Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Кем на самом деле был Михаил Мильман, воевавший против ОПС «Уралмаш»

Мифы и легенды о знаменитом ликвидаторе самых кровавых банд Урала
Один из последних процессов Михаила Мильмана был по делу "стрелка Гаджиева", убившего ученого УрО РАН Фото: Алексей Колчин © URA.Ru

Екатеринбург прощается с человеком, которого ненавидели гангстеры, а убила жара. Следователь-«важняк» Михаил Мильман был «автором» трех смертных приговоров, мог гордиться десятками изолированных разбойников и убийц и еще при жизни стал медиалегендой. Имя полковника за годы обросло мифами, которые мы еще долго будем помнить. Какое дело для Мильмана было самым тяжелым, чем он занимался в прошлом, кем не был никогда и что его связывало со свердловским вице-премьером Семеном Спектором — в материале «URA.Ru».

В среду, 17 августа, столица Урала прощается с легендой свердловского сыска Михаилом Мильманом. Бывший следователь областной прокуратуры умер на 58-м году жизни от болезни легких. В окружении покойного говорят, что

его добила адская жара — родные и врачи неотложки были бессильны. В ночь на минувшее воскресенье, 14 августа, он скончался у себя дома.

Таким Михаила Мильмана запомнили бандиты в 90-х годах
Фото — прокуратура Свердловской области

Михаил Мильман родился в 1959 году на Украине, после окончания школы в 1976 году начал работать на Крыжопольском районном узле связи. Будучи не только земляком, но и племянником будущего вице-премьера свердловского правительства Семена Спектора, Михаил переезжает в Свердловск.

В столице Среднего Урала в 1982 году он поступает в юридический институт, где получает вполне мирную специальность юриста народного хозяйства. Однако в 1985 году уже становится помощником прокурора по надзору за соблюдением законности в исправительных учреждениях. Первый опыт общения с криминалитетом Мильман получил в ивдельских колониях. Позже наработки помогли ему работать в надзирающей за законностью в зонах Нижнетагильской прокуратуре.

Мильман, «Центр» и «Уралмаш»

Карьерным скачком для Михаила Мильмана стало дело книгоиздателя Дмитрия Юшкова. В начале 90-х бывшего журналиста свердловской газеты «На смену!», занявшегося книгоиздательством, обложили данью представители зарождающегося ОПГ «Уралмаш». Коммерсант отказался платить рэкетирам, за что был избит в Нижнем Тагиле во время одной из командировок.

Мильман раскопал, что заказ местным бандитам сделали уралмашевские, а резонанс от дела способствовал переводу следователя в Свердловскую облпрокуратуру. С 1991 по 1994 годы сыщик вырос до следователя по особо важным делам отдела по расследованию убийств и бандитизма прокуратуры области.

Мильману тогда было чем заняться. К этому времени самой сильной криминальной бригадой Екатеринбурга была группировка, вышедшая из шулеров-картежников, обитавших в ресторанах. Штаб-квартирой стал киноконцертный театр «Космос», где называющиеся «центровыми» бандиты создали бизнес-центр «Глобус». Для ведения полноценного рэкета коммерсантов их лидер Олег Вагин пользовался услугами базирующейся в Первоуральске хорошо оснащенной боевой группы.

Миф № 1

Как рассказывает журналист Сергей Плотников, друг Мильмана, называть прокурорского «важняка» ликвидатором ОПГ «Уралмаш», как это принято, было не совсем правильно. Михаил Григорьевич работал с уголовным розыском и бойцами спецназа ФСБ «Альфа» прежде всего против боевиков центровых, во главе которых стоял Георгий Архипов, впоследствии — один из основателей Федерации бокса Свердловской области.

В следственно-оперативную группу по ликвидации «Уралмаша» Мильман не входил, но был на переднем крае криминальной войны. Она началась с убийства лидера уралмашевских Григория Цыганова летом 1991 года, но самый кровавый ее этап силовики отметили пару лет спустя, когда в центре Екатеринбурга демонстративно были убиты Вагин и его охранники.

Как говорит Плотников, Михаил Григорьевич внес значительный вклад в ликвидацию свердловских банд. Будучи обладателем красного диплома, следователь имел не только ясный ум, но и недюжинные коммуникативные качества, позволяющие общаться с клинически недоверчивыми чекистами.

Мильман не только помогал юридически правильно оформлять «техническую» работу спецназовцев и оперов, но и был посредником между ведомствами. Больше того, неуемная энергия позволила состоявшемуся следователю стать медийной звездой. С середины 90-х годов он стал символом борьбы силовиков с новой мафией.

Михаил Мильман как-то признавался, что самым сложным (во всех смыслах слова) делом была ликвидация банды братьев Коротковых.

В 1994 году погодки 1975 и 1976 годов рождения сколотили из своих сверстников преступную группировку и, вооружившись стволами из ограбленного оружейного магазина «Беркут», начали заниматься грабежом квартир состоятельных граждан, при этом часто убивая хозяев квартир. В общей сложности члены банды Коротковых совершили более 60 разбойных нападений и два десятка умышленных убийств. В ходе следствия один из братьев обещал расправиться с прокурорским работником. Мильман отвечал бандитам тем же: по материалам его расследований вынесено три смертных приговора.

Полковнику никто не пишет

Впрочем, «запятую» в карьере полковника поставила не криминальная пуля, а ДТП на трассе Екатеринбург — Нижний Тагил в 1999 году. Тогда в стоящий на обочине автомобиль Михаила Мильмана врезалось другое авто, а от удара Михаил Мильман пролетел несколько метров.

В результате падения ствол пистолета, висевшего в кобуре, сломал два ребра. Кровь для спасения товарища тогда сдавал весь свердловский отряд «Альфы»,

включая нынешнего депутата ЗС, лидера уральских единороссов Виктора Шептия. Травма легкого в итоге и стала роковой, говорят его друзья: все последующие годы он дышал через специальный аппарат и в жару этого лета организм не справился с нагрузками.

В отставку Михаил Григорьевич вышел в 2003 году по выслуге лет, успев год до этого поработать заместителем прокурора Кировского района Екатеринбурга. После чего снял погоны. Удар от этого, вспоминает Плотников, был сильным. «В какой-то из новогодних праздников я позвонил Мише, чтобы поздравить его. А он мне говорит: „Ты представляешь, раньше мне звонили сотни человек, а после отставки ты в первом десятке“. Тяжело переживал уход, но оправился», — рассказывает Плотников.

После выхода на пенсию Михаил Мильман занялся юридической практикой, основав информационно-правовую компанию «СОЛМИ». Парадоксально, но будучи первоклассным юристом-«уголовником», ветеран прокуратуры не имел статуса адвоката. Этот факт не мешал ни ему, ни его коллегам оказывать юридические услуги самым разнообразным клиентам, создавать судебные прецеденты и защищать граждан.

Редакция «URA.Ru» выражает соболезнование вдове и дочери покойного.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...