Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Челябинских баптистов поменяли на мигрантов

Чиновники «зачистили» детский благотворительный фонд. Говорят ради укрепления любви к Родине и народного единства
Детей изгнали из бора ради укрепления этнических и межконфессиональных отношений Фото:

Патриоты, баптисты, дети и миллионы на благотворительность. На «золотых» угодьях в окрестностях Челябинска сошлись интересы сразу нескольких влиятельных структур. Для достижения целей в ход пошли анонимки, прокурорские проверки и визиты крепких мужчин, похожих на рейдеров. Исход конфликта, запущенного отставным чиновником, предрешен. Вместо сирот в Каштакском бору могут обосноваться мигранты, а может — коттеджи с ресторанами. Что лучше — пока непонятно. Подробности — в материале «URA.Ru»

В пятницу 31 июля на территории бывшего детского лагеря «Белочка» в Каштакском бору появились неизвестные. Их джип блокировал выезд автомобилям сотрудников благотворительного фонда «Теплый дом», а незваные гости предложили (точнее — приказали) освободить участок и постройки, где общественники реализуют проект «Детская деревня». На встречное предложение предъявить документы ответили отказом. На попытку запечатлеть на фото — пообещали разбить камеру. Так выглядела ситуация с точки зрения сотрудников, увидевших в визитерах рейдеров.

Когда появилась полиция, решительно настроенные молодые люди скрылись. Возможно, тайну их личностей удастся выяснить полиции — заявления о попытке силового захвата и угрозах уже направлены в ОВД по Сосновскому району, ГУ МВД региона и прокуратуру области, — говорит председатель фонда «Теплый дом» Михаил Щапов. Он, впрочем, рассказал, что сути это не изменит: процесс по выселению «Детской деревни», запущенный еще при бывшем сити-менеджере Челябинска Сергее Давыдове, не остановить.

Как уже сообщало «URA.Ru», действующий в области с 2002 года региональный благотворительный фонд с августа 2014-го внезапно оказался под давлением. В администрацию Челябинска принесли анонимку, повествующую, как глава фонда скармливает собакам предназначенные для детей продукты, владеет нескольким заводами и особняками. Уже на следующий день чиновники нагрянули в помещения фонда в сопровождении представителей МЧС, прокуратуры, пожарных и аппарата детского омбудсмена. На фоне процессувльных проверок руководство «Теплого дома» успели обвинить в сектантстве, работе на Госдеп, продаже детей в Америку и различных махинациях.

Так в Челябинске выглядят руководители ЧОП, сотрудничающие с муниципалитетом. И это должно быть ясно без предъявления документов. Фото: facebook (деятельность запрещена в РФ) Михаила Щапова

Дальше — больше. Фонд последовательно лишили сначала двух помещений в Челябинске, а теперь и площадки в «Белочке», где общественники с 2004 года пытались осуществить свой главный проект. Здесь, в Каштакском бору, проводилсь праздники и прочие мероприятия для воспитанников детдомов и приемных семей, летние лагеря. Сюда же приезжали известные певцы и актеры — Гоша Куценко, Константин Хабенский, Дмитрий Маликов, певица Валерия. Игровую площадку «Детской деревне» подарил Федеральный фонд Натальи Водяновой. Обустройство разграбленной и разгромленной территории обошлось в 14 млн рублей, полученных от благотворителей.

«Я лично знаю Михаила Щапова 10 лет. Все эти годы мы сотрудничали с „Теплым домом“ в проведении различных благотворительных мероприятий. Да, мы давали деньги, но их расходование всегда было прозрачным. Мы всегда видели и понимали, куда идут эти деньги», — говорит депутат Госдумы от Челябинской области Сергей Вайнштейн.

Но ни вмешательство депутатов Госдумы, ни обращения к властям известных в России актеров и общественных деятелей не возымели ни малейшего эффекта.

Теплый дом. Челябинск., автограф, куценко гоша
Счастья, может, они и дождутся. А вот «Детской деревни» уже не будет. Фото: Вадим Ахметов

Одно из объяснений «наезда» — «неправильные» религиозные убеждения Щапова, который является членом челябинской общины евангельских христиан-баптистов. Вероисповедание общественнику припоминают, как только речь заходит об имуществе фонда или возникает необходимость провести пикет на телекамеры. Но баптисты в России не запрещены, а религия, как утверждают соприкасавшиеся с «Теплым домом» на почве благотворительности, в работе фонда никак не отражается. «Щапов — баптист. Но это же не помешало выдвинуть его на губернаторских праймериз в качестве „спарринг-партнера“ Бориса Дубровского», — резюмирует один из собеседников.

Вторая версия связана как раз с тремя гектарами под бывшим пионерлагерем, так и не ставшим «Детской деревней». Якобы это место облюбовали под коттеджную застройку, по образцу находящегося неподалеку элитного поселка «Соколиная гора». Гипотезу про интенрес земельных рейдеров пока никто не опроверг.

Но есть еще один нюанс. В прошлую пятницу, как выяснилось, в Каштакский бор приезжал Игорь Коновалов — директор муниципального казенного учреждения (МКУ) «Центр народного единства». Официально оно занимается содействием «реализации прав местных национально-культурных автономий на территории города, а также воспитанием уважения к культуре, языку и традициям народов, проживающих в Челябинске». Например, на базе центра реализуется «программа социокультурной адаптации иностранных граждан»: мигрантам бесплатно помогают утрясти формальности, обязательные для получения работы в России. «Господин Коновалов мне сказал, что хочет разместить здесь патриотический лагерь и еще что-то национально-культурное», — сообщил корреспонденту «URA.Ru» Михаил Щапов.

За месяц до этого уведомления у «Теплого дома» начали отбирать помещения в городе

Однако сам Коновалов конкретизировать планы Центра народного единства затруднился, хотя, по его словам, их «громадьё». При этом известно, что территорию «на свежем воздухе» МКУ просило… под строительство «этнического центра». Первоначально его хотели построить в Никольской роще, но это вызвало сопротивление в мэрии. «Мы познакомились с проектом. Как это часто бывает, к сожалению, в итоге это будет не место отдыха, а трехэтажные коттеджи с ресторанами», — еще в марте на заседании градсовета констатировал замглавы администрации Челябинска по градостроительству Виталий Передерий — Кроме того, потребуется снос зеленых насаждений. Этого допустить нельзя".

Неудивительно, что «зарубленный» Передерием этнопарк возник опять, но уже в Каштакском бору и непонятно по какому проекту. Сам Игорь Коновалов, который оказался хозяином «Детской деревни», с комментариями острожничает. И не напрасно. Оказывается, сегодня вообще нельзя сказать, под какие нужды участок в Каштаке спешно отобрали у «Теплого дома» и передали «Центру народного единства».

Вот выяснится впоследствии, что у муниципального учреждения нет ресурсов на его обустройство — оно и откажется от своих прав. В пользу того, у кого есть и ресурсы, и планы по освоению одного из немногих оставшихся в мегаполисе экологически чистых участков.

Теплый дом. Челябинск., игровая комната

А пока в Каштаке установилось неустойчивое равновесие. По территории расхаживают люди в камуфляже. Сотрудники фонда, пользуясь возникшей после регистрации их кассационной жалобы в окружном арбитраже паузой, собирают и пристраивают накопившееся за 11 лет имущество. Канцелярия, инструменты, оставшиеся от летних лагерей постельные принадлежности и теннисные столы отправляются к детям. «Бесплатно, — говорит Михаил Щапов. — Я это подчеркиваю потому, что кто-то уже успел оповестить СМИ о том, что мы все это продаем. А ведь даже тем, кто нас выгоняет, даром остается подстанция на 250 кВт, установленная спонсорами фонда…»

"Поймите, я до пятницы видел лишь план земельного участка, а со Щаповым вообще был не знаком. И с тем, что еще идут судебные разбирательства, тоже. Мы в принципе не ожидали кого-то там встретить, и вдруг увидели, как грузовые машины оттуда что-то вывозят, — вздыхает Коновалов. — Неприятно, конечно, что так получилось. Сегодня мы побывали на месте уже с представителем Росимущества. Акт приема-передачи будет подписан лишь после того, как они урегулируют отношения с предыдущим его хранителем, то есть с «Теплым домом».

«Тайм-аут», кстати, поскольку у этой истории имеется еще один неприятный аспект. Много лет «Теплый дом» прекрасно сотрудничал с детскими домами и учреждениями Челябинской области. Но с момента, когда у фонда начали отбирать помещения, эта работа застопорилась. Те же самые люди, которые с благодарностью принимали помощь, стали, отводя глаза, говорить, что в ней не нуждаются.

Пока же «Теплый дом», который экстренно выселяют из Каштака, едва пристроил тот самый «водяновский» игровой комплекс, о котором говорились выше. В последний момент, когда волонтеры уже собирались его перевозить и устанавливать, от него отказались в интернате, которому он предназначался. К величайшему разочарованию детей, бывавших в летнем лагере «Теплого дома» в Каштаке и уже знавших, что комплекс подарят им.

«Если у нас берут гуманитарку — значит, фонд нужен и занимается полезной деятельностью. Если помощь не востребована, значит и фонд ни к чему. Хуже того, его деятельность начинает выглядеть подозрительно, — говорит Щапов. — Получается очень эффективная и убедительная схема. Вот только крайними в этой схеме остаются дети…».

Патриоты, баптисты, дети и миллионы на благотворительность. На «золотых» угодьях в окрестностях Челябинска сошлись интересы сразу нескольких влиятельных структур. Для достижения целей в ход пошли анонимки, прокурорские проверки и визиты крепких мужчин, похожих на рейдеров. Исход конфликта, запущенного отставным чиновником, предрешен. Вместо сирот в Каштакском бору могут обосноваться мигранты, а может — коттеджи с ресторанами. Что лучше — пока непонятно. Подробности — в материале «URA.Ru» В пятницу 31 июля на территории бывшего детского лагеря «Белочка» в Каштакском бору появились неизвестные. Их джип блокировал выезд автомобилям сотрудников благотворительного фонда «Теплый дом», а незваные гости предложили (точнее — приказали) освободить участок и постройки, где общественники реализуют проект «Детская деревня». На встречное предложение предъявить документы ответили отказом. На попытку запечатлеть на фото — пообещали разбить камеру. Так выглядела ситуация с точки зрения сотрудников, увидевших в визитерах рейдеров. Когда появилась полиция, решительно настроенные молодые люди скрылись. Возможно, тайну их личностей удастся выяснить полиции — заявления о попытке силового захвата и угрозах уже направлены в ОВД по Сосновскому району, ГУ МВД региона и прокуратуру области, — говорит председатель фонда «Теплый дом» Михаил Щапов. Он, впрочем, рассказал, что сути это не изменит: процесс по выселению «Детской деревни», запущенный еще при бывшем сити-менеджере Челябинска Сергее Давыдове, не остановить. Как уже сообщало «URA.Ru», действующий в области с 2002 года региональный благотворительный фонд с августа 2014-го внезапно оказался под давлением. В администрацию Челябинска принесли анонимку, повествующую, как глава фонда скармливает собакам предназначенные для детей продукты, владеет нескольким заводами и особняками. Уже на следующий день чиновники нагрянули в помещения фонда в сопровождении представителей МЧС, прокуратуры, пожарных и аппарата детского омбудсмена. На фоне процессувльных проверок руководство «Теплого дома» успели обвинить в сектантстве, работе на Госдеп, продаже детей в Америку и различных махинациях. Дальше — больше. Фонд последовательно лишили сначала двух помещений в Челябинске, а теперь и площадки в «Белочке», где общественники с 2004 года пытались осуществить свой главный проект. Здесь, в Каштакском бору, проводилсь праздники и прочие мероприятия для воспитанников детдомов и приемных семей, летние лагеря. Сюда же приезжали известные певцы и актеры — Гоша Куценко, Константин Хабенский, Дмитрий Маликов, певица Валерия. Игровую площадку «Детской деревне» подарил Федеральный фонд Натальи Водяновой. Обустройство разграбленной и разгромленной территории обошлось в 14 млн рублей, полученных от благотворителей. «Я лично знаю Михаила Щапова 10 лет. Все эти годы мы сотрудничали с „Теплым домом“ в проведении различных благотворительных мероприятий. Да, мы давали деньги, но их расходование всегда было прозрачным. Мы всегда видели и понимали, куда идут эти деньги», — говорит депутат Госдумы от Челябинской области Сергей Вайнштейн. Но ни вмешательство депутатов Госдумы, ни обращения к властям известных в России актеров и общественных деятелей не возымели ни малейшего эффекта. Одно из объяснений «наезда» — «неправильные» религиозные убеждения Щапова, который является членом челябинской общины евангельских христиан-баптистов. Вероисповедание общественнику припоминают, как только речь заходит об имуществе фонда или возникает необходимость провести пикет на телекамеры. Но баптисты в России не запрещены, а религия, как утверждают соприкасавшиеся с «Теплым домом» на почве благотворительности, в работе фонда никак не отражается. «Щапов — баптист. Но это же не помешало выдвинуть его на губернаторских праймериз в качестве „спарринг-партнера“ Бориса Дубровского», — резюмирует один из собеседников. Вторая версия связана как раз с тремя гектарами под бывшим пионерлагерем, так и не ставшим «Детской деревней». Якобы это место облюбовали под коттеджную застройку, по образцу находящегося неподалеку элитного поселка «Соколиная гора». Гипотезу про интенрес земельных рейдеров пока никто не опроверг. Но есть еще один нюанс. В прошлую пятницу, как выяснилось, в Каштакский бор приезжал Игорь Коновалов — директор муниципального казенного учреждения (МКУ) «Центр народного единства». Официально оно занимается содействием «реализации прав местных национально-культурных автономий на территории города, а также воспитанием уважения к культуре, языку и традициям народов, проживающих в Челябинске». Например, на базе центра реализуется «программа социокультурной адаптации иностранных граждан»: мигрантам бесплатно помогают утрясти формальности, обязательные для получения работы в России. «Господин Коновалов мне сказал, что хочет разместить здесь патриотический лагерь и еще что-то национально-культурное», — сообщил корреспонденту «URA.Ru» Михаил Щапов. Однако сам Коновалов конкретизировать планы Центра народного единства затруднился, хотя, по его словам, их «громадьё». При этом известно, что территорию «на свежем воздухе» МКУ просило… под строительство «этнического центра». Первоначально его хотели построить в Никольской роще, но это вызвало сопротивление в мэрии. «Мы познакомились с проектом. Как это часто бывает, к сожалению, в итоге это будет не место отдыха, а трехэтажные коттеджи с ресторанами», — еще в марте на заседании градсовета констатировал замглавы администрации Челябинска по градостроительству Виталий Передерий — Кроме того, потребуется снос зеленых насаждений. Этого допустить нельзя". Неудивительно, что «зарубленный» Передерием этнопарк возник опять, но уже в Каштакском бору и непонятно по какому проекту. Сам Игорь Коновалов, который оказался хозяином «Детской деревни», с комментариями острожничает. И не напрасно. Оказывается, сегодня вообще нельзя сказать, под какие нужды участок в Каштаке спешно отобрали у «Теплого дома» и передали «Центру народного единства». Вот выяснится впоследствии, что у муниципального учреждения нет ресурсов на его обустройство — оно и откажется от своих прав. В пользу того, у кого есть и ресурсы, и планы по освоению одного из немногих оставшихся в мегаполисе экологически чистых участков. А пока в Каштаке установилось неустойчивое равновесие. По территории расхаживают люди в камуфляже. Сотрудники фонда, пользуясь возникшей после регистрации их кассационной жалобы в окружном арбитраже паузой, собирают и пристраивают накопившееся за 11 лет имущество. Канцелярия, инструменты, оставшиеся от летних лагерей постельные принадлежности и теннисные столы отправляются к детям. «Бесплатно, — говорит Михаил Щапов. — Я это подчеркиваю потому, что кто-то уже успел оповестить СМИ о том, что мы все это продаем. А ведь даже тем, кто нас выгоняет, даром остается подстанция на 250 кВт, установленная спонсорами фонда…» "Поймите, я до пятницы видел лишь план земельного участка, а со Щаповым вообще был не знаком. И с тем, что еще идут судебные разбирательства, тоже. Мы в принципе не ожидали кого-то там встретить, и вдруг увидели, как грузовые машины оттуда что-то вывозят, — вздыхает Коновалов. — Неприятно, конечно, что так получилось. Сегодня мы побывали на месте уже с представителем Росимущества. Акт приема-передачи будет подписан лишь после того, как они урегулируют отношения с предыдущим его хранителем, то есть с «Теплым домом». «Тайм-аут», кстати, поскольку у этой истории имеется еще один неприятный аспект. Много лет «Теплый дом» прекрасно сотрудничал с детскими домами и учреждениями Челябинской области. Но с момента, когда у фонда начали отбирать помещения, эта работа застопорилась. Те же самые люди, которые с благодарностью принимали помощь, стали, отводя глаза, говорить, что в ней не нуждаются. Пока же «Теплый дом», который экстренно выселяют из Каштака, едва пристроил тот самый «водяновский» игровой комплекс, о котором говорились выше. В последний момент, когда волонтеры уже собирались его перевозить и устанавливать, от него отказались в интернате, которому он предназначался. К величайшему разочарованию детей, бывавших в летнем лагере «Теплого дома» в Каштаке и уже знавших, что комплекс подарят им. «Если у нас берут гуманитарку — значит, фонд нужен и занимается полезной деятельностью. Если помощь не востребована, значит и фонд ни к чему. Хуже того, его деятельность начинает выглядеть подозрительно, — говорит Щапов. — Получается очень эффективная и убедительная схема. Вот только крайними в этой схеме остаются дети…».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...