Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Екатеринбург пытаются превратить в Хованское кладбище

Поджоги, избиения, убийства: война похоронщиков может коснуться каждого
"URA.Ru" рассказывает, кто стоит за нападениями на сотрудников ритуальных фирм Фото: Владимир Жабриков © URA.Ru

Сожженные автомобили, проломленные головы — в Екатеринбурге вот уже полтора года идет беспощадная война, счет криминальным нападениям идет на десятки. Недавнее задержание исполнителей позволило пролить свет на истинную картину происходящего. Оказывается, спектакли на кладбищах в исполнении похоронщика-скандалиста и таран живых людей катафалком лишь эпизоды жестокой борьбы за большой куш. На «URA.Ru» впервые — полный расклад сил в уральском похоронном бизнесе и ответ на вопрос: кто терроризирует город?

Машина сгорела. Пожар. Екатеринбург., пожар, авто, машина
Поджоги машин для сотрудников ритуальных фирм стали обыденностью
Фото: Вадим Ахметов © URA.Ru

Год назад, в августе 2015-го, в Екатеринбурге сгорел автомобиль «Тойота-Хайлендер», принадлежащий сотруднику Городской похоронной службы. Это происшествие положило начало целой серии преступлений, жертвами которых становились работники ритуальных служб.

«У нас за 2015 год сгорели четыре машины, — рассказал „URA.Ru“ один из руководителей похоронного бюро „Эма“ Евгений Полуяхтов. — Несколько раз мы пытались ловить поджигателей, в марте мой сотрудник попытался задержать одного из них, но его жестоко избили».

У сотрудников похоронной фирмы ООО« МВК-Проект», помимо «Хайлендера», сожгли машины «КИА-Спектра», «Пежо» и вазовскую «десятку». Всего

с августа прошлого года до настоящего момента в Екатеринбурге произошло более десятка поджогов и нападений. Город вздрогнул, понимая, что в столице Урала идет настоящая война похоронщиков.

Справка о поджогах и порче имущества сотрудников ритуальных фирм Екатеринбурга с августа 2015 по август 2016 года
ФОТО: Андрей Гусельников

Потерпевшие обращались в полицию, однако в большинстве случаев найти злоумышленников не удавалось — пока в ситуацию не вмешался сильнейший игрок на рынке. В Екатеринбурге лишь одно предприятие имеет статус муниципального — ЕМУП «Комбинат специализированного обслуживания», в ведении которого не только услуги по организации похорон, но и работа всех городских кладбищ и крематория. «Пока коммерческие структуры воевали между собой, мы не ввязывались, — говорит заместитель директора муниципального похоронного предприятия Дмитрий Хазов. — Но когда пострадали уже наши сотрудники, мы не смогли оставаться в стороне».

Работа, которую провела собственная служба безопасности предприятия, позволила сделать вывод о том, что за большинством нападений стоит группа людей, которые пытаются устроить передел рынка. «Мы называем их „дондики“, потому что раньше они существовали как ИП Дондик, но потом создали множество фирм, — рассказывает Дмитрий Хазов. — Как правило, они зарегистрированы по адресу Белореченская, 10 и по большей части все подставные: в этих фирмах нет ни одного официально трудоустроенного человека. Зато они очень активно противодействуют конкурентам.

ОПГ „Дондики“

Руководителями этой группы компаний принято считать Дениса Емельянова, Дениса Синяка, Николая Ермакова и Максима Чайку. Идейным вдохновителем называют Емельянова. „Он бывший работник правоохранительных органов, достаточно талантлив, бывшие коллеги считают, что он мог бы вырасти в хорошего оперативника, — говорит Дмитрий. — Емельянов старается подбирать к себе в команду бывших сотрудников, которые были осуждены по тяжким статьям и по много лет отсидели в заключении“.

Весной один из бывших работников похоронного агентства с Белореченской уволился и перешел работать в комбинат специализированного обслуживания. Через какое-то время ему стали поступать угрозы — звонил лично Емельянов. „Вскоре одна из угроз была приведена в исполнение: 26 мая топорами изрубили автомобиль ‚Шкода‘, — рассказывает Дмитрий Хазов. — На месте преступления наша служба безопасности задержала и сдала полиции граждан Аммосова и Объещикова — как в раз в тот момент, когда те крушили машину. Сотрудникам полиции молодые люди признались, что в эту ночь по пути на ‚дело‘ они ограбили гражданина Средней Азии“.

Антон Коренюгин (слева) с подельником был задержан после убийства футбольного фаната
ФОТО: ГУ МВД по Свердловской области

Кроме этого, в руки полицейских попал еще один поджигатель — 27-летний Антон Коренюгин. „Мы знаем, что он поджигал наш автомобиль, — рассказал ‚URA.Ru‘ руководитель похоронной фирмы ‚Эма‘. — Сейчас он арестован за убийство футбольного болельщика, которого они с подельниками после матча забили арматурой и выкинули возле травмпункта. Мы настаиваем, чтобы следователи допросили его и по нашему эпизоду — уже сколько писем написали и в полицию, и в прокуратуру — все бесполезно“.

Несмотря на взятие Аммосова и Объещикова с поличным, полицейские в райотделах долго раскачивались: после задержания уголовное дело не возбуждалось почти два месяца. Руководителям ЕМУП пришлось добиваться встречи с полицейским начальством. „Мы довели всю собранную информацию до руководства городского управления МВД, и оно очень вдумчиво подошло к этому вопросу, — говорит Хазов. — Посредников, которые ‚вдохновляли‘ исполнителей на ‚дела‘, ловили два месяца. На сегодня весь ‚средний состав‘ задержан“.

Агенты-торпеды, или как работают „дондики“

В Екатеринбурге ежемесячно умирает около 1200 человек, а организацией и проведением похорон занимаются более 50 фирм. По мнению представителей этого бизнеса, это явный перебор — конкуренция очень жесткая. Из всех фирм лишь около десятка имеют хорошую материально-техническую базу, 20-летнюю историю и безупречную репутацию. Остальные вынуждены бороться за клиента любыми способами.

Когда человек умирает, их задача — как можно быстрее оказаться на месте, чтобы опередить конкурентов. Помогают в этом осведомители в правоохранительных органах и скорой помощи.

„Недавно был случай: инфаркт, вызвали скорую, врачи оказывают человеку помощь, он еще живой — а агенты уже тут как тут, — рассказывает Дмитрий Хазов. — Когда все разъехались, один не погнушался, вернулся и оставил родственникам больного человека свою визитку“.

Свои визитки „дондики“ стилизуют под визитки настоящих сотрудников муниципального комбината спецобслуживания
ФОТО: Андрей Гусельников

В похоронном бизнесе таких людей называют „торпедами“: цель агента — любыми способами заполучить клиента. Как раз „дондики“ придумали использовать для своих целей образ муниципальной похоронной службы, которая сегодня является брендом, гарантией безупречного качества ритуальных услуг. „Заходим на любой их сайт: везде написано, что это (якобы) муниципальная похоронная служба, — приводит примеры Дмитрий Хазов. — Визитки, вывески — все как у нас“. Клиентам „торпеды“ также представляются сотрудниками МУПа.

„Если к вам пришли и сказали: ‚Мы — муниципальное предприятие‘, это совершенно точно лжецы, — поясняет Хазов, — потому что муниципальное предприятие само никогда ни к кому из родственников погибших не ходит. У нас работают диспетчеры, которые принимают до 80 звонков в сутки и которые в любое время суток, никого не уговаривая и не переманивая, просто и ясно все расскажут: что сколько будет стоить, что законно, а что нет“.

Агенты-торпеды используют другой метод работы — рассказывают убитым горем родственникам, что все будет очень дешево, подсовывают на подпись договор, берут задаток и забирают паспорт покойного.

„Недавно у одного из полицейских начальников умер родственник, и он пять часов пытался вернуть его паспорт, — рассказывает Дмитрий. — Его гоняли с одного места на другое — делали все, чтобы клиент не сорвался. В конце концов пять тысяч задатка так и не вернули“.

После того, как человек отдал задаток и паспорт покойного, ему не остается ничего другого, как соглашаться на грабительские цены.

После того, как клиент приходит в офис к похоронщикам, он вдруг понимает, что „приплыл“. „Ему рассказывают, что агент молодой, все напутал, на самом деле цены вот такие, — говорит Хазов. — Все места на кладбищах четко распределены, если вы хотите другое, надо заплатить, а если пожелаете кремацию — очередь на месяц вперед“.

В распоряжении „URA.Ru“ оказались копии счетов, которые выписывали родственникам умерших людей: цены в них в разы выше, чем в МУПе и других фирмах (скажем, предпохоронная подготовка на 25 тысяч рублей, когда везде это стоит около 5 тысяч), а некоторые услуги просто мифические — например, выезд агента на кладбище. Самое „смешное“ — про очереди в крематорий: „Был случай, когда родственница директора крематория увезла мужа кремировать в Нижний Тагил: агент сказал ей, что в Екатеринбурге очередь на три месяца, — рассказывает Хазов. — Мы ей говорим: у нас пять печей, в сутки мы можем кремировать 180-200 человек — какие очереди?“

Желание обмануть и запутать клиента имеет очень простое объяснение. В офисах, где сидят оформители заказов „дондиков“, нет чётких прайсов на ритуальную продукцию, так как

в счёт для заказчика надо каким-то образом включить стоимость информации об усопшем, которую им предоставили осведомители. По некоторым данным, эти расходы могут достигать 25-30 тысяч рублей!

В эту сумму входят данные о покойном — примерно 8-10 тысяч (столько стоит каждый сигнал о смерти в дежурных частях полиции и в скорой помощи), примерно в пять тысяч рублей обходится работа агента („окучить“ клиента и отбить конкурентов), в 10-15 тысяч оцениваются услуги кураторов — людей, которые организовывают взаимодействие с дежурными частями и оплачивают „слитую“ информацию.

Правда, стоит отдать должное: на сегодняшний день УМВД Екатеринбурга ведёт активную работу по выявлению недобросовестных сотрудников в своих рядах, которые передают информацию группировке дондиков. Между тем агрессивные методы работы с клиентами и политика устрашения конкурентов принесли свои результаты: дондикам за последние годы удалось увеличить свою долю на рынке. По оценкам представителей похоронного бизнеса, эта группа удерживает сегодня порядка 20% рынка.

Смерти кошечек и собачек денег не приносят

В свете этой информации совершенно по-иному воспринимаются и те „шоу“, которые устраивал на кладбищах в Екатеринбурге пермяк Дмитрий Малышев, которого СМИ прозвали „скандалист-похоронщик“. По мнению Дмитрия Хазова, дондики, раскусив этого человека, очень быстро нашли ему „сферу применения“ — провокации.

Напомним, начал Малышев с того, что требовал разрешения собственноручно выкопать могилу для друга (и добился своего!). „На самом деле этого ‚лучшего друга‘ одна из похоронных компаний с Белореченской забрала по адресу, который больше походил на притон, — рассказывает Хазов. — В морге судебно-медицинской экспертизы труп пролежал 10 дней. Когда они поняли, что у него нет родственников, которые могут заплатить за похороны, решили, что это то, что нужно: ‚Дмитрий, вот ваш звездный час!‘

Малышев устраивает скандалы на кладбищах один за другим

За день до похорон Малышев (у которого ‚не было денег‘) заплатил в кассу ЕМУП 30 тысяч рублей за гроб и услуги по погребению, но сказал, что копать будет сам. ‚На кладбище ему выделили место, но он начал копать не там, а прямо на дороге, — вспоминает Хазов. — Была весна, грунт был мерзлый, и он не успел до конца выкопать могилу. Когда рабочий день закончился, его попросили с кладбища. Наши люди закопали ту могилу и бесплатно, своими силами выкопали в другом месте — где ему было выделено изначально‘.

Через несколько дней Малышев пришел в комбинат специализированного обслуживания вновь и сообщил, что умерла его родная тетя, а денег на похороны опять нет — хоронить ее он будет сам. Хазов вспоминает по этому поводу: ‚Мы говорим: да, конечно, а как ее зовут? — Ой, что-то я забыл, мы с ней так редко виделись!‘ Ему предложили произвести захоронение по так называемому ‚гарантированному перечню (когда человека хоронят бесплатно за счет государства). Поняв, что в этот раз конфликта не получается, он согласился‘.

Самой громкой стала недавняя история, когда катафалк скандалиста-похоронщика Малышева чуть не задавил охранника Лесного кладбища (по словам работника кладбища, похоронную процессию не пускали, поскольку глубина могилы не соответствовала никаким нормам: (согласно порядку содержания кладбищ в городе Екатеринбурге, от крышки гроба до уровня земли должно быть не менее 1,5 метра, там же было 70 см). По всей видимости, вступив в сговор с ‚дондиками‘, Малышев перенял их криминальный стиль ‚работы‘.

Впрочем, екатеринбургские журналисты очень быстро раскусили ‚похоронного Робин Гуда‘, узнав в нем руководителя кладбища домашних животных. Если зайти на сайт Парка памяти, где он значится директором, то можно увидеть, что все партнеры — похоронные службы с Белореченской, 10.

Малышев — официальный руководитель кладбища домашних животных в Екатеринбурге

‚Когда только создавалось кладбище домашних животных на Сибирском тракте, нам предлагали поучаствовать в проекте, но мы не увидели экономической целесообразности, — говорит Хазов. — У нас не заграница: кто-то, конечно, будет кремировать кошечек, собачек, попугайчиков, это больше социальная услуга, денег на этом не заработаешь. Они проработали год — ничего не получается. Тогда и предложили строить колумбарные стенки и хоронить там прах людей. Я тогда сказал ему: ‚Дима, ни один нормальный похоронщик на это не пойдет — не говоря уже о законодательстве и морально-этических нормах‘.

После того, как стало известно, что захоронения людей там все же проводятся, возле кладбища домашних животных 4 июля состоялся митинг протеста. ‚Соратник Малышева врукопашную бросился на депутата гордумы, но у последнего хватило выдержки не ввязываться, — говорит Хазов. — Ведь это именно то, чего они добиваются всеми силами.

Они долгое время целенаправленно пытаются создать конфликт, чтобы все произошло, как на Хованском кладбище в Москве, — говорит Дмитрий Хазов. — Их целью является большая провокация

с травмами и тяжкими последствиями, чтобы требовать потом смены руководства МУПа, которое не идет с ними на переговоры‘. К счастью, ситуацию удается удержать.

Ритуальные услуги надо лицензировать

Учитывая последние задержания, руководители похоронных контор Екатеринбурга надеются, что таких страшных криминальных нападок с тяжкими последствиями больше не повторится. Тем нее менее фирмы, подконтрольные группе ‚Дондики‘, продолжают свою работу. Предприятия, работающие по-честному и с соблюдением закона, осознают, что в сфере ритуальных услуг требуется навести порядок. ‚На законодательном уровне давно пора положить конец этому ‚смертельному‘ бардаку“, — говорит Хазов.

Работа в этом направлении ведется давно — и очень серьезная:

в Екатеринбурге действует общественная организация „Ассоциация похоронных предприятий Урала“, в которой даже принят „кодекс похоронщика“.

А один из руководителей екатеринбургского ЕМУП „Комбинат специализированного обслуживания“ является участником рабочей группы по изменению федерального законодательства в области похоронного дела при министерстве строительства и ЖКХ Российской Федерации. Ожидается, что на осенней сессии разработанный группой законопроект уже может попасть в Госдуму.

Замдиректора ЕМУП „Комбинат специализированного обслуживания“ Екатеринбурга — участник рабочей группы по изменению федерального законодательства в похоронном деле
ФОТО: Андрей Гусельников

Его новшествами должны стать стандарты для обучения похоронным специальностями и процедура лицензирования ритуальных фирм. По мнению Дмитрия Хазова, это положит конец деятельности всем нечистыми на руку фирмам. „Если государство узаконит весь процесс и все прейскуранты на услуги станут прозрачными, каким образом они будут обманывать людей, продавая все по завышенным ценам? — поясняет Хазов. — У них просто никто ничего не будет покупать!“ Предполагается, что реестр выданных лицензий и полная информация о прошедших лицензирование похоронных фирмах будет общедоступной.

Но пока четкого порядка на ритуальном рынке нет, добропорядочным фирмам остается лишь самим предостерегать жителей от действий мошенников. „Если у вас случилась беда и вам после звонка в полицию и в скорую помощь стали поступать звонки (чаще со скрытого номера) и предлагать ритуальные услуги, называть имя агента, который к вам уже выехал, а то и сразу приехали к вам по адресу, представляясь сотрудниками муниципальной похоронной службы, знайте, что информацию об умершем продали и оплачивать её придется близким и родственникам усопшего, — говорит руководство ЕМУП ‚Комбинат специализированного обслуживания‘.

Специалисты рекомендуют не пускать таких агентов на порог.

‚Ни в коем случае не отдавайте паспорт умершего и деньги — сразу же звоните в полицию

и сообщайте о данных фактах, так как честные сотрудники полиции, которых немало, очень заинтересованы в чистоте своих рядов и ведут активную работу в этом направлении, — поясняет Дмитрий Хазов. — Главное запомнить одно: ни полиция, ни скорая помощь не занимаются ритуальным бизнесом и уж тем более его рекламой. Если вы сами позвоните и вызовите ритуального агента, то и оплачивать проданную информацию об усопшем вам не придётся — вы гарантированно сбережете свои здоровье и нервы, а также сэкономите значительную денежную сумму. Выбор за вами‘.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...