Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

«Впервые в истории у волонтеров будет возможность выбора»

Лидер уральских волонтеров Александр Антимонов раскрыл все секреты добровольного труда на ЧМ-2018
Хотите стать волонтером на чемпионате мира по футболу? Самое время поторопиться Фото:

Сегодня официально стартовала кампания по набору волонтеров на чемпионат мира по футболу FIFA 2018 в России™ и на Кубок Конфедераций FIFA 2017. Подать заявку на портале ru.FIFA.com/volunteers могут все желающие, достигшие на момент проведения мероприятий 18-летнего возраста. Как сделать так, чтобы заметили именно твою заявку, кто получит ощутимое преимущество, трудно ли быть добровольцем — на эти и другие вопросы «URA.Ru» ответил директор волонтерского центра чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года™, созданного на базе Уральского федерального университета, Александр Антимонов.

Александр Антимонов и Алексей Смертин

— Накануне старта приема заявок волонтеров чемпионата мира по футболу FIFA 2018 в России™ в некоторых СМИ, даже в официальных релизах, пишут «уральские волонтеры будут готовиться…». Откуда взялись «уральские волонтеры»? У нас ведь не только с Урала добровольцы будут работать?

— Нет, конечно. Говорить только про уральских волонтеров не совсем корректно. Из всего количества волонтеров, которое нам необходимо подготовить для Екатеринбурга, это три тысячи человек, с учетом резерва, 80% — это местные волонтеры, проживающие в Екатеринбурге и близлежащих городах, 20% — иногородние и иностранные волонтеры. Если говорить о Волонтерской программе чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года в России, учитывая, что мы — самый восточный волонтерский центр чемпионата, мы вовлекаем в волонтерскую программу наших коллег и друзей из восточных регионов. У нас уже есть соглашение между УрФУ, главным управлением образования и молодежной политики Алтайского края и алтайским краевым общественным фондом Алексея Смертина «Юные дарования». Команда волонтеров Алтайского края приедет к нам на чемпионат.

И таких соглашений будет порядка десяти. Мы вовлечем близлежащие регионы, да и не только. Красноярск тоже нам интересен, потому что у них будет зимняя Универсиада-2019. Мы уже сотрудничаем с ними, хочется сделать это системно: они — к нам на чемпионат, мы — к ним на Универсиаду. Иностранные волонтеры тоже приедут в Екатеринбург.

— Вы сказали, что есть какие-то договоренности между регионами. Значит ли это, что какой-то процент волонтеров уже есть? То есть это не те, кто на общих основаниях прошел все этапы отбора?

— Нет, путь для всех один и тот же. Суть договоренностей в том, что, например, правительство Алтайского края или Фонд Смертина берут на себя обязательства привезти именно организованную группу волонтеров. Но это не значит, что они уже отобраны и определены.

Любой желающий стать волонтером чемпионата мира по футболу, будь то регион-партнер нашего волонтерского центра или кто-либо другой, они пройдут один и тот же путь. С 1 июня начинается заявочная кампания, все желающие подают онлайн заявки на сайте FIFA

, для этого понадобятся паспорт и фотография в электронном виде. Потом проходят онлайн тестирование, на уровень компетенции в необходимых отраслях и на знание иностранного языка, в частности — английского. Это будет первый этап отсева. На втором этапе всех тех, кто показал определенный результат, специалисты волонтерского центра пригласят на собеседование. В нашем офисе на Ленина, 51 все будет подготовлено для собеседования. Специалисты будут проводить интервью по определенной схеме, которую даст оргкомитет чемпионата. По итогам интервью отсеется еще часть претендентов. На выходе мы должны получить три тысячи человек, они уже выйдут во втором квартале 2017 года на обучение.

— Все эти этапы, до момента обучения уже в самом городе-организаторе, проводит оргкомитет или FIFA? Кто оценивает претендентов?

— Волонтерские центры чемпионата мира по футболу созданы в 15 университетах России в 11 городах-организаторах. В десяти городах — по одному центру, в Москве — 5 центров. Мы все считаемся волонтерскими центрами оргкомитета, сотрудниками, которые решают на местах задачи, поставленные оргкомитетом. Поэтому все проходит через волонтерские центы, в том числе и наш. У нас есть задачи: обработать заявки, занести их в систему, пригласить на интервью, провести это собеседование, совместно с коллегами из оргкомитета по функциональным направлениям отобрать людей в соответствии с требованиями. Вот эта вся работа ложится на плечи волонтерских центров. А оргкомитет координирует эту работу, ставит задачи, определяет вектор движения по реализации волонтерской программы.

— Я так понимаю, что заявки подают, в основном, те люди, которые все-таки так или иначе понимают, куда они идут. То есть уже имеют какой-то опыт, навыки работы в выбранной сфере, знают иностранные языки. Как же тогда вот на этапе заявки можно выделиться? Что привлекает больше всего в анкетах претендентов?

— Тут трудно сказать, конечно, но

мы, при прочих равных, будем отдавать приоритет опыту волонтерской деятельности. Причем, безусловно, если это опыт участия в международных соревнованиях, это большой плюс.

Потому что одно дело организовывать какие-то университетские конференции, другое дело — поработать на Олимпийских играх в Сочи. Опыт волонтерской деятельности будет важным критерием, но мы не говорим, что новички автоматически пролетают. Задача волонтерских центров, в том числе, — давать людям возможность наработать этот опыт.

— Что касается территориальной принадлежности кандидатов. Если они указывают в своей заявке город проживания Екатеринбург, значит ли это, что работать они будут именно в столице Урала?

— Не совсем так. Впервые в истории волонтерских программ чемпионатов мира по футболу, я бы даже сказал, впервые в истории волонтерских проектов вообще, по крайней мере, о других примерах мне неизвестно,

у волонтера будет возможность выбора города, в который он хочет поехать.

Акция 1000 дней до ЧМ-2018. Екатеринбург, волонтеры
Попасть в «добровольное рабство» можно в любой из городов-участников ЧМ. Но уральцам советуют ставить на Екатеринбург, так больше шансов
Фото:

Это примерно так же, как при выборе функционального направления, где претендент может выбрать из 20 направлений одно основное и два запасных, согласно этому приоритету на интервью будут задаваться вопросы. С территорией ситуация следующая: можно выбрать два города, с приоритетом. Если человек, проживающий в Екатеринбурге, выбирает приоритетным этот город, то он попадает в наш волонтерский центр, в наш пул. Если же человек из Екатеринбурга выбирает другой город, то тут происходит более сложная коммуникация. Допустим, он попадает в волонтерский центр Калининграда, там будут работать с его заявкой, коллеги с ним будут связываться, но при этом, например, собеседование он сможет пройти с помощью видеосвязи.

— То есть, в принципе, волонтер может поехать в любой из 11 городов-организаторов.

— Да, но тут важно понимать, что в концепции волонтерской программы заложены определенные цифровые критерии. Вся команда волонтеров в городе-организаторе, взятая за 100%, будет поделена: 80% — местные волонтеры, 20% — иногородние. Соответственно, если волонтер из Екатеринбурга подает заявку на работу в Екатеринбурге, вероятность попадания на чемпионат мира по футболу гораздо выше. Если человек из столицы Урала хочет поехать в Калининград, Москву, Санкт-Петербург и в другие города, то вероятность попадания на чемпионат сразу уменьшается в 4 раза, потому что он для них иногородний. Вот, в общем-то, вся разница. Хотя на это еще повлияет общее количество заявок от местных и иногородних волонтеров. Конечно, если человек уверен в себе, у него огромный багаж знаний и опыта, он говорит на нескольких иностранных языках, он хочет путешествовать в другой город, то можно спокойно подавать заявку в любой город. Все возможно, было бы желание и соответствующие компетенции.

— А вот это соотношение, 80% и 20%, кто установил?

— Есть федеральная концепция волонтерской программы чемпионата мира по футболу. В нее заложены эти показатели, в приложении к этой концепции прописана численность волонтеров в каждом из городов-организаторов.

— С заявками все более или менее понятно. Давайте поговорим о том, что ждет волонтеров во время работы. Я знаю, что у вас есть приличный волонтерский опыт. Тяжело быть волонтером на крупных международных соревнованиях?

— Помогать в организации соревнований такого уровня, как чемпионат мира по футболу, который впервые пройдет в России, когда весь мир, можно сказать, будет смотреть на нашу страну, конечно, непросто. Это огромное количество болельщиков, задач, возможно, и проблем. Тяжело, конечно, в том числе и эмоционально: нужно общаться с большим количеством людей, тем более на иностранных языках, оперативно помогать всем, физически тоже тяжело бывает. Но положительные эмоции все равно превалируют. Вот эта радость, от того, что твой труд полезен, ощущение сопричастности к событию мирового масштаба, удовлетворение своих потребностей в коммуникациях, потому что за этим и идут в волонтеры. Если брать все негативные факторы, то позитивные все равно перевешивают.

Сочи-2014. Зимняя олимпиада. 20.02.2014, сочи 2014, телеэкран, олимпийский парк
Опыт «работы» в Сочи — лучшая рекомендация для того, чтобы стать волонтером на ЧМ-2018
Фото:

— Вспоминаете свой опыт на Олимпиаде в Сочи?

— Да, конечно, было тяжело. Мы из нижнего прибрежного кластера каждый день добирались в горный. Дорога занимала от двух до трех с половиной часов, в зависимости от автобусов, «Ласточек», потом еще пешком, по канатной дороге, потом еще на шаттле. Там такой был путь огромный. Да, было тяжело вставать в пять утра, ложиться в два ночи, поспать всего три часа и опять вставать, и вот так на протяжении нескольких недель жить. Но при этом я получил массу положительных эмоций от понимания, что я был волонтером на лыжно-биатлонном комплексе «Лаура», на стрельбище. И, если утрировать,

от того, как я покрашу мишень, практически зависели золотые медали спортсменов. От осознания ответственности, от ощущения сопричастности и от радости, когда рядом пробегают великие спортсмены, конечно, весь негатив забывается.

Это круто!

— Может, вы знаете случаи, когда волонтеры не справлялись со своими обязанностями, уставали просто настолько, что покидали свой пост? Вообще, имеет ли право волонтер, которого уже взяли на работу, уйти?

— Все мы — люди. Понятно, что все может случиться. И, не дай бог, какие-то физические травмы, ногу кто-то подвернул или еще что, «упал, очнулся — гипс», какие-то эмоциональные проблемы. Кстати, все волонтеры будут застрахованы. Понимая, что риски такие есть, в рамках волонтерской программы, вот в эти цифры, о которых я говорил, заложен резерв. Мы 40% резерва планируем. Это те люди, которые пройдут с нами весь путь, и в момент чемпионата мира по футболу будут готовы заменить своего коллегу, товарища на той или иной позиции, при необходимости.

Такие риски есть, и мы их предусматриваем на старте. Одно дело, когда что-то случается, форс-мажор какой-то. А бывает же, что человек прошел отбор, обучение, а за месяц до мероприятия перегорел. Никто никого заставлять не будет, тут важна добровольность.

Более ста тысяч россиян читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «URA.RU»

Сегодня официально стартовала кампания по набору волонтеров на чемпионат мира по футболу FIFA 2018 в России™ и на Кубок Конфедераций FIFA 2017. Подать заявку на портале ru.FIFA.com/volunteers могут все желающие, достигшие на момент проведения мероприятий 18-летнего возраста. Как сделать так, чтобы заметили именно твою заявку, кто получит ощутимое преимущество, трудно ли быть добровольцем — на эти и другие вопросы «URA.Ru» ответил директор волонтерского центра чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года™, созданного на базе Уральского федерального университета, Александр Антимонов. — Накануне старта приема заявок волонтеров чемпионата мира по футболу FIFA 2018 в России™ в некоторых СМИ, даже в официальных релизах, пишут «уральские волонтеры будут готовиться…». Откуда взялись «уральские волонтеры»? У нас ведь не только с Урала добровольцы будут работать? — Нет, конечно. Говорить только про уральских волонтеров не совсем корректно. Из всего количества волонтеров, которое нам необходимо подготовить для Екатеринбурга, это три тысячи человек, с учетом резерва, 80% — это местные волонтеры, проживающие в Екатеринбурге и близлежащих городах, 20% — иногородние и иностранные волонтеры. Если говорить о Волонтерской программе чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года в России, учитывая, что мы — самый восточный волонтерский центр чемпионата, мы вовлекаем в волонтерскую программу наших коллег и друзей из восточных регионов. У нас уже есть соглашение между УрФУ, главным управлением образования и молодежной политики Алтайского края и алтайским краевым общественным фондом Алексея Смертина «Юные дарования». Команда волонтеров Алтайского края приедет к нам на чемпионат. И таких соглашений будет порядка десяти. Мы вовлечем близлежащие регионы, да и не только. Красноярск тоже нам интересен, потому что у них будет зимняя Универсиада-2019. Мы уже сотрудничаем с ними, хочется сделать это системно: они — к нам на чемпионат, мы — к ним на Универсиаду. Иностранные волонтеры тоже приедут в Екатеринбург. — Вы сказали, что есть какие-то договоренности между регионами. Значит ли это, что какой-то процент волонтеров уже есть? То есть это не те, кто на общих основаниях прошел все этапы отбора? — Нет, путь для всех один и тот же. Суть договоренностей в том, что, например, правительство Алтайского края или Фонд Смертина берут на себя обязательства привезти именно организованную группу волонтеров. Но это не значит, что они уже отобраны и определены. Любой желающий стать волонтером чемпионата мира по футболу, будь то регион-партнер нашего волонтерского центра или кто-либо другой, они пройдут один и тот же путь. С 1 июня начинается заявочная кампания, все желающие подают онлайн заявки на сайте FIFA , для этого понадобятся паспорт и фотография в электронном виде. Потом проходят онлайн тестирование, на уровень компетенции в необходимых отраслях и на знание иностранного языка, в частности — английского. Это будет первый этап отсева. На втором этапе всех тех, кто показал определенный результат, специалисты волонтерского центра пригласят на собеседование. В нашем офисе на Ленина, 51 все будет подготовлено для собеседования. Специалисты будут проводить интервью по определенной схеме, которую даст оргкомитет чемпионата. По итогам интервью отсеется еще часть претендентов. На выходе мы должны получить три тысячи человек, они уже выйдут во втором квартале 2017 года на обучение. — Все эти этапы, до момента обучения уже в самом городе-организаторе, проводит оргкомитет или FIFA? Кто оценивает претендентов? — Волонтерские центры чемпионата мира по футболу созданы в 15 университетах России в 11 городах-организаторах. В десяти городах — по одному центру, в Москве — 5 центров. Мы все считаемся волонтерскими центрами оргкомитета, сотрудниками, которые решают на местах задачи, поставленные оргкомитетом. Поэтому все проходит через волонтерские центы, в том числе и наш. У нас есть задачи: обработать заявки, занести их в систему, пригласить на интервью, провести это собеседование, совместно с коллегами из оргкомитета по функциональным направлениям отобрать людей в соответствии с требованиями. Вот эта вся работа ложится на плечи волонтерских центров. А оргкомитет координирует эту работу, ставит задачи, определяет вектор движения по реализации волонтерской программы. — Я так понимаю, что заявки подают, в основном, те люди, которые все-таки так или иначе понимают, куда они идут. То есть уже имеют какой-то опыт, навыки работы в выбранной сфере, знают иностранные языки. Как же тогда вот на этапе заявки можно выделиться? Что привлекает больше всего в анкетах претендентов? — Тут трудно сказать, конечно, но мы, при прочих равных, будем отдавать приоритет опыту волонтерской деятельности. Причем, безусловно, если это опыт участия в международных соревнованиях, это большой плюс. Потому что одно дело организовывать какие-то университетские конференции, другое дело — поработать на Олимпийских играх в Сочи. Опыт волонтерской деятельности будет важным критерием, но мы не говорим, что новички автоматически пролетают. Задача волонтерских центров, в том числе, — давать людям возможность наработать этот опыт. — Что касается территориальной принадлежности кандидатов. Если они указывают в своей заявке город проживания Екатеринбург, значит ли это, что работать они будут именно в столице Урала? — Не совсем так. Впервые в истории волонтерских программ чемпионатов мира по футболу, я бы даже сказал, впервые в истории волонтерских проектов вообще, по крайней мере, о других примерах мне неизвестно, у волонтера будет возможность выбора города, в который он хочет поехать. Это примерно так же, как при выборе функционального направления, где претендент может выбрать из 20 направлений одно основное и два запасных, согласно этому приоритету на интервью будут задаваться вопросы. С территорией ситуация следующая: можно выбрать два города, с приоритетом. Если человек, проживающий в Екатеринбурге, выбирает приоритетным этот город, то он попадает в наш волонтерский центр, в наш пул. Если же человек из Екатеринбурга выбирает другой город, то тут происходит более сложная коммуникация. Допустим, он попадает в волонтерский центр Калининграда, там будут работать с его заявкой, коллеги с ним будут связываться, но при этом, например, собеседование он сможет пройти с помощью видеосвязи. — То есть, в принципе, волонтер может поехать в любой из 11 городов-организаторов. — Да, но тут важно понимать, что в концепции волонтерской программы заложены определенные цифровые критерии. Вся команда волонтеров в городе-организаторе, взятая за 100%, будет поделена: 80% — местные волонтеры, 20% — иногородние. Соответственно, если волонтер из Екатеринбурга подает заявку на работу в Екатеринбурге, вероятность попадания на чемпионат мира по футболу гораздо выше. Если человек из столицы Урала хочет поехать в Калининград, Москву, Санкт-Петербург и в другие города, то вероятность попадания на чемпионат сразу уменьшается в 4 раза, потому что он для них иногородний. Вот, в общем-то, вся разница. Хотя на это еще повлияет общее количество заявок от местных и иногородних волонтеров. Конечно, если человек уверен в себе, у него огромный багаж знаний и опыта, он говорит на нескольких иностранных языках, он хочет путешествовать в другой город, то можно спокойно подавать заявку в любой город. Все возможно, было бы желание и соответствующие компетенции. — А вот это соотношение, 80% и 20%, кто установил? — Есть федеральная концепция волонтерской программы чемпионата мира по футболу. В нее заложены эти показатели, в приложении к этой концепции прописана численность волонтеров в каждом из городов-организаторов. — С заявками все более или менее понятно. Давайте поговорим о том, что ждет волонтеров во время работы. Я знаю, что у вас есть приличный волонтерский опыт. Тяжело быть волонтером на крупных международных соревнованиях? — Помогать в организации соревнований такого уровня, как чемпионат мира по футболу, который впервые пройдет в России, когда весь мир, можно сказать, будет смотреть на нашу страну, конечно, непросто. Это огромное количество болельщиков, задач, возможно, и проблем. Тяжело, конечно, в том числе и эмоционально: нужно общаться с большим количеством людей, тем более на иностранных языках, оперативно помогать всем, физически тоже тяжело бывает. Но положительные эмоции все равно превалируют. Вот эта радость, от того, что твой труд полезен, ощущение сопричастности к событию мирового масштаба, удовлетворение своих потребностей в коммуникациях, потому что за этим и идут в волонтеры. Если брать все негативные факторы, то позитивные все равно перевешивают. — Вспоминаете свой опыт на Олимпиаде в Сочи? — Да, конечно, было тяжело. Мы из нижнего прибрежного кластера каждый день добирались в горный. Дорога занимала от двух до трех с половиной часов, в зависимости от автобусов, «Ласточек», потом еще пешком, по канатной дороге, потом еще на шаттле. Там такой был путь огромный. Да, было тяжело вставать в пять утра, ложиться в два ночи, поспать всего три часа и опять вставать, и вот так на протяжении нескольких недель жить. Но при этом я получил массу положительных эмоций от понимания, что я был волонтером на лыжно-биатлонном комплексе «Лаура», на стрельбище. И, если утрировать, от того, как я покрашу мишень, практически зависели золотые медали спортсменов. От осознания ответственности, от ощущения сопричастности и от радости, когда рядом пробегают великие спортсмены, конечно, весь негатив забывается. Это круто! — Может, вы знаете случаи, когда волонтеры не справлялись со своими обязанностями, уставали просто настолько, что покидали свой пост? Вообще, имеет ли право волонтер, которого уже взяли на работу, уйти? — Все мы — люди. Понятно, что все может случиться. И, не дай бог, какие-то физические травмы, ногу кто-то подвернул или еще что, «упал, очнулся — гипс», какие-то эмоциональные проблемы. Кстати, все волонтеры будут застрахованы. Понимая, что риски такие есть, в рамках волонтерской программы, вот в эти цифры, о которых я говорил, заложен резерв. Мы 40% резерва планируем. Это те люди, которые пройдут с нами весь путь, и в момент чемпионата мира по футболу будут готовы заменить своего коллегу, товарища на той или иной позиции, при необходимости. Такие риски есть, и мы их предусматриваем на старте. Одно дело, когда что-то случается, форс-мажор какой-то. А бывает же, что человек прошел отбор, обучение, а за месяц до мероприятия перегорел. Никто никого заставлять не будет, тут важна добровольность.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...