два раза — на круглых столах ОНФ. Каждый вторник ходим на встречу с горздравом. В личное время, не всегда удобно, с работы приходится отпрашиваться. А главврач детской поликлиники [№ 13] Светлана Аверьянова называет нас „жалкой кучкой людей“. Руководитель взрослой [ЦГБ № 1 Дмитрий Айрапетов] говорит, что не обязан перед нами отчитываться. То есть Путин обязан, а ты нет?»

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

«На народ смотрят, как баре на холопов. Горздрав совершенно себя дискредитировал, слов нет. И никто не может на него повлиять. Людей слышат только в ОНФ. Они приехали и сами все проверили на себе: подождали автобусы, поговорили с жителями, — продолжает Владимир Сметанин, активист, как он сам себя называет. — А от остальных 20 инстанций — ответы как под копирку: от главы администрации, Минздрава».

Помимо близости правительственной резиденции («они-то все лечатся в центре Екатеринбурга: сел на служебную машину — и там»), Малый Исток располагает чистым и симпатичным прудом — дорога к нему из Екатеринбурга, оживленная летом, лежит через филиал. «Мы знаем: здание продано частному лицу. Только нам голову морочат, чтобы шум не поднимали, — говорят активисты. — А нам питейного заведения не надо — через дорогу [магазин сети пивных] „Берлога“ есть».

«Аркадий Сергеевич, скажите, чтобы они [городские чиновники] не плакались!» — зовут наши активисты своего товарища. Аркадий Сергеевич руководит местным ТСЖ. Его участники, чтобы отделение жило, скорректировали тарифы горздраву: «Заложено 105 тысяч в год, мы все пересчитали и предъявили 70». Но планов мэрии это не поменяло. Жители сами отремонтировали процедурный кабинет, только зря: «Оксану, сестру, перевели в Кольцово, хотя живет здесь, всех знает. Зато получает 10 тысяч, а не пять, как здесь». «А Белявский наш любимый говорит — 50-60 тысяч зарплата у медиков, — перебивает Сергеевича Светлана Семенова. — Это он со своей перепутал? У него, наверное, побольше».

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

— Вам нужна поликлиника тут? — спрашиваю проходящую маму двух близнецов. Хотя ответ очевиден: мингосимущества выдает здесь земли под застройку многодетным семьям — ребятишек тут будет больше и больше.

— Молодых нереально много, — отвечает мама Кристина. — Норматив у педиатра — до 30 человек, а он принимал здесь по сорок.

Активисты показывают одно из заявлений, которые собирают, от того, кто не может без врача под боком. Предупреждают: «Без слез читать невозможно». Итак: «Я — мать двоих детей, один из которых — инвалид с диагнозом органическое поражение ЦНС, пришла на прием к дежурному педиатру на Трактовой, 7. Сказали, что врач не принимает, а карточки искать в поселке Компрессорный на улице Новая. Я приехала с больным ребенком, нас сразу не приняли, сказали — запись по талонам. В следующий раз отстояла очередь с двумя детьми, пришлось спускаться по этажам несколько раз с ребенком-инвалидом... Мне тяжело морально, материально и физически водить детей в малодоступную для нас поликлинику, т.к. являюсь одинокой матерью» (полную версию жалобы мы сохранили здесь и здесь).

Интервью с Ларисой Фечиной. Екатеринбург, фечина лариса

Автор письма в горздрав, Ирина Иванова, живет с шестилетним Юрой и пятилетним Сережей. Их дом в двух минутах от закрывающейся поликлиники. «Даже квартиру поменяла на первый этаж — чтобы было удобнее. А теперь таскается в Компрессорный с ребенком на руках», — говорят соседи, сочувствующие Ирине: рождение Сережи инвалидом фактически совпало с гибелью ее мужа.

Несмотря на трудности, Иванова выглядит жизнерадостной. «Конечно, здесь в поликлинике все проще решить. В Компрессорный пешком добраться нереально, а нам поликлиника нужна постоянно, — звонко рассказывает женщина лет тридцати на вид. На ее коленях не перестает вертеться Сережа, из штанишек проглядывается подгузник. — Приехала в Компрессорный забрать анализы, в регистратуре отправляют в кабинет педиатра. Врач говорит: спускайтесь за ключом от 17-го кабинета. При этом Сережа ждет внизу. Если бы не столкнулась с заведующей, которая решила вопрос, не знаю, что бы делала».

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

Едем по пути Малый Исток — УралНИИсхоз, по которому, считает мэрия Екатеринбурга, Ирина и Сережа могут спокойно передвигаться. Шесть километров, нет тротуара, люди ходят по обочине дороги. У самого филиала люди чужакам не рады.

«Зачем закрывать ту поликлинику? В лучшие времена мы сами в нее ездили, — удивляется пенсионерка Лидия Галкина, которая сажает рядом с поликлиникой цветы. — Теперь и тут, и там по два врача осталось. А куда женщины должны к гинекологу ходить? В 27-ую больницу записаться невозможно, а еще истокские будут туда ходить! Даже к нашему терапевту попасть сложно — сидишь, как дурак, пока она не выйдет: „Извините, я больше сегодня не могу“».

В эти минуты вспоминаются слова будущей докладчицы на форуме ОНФ Светланы Семеновой: «Мы проводили митинг. Один из лозунгов был такой: „горздрав — филиал похоронного агентства“».

Закрытие поликлиники в Малом Истоке. Екатеринбург

«Администрация Екатеринбурга не должна играть в перетягивание каната с жителями Малого Истока, а проявить добрую волю, — комментирует сопредседатель свердловского штаба ОНФ и депутат Госдумы Лариса Фечина. По ее словам, на местах неправильно трактуют федеральный тренд на оптимизацию — сокращение койко-мест в пользу доступности помощи и усиления высокоточного оборудования: необходимо диагностировать болезни на ранних стадиях. — Ежегодно на организацию медпомощи выделяется миллиард рублей. Так что я не поверю, что денег на содержание ОВП в Малом Истоке нет. В общеврачебную практику (ОВП) в поселке Северка (ЖД район Екатеринбурга) было закуплено оборудования на 8,5 миллиона рублей. Игры с экспериментами лишь нервируют людей, которые не знают, закроется их поликлиника или нет. Это антигуманно. Закроешь филиал — наступит катастрофа: жителям проще не обращаться за помощью, чем ездить за ней в город. Более того, в филиалах располагаются порой единственные аптеки, где можно отовариться по бесплатным рецептам».

Однако мэрия навстречу не идет. «Филиал сегодня работает, сейчас проходит эксперимент. Сколько он будет длиться? Сколько нужно, не знаем. В данный момент все работает, все в порядке», — комментирует «URA.Ru» проблему первый замглавы управления здравоохранения администрации Екатеринбурга Татьяна Савинова.

П-к министра РФ по вопросам открытого правительства М. Абызова и секретаря общественной палаты РФ А. Бречалова. Москва, бречалов александр

Этот текст — не «наезд» на мэрию Екатеринбурга. Неправильно понятая оптимизация здравоохранения происходит сплошь и рядом. «Это проблема всех поселков сегодня», — сетуют истокцы. Просто здесь оказалось пять-шесть человек, которые своей активностью разбудили остальных. В екатеринбургских поселках Калиновка и Изоплит этого, например, не произошло — филиалы поликлиник здесь закрыли без шума.

«Теперь звонят оттуда: „Если снова будет митинг — звоните, приедем“, — гордится Владимир Сметанин. — Такое чувство, что мы говорим не с врачами из горздрава, а с врагом. Представляете, на 9 Мая мэрия вручала подарки нашим ветеранам. Они плакали и говорили: „Мы стояли и выстоим сейчас. Не нужны медали, верните поликлинику“. Мы — за этих людей, которые до высоких кабинетов дойти не смогут».

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...