Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Мы зачали „Большой Екатеринбург“, но что родится — никто не знает»

Деловая и политическая элита впервые в истории города устроила масштабный мозговой штурм по поводу будущего «Большого Екатеринбурга». Вас не пригласили в закрытый клуб? Тогда читайте «URA.Ru»
Перспективы развития "Большого Екатеринбурга" неочевидны. Не хватает уверенности участников реализации проекта Фото: Александр Мамаев © URA.Ru

Представители деловой и политической элиты не понимают, как реализовывать проект «Большой Екатеринбург». Впервые за всю многолетнюю историю существования этого понятия бизнесмены, депутаты, члены правительства и общественники устроили масштабный мозговой штурм. Его организаторами выступили крупнейшие бизнес-объединения — «Деловая Россия», АСИ и СОСПП. За закрытыми дверями все они поделились своими страхами, ревностью, жаждой наживы и мыслями, о которых пока не должны узнать широкие массы. Если вас по какой-то причине на эту встречу не позвали — вы все узнаете из материала «URA.Ru».

Одним из инициаторов идеи обсудить «Большой Екатеринбург» с деловой элитой выступил руководитель Уральского филиала ФоРГО и секретарь Общественной палаты Свердловской области Анатолий Гагарин. «URA.Ru» уже рассказывало о его планах провести серию круглых столов на темы экономики роста, социальной среды, транспортной схемы, территориального планирования и других аспектов агломерации.

Обсуждение пока не вышло столь статусным, каким было запланировано: на нём не оказалось анонсированных ранее заместителя уральского полпреда Бориса Кириллова, директора Уральского филиала ГЦСИ Алисы Прудниковой, первого вице-премьера Алексея Орлова, начальника свердловской ГИБДД Юрия Демина и главы Свердловской железной дороги Алексея Миронова. Организаторы ожидают, что отдельные представители истеблишмента будут подключаться к дискуссии постепенно.

Даже несмотря на это, VIP, пожелавших порассуждать о возможных точках развития «Большого Екатеринбурга», оказалось так много, что им пришлось забирать последние стулья из-под носа участников других групп. Но количество (100 человек вместо приглашенных 60) не перешло в качество. Единого понимания сути вопроса не было, а некоторые и вовсе посчитали административно-политическое объединение городов злом.

Споры вызвало даже само название «Большой Екатеринбург». Заместитель министра экономики Наталья Вышегородская выразила мнение, что оно не подходит для проекта, так как города-спутники «хотят видеть себя независимыми, развивая свою территорию, имея собственную стратегию». И предложила более нейтральный термин «екатеринбургская агломерация».

Этот тезис вполне ожидаемо развили представители муниципалитетов. Например, председатель комитета по инвестициям Первоуральска Леонид Лугинин посетовал, что Екатеринбург для представляемого им города стал «большим тормозом в развитии»: «Ежедневно в областной центр едут работать 9-12 тысяч наших жителей, которые зарабатывают, тратят заработанное и уплачивают НДФЛ именно в областном центре». За экономической критикой с его стороны последовала эмоциональная: «Все начинает попахивать пригородной агломерацией, когда крупный город начинает устремляться в пригород. Это многими любимая модель появилась в послевоенное время в США и к сегодняшнему дню себя исчерпала».

Активно выражая нежелание становиться спальным районом могущественного соседа, первоуральцы при этом вступили в конкуренцию с близлежащим мегаполисом.

Они утвердили собственную программу стратегического развития. Ее реализация началась с малого: власти красят фасады, обновляют вывески, оптимизируют городское пространство, строят жилье. Они надеются, что в перспективе миграционный поток изменит направление и екатеринбуржцы сами начнут приезжать в соседний промышленный центр.

Не готов к «механическому объединению» и мэр Березовского Евгений Писцов. Главная причина — политическая: «Было бы неэффективно все централизовать, сказать, что все будет управляться из одного центра. Управляя на местах, мы можем эффективно использовать бюджетные средства. Если будет единая Дума, то в ней Березовскому достанется один мандат. И как бы наш депутат высоко ни поднимал руку, он всегда будет в меньшинстве». Вторая мотивация — экономическая: «По многим показателям на душу населения мы впереди Екатеринбурга, например, по строительству детских садов. Дороги у нас лучше».

Градоначальник Писцов согласен говорить лишь об объединении рынков своего и соседних городов, ожидая «переезда» из них на свою территорию предприятий: «У нас есть земельные ресурсы, мы готовы разместить у себя 50-80 промышленных производств». И вслед за соседями радуется высоким ценам на недвижимость в Екатеринбурге, стимулирующим развитие стройиндустрии в его городе: на каждый вложенный в эту сферу бюджетный рубль привлекается около 7 рублей частных вложений.

Но, как оказалось, механизмы экономического сотрудничества собравшиеся также представляют туманно. Эксперты признали, что финансирование объектов, располагающихся на территории другого города, будет воспринято прокуратурой как нецелевое. Модератор круглого стола, исполнительный вице-президент СОСПП Марина Вшивцева, предложила Корпорации развития Среднего Урала взять на себя функцию финансового посредника. На это в свою очередь возразил гендиректор КРСУ Дмитрий Попов: законодательство не позволит заняться данной работой и его корпорации. Более того, примыкающим к Екатеринбургу городам пока самим нечего предложить соседям. «Города-спутники не предлагают готовых решений для инвесторов, площадок для реализации проектов. Хотя во всех из них есть простаивающие промышленные объекты, которые можно вовлекать в оборот», — говорит Попов.

Заседание правительства области с главами муниципалитетов, писцов евгений
Представитель муниципальной элиты, глава Березовского ГО Евгений Писцов, пока до конца не понимает своей роли в новом проекте, а потому не представляет чётко, зачем ему нужен «Большой Екатеринбург»
Фото: Александр Мамаев

Практически все эксперты сошлись во мнении, что разнобой в подходах к строительству агломерации должен преодолеть какой-то координирующий орган. Но каким он будет, пока сказать не может никто. Не предусмотрено создание такой структуры и в законодательстве. Единственный вариант решения проблемы предложил президент Уральской торгово-промышленной палаты Андрей Беседин: «Арбитром, стоящим над муниципалитетами, может стать областная власть, гармонизирующая отношения между территориями и выступающая страховым гарантом, следящим за соблюдением интересов всех участников агломерации».

Отсутствие чёткого представления о «Большом Екатеринбурге» у деловой и политической элиты, которой предстоит реализовать проект, порождает и рассогласование среди тех, кому придётся доносить идею до широких масс. А потому и дискуссия между участниками «медиастола» топ-клуба вылилась в спор о том, как подавать проект и стоит ли вообще обсуждать его реализацию с общественностью.

Поддерживающие сторону обязательного и повального оповещения населения настаивали на том, чтобы сделать «Большой Екатеринбург» индивидуальным для разных групп. Культуролог Георгий Цыплаков предложил «рассматривать проект как бренд и, исходя из этого, наполнять его смыслом для разных социальных сред — молодежной, зрелой, рабочей, интеллигентской — после чего „продавать“ населению». Рассказывать же о проекте, уверен издатель «МК-Урал» Денис Токарский, следует, используя плюсы его реализации для простых людей. «Необходимо говорить о том, что проект даст населению, как качественно изменит уровень жизни: люди получат дороги, отсутствие пробок, больше денег на развитие, снижение стоимости квадратного метра жилья», — предположил эксперт.

Возражения тут же появились у представителя общественной организации «МедиаСоюз» Елены Дьяковой, которая уточнила, что любая «продажа» подразумевает технологии навязывания. «Это, скорее, принудительное воздействие, и надо определиться, хотим ли мы заставить людей принять проект или же хотим рассказать им о нём, дав возможность самим согласиться с принятием».

Руководитель проекта «Гражданский университет Свердловской области» Андрей Мозолин добавил, что широкое разъяснение вполне может породить и страх. «Когда говоришь о „Большом Екатеринбурге“, мыслишь прагматично. И эти прагматичные выгоды с точки зрения улучшения качества жизни понятны. С другой стороны, у людей в головах сидит понятный страх. Если сейчас у нас есть понятный нам образ жизни, есть близкая нам власть, которой мы можем высказать своё недовольство, то потом мы будем не в состоянии как-либо повлиять на ситуацию, у нас заберут последнее», — сказал эксперт.

Политолог Анатолий Гагарин, возможно, войдет в рабочую группу по реализации проекта «Большой Екатеринбург» при губернаторе. Он старается усадить элиту за стол переговоров, и ему уже удалось это сделать
Фото: «Деловая Россия»

Модератор группы, обсуждавшей «общественный договор», глава уральского отделения Фонда развития гражданского общества Анатолий Гагарин, позже озвучил итоговый вариант обсуждения, несколько сгладив острые углы, но все же отметив основную проблематику. В этой связи журналист Антон Ольшанников и вовсе предложил противоположную идею популяризации «Большого Екатеринбурга».

«Выдумывание механизма всенародного оповещения — малоэффективная трата ресурсов, которая не гарантирует хоть сколько-то существенного результата. Мы думаем об общественном договоре, потому что боимся человеческого протеста, — пояснил свою позицию эксперт. — Но кто может быть его инициатором? Ведь не сами жители, а, скорее, конфликтующие представители элиты, инициирующие сопротивление непосредственно мэрий Березовского, Екатеринбурга и Верхней Пышмы. Откуда берется сопротивление? Они не понимают своего места в общей конфигурации, в „Большом Екатеринбурге“. Для того, чтобы это преодолеть, нужно спросить себя: есть ли политическая воля к реализации всего этого, есть ли у нас точно, что предложить населению, мэрам? Как мы относимся к этим мэрам — как к союзникам или как к противникам? Готовы мы вести политику „расторговок“ и договоренностей или намерены только давить?»

«Нам необходимо и повышение статуса субъекта — „Большого Екатеринбурга“: сразу возникает в голове формулировка „город федерального значения“ — это поможет реализации проекта.

Статус поднимает проект на совершенно другую ступень развития, и инвестиционные проекты становятся более привлекательными. Нам нужно выработать такой язык, такую систему коммуникаций, которые могли бы вовлечь все стороны в этот процесс, побудить их транслировать привлекательные и понятные смыслы, снимать все страхи и комплексы», — резюмировал Гагарин.

Ни к какому конечному выводу участники не пришли — документов или обращений по итогам топ-клуба не составлялось. Отдельные модераторы даже посетовали на то, что «позитивным можно было назвать лишь сам факт состоявшейся дискуссии, но не содержательную ее часть». Тем не менее в ближайшее время вся встреча будет расшифрована и представлена на рабочей группе, созданной при губернаторе Свердловской области.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...