Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Виктор Золотов раскинул силовую сеть

Как российские спецслужбы и правоохранителей готовят к выборам президента
В национальную гвардию, помимо внутренних войск, вошло большое количество иных силовых структур и подразделений Фото:

За последние несколько месяцев в российских силовых структурах прошла серия отставок и назначений. Самые важные — создание Нацгвардии во главе с Виктором Золотовым, уход директора ФСО Евгения Мурова и ликвидация ФСКН и ФМС. Кадровые изменения также коснулись Следственного комитета и МВД. Что на самом деле происходит в российских силовых службах и как новый глава Нацгвардии создает свою сеть влияния — в материале «URA.Ru».

1 июня по указу президента должна была завершиться реорганизация ФСКН и ФМС, а их функции должны были быть переданы МВД. На сегодняшний момент бывшие начальники упраздненных ведомств Виктор Иванов и Константин Ромодановский так и не получили никаких новых должностей во властных структурах.

С учетом того, что Виктор Иванов почти до 2008 года был одним из влиятельных участников группы, которая фактически контролировала основные силовые службы России, его нынешний беспортфельный статус выглядит странно для политической элиты.

Всероссийская научно-практическая конференция ФСКН и Верховного суда РФ в Облсуде. Екатеринбург, Иванов Виктор
Виктор Иванов пережил не одну аппаратную атаку, но в итоге все-таки расстался с должностью
Фото:

«Безусловно, в последние годы он терял свое влияние, но российский политический этикет предполагал, что Иванов хотя бы получит некую свадебную должность к моменту ликвидации его структуры», — замечает один из собеседников агенства в ФСКН.

Недавняя отставка директора ФСО Евгения Мурова также вызвала вопросы в политических кругах, хотя и давно прогнозировалась из-за возраста чиновника. «Фактором дестабилизации мог стать и уход руководителя ФСО генерала Мурова, которого специалисты (в частности, профессор NYU Марк Галеотти) называли модератором внутренних конфликтов силовиков, „смотрящим за смотрящими“. Именно Муров, ветеран отечественной политики (он находился на своей должности с начала 2000 г.) своим авторитетом мог уравновешивать враждующие кланы», -говорит политолог Екатерина Шульман. Интересно, что преемником Мурова стал Дмитрий Кочнев: в период, когда Виктор Золотов возглавлял службу безопасности президента, новый директор ФСО работал под началом нынешнего главы Нацгвардии. «В ФСБ очень ревностно восприняли такое назначение. Кочнев, очевидно, принадлежит команде Золотова, и ФСО, таким образом, автоматически вступает в политическую коалицию с Национальной гвардией», — поясняет «URA.Ru» один из экспертов, работающих с силовыми структурами.

Генеральный директор центра «Прикладная политология» Сергей Смирнов также отмечает, что бывшие коллеги Золотова занимают сейчас важные посты в МВД. Среди них — заместитель министра Дмитрий Миронов, который был переведен в МВД из Федеральной службы охраны в тот же год, когда Золотов получил должность заместителя главнокомандующего внутренними войсками России. Один из сотрудников МВД на условиях анонимности рассказывает «URA.Ru», что уже сейчас Виктор Золотов имеет возможность обсуждать совместные операции, минуя Колокольцева, напрямую с Дмитрием Мироновым.

Осведомленные собеседники «URA.Ru» замечают, что к 2018 году в силовой сфере выстраивается конструкция под новый центр силы — Виктора Золотова и его команду.

У Виктора Золотова большие планы, уверяют инсайдеры. Но итоговое решение, как обычно, за Владимиром Путиным

«Если до 2008 года почти все силовые службы контролировала группа Патрушева-Грызлова-Иванова и Нургалиева, то теперь очевидны попытки воссоздать эту схему, но с участием других лиц», —

рассказывает источник агентства, знакомый с ситуацией. По его словам, проблема на этом этапе складывается в распространении влияния на ФСБ: напряженность в отношениях с Александром Бортниковым у Виктора Золотова начала проявляться еще со времен его работы в ФСО. Политолог Екатерина Шульман считает, что для действующей власти задачей номер один является сохранение баланса: система может существовать только при его наличии. «Именно поэтому ни одно из ведомств силового блока не должно получать зримого преимущества перед другими. Не должно возникать „первого среди равных“, необходима постоянная конкуренция. Например, новосозданная Национальная гвардия, забравшая значительный силовой ресурс у МВД, по задачам и функционалу — борьба с экстремизмом и терроризмом — является в определенном смысле конкурентом ФСБ», — поясняет эксперт. «А ослабленное уходом внутренних войск, СОБра и ОМОНа МВД усиливается вливание двух крупных, богатых и обладающих разветвленной региональной сетью ведомств — ФСКН и ФМС».

Впрочем, среди силовиков обсуждается, что глава Национальной гвардии может пролоббировать назначение своего человека и в ФСБ.

Новым возможным заместителем Бортникова может стать нынешний первый заместитель директора ФСО и некогда коллега Виктора Золотова в службе безопасности президента, Олег Климентьев. «Климентьева называли одним из вероятных преемников Мурова. Но назначили Дмитрия Кочнева. Аппаратно они вряд ли смогут сработаться. При этом оба — игроки команды главы Нацгвардии. Поэтому вполне можно обосновать президенту необходимость перевода Олега Климентьева в ФСБ для координации работы с Нацгвардией», — описывает возможный сценарий источник агентства в силовых структурах.

В конце апреля стало известно о новых назначения в СКР: новым заместителем главы ведомства Александра Бастыркина стал генерал-майор юстиции Игорь Краснов, известный расследованием резонансных дел. С прошлого года Краснов возглавлял следственную группу по делу об убийстве Бориса Немцова. Источники агентства, близкие к СКР, говорят о политической конкуренции Золотова и Бастрыкина. «Есть некоторая турбулентность и разность подходов к политике на Северном Кавказе. Появление Краснова на должности зама можно также рассматривать в качестве присутствия контактного лица для координации совместной работы двух ведомств», — рассказывает собеседник «URA.Ru».

Тут стоит напомнить, что в январе этого года СКР требовал от тогда еще командующего внутренними войсками Виктора Золотова устранить нарушения в батальоне «Север», которые могли привести к убийству Немцова: документ оказался в распоряжении СМИ только в мае, и очевидно, что неслучайно. Руководитель центра анализа международной политики Института глобализации Михаил Нейжмаков говорит, что

войны силовиков часто выплескиваются в публичную плоскость именно накануне президентских выборов.

Как пример: опубликованное в октябре 2007 года открытое письмо главы ФСКН Виктора Черкесова о противостоянии спецслужб. «Но к 2018 году, правда, некоторые факторы, раньше заставлявшие силовиков открыто выяснять отношения, могут проявляться не так ярко. Раньше все ждали больших перемен и перестановок после выборов. А сейчас Кремль начал серьезно перестраивать архитектуру силового блока за 2 года до президентской гонки», — замечает политолог.

Президент Международной контртеррористической ассоциации Иосиф Линдер считает, что сегодня нельзя говорить о какой-либо конкуренции между силовиками, которая «якобы появилась на внутриполитическом поле».

«Мы наблюдаем лишь один главный тренд — консолидацию силовых органов в едином центре — в руках президента.

Это нормальная практика — посмотрите на мировой опыт. По сути, сейчас реанимируется эффективно действовавшая в СССР система», — говорит эксперт. Один из прокремлеских политологов отмечает, что президент ровно в этом же формате воспринимает усиление Золотова: «Он для него доверенное лицо, надсмотрщик над силовым сектором. И Владимир Путин понимает, что в любой момент может разрушить эту сеть влияния, как делал это прежде в случаях с другими кураторами силовых ведомств». По словам эксперта, ситуация, когда Виктор Золотов, вопреки ожиданиям, не получил постоянное членство в Совбезе наравне с Александром Бортниковым и Владимиром Колокольцевым, — сигнал о хрупкости влияния любого политического фаворита в России.

Более ста тысяч россиян читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «URA.RU»

За последние несколько месяцев в российских силовых структурах прошла серия отставок и назначений. Самые важные — создание Нацгвардии во главе с Виктором Золотовым, уход директора ФСО Евгения Мурова и ликвидация ФСКН и ФМС. Кадровые изменения также коснулись Следственного комитета и МВД. Что на самом деле происходит в российских силовых службах и как новый глава Нацгвардии создает свою сеть влияния — в материале «URA.Ru». 1 июня по указу президента должна была завершиться реорганизация ФСКН и ФМС, а их функции должны были быть переданы МВД. На сегодняшний момент бывшие начальники упраздненных ведомств Виктор Иванов и Константин Ромодановский так и не получили никаких новых должностей во властных структурах. С учетом того, что Виктор Иванов почти до 2008 года был одним из влиятельных участников группы, которая фактически контролировала основные силовые службы России, его нынешний беспортфельный статус выглядит странно для политической элиты. «Безусловно, в последние годы он терял свое влияние, но российский политический этикет предполагал, что Иванов хотя бы получит некую свадебную должность к моменту ликвидации его структуры», — замечает один из собеседников агенства в ФСКН. Недавняя отставка директора ФСО Евгения Мурова также вызвала вопросы в политических кругах, хотя и давно прогнозировалась из-за возраста чиновника. «Фактором дестабилизации мог стать и уход руководителя ФСО генерала Мурова, которого специалисты (в частности, профессор NYU Марк Галеотти) называли модератором внутренних конфликтов силовиков, „смотрящим за смотрящими“. Именно Муров, ветеран отечественной политики (он находился на своей должности с начала 2000 г.) своим авторитетом мог уравновешивать враждующие кланы», -говорит политолог Екатерина Шульман. Интересно, что преемником Мурова стал Дмитрий Кочнев: в период, когда Виктор Золотов возглавлял службу безопасности президента, новый директор ФСО работал под началом нынешнего главы Нацгвардии. «В ФСБ очень ревностно восприняли такое назначение. Кочнев, очевидно, принадлежит команде Золотова, и ФСО, таким образом, автоматически вступает в политическую коалицию с Национальной гвардией», — поясняет «URA.Ru» один из экспертов, работающих с силовыми структурами. Генеральный директор центра «Прикладная политология» Сергей Смирнов также отмечает, что бывшие коллеги Золотова занимают сейчас важные посты в МВД. Среди них — заместитель министра Дмитрий Миронов, который был переведен в МВД из Федеральной службы охраны в тот же год, когда Золотов получил должность заместителя главнокомандующего внутренними войсками России. Один из сотрудников МВД на условиях анонимности рассказывает «URA.Ru», что уже сейчас Виктор Золотов имеет возможность обсуждать совместные операции, минуя Колокольцева, напрямую с Дмитрием Мироновым. Осведомленные собеседники «URA.Ru» замечают, что к 2018 году в силовой сфере выстраивается конструкция под новый центр силы — Виктора Золотова и его команду. «Если до 2008 года почти все силовые службы контролировала группа Патрушева-Грызлова-Иванова и Нургалиева, то теперь очевидны попытки воссоздать эту схему, но с участием других лиц», — рассказывает источник агентства, знакомый с ситуацией. По его словам, проблема на этом этапе складывается в распространении влияния на ФСБ: напряженность в отношениях с Александром Бортниковым у Виктора Золотова начала проявляться еще со времен его работы в ФСО. Политолог Екатерина Шульман считает, что для действующей власти задачей номер один является сохранение баланса: система может существовать только при его наличии. «Именно поэтому ни одно из ведомств силового блока не должно получать зримого преимущества перед другими. Не должно возникать „первого среди равных“, необходима постоянная конкуренция. Например, новосозданная Национальная гвардия, забравшая значительный силовой ресурс у МВД, по задачам и функционалу — борьба с экстремизмом и терроризмом — является в определенном смысле конкурентом ФСБ», — поясняет эксперт. «А ослабленное уходом внутренних войск, СОБра и ОМОНа МВД усиливается вливание двух крупных, богатых и обладающих разветвленной региональной сетью ведомств — ФСКН и ФМС». Впрочем, среди силовиков обсуждается, что глава Национальной гвардии может пролоббировать назначение своего человека и в ФСБ. Новым возможным заместителем Бортникова может стать нынешний первый заместитель директора ФСО и некогда коллега Виктора Золотова в службе безопасности президента, Олег Климентьев. «Климентьева называли одним из вероятных преемников Мурова. Но назначили Дмитрия Кочнева. Аппаратно они вряд ли смогут сработаться. При этом оба — игроки команды главы Нацгвардии. Поэтому вполне можно обосновать президенту необходимость перевода Олега Климентьева в ФСБ для координации работы с Нацгвардией», — описывает возможный сценарий источник агентства в силовых структурах. В конце апреля стало известно о новых назначения в СКР: новым заместителем главы ведомства Александра Бастыркина стал генерал-майор юстиции Игорь Краснов, известный расследованием резонансных дел. С прошлого года Краснов возглавлял следственную группу по делу об убийстве Бориса Немцова. Источники агентства, близкие к СКР, говорят о политической конкуренции Золотова и Бастрыкина. «Есть некоторая турбулентность и разность подходов к политике на Северном Кавказе. Появление Краснова на должности зама можно также рассматривать в качестве присутствия контактного лица для координации совместной работы двух ведомств», — рассказывает собеседник «URA.Ru». Тут стоит напомнить, что в январе этого года СКР требовал от тогда еще командующего внутренними войсками Виктора Золотова устранить нарушения в батальоне «Север», которые могли привести к убийству Немцова: документ оказался в распоряжении СМИ только в мае, и очевидно, что неслучайно. Руководитель центра анализа международной политики Института глобализации Михаил Нейжмаков говорит, что войны силовиков часто выплескиваются в публичную плоскость именно накануне президентских выборов. Как пример: опубликованное в октябре 2007 года открытое письмо главы ФСКН Виктора Черкесова о противостоянии спецслужб. «Но к 2018 году, правда, некоторые факторы, раньше заставлявшие силовиков открыто выяснять отношения, могут проявляться не так ярко. Раньше все ждали больших перемен и перестановок после выборов. А сейчас Кремль начал серьезно перестраивать архитектуру силового блока за 2 года до президентской гонки», — замечает политолог. Президент Международной контртеррористической ассоциации Иосиф Линдер считает, что сегодня нельзя говорить о какой-либо конкуренции между силовиками, которая «якобы появилась на внутриполитическом поле». «Мы наблюдаем лишь один главный тренд — консолидацию силовых органов в едином центре — в руках президента. Это нормальная практика — посмотрите на мировой опыт. По сути, сейчас реанимируется эффективно действовавшая в СССР система», — говорит эксперт. Один из прокремлеских политологов отмечает, что президент ровно в этом же формате воспринимает усиление Золотова: «Он для него доверенное лицо, надсмотрщик над силовым сектором. И Владимир Путин понимает, что в любой момент может разрушить эту сеть влияния, как делал это прежде в случаях с другими кураторами силовых ведомств». По словам эксперта, ситуация, когда Виктор Золотов, вопреки ожиданиям, не получил постоянное членство в Совбезе наравне с Александром Бортниковым и Владимиром Колокольцевым, — сигнал о хрупкости влияния любого политического фаворита в России.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...