Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Кому заплатить, чтобы стать депутатом или губернатором в современной России

Кто подставил своих кандидатов, а кто буквально «вытащил за уши». Рейтинг серых кардиналов от «URA.Ru»
В 2016 году Россию ждут важные выборы. Кампании кандидатов начнутся с поиска хорошего консультанта Фото:

Российская политика готовится к 18 сентября 2016 года — единому дню голосования, когда вся страна изберет Государственную Думу, а большинство регионов — еще и местные парламенты. Сотни тысяч состоятельных сограждан постараются изменить или укрепить свою карьеру — это самый массовый конкурс на замещение мест во власти. Политтехнологи — те, кто за плату помогает в осуществлении этой мечты. Кампании ведут подчиненные (вице-губернаторы, советники), кто-то приобретает кочевую бригаду, кому-то нравятся московские консультанты. «URA.Ru» опросило участников кампании 2015 года — главной репетиции будущих выборов, выясняя, кого выгоднее брать на работу. Так получился ренкинг политтехнологов страны: свежие кейсы, черные списки, отработанные приемы — только у нас.

В нынешнем сентябре избирались 21 губернатор и 11 региональных парламентов. После того, как результаты были подведены, мы восстановили картину кампании: кто чьи выборы вел, как были устроены партийные штабы, кто привел кандидата к победе, а кто — к проигрышу. Мы опрашивали федеральных и региональных экспертов, по крупицам составляя полную картину выборов. Это необходимо, чтобы наши читатели — будущие депутаты и губернаторы — ориентировались в фамилиях потенциальных консультантов и существующих в их практике ошибках.

После отмены прямых выборов губернаторов в 2004 году сама профессия политконсультанта стремительно теряла свою престижность. Введение единого дня голосования эту проблему только усугубило. Денег на рынке стало меньше, возможность заработать — только раз в год, но расценки таковы, что не позволяют спокойно жить в течение года, после того, как кампания закончилась (выборы хоть и остаются дорогостоящим способом сделать карьеру, но вовсе не такие выгодные, как кажется). Бригады политтехнологов, политконсультанты оказались перед выбором — или превращать свое дело в хобби, на которое раз в год отвлекаешься от основного источника дохода, или переходить на работу в госструктуры.

 Интервью с Бурмистровым и Ко. Екатеринбург, агитки, рекламные листовки, выборы
Политконсультанты могут кандидата «вытащить за уши», а могут и загубить ему всю кампанию
Фото:

В большинстве регионов России у губернаторов появились кураторы внутренней политики, которыми становились именно политтехнологи. Таковым был Николай Сандаков, вице-губернатор Челябинской области, при Михаиле Юревиче и Борисе Дубровском. В Свердловской области во власти одновременно находилось несколько консультантов: Андрей Кузнецов, Алексей Багаряков, Вадим Дубичев. И даже после отставки двух первых во власти не осталось монополии — к Дубичеву добавили Александра Рыжкова. В Курганской области уже при Алексее Кокорине главой администрации стал региональный политтехнолог (в прошлом — преподаватель курганского вуза) Сергей Чебыкин.

Превращение частных случаев в систему подтверждает недавний анонс от фонда «Петербургская политика», который будет системно рейтинговать кураторов по внутренней политике. Результаты выборов 13 сентября 2015 года также указывают, что это необходимо: значительная часть губернаторов переизбирались с опорой на собственную администрацию и без привлечения сторонних консультантов.

Так сделали глава Чувашской республики Михаил Игнатьев, губернатор Калужской области Анатолий Артамонов, новый глава Краснодарского края Вениамин Кондратьев, единственный сохранившийся губернатор-долгожитель Аман Тулеев (Кемеровская область), президент Татарстана Рустам Минниханов, губернатор Тамбовской области Александр Никитин, глава Ямала Дмитрий Кобылкин (в данной истории — как лидер списка на выборах).

Эксперты отмечают, что все регионы объединяет высокое качество управления: главам удалось настроить систему госвласти так, что не возникает внутриэлитных конфликтов, отсутствуют иные центры власти, существует широкий общественный консенсус. Администрации победителей являются постоянно действующими штабами, а коммуникации с федеральным центром достаточно хороши, чтобы понимать, какой результат требуется Кремлю в настоящий момент.

По сути, утверждает собеседник агентства, выборы 13 сентября продемонстрировали наличие на территориях даже не политтехнологов, а грамотных политических менеджеров. Так, например, было в Костромской области. Назначенный губернатор Сергей Ситников в этот раз проходил легитимизацию через прямые выборы, которые были осложнены выборами в региональный парламент. Их особенностью стало участие оппозиционной партии «РПР-Парнас» (Кострома стала единственным регионом, где партии удалось зарегистрировать свой список).

Выборы 2015  Курган, справедливая россия, газета, почтовые ящики, агитационные материалы
От потока пропоганды не спрятаться. Она в разгар кампаний буквально лезет из всех щелей
Фото:

Учитывая, что на выборах в Госдуму в 2011 году Кострома показала минимальный результат при голосовании за «Единую Россию», нынешняя кампания обещала быть острой и жаркой. Но не стала. И дело тут не только в навыках самого Сергея Ситникова, который ранее возглавлял Роскомнадзор, а еще раньше руководил одной из региональных дочек ВГТРК, но и в способностях его команды. В частности, первого заместителя губернатора Александра Соколова, который и занимался кампанией.

Примером качественной кампании считается и Брянская область. Она переживает выборы губернатора второй раз за два года: победивший в 2012 году Николай Денин спустя два года был отправлен в отставку в связи с утратой доверия со стороны президента Владимира Путина. Штаб победителя Александра Богомаза возглавлял его заместитель Александр Коробков, который смог организовать консенсус в кампании. Кандидата поддержали общественные движения и косвенно Народный фронт. Ни ЛДПР, ни КПРФ не выдвинули своих кандидатов (коммунисты из-за внутреннего раскола, жириновцы — после согласия Богомаза выдвинуть в Совет Федерации депутата Госдумы Сергея Калашникова (ЛДПР).

Впрочем, оппоненты все же были: Богомазу пришлось бороться со слухами о сотрудничестве с украинскими политтехнологами, с баллотировавшимися в местную Думу кандидатами Александром Богомазом и Владимиром Путиным (оба не были зарегистрированы), а позже и астрологами, анонсировавшими победу кандидата от «Патриотов России». Работу штаба во главе с Александром Коробковым наши эксперты оценивают высоко, поскольку ему удалось пройти все опасности и финишировать, учитывая и еще одно важное кремлевское ограничение. «Результат Богомаза мог бы достичь 90 %. Поэтому нужно было бороться не за высокие цифры, а за адекватный результат, вызывающий доверие, чтобы не выглядело все совсем неприлично», — прокомментировал источник «URA.Ru».

Второй группой регионов стоит считать территории, где к существующим в администрациях технологам добавили еще и внешних специалистов. Так было, например, в Ростовской области. Баллотировавшийся в губернаторы Василий Голубев, хоть и имел высокий авторитет у населения, но начальником штаба сделал своего советника, иркутчанку Светлану Мананкину. В отличие от остальных кандидатов, которые использовали традиционные методы агитации (билборды, телевизор, плакаты и листовки), в кампании Голубева активно использовались PR-технологии. Например, в предвыборной программе (формат А1, тираж 800 тыс. экз.) был календарь до 2020 года, по которому можно было отслеживать процесс выполнения основных пунктов.

"Косвенная агитация в формате довольно интересных медиапроектов началась еще в феврале. Довольно удачно были проведены губернаторские праймериз, — рассказал политолог Сергей Смирнов. — Даже несостоявшуюся встречу губернатора с Путиным (президент просто подписал указ о назначении Голубева врио губернатора Ростовской области) предвыборный штаб отработал успешно. Дескать, Путин предпочел встречу с Папой Римским, который «однозначно круче Голубева». И вообще — президент в обязательном порядке встречается с теми губернаторами, кому нужно и можно было высказать претензии (незадолго до этого Путин встретился с губернатором Калининградской области) ".

Интересно, что в полную силу в кампании не смогла поработать ЛДПР. На старте кампании экс-координатор отделения Елена Попкович оценивалась как гарантированный серебряный призер. Однако из-за конфликта с куратором и депутатом Госдумы Валентином Свиридовым её вообще отстранили от участия в выборах.

Схожая конструкция использовалась в ХМАО. Эта история интересна тем, что прямых выборов губернатора на территории не было (они заменены на назначение парламентом по представлению президента), но переназначаемая Наталья Комарова подошла к ним со всей серьезностью. Консультантом губернатора (дополняющим работу ответственного вице-губернатора Андрея Филатова) стала Оксана Тарантова. Им приписывают идею организовать рабочие поездки Комаровой по населенным пунктам. Предвыборная кампания дала свои плоды: узнаваемость губернатора и доверие к нему со стороны югорчан увеличились (в первую очередь за счет прямого общения главы региона с населением).

Правительство ХМАО. Ханты-Мансийск., комарова наталья
Перед выборами глава ХМАО Наталья Комарова по совету своих консультантов сменила тактику. Попадание было 100- процентным
Фото:

Источники агентства указывают на успех легендарной свердловской политтехнологической группы «Бакстеры» в Омской области. Ей приписывают кампанию Виктора Назарова («Единая Россия»).

«Нельзя сказать, что „бакстеры“ в Омской области были царями и богами, но нельзя и говорить, что там к ним отношение было какое-то неуважительное. Местные кадры, которые занимались кампанией Назарова, знали себе цену (его вице-губернатор, начальники управления по внутренней политике). Впрочем, к советам внешних специалистов там тоже прислушивались», — говорит эксперт. При этом кампания единоросса оказалась самой дорогостоящей.

Третья группа — сделавшие ставку на внешних, но местных специалистов. Так было в Ленинградской области (кампанией Александра Дрозденко занимался один из ведущих технологов региона Алексей Ломов) и в Пензе. Штаб Ивана Белозерцева возглавил местный политтехнолог Евгений Сиротский. Причем голосование для региона не стало репетицией перед выборами в Госдуму, подготовка к выборам осталась на втором плане, а главным вопросом стала судьба экс-губернатора области Василия Бочкарева, который стал членом Совета Федерации.

Сценарий с появлением внешних консультантов работал и на выборах в парламенты. Например, в Курганской области на выборах в областную Думу успешно сработали единороссы: получили 28 из 34 мандатов и выиграли в 16 из 17 одномандатных округов. По информации «URA.Ru», такой успех кандидатов от «партии власти» обеспечили политтехнологи Дмитрий Ковалев и Алексей Шустров. Причем Ковалев руководил всем, начиная концепцией кампании и заканчивая СМИ. Например, полностью координировал выпуски областной газеты «Новый мир», контролировал контент сайта «Заурал-онлайн», организовал проведение праймериз. «Без его одобрения практически не выходило ничего. Эти товарищи на себя замкнули все до единой предвыборной газеты и листовки кандидатов», — рассказал источник агентства. Худший результат из парламентских партий показали справедливороссы, с которыми работал екатеринбургский технолог Николай Новиков. По итогам выборов эсеры получили всего лишь два мандата.

Особо интересные кейсы касаются территорий, где кампанией управляли внешние, не местные политтехнологи. На примере костромского списка «РПР-Парнас» пропаганда утверждает, что появление приезжих специалистов вызывает неприятие со стороны местной элиты и приводит к краху. Результаты голосования указывают, что это не совсем так.

В Смоленской области переизбрание элдэпээровца Алексея Островского объясняют работой партийных политтехнологов. «Учитывая, что для Жириновского эти выборы были принципиальными, думаю, процентов на 70, что здесь работала группа самой ЛДПР, у них неплохие юристы и сопровождение. Сам Островский тоже в свое время занимался технологиями, поэтому здесь он сам мог быть продюсером своего счастья», — отмечает эксперт, близко знакомый с ситуацией.

Интересна и ситуация в Калининградской области, где удалось сохраниться Николаю Цуканову (70,41 % голосов). По некоторым данным, на результат губернатора повлиял известный политтехнолог Дмитрий Орлов, который из-за публичного конфликта с рейтингом Фонда развития гражданского общества оказался в своеобразной цеховой опале и имел определение едва ли не «сбитого летчика». «На самом деле Цуканов не популярный губернатор, — прокомментировал источник агентства. — Чтобы вытащить его, нужно быть хорошим специалистом».

Большую роль в кампании губернатора Амурской области Александра Козлова сыграл местный политтехнолог Олег Жбанков, в прошлом занимавшийся продвижением единоросса на должность мэра города Благовещенска. По данным «URA.Ru», за успехом Козлова, имеющего незначительный электоральный и политический опыт, стоял серьезный конфликт: после отъезда бывшего губернатора Олега Кожемяко на Сахалин, местные единороссы и оставшиеся после него чиновники отстранились от молодого и неопытного Козлова.

«Как правило, все-таки кампании формируются с явным доминированием административной составляющей. Но в Амурской области тон задавали технологи. Все из-за конфликта кандидата и „Единой России“: секретарь регионального отделения Савельев, он же сенатор от области, сам себя видел губернатором. Когда по совокупности причин его губернатором не выдвинули, он расстроился. Потом Козлов не внес его в список кандидатов в Совет Федерации. В этой ситуации у него не было ни малейшей мотивации как-то на Козлова работать. Плюс там есть ряд сильных деятелей-единороссов, которые не были достаточно лояльны к Кожемяко. К его молодому приемнику, они, естественно, и вовсе не лояльны. Опираться на них было совершенно невозможно», — комментирует источник агентства.

Выборы губернатора Тюменской области. Нижневартовск., урна для голосования, выборы
Фото:

За кампанией в Архангельской области, по информации агентства, наблюдал депутат Госдумы от фракции ЛДПР Ярослав Нилов. Политтехнологам удалось эффективно справиться с двумя довольно серьезными проблемами — преодолеть высокий стартовый антирейтинг единоросса Игоря Орлова (набравшего в итоге 53,25 % голосов) и выстроить коалиционную договоренность. В частности, не исключается вариант, что кандидат от ЛДПР Ольга Осицына (набравшая 19,22 % голосов) стала удачным оппонентом Орлова. Если бы не она, то конкуренцию нынешнему губернатору мог бы составить сам Нилов, что для победителя выборов было невыгодно.

В предверии множества кампаний разного уровня стоит выделить и такой кейс, как одновременная работа разных бригад политтехнологов на одной территории. Опыт Челябинской области, где 13 сентября выбирали региональный парламент и множество муниципальных органов власти, показывает, что пока это на руку власти и легко ею администрируется. Выборы проводили глава администрации губернатора Иван Сеничев, куратор культурного блока (глава администрации при Юревиче) Вадим Евдокимов и заместитель руководителя губернаторской администрации Сергей Обертас.

Сандаков. Ленинский районный суд, сандаков николай
За кампанию в Челябинской области в 2015 году должен был отвечать вице-губернатор Николай Сандаков. Но сводки избиркомов он читал уже в камере СИЗО. Политика арестовали еще весной
Фото:

При этом эксперты высоко оценивают кампанию политтехнолога Сергея Клесуна (работал на главного онколога области Андрея Важенина в Златоустовском округе). Несмотря на то, что он стал одномандатником на незнакомой ему территории и у него был низкий процент узнаваемости, Важенин был успешен.

Также отмечают работу Юлии Бобылевой, чей кандидат, гендиректор СК «Артель-С» Николай Янов, избирался в новом для себя Коркинском округе и не только выиграл выборы как одномандатник, но и вытянул по спискам «ЕР» председателя областного совета сторонников парии Марину Поддубную. Источники агентства утверждают, что некоторые кандидаты пользовались услугами политтехнолога Сергея Наследкова, причем его работа проводилась с меньшими финансовыми затратами.

Поражение потерпели те технологи, которые вложили в кампанию значительные средства кандидатов, но при этом упустили прочую работу. Например, так произошло в Миассе, где местные технологи не заметили ошибок в документах кандидата на регистрацию от «Единой России», в результате чего он был вынужден сняться с выборов.

Отдельная история — управление кампаниями из удаленного центра. Так выстроили работу «РПР-Парнас» и «Справедливая Россия». Как результат — возглавлявшего штаб коалиции «РПР-Парнас» в Костроме сопредседателя петербургского отделения партии Андрея Пивоварова арестовали по подозрению в неправомерном доступе к компьютерной информации.

«Были сделаны ставки на Илью Яшина, что было провальным. Не была привлечена местная элита. Выбор Владимира Андрейченко (находящийся под вторым номером в списке „ПАРНАС“ по Костромской области — прим. ред.) был крайне неудачным, — прокомментировал ситуацию политолог Павел Данилин. — Не была правильно и по достоинству оценена роль личности Навального в кампании. В Москве он видный оппозиционер, а для костромичей — проворовавшийся кировский чиновник. Таких в Костроме не любят. 3 % для них — закономерный результат».

Конференция РПР-ПАРНАС. 15 ноября 2014г. Москва, касьянов михаил
Лидеры «ПАРНАС» не оценили свои силы в Костромской области. Для жителей региона они были не оппозицией, а проворовавшимися чиновниками
Фото:

Схожий результат у партии «Справедливая Россия» в Ленинградской области. Ее вел москвич Максим Химухин. «Когда приезжают в Питер какие-нибудь иногородние политтехнологи, это почти всегда заканчивается либо недостижением намеченного результата, либо разгромным поражением, как сейчас произошло со „Справедливой Россией“, — рассказал член правления Российской ассоциации политических консультантов Петр Быстров. — Это при том, что буквально 4 года назад на выборах в Заксобрание эсеры набрали около 30 %, а Единая Россия — 35 %. Правильно сделали политтехнологи, которые сопровождали губернатора: они просто засушили эту кампанию, не привлекали к ней дополнительного внимания электората, который не особо интересуется выборами и политикой».

В других регионах центральный штаб справедливороссов был более результативен. Успех на выборах кандидатам от партии обеспечил свердловчанин Александр Бурков, возглавивший центральный штаб эсеров. Он много лет растит собственную команду в Екатеринбурге, члены которой прошли выборы разного уровня и стали послами Буркова в регионах. Как бы обидно это ни звучало, по сути, Бурков использовал их в качестве зараженных тараканов или адептов сетевого маркетинга (любой образ на выбор). Сам справедливоросс объясняет это низким качеством региональных кадров. Но результат очевиден: партия в два раза улучшила свои показатели по сравнению с 2014 годом.

Отдельно стоит рассмотреть напряженные ситуации. Эксперты агентства убеждены, что вина в них лежит на кандидатах. Кампанию единоросса Леонида Маркелова в Марий Эл (50,78 % голосов) вели местные политтехнологи, отработавшие кампанию, по оценкам экспертов, довольно «скверно». Источники не исключают, что к услугам местных консультантов губернатор Маркелов, с которым «особо не поспоришь и которому ничего не докажешь, если ты сам местный человек и полностью в его власти», прибегнул в целях экономии денег. «Маркелов там уже многим надоел. Йошкар-Ола настроена оппозиционно. Расчет был на админресурс. Вероятно, даже среди тех людей, которые устроены в его вертикали, есть те, кому он тоже надоел. Саботаж происходит на всех уровнях. И, конечно, его последнее заявление по поводу того, что он „перекопает дороги“ — очень умно», — рассказывает один из известных в России политтехнологов.

Между тем результат коммуниста Сергея Мамаева принадлежит в первую очередь партии, которая является сильной оппозицией Маркелову. «В Марий Эл давний и жесткий конфликт между Маркеловым и региональным отделением КПРФ. И коммунистам в ходе этой кампании удалось достаточно сильно Маркелова наказать, потому что 50,78 % — это, конечно, результат неубедительный, где-то стыдный, и это ему теперь будут по любому поводу предъявлять», — утверждает собеседник, приближенный к Кремлю.

Но самый известный проигрыш — Иркутская область. Здесь впервые с 2004 года не только состоялся второй тур, но и победил в нём кандидат-коммунист, который ранее показал второй результат. По информации «URA.Ru», с самого начала Сергей Ерощенко и его первый заместитель Николай Слободчиков сделали ставку только на собственные силы, однако в последний момент им пришлось прибегнуть к помощи политтехнолога Дмитрия Бадокина. Впрочем, на результате это решение уже практически не сказалось.

Мякуш. Интервью. Челябинск., урна, бойкот фальшивым выборам, выборы без выбора
Сенсацией кампании-2015 стали иркутские выборы. Политтехнологи врио губернатора промахнулись. Победа досталась КПРФ
Фото:

«Сейчас появилось генерация консультантов, у которых нет опыта 90-х годов, а опыт нулевых — ограничен. Это люди больше нацелены на имитацию и профанацию политтехнологий, — подчеркнул собеседник агентства, близкий к администрации президента России, пожелавший не называть своего имени. — Их метод такой: явку в городе засушить, в области — разогнать, СМИ скупить, чтобы про выборы не писали, тут сделать привод, тут — коррекцию. В ситуации в Иркутской области нельзя всю вину повесить на политтехнолога. Что Бадокин, если там сам себе и небо, и луна товарищ Слободчиков — правая рука губернатора, который сам лучше всех. Кандидат не хотел вести кампанию, Слободчиков был крайне уверен в победе, недооценил противника».

Ключевая проблема Ерощенко, по мнению руководителя «Политической экспертной группы» Константина Калачева, — качество информирования о его работе. "Похоже, что значительная часть избирателей перед первым туром ничего не знала о его заслугах перед областью. В ходе кампании любой кандидат от власти должен объяснить, что он сделал и что предлагает сделать. Ерощенко «провисает» уже на программе «отчет о проделанной работе».

Таким образом, можно говорить о наличии нескольких сценариев работы на выборах: изначального построения эффективной работы администрации, которая в стрессовой ситуации выборов просто превращается в столь же эффективный штаб, привлечение внешнего консультанта для корректировки кампании, привлечение местного специалиста, позволяющего перестроить имидж кандидата под актуальный запрос местной аудитории, привлечение внешних технологов, чья задача — отстроить кампанию с нуля, сделав ставку на технологичность.

Выбор каждого инструмента зависит от ситуации на территории, где проходят выборы, от ее запущенности. Опыт Иркутской области показывает, что результат можно получить, главное — адекватно оценивать саму ситуацию, не повторяя опыта Леонида Маркелова и Сергея Ерощенко.

В этой ситуации прекрасными примерами станут губернаторы финальной группы, которых эксперты едва ли не боготворят. Назначенный лидер Сахалинской области Олег Кожемяко практически не вел кампанию, полагаясь на свой авторитет и широкую известность на Дальнем Востоке (включая успешную работу главой Корякского автономного округа, губернатором Амурской области).

Александр Левинталь в Еврейской автономной области вообще снискал славу «удачного кадрового решения Кремля» и «главного героя прошедших выборов» (оценка Константина Калачева). Немаловажную роль сыграло то, что нынешний губернатор родился в этом регионе, «не постеснялся» написать серьезную программу и предложил себя в качестве драйвера, способного «из депрессивного региона создать область устойчивого или опережающего развития».

Итог выборов в Камчатском крае, где единоросс Владимир Илюхин набрал 75,48 % голосов, стал закономерным результатом авторитета кандидата. По данным агентства, Илюхин не стал привлекать технологов (тот же Калачев лишь консультировал штаб). Полагаясь на свой авторитет, и. о. губернатора участвовал в дебатах, несмотря на то, что среди властных кандидатов это непопулярно.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...