Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Миллиардеров нужно проверять „на вшивость“»

Зампред Всероссийского общества охраны природы Богдан Новорок нашел способ навести чистоту в УрФО
Карабаш, пойма реки Сак-Елга, отравленная выбросами комбината "Карабашмедь" Фото: Илья Московец © URA.Ru

Слово «экология» только на бумаге выглядит скучным. Страшно, когда кислота из заброшенных шахт оказывается буквально под ногами или в легких. Жителям Нижнего Тагила и Карабаша, где люди живут не более 50 лет, это хорошо известно. Прописавшиеся в списке Forbes владельцы «грязных» предприятий заработали миллиарды, минимизируя очистку отходов и уничтожая тем самым все живое. Общественная палата России готова инициировать работу тайных информаторов, создать экологический «спецназ» и даже знает, как предотвратить коррупцию в сфере природоохраны. Накануне форума «Сообщество», который пройдет в Челябинске, все секреты из своего доклада Богдан Новорок рассказал «URA.Ru».

На прошлой неделе в новостной повестке опять «засветился» Левихинский медный рудник, затопленный еще в прошлом веке: на месте старой выработки увеличивается озеро из ядовитого рассола, который попадает в реку Тагил. Эта точка экологического бедствия — одна из многих не только в Свердловской области, но и на всей территории Большого Урала.

— Богдан Васильевич, в Челябинске пройдет форум «Сообщество» — это крупная площадка для дискуссий. С чем вы едете туда?

— Мы хотим подготовить обзорную справку по Свердловской области, по экологии. Затронуть проблему моногородов и, в частности, проблему медных шахт на среднем Урале, которые сегодня брошены.

 

В целом, мы намерены оценить в Свердловской области экологическую ситуацию. Она несколько улучшилась в последние годы, но естественно, что полностью эту проблему пока решить невозможно. Потому что у предприятий в 90-е годы практически не было оборудования по очистке воздуха, очистных систем, золоудаления. Сейчас это все появилось, но они и мощности нарастили. И поэтому, хотя выбросов и поменьше, но они все равно есть.

Правительство Свердловской области сейчас создало больше 10 мониторинговых центров в крупных городах региона. Загрязняют среду, в основном, промышленные предприятия, а также автотранспорт. Допустим, если сравнить, сколько у нас автотранспорта было в 92 году и сейчас, то автопарк вырос раз в 10. А это — выхлопные газы, все это стоит в атмосфере. И хотя эту проблему пока полностью решить не получится, но положительная динамика есть.

— Вы отметили Свердловскую область, где — я удивлен — положительная динамика в экологическом состоянии. А какова ситуация по УрФО в целом?

— Тут слишком разные области, их нельзя так просто объединять. Челябинская область, допустим, по структуре производства похожа на Свердловскую. Но на Южном Урале больше металлургических предприятий, и там другая проблема. Так вот за период до 2000 года, когда мы начали обращать внимание на экологическую ситуацию в регионах, территориям был причинен большой экологический ущерб. И сейчас это все в таком состоянии и находится.

— Секунду. Я правильно понимаю, что ущерб природе нанесли нынешние гиганты — НТМК, УГМК и прочие, владельцы которых прописались и в списке Forbes, а нагрузку несет бюджет? Предприятия будут платить?

— Они обязаны это делать. Есть другая федеральная программа, по которой все предприятия поэтапно должны менять свои производства и внедрять у себя наилучшие технологии из доступных. Это первый момент, который нас приведет к улучшению экологической ситуации.

Второе: владельцы обязаны производить экологические защитные процедуры. То есть утилизацию отходов производства делать. Если металлургию берем, то это кислоты, отходы гальванических процессов, то есть это все отходы опасности класса А. Их довольно тяжело утилизировать, хотя сейчас есть, конечно, дорогостоящие способы.

И вот, допустим, УГМК, МЕЧЕЛ, РУСАЛ и прочие уже могут себе позволить это внедрить. В общем, всем предприятиям есть в чем отчитаться. Но вопрос, применяют они эти меры или нет.

— В самом деле, вы сейчас описали так, как это должно быть в идеале. А на деле?

— Для того, чтобы теория не отставала от практики, нужны, во-первых, центры общественного контроля. Чтобы общественность, используя описанные законом процедуры, могла проверить промышленников «на вшивость».

Это, например, выезды на предприятие членов общественной палаты муниципального образования или субъекта федерации. Чтобы эксперты посмотрели и убедились как, например, кислота действительно утилизируется, а не в бочку сливается.

Есть проблема с контролем и у наших государственных органов. Сейчас, например, Росприроднадзор не имеет оперативных сотрудников. У них есть инспекторы, которые проводят проверки, но, во-первых, все проверки плановые, а во-вторых, инспекторов мало, и не хватает именно такого оперативного подразделения, которое бы выявляло, где происходят нарушения.

— Проблемы понятны. Но какой выход вы видите?

— Много лет Общественная палата РФ говорит о необходимости такой структуры, как экологическая полиция. Она была раньше, в 90-х, тогда еще экологическая милиция.

Это оперативные сотрудники, они общались с сотрудниками заводов, у них были свои осведомители, информация по каждому из таких крупных предприятий, и они всегда знали, где и что не так.

А сейчас мы неделями, а то и месяц выясняем, кто и что сбросил. Берем воду на анализ, устанавливаем, какие в ней соединения, и уже только по ним иногда можно еще вычислить, кто виноват. Но это все долго, сложно и не очень эффективно.

— Вы предлагаете увеличивать количество чиновников. А их, кажется, и так много…

— Полиция, как видите, сокращается раз уже третий и пока вроде бы не чувствует особых проблем: все равно у них какие-то резервы высвобождаются. Решение: если уж на 10 % сократили штат МВД, так хотя бы 1 % из них переведите в экополицию. Пусть 10 человек на область. Совершенно несерьезные цифры, но все равно какой-то эффект будет.

— Мы говорим о минимизации экологического ущерба от предприятий. Это потребует вложений, и вам тут же напомнят про кризис и прочее, прочее…

— Все крупные предприятия сделали это еще до кризиса, на кредиты, и довольно дешевые, на лизинги. Все они кредитовались на Западе и оборудование поменяли, и отчитались уже. Сейчас вопрос именно в контроле этой аппаратуры: как ее обслуживают? Вообще, работает ли она или просто стоит из экономии?

— Речь идет о больших деньгах, штрафах, то тема сразу начинает попахивать коррупцией, криминалом и всеми последствиями. Примеры экологов-шантажистов уже есть.

— Вот для этого контроль и должен быть системным. У нас сейчас есть Росприроднадзор, есть областное министерство природных ресурсов, которое тоже имеет право проверять. Допустим, создаются еще группы общественного контроля, и если еще будет экологическая полиция, то вот уже 4 структуры, которые независимо друг от друга могут получать какую-то информацию. И ведь тяжело будет договариваться, когда их будет много.

— С Уралом все более-менее понятно. Какова ситуация с экологией в сибирской части УрФО: Тюменская область, Югра, Ямал? Насколько я понимаю, там самая большая проблема — это нефтевыработка.

— Да, на севере есть проблема разливов нефти, нефтепродуктов, газового конденсата. Там тоже должен грунт изыматься, утилизироваться, засаживаться лесом заново. Потому что в тундре очень капризная растительность, которая восстанавливается десятки лет. Кроме того, по ходу освоения и строительства там скопились куча отходов и брошенная строительная техника, которую оттуда никто не вывозит, поскольку это очень дорого.

— И что с этим делать?

— Выделять деньги или заставлять подрядчиков это все за собой потом убирать. Либо, как минимум, закапывать, а потом все равно засаживать.

Тут надо заставлять наши естественные монополии: газовиков, нефтяников, чтобы они тоже это делали. Прямо разделить на участки, закрепить за компаниями, которые получили право на разработку недр. Как условие для лицензирования.

Но на региональном уровне эту проблему в условиях кризиса решить невозможно. В региональных бюджетах просто нет на это денег.

— Через неделю в Челябинске будет форум «Сообщество», на котором будут подниматься эти вопросы. К чему вы рассчитываете прийти? Каких результатов добиться?

— Мы планируем сформировать несколько решений, которые потом утвердим в качестве решений Общественной палаты. На выходе мы получим уже рекомендации, которые отправим в Госдуму и правительство РФ. Общественная палата будет отслеживать, что из этого уже получится.

13-14 августа в Челябинске под эгидой Общественной палаты России пройдет форум «Сообщество», где Елена Котова будет одним из спикеров. «URA.Ru» является информационным партнером этого мероприятия. В одной из предыдущих публикаций агентство рассказывало о создательнице беби-боксов Елене Котовой.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...