Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Штрафы в России вырастут, экономика — встанет

Челябинский сенатор Олег Цепкин — о тайных планах ведомств и новых угрозах бизнесу и гражданам. ИНТЕРВЬЮ
В России могут серьезно вырасти штрафы на различные нарушения Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Ровно год назад губернатор Челябинской области Борис Дубровский и депутаты неофициально согласовали кандидатуру будущего сенатора Олега Цепкина, экс-директора по безопасности ММК, профессионального аудитора. Осенью он стал депутатом областного парламента и был делегирован в Совет Федерации. Это первое подробное интервью сенатора СМИ, в котором он рассказывает, почему так тяжело исполняется закон об ограничении водительских прав, как с будущего года будут формироваться общественные палаты в регионах и почему контрольно-надзорные органы не желают исполнять поручение президента.

— Несмотря на обновление состава Совфеда, основные новости по-прежнему идут из Госдумы. Там страсти кипят, а Совет Федерации остается как бы в тени нижней палаты. Вы также себе представляли Совфед? И каким он видится вам теперь?

Олег Цепкин считает самым резонансным актом закон об ограничении водительских прав
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— С точки зрения процесса принятия законов у нас Госдума, конечно, более освещаема прессой. Когда я понял, что могу оказаться в Совете Федерации, стал внимательно изучать официальный сайт, смотреть канал «ВМЕСТЕ», отчеты пленарных заседаний. И теперь, проработав полгода, могу сказать, что влияние и авторитет верхней палаты растут. До 2000 года, напомним, Совет Федерации формировался из руководителей регионов. Потом появились штатные сенаторы.

— Иногда это было что-то вроде почетной пенсии…

— Ваш корреспондент уже обсуждал эту тему с моей коллегой Ириной Гехт. И я подтверждаю ее слова — в последние два-три года к сенаторам стали выдвигать более жесткие требования. Это должны быть активные и инициативные политики. С учетом таких требований сейчас и происходит смена.

— То есть курс на омоложение?

 — Скорее на обновление. Кстати, вот такой пример: на каждом пленарном заседании, где заслушивают отчеты министерств, должны докладывать лично федеральные министры, а их заместители присутствуют на докладах законопроектов. И немало случаев, когда мы слышим замечания или пожелания, озвучиваемые председателем верхней палаты в адрес работы министерств. Так что и с данной точки зрения

авторитет Совета Федерации возрастает и это то, что я вижу изнутри.

И еще. Госдума у нас формируется по партийному принципу. А в Совете Федерации представлены регионы в равной степени, вне зависимости от численности населения, по два представителя от каждого субъекта РФ, и это тоже повышает его значимость.

«Все органы власти, в том числе и контрольно-надзорные, должны экономику поддерживать, а не вредить ей».
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Почему вы выбрали комитет по законодательству?

— Я рассматривал три варианта — по экономическому развитию, по бюджету и по конституционному законодательству и госстроительству. Не хочу умалять роль остальных, но могу сказать, что особенность комитета по законодательству в том, что он отвечает за все отрасли права. В любой деловой или государственной структуре, когда решения принимаются руководителями, то проект документа, прежде чем отдадут его на подпись, просмотрит правовое управление — предпоследняя инстанция. Комитет по законодательству в какой-то мере именно такой инстанцией в Совете Федерации и является, поэтому я его и выбрал. Появились максимальные возможности увидеть работу в целом. Не узкое направление, а в целом. Впрочем, этот комитет мне, в итоге, и предложили. Может быть, исходя из предыдущей практики.

— Какой закон из тех, что разрабатывал ваш комитет, был наиболее интересным?

— Наверное, тот, что мне наиболее понятен и то, в чем я непосредственно участвовал — об общественных палатах в регионах. Тему гражданского общества курирует комитет по законодательству, мы документ и готовили, совместно с Общественной палатой РФ. У нас готовится совершенно новый закон, меняющий принцип формирования палат.

— Мне казалось, что сейчас процесс формирования предельно прост. Треть — список губернатора, вторая треть — назначенные губернатором выбирают представителей от общественных организаций, а оставшиеся уже по решению самой палаты. Что может измениться?

— По новому закону одна треть избирается губернатором, но по представлению федеральных общественных организаций, в лице региональных представителей. Например, от общественной организации «Деловая Россия» и других. Вторая треть — это квота Законодательного собрания. Ее избирают из числа представителей региональных и местных общественных организаций, то есть с южноуральской пропиской. И еще одна треть, когда первые две сформированы — из числа претендентов самостоятельно заявивших о себе. Мы рассчитываем, что этот закон будет подписан в весеннюю сессию, то есть до лета, и вступит в силу с 1 января 2017 года.

— У нашей палаты, я имею в виду Челябинскую область, полномочия истекают в 2018 году. Может так случиться, что палата досрочно прекратит свое существование, чтобы потом избраться по новому закону?

— Это уже технический вопрос. Сейчас пока рано забегать вперед, хотя я обсуждал закон с председателем нашей общественной палаты Вячеславом Скворцовым. Он законопроект поддерживает.

 — А есть закон, который вам казался и продолжает казаться спорным?

— Я бы не стал говорить о «спорном» законе, скорее вы имеете в виду резонансный акт. Пожалуй, таковым стал закон об ограничении водительских удостоверений, прав на вождение автомобиля. Речь идет о гражданах, что являются должниками по алиментам, по прочим невыполненным финансовым обязательствам, согласно решениям судов. По тем, кто имеет неоплаченные штрафы свыше 10 тысяч рублей. Для таких должников временно приостанавливаются права на вождение автомобиля. Там, конечно, есть ограничения, для ряда категорий, на кого закон не распространяется. К примеру, если водитель профессиональный и для него вождение — единственный заработок. Или гражданин живет в удаленной территории, куда кроме как на машине и не доедешь. Это все прописано. Проект закона вызвал очень широкую дискуссию: «Как это права забирать?».

«Штрафы вырастут и будут изъяты из реального сектора экономики»
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Я защищал закон на заседании Совфеда, тогда же мы ввели порог в 10 тыс. рублей. До этого его рассмотрели в Госдуме, и в первые же сутки, то есть еще до того, как документ поступил к нам, к судебным приставам к судебным приставам поступило примерно 20 тыс. обращений, связанных с гашением долга. То есть мера оказалась очень действенной. Закон мы одобрили, он подписан, и до сих пор в прессе я читаю (даже и на этой неделе было), как это все у нас работает.

— Сбоев нет?

— Есть. Не все так просто. Уже на стадии обсуждения выяснилось, насколько у нас несовершенна база данных ГИБДД, особенно региональных. Допустим, едет по стране южноуралец, машина зарегистрирована в Челябинской области. Проезжает, например, Татарстан, и камера зафиксировала превышение скорости. Все. Ему приходит по адресу прописки письмо о штрафе. Добросовестный гражданин в течение установленного срока штраф оплачивает, бланки на руках. Но в базе висит этот долг и никак не закрывается. Это мы обсуждали и с МВД, и судебными приставами. Все признавали, что региональные базы ГИБДД плохо интегрированы одна в другую, и если в одном регионе штраф выписан, а проштрафившийся и оплативший все счета живет в другом, то неизвестно, когда его уберут. И с налоговой базой данных то же самое.

— И много таких вот «сбоев», что тормозят важное направление?

 — Увы. К примеру, тема импортозамещения. Заключается крупный государственный контракт, допустим на строительство космодрома. При выборе подрядчиков и закупе материалов руководствуются действующим 44-ФЗ, который регламентирует госзакупки. Там прописана процедура, как выбирать и т. д. Но эти правила распространяются только на госзакупки и на госкомпании. Но дальше, как у нас заведено, многие работают с субподрядчиками и субпоставщиками, по длинной цепочке. А это, естественно, уже обычные частные компании, которые не обязаны выполнять эти законы. В итоге, конечно,

мы лишаем контрактов российского производителя, тормозим развитие отечественной экономики, не исполняем поручение президента страны, не обеспечиваем рабочими местами наших граждан.

А обеспечиваем работой…

— Китай!

— Конечно. И еще много всего. Или еще один пример: контрольно-надзорные органы. Средний и малый бизнес погряз в проверках. Были решения президента ограничить, раз в три года проводить плановые проверки. Но это ограничение не отменяет проверок внеплановых. И по факту количество проверок не уменьшилось, а возросло.

— Просто они стали внеплановыми…

 — Да. У нас, более сорока федеральных надзорных органов, с отделениями в регионах. Предполагалось, что будет оптимизирована штатная численность. Ничего не сделано. Но сотрудникам же надо как-то оправдывать свое существование, обосновать свою загрузку. Всем нужно жить и работать. И они сами себя обеспечивают работой через внеплановые проверки. А уж как ее организовать, как сделать заявление, анонимное, или за какой-то подписью, умышленно, или нет…

— А внеплановая проверка страшнее плановой, потому что неизвестно, с чем придут.

— Вот! Плюс у работников есть планы по дополнительному сбору средств. Начинают на федеральном уровне пытаться всячески увеличить штрафные санкции. Сейчас вот тормознули: разрабатывают новую редакцию КоАП. Суммы штрафов увеличены просто в разы. Деньги будут изъяты из реального сектора экономики. Есть санкция — приостановка деятельности или такой штраф, после которого предприятие просто можно закрывать.

На Госдуму у Олега Цепкина планов нет
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

— Штраф не заплатили — арест на счета.

— Конечно. И все. Деятельность заканчивается. То есть просто во многих случаях душат просто производителя услуг или товаров. А мы понимаем, что под удар попадают мелкие и средние предприниматели. Крупные предприятия, у них понятно, что возможностей больше и финансовых, организационных, и они как-то с этим еще справляются, хотя и им становится все труднее.

С прошлого года правительство разрабатывает дорожную карту по оптимизации контрольно-надзорных органов. План мероприятий уже утвердили. И дальше будем ее дорабатывать. Например, выйти с предложением в контрольно-надзорных органах уменьшить штатную численность на 10% и прочие мероприятия по ходу реализации этой карты.

Если мы считаем, что величие страны базируется, в том числе на экономике, то, значит, все органы власти, в том числе и контрольно-надзорные, должны экономику поддерживать, а не вредить ей.

Всегда должен быть разумный баланс, можно развивать контрольную деятельность до определенного предела, чтобы это не мешало.

— И не провоцировало на черные кассы…

— И это тоже. Чтобы люди не перешли грань, когда зарплаты выплачиваются в конвертах. Кому это будет выгоднее? Зато налоговая отчитается, что она штраф взяла в таком-то размере и на текущий месяц план выполнила. А то, что будет в будущем, их не волнует. Так вот, пусть это будет их показателем. Чтобы в следующем квартале, если это предприятие остановится, не дай бог, или уменьшит количество налогов, то спросят с них. Это напрямую касается нашего региона. Таких, как Челябинская область, что обеспечивают федеральную экономику страны, не так уже и много.

— Нет желания поучаствовать в праймериз в Госдуму?

— Я только что пришел в Совет Федерации, и у меня здесь еще много нереализованных задач. По сути дела, я только настраиваю свою систему работы. На Госдуму планов нет.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...