Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Уголовка на Малафеева? Прямо сейчас? Да вы смеетесь!

Почему нельзя быстро наказать автомобильного хама из Екатеринбурга, даже если очень хочется
Бывший следователь прокуратуры Свердловской области механизм работы правоохранительной системы ощутил на себе

Нападение на беременную водительницу и «поимка» девочки-собачки в Екатеринбурге, изгнание из нижегородской забегаловки сестры-аутистки Натальи Водяновой, нападение на Лену Летучую в Салехарде, наконец. Все эти истории объединяет фантастическая скорость работы силовиков. На зависть менее известным потерпевшим СКР и полиция возбуждают уголовные дела и, кажется, почти не выбирают статьи УК. Это не сильно удивляет юриста из Екатеринбурга Ивана Кадочникова — он делится деталями расследования «дела Малафеева». Подробности — в его авторской колонке на «URA.Ru».

В последнее время Следственный комитет или полиция демонстрируют небывалую скорость возбуждения уголовных дел. Причем эта тенденция у меня — адвоката с более чем десятилетним стажем — вызывает даже не зависть. Вызывает удивление.

Не секрет, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит ч. 2 ст. 144 УПК РФ, согласно которой дознаватель или следователь проводят проверку по сообщениям о преступлениях, опубликованных в СМИ. И, чего и греха таить, мы, адвокаты, для «скоростного» возбуждения уголовного дела применяем довольно типовой прием. О преступлении публикуется информация в СМИ. После чего «отрабатывается» стандартная ситуация с подачей заявления в правоохранительные органы и одновременно с этим представляются документы о публикации в печатном, электронном СМИ или же на телевидении — выступлении журналистов.

Понятно, что любое упоминание СМИ в рамках еще не возбужденного уголовного дела заставляет правоохранительные органы работать немножечко быстрее. Именно немножечко. Ибо проверка сообщения о преступлении, если это не преступление против личности (убийство, тяжкие телесные повреждения и т. д.),

требует стандартного набора действий: это дача письменных объяснений потенциальных сторон конфликта, сбор справок и т. д. И, если есть реальные основания, происходит возбуждение уголовного дела. По закону — только так.

Одновременно с нормальной процессуальной работой, не будем скрывать, в правоохранительных структурах довольно хорошо поставлен мониторинг СМИ по их «тематике». Это означает, что по линии ведомственной пресс-службы дело уже особо не заволокитить, не прикрыться отписками.

После сигнала в прессе все необходимые процессуальные действия по сбору доказательств будут выполнены очень быстро и оперативно. Зачастую — в ущерб иным делам.

Кстати, раскрою маленькую тайну: лучше всего мониторинг, по моему личному мнению, поставлен в полиции. И связано это с тем, что данная служба может выделить большее количество штатных единиц на этот фронт работы. Скорость работы сотрудников пресс-службы того же Следственного комитета или прокуратуры не умаляется. Их — объективно — все же меньше. А фээсбэшники вообще живут в режиме «подвига», так как их меньше всех, а про «черные-пречерные козни кровавой ГеБни» постоянно пишут всякие маргиналы. Как и в СМИ, так и в соцсетях. И все это, не скрою, отрабатывается.

Как правило, в «резонансных» делах СМИ применяется и в случае, если есть подозрения в коррупционной составляющей у ряда «ответственных» сотрудников. О коррупции, естественно, мы можем говорить только в прошедшем времени — сначала нужен суд.

В постперестроечное время — в связи с разгулом демократии, либерализма в умах — о роли СМИ малость подзабыли. Но в последние лет десять СМИ как инструмент давления на силовиков стали использоваться очень активно. Очень часто для грамотного формирования информационной повестки в имущественном конфликте закладываются (читатели — знайте!) и соответствующие бюджеты.

И тогда откровенные рейдеры выступают в образе «белых рыцарей, спасающих коллективы от проворовавшихся красных директоров». Естественно, силовики и судейские, читая материалы дел и исследуя доказательства, скрипят зубами от такой наглости, но в России главное не справедливость, а законность.

И полиция, и эскаэровцы, отказывающие в возбуждении уголовных дел, выглядят явным мошенникам. Впрочем, бывает и наоборот, когда силовики, имея «свой интерес» (не удивляйтесь — даже законный), все же помогали восстановить справедливость. И пресса часто помогала.

Но в последнее время «что-то пошло не так».

Как пример, возьмем разгорающийся конфликт по Борису Малафееву в Свердловской области. Что мы знаем из СМИ? Что какой-то молодой человек неэтично повел себя с девушкой на улице. Кто-то кого-то как-то подрезал на дороге. Есть ли у нас в наличии акты медицинского освидетельствования потерпевшей, заявляющей о нанесении телесных повреждений? А степень причиненного насилия — какова: тяжкий вред, средний или просто моральный? Кто беременный, от кого беременный?

Вопросов, формулируемых законом, масса. Но словно в ответ на них есть уже сформированный большим «пулом» СМИ подход к ситуации, в которой Малафеев — преступник. Имеет ли это место на самом деле? Не знаю. В данной ситуации профессионал запросит документы (справки из больницы, документы об освидетельствовании), проверит объяснения участников конфликта и т. д. А разного рода воспоминания о прошлом Малафеева хорошо формируют общественное мнение, но не имеют никакого отношения к недавним событиям.

Сразу предупрежу уважаемых читателей: лично у меня нет мнения по данной ситуации. Я привык работать с доказательствами, документами, лично встречаться с участниками конфликта и т. д. Только на основании большого количества доказательств можно будет что-то сказать о происходящем. И только так, ибо за свои слова о виновности или невиновности определенного человека надо будет отвечать. И самое главное — перед самим собой, а не перед судом.

Но что же происходит? Наша доблестная полиция ведет себя непривычно: как только появилась видеозапись, появляется и пресс-релиз. А в нем формулировка, которая содержит «выводы, дающие основания полагать», что есть признаки преступления, ответственность за которые предусмотрена ч. 2 ст 116 УК РФ. Нет, как профессиональный адвокат и честный человек, я бы хотел мечтать, чтобы за несколько часов сотрудники полиции провернули многодневную работу.

То есть нашли и опросили участников конфликта, направили потенциальную потерпевшую на освидетельствование, дали ей «вылежаться 21 день» в больнице, нашли хулиганский мотив в действиях Малафеева и т. д.

Но я знаю, что это физически невозможно. Сотрудники полиции, будучи нормальными живыми людьми, весь этот комплекс мероприятий в состоянии физически «отработать» за 3-4 дня. Понятно, что эти самые 3-4 дня полиция должна не только делать «умное лицо под фуражкой» перед софитами телекамер, но и давать какие-то факты разгневанным горожанам. Всем прекрасно понятно, что говорить что-то надо. Но все же правда бывает всякой — и не столь однозначной, как ее нам преподносят в СМИ.

Так же надо «кинуть камень в огород» Следственного комитета. Что за скоростное возбуждение по ребенку, выгуливаемому на поводке? Товарищи следователи, если для вас неоднозначная видеозапись стала являться достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, то «что-то не так стало в королевстве».

Завтра в СМИ появится информация, что «всенародный» мэр «бабушку топором убил» — вы возбудите уголовное дело в отношении топора, так как мэра привлечь довольно сложно?

Да и у нас уже есть примеры, когда участник «Битвы экстрасенсов» из Богдановича «раскрыл» преступление. И только суд Свердловской области вынес оправдательный приговор Андрею Рыжову 12 мая 2015 года. Хорошо, что хоть служители Фемиды проверяют факты и доводы. Но они это и так делают в силу служебных обязанностей.

Пресс-конференция по письму в ЕР против Марчевского. Екатеринбург, единая россия, кадочников иван

 

Таким образом, медиазависимость силовиков от СМИ и общественного мнения — дело нужное. Иногда даже полезное. Иногда даже используемое в благих целях. Но все же сотрудники пресс-служб силовиков не должны подменять собой реальное дознание и предварительное следствие по делам, где есть признаки совершения уголовных преступлений. А то выглядит это немножечко непрофессионально.

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на telegram-канал URA.RU
Подписаться
Нападение на беременную водительницу и «поимка» девочки-собачки в Екатеринбурге, изгнание из нижегородской забегаловки сестры-аутистки Натальи Водяновой, нападение на Лену Летучую в Салехарде, наконец. Все эти истории объединяет фантастическая скорость работы силовиков. На зависть менее известным потерпевшим СКР и полиция возбуждают уголовные дела и, кажется, почти не выбирают статьи УК. Это не сильно удивляет юриста из Екатеринбурга Ивана Кадочникова — он делится деталями расследования «дела Малафеева». Подробности — в его авторской колонке на «URA.Ru». В последнее время Следственный комитет или полиция демонстрируют небывалую скорость возбуждения уголовных дел. Причем эта тенденция у меня — адвоката с более чем десятилетним стажем — вызывает даже не зависть. Вызывает удивление. Не секрет, что Уголовно-процессуальный кодекс РФ содержит ч. 2 ст. 144 УПК РФ, согласно которой дознаватель или следователь проводят проверку по сообщениям о преступлениях, опубликованных в СМИ. И, чего и греха таить, мы, адвокаты, для «скоростного» возбуждения уголовного дела применяем довольно типовой прием. О преступлении публикуется информация в СМИ. После чего «отрабатывается» стандартная ситуация с подачей заявления в правоохранительные органы и одновременно с этим представляются документы о публикации в печатном, электронном СМИ или же на телевидении — выступлении журналистов. Понятно, что любое упоминание СМИ в рамках еще не возбужденного уголовного дела заставляет правоохранительные органы работать немножечко быстрее. Именно немножечко. Ибо проверка сообщения о преступлении, если это не преступление против личности (убийство, тяжкие телесные повреждения и т. д.), требует стандартного набора действий: это дача письменных объяснений потенциальных сторон конфликта, сбор справок и т. д. И, если есть реальные основания, происходит возбуждение уголовного дела. По закону — только так. Одновременно с нормальной процессуальной работой, не будем скрывать, в правоохранительных структурах довольно хорошо поставлен мониторинг СМИ по их «тематике». Это означает, что по линии ведомственной пресс-службы дело уже особо не заволокитить, не прикрыться отписками. После сигнала в прессе все необходимые процессуальные действия по сбору доказательств будут выполнены очень быстро и оперативно. Зачастую — в ущерб иным делам. Кстати, раскрою маленькую тайну: лучше всего мониторинг, по моему личному мнению, поставлен в полиции. И связано это с тем, что данная служба может выделить большее количество штатных единиц на этот фронт работы. Скорость работы сотрудников пресс-службы того же Следственного комитета или прокуратуры не умаляется. Их — объективно — все же меньше. А фээсбэшники вообще живут в режиме «подвига», так как их меньше всех, а про «черные-пречерные козни кровавой ГеБни» постоянно пишут всякие маргиналы. Как и в СМИ, так и в соцсетях. И все это, не скрою, отрабатывается. Как правило, в «резонансных» делах СМИ применяется и в случае, если есть подозрения в коррупционной составляющей у ряда «ответственных» сотрудников. О коррупции, естественно, мы можем говорить только в прошедшем времени — сначала нужен суд. В постперестроечное время — в связи с разгулом демократии, либерализма в умах — о роли СМИ малость подзабыли. Но в последние лет десять СМИ как инструмент давления на силовиков стали использоваться очень активно. Очень часто для грамотного формирования информационной повестки в имущественном конфликте закладываются (читатели — знайте!) и соответствующие бюджеты. И тогда откровенные рейдеры выступают в образе «белых рыцарей, спасающих коллективы от проворовавшихся красных директоров». Естественно, силовики и судейские, читая материалы дел и исследуя доказательства, скрипят зубами от такой наглости, но в России главное не справедливость, а законность. И полиция, и эскаэровцы, отказывающие в возбуждении уголовных дел, выглядят явным мошенникам. Впрочем, бывает и наоборот, когда силовики, имея «свой интерес» (не удивляйтесь — даже законный), все же помогали восстановить справедливость. И пресса часто помогала. Но в последнее время «что-то пошло не так». Как пример, возьмем разгорающийся конфликт по Борису Малафееву в Свердловской области. Что мы знаем из СМИ? Что какой-то молодой человек неэтично повел себя с девушкой на улице. Кто-то кого-то как-то подрезал на дороге. Есть ли у нас в наличии акты медицинского освидетельствования потерпевшей, заявляющей о нанесении телесных повреждений? А степень причиненного насилия — какова: тяжкий вред, средний или просто моральный? Кто беременный, от кого беременный? Вопросов, формулируемых законом, масса. Но словно в ответ на них есть уже сформированный большим «пулом» СМИ подход к ситуации, в которой Малафеев — преступник. Имеет ли это место на самом деле? Не знаю. В данной ситуации профессионал запросит документы (справки из больницы, документы об освидетельствовании), проверит объяснения участников конфликта и т. д. А разного рода воспоминания о прошлом Малафеева хорошо формируют общественное мнение, но не имеют никакого отношения к недавним событиям. Сразу предупрежу уважаемых читателей: лично у меня нет мнения по данной ситуации. Я привык работать с доказательствами, документами, лично встречаться с участниками конфликта и т. д. Только на основании большого количества доказательств можно будет что-то сказать о происходящем. И только так, ибо за свои слова о виновности или невиновности определенного человека надо будет отвечать. И самое главное — перед самим собой, а не перед судом. Но что же происходит? Наша доблестная полиция ведет себя непривычно: как только появилась видеозапись, появляется и пресс-релиз. А в нем формулировка, которая содержит «выводы, дающие основания полагать», что есть признаки преступления, ответственность за которые предусмотрена ч. 2 ст 116 УК РФ. Нет, как профессиональный адвокат и честный человек, я бы хотел мечтать, чтобы за несколько часов сотрудники полиции провернули многодневную работу. То есть нашли и опросили участников конфликта, направили потенциальную потерпевшую на освидетельствование, дали ей «вылежаться 21 день» в больнице, нашли хулиганский мотив в действиях Малафеева и т. д. Но я знаю, что это физически невозможно. Сотрудники полиции, будучи нормальными живыми людьми, весь этот комплекс мероприятий в состоянии физически «отработать» за 3-4 дня. Понятно, что эти самые 3-4 дня полиция должна не только делать «умное лицо под фуражкой» перед софитами телекамер, но и давать какие-то факты разгневанным горожанам. Всем прекрасно понятно, что говорить что-то надо. Но все же правда бывает всякой — и не столь однозначной, как ее нам преподносят в СМИ. Так же надо «кинуть камень в огород» Следственного комитета. Что за скоростное возбуждение по ребенку, выгуливаемому на поводке? Товарищи следователи, если для вас неоднозначная видеозапись стала являться достаточным основанием для возбуждения уголовного дела, то «что-то не так стало в королевстве». Завтра в СМИ появится информация, что «всенародный» мэр «бабушку топором убил» — вы возбудите уголовное дело в отношении топора, так как мэра привлечь довольно сложно? Да и у нас уже есть примеры, когда участник «Битвы экстрасенсов» из Богдановича «раскрыл» преступление. И только суд Свердловской области вынес оправдательный приговор Андрею Рыжову 12 мая 2015 года. Хорошо, что хоть служители Фемиды проверяют факты и доводы. Но они это и так делают в силу служебных обязанностей.   Таким образом, медиазависимость силовиков от СМИ и общественного мнения — дело нужное. Иногда даже полезное. Иногда даже используемое в благих целях. Но все же сотрудники пресс-служб силовиков не должны подменять собой реальное дознание и предварительное следствие по делам, где есть признаки совершения уголовных преступлений. А то выглядит это немножечко непрофессионально.
Автохам избил беременную женщину
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...