Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК

Эксперты Кудрина раскритиковали власть за монополию на историю

Какое прошлое нужно будущему России. Тезисы нового спецдоклада
Команда КГИ "раздвоила" память россиян на государственную и семейную Фото: Николай Бастриков © URA.RU

В год столетия Октябрьской Революции, пока государство формирует свою историческую повестку, эксперты «Вольного исторического общества» (ВОИ) подготовили исследование по заказу Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина. В понедельник, 23 января, они презентовали доклад «Какое прошлое нужно будущему России».

По мнению ВОИ, в России сформировались «две исторические памяти», которые существуют параллельно. Одна из них — героизированная, которая «спускается сверху», другая — формируется гражданским обществом и выражается в желании знать историю своей семьи или малой родины.

Главное, что замедляет развитие исторической памяти, по мнению авторов доклада, — это «машина государственной пропаганды». Она вбрасывает в медиаполе идеологемы, а после проверяет, как они усваиваются россиянами с помощью опросов общественного мнения, говорится в исследовании.

«Государству выгодно сегодня представлять историческое сознание как набор мнений, лишенных всякой глубины и стремительно подстраивающихся под язык власти», — пишут исследователи.

Клипарт. Санкт-Петербург., стена, вов, великая отечественная война, стрит-арт, память
Память также формируется из желания узнать историю своей семьи
Фото: Илья Московец © URA.RU

В России оформилась двухслойная модель исторического сознания, говорят эксперты. Первая — это государственная память, внедряемая через медиа и официальные праздники. Вторая — соединяющая одного человека с обществом через историю семьи или города, то есть «локальная» память. Сейчас «конфликта памятей» нет, подчеркивают авторы доклада, но есть заметный разрыв. Главный вопрос, который их различает, не «что помнить?», а «как помнить?».

«В России в последнее время централизация первой памяти резко усилилась, так что государство практически полностью контролирует установку памятников, сценарии праздников, содержание исторических фильмов и учебников по истории», — отмечается в исследовании.

В то же время все чаще стали появляться неподконтрольные государству источники памяти: общедоступные архивы, открытые базы данных, локальные инициативы по открытию памятников или независимых музеев, отмечают эксперты ВОИ. Целый ряд форм «второй памяти» получил широкую известность в последние годы: базы с именами погибших в годы войны и репрессий («Возвращение имён», «Книги памяти»), акция «Бессмертный полк», акция «Последний адрес» с памятными табличками на домах репрессированных, база данных работников НКВД, опубликованная обществом «Мемориал», напоминают авторы исследования КГИ.

«В рамках первой памяти целенаправленно стираются границы между исторической работой и мифотворчеством.

Ответственные государственные чиновники в своих выступлениях прямо защищают мифы от исторической критики», — отмечают авторы исследования.

При этом и мифы, и исторические свидетельства объявляются равноправными элементами исторической памяти. В итоге, истина зависит от соответствия господствующему мифу.

Почти все опрошенные (учителя, журналисты-историки, работники музеев и профессиональные историки) воспринимают государство как помеху в своей деятельности. Они назвали основными проблемами: непрофессионализм чиновников и отсутствие ясной политики.

«Общий, как говорится, враг и у меня, и у [моих оппонентов], — это страшная чиновная некомпетентность и вообще какое-то непонимание всех этих вещей, процессов. Качество нашей бюрократии ужасно», — приводят слова учителя истории в качестве примера авторы доклада.

Исследователи отмечают реальный федерализм, который отражается в восприятии истории.

Генеральная репетиция парада 9 мая Челябинск, солдаты, парад
Официальные исторические праздники формируют у россиян память, подконтрольную государству, говорят эксперты
Фото: Вадим Ахметов © URA.RU

Общенациональная повестка лишь в небольшой степени отражается на территориях за московской МКАД и петербургской КАД. В регионах серьезнее работают над формированием у жителей собственной идентичности, а также встраиванием ее в общенациональную, считают авторы доклада.

Кроме того, респонденты рассказали, какова должна быть роль государства в процессе формирования исторической памяти. Ответы обобщили до четырех: «не мешать», «сохранять нейтралитет», «предоставлять общую рамку, которая способствовала бы примирению», «поддержать инициативу снизу».

При этом попытки унифицировать историческое образование в школах воспринимаются респондентами как атаки на профессиональные ценности историка и гуманитарного образования. А создание единого учебника истории, по мнению опрошенных, нереализуемая идея, так как «страна слишком разнообразна и велика, чтобы заставить всех учителей преподавать одно и то же». Также эта идея противоречит ряду принятых стандартов в области школьного образования. И это лишь доказывает, по мнению исследователей, что государство не понимает ясно своих собственных целей.

Концепция единого учебника, содержащего «правильную» версию истории, отвергается единодушно.

Другая тема — введение ЕГЭ по истории, тоже вызвала противоречивую реакцию. С одной стороны, считается, что школьников «натаскивают» на тесты, чтобы добиться высоких оценок. В то же время существует мнение, что ЕГЭ учит выделять в историческом материале главное, а значит аналитическому мышлению.

Авторы доклада приходят к выводам, что «вторая память», формирующаяся гражданским обществом, вытесняет традиционную «государственную память».

«В случае, если агрессивная государственная политика будет стремиться подавлять вторую память и присваивать ее результаты, развитие сбалансированного исторического сознания будет замедляться», — говорится в выводах доклада и предлагается ряд мер, которые могли бы поддержать развитие «второй памяти» в России. Среди них поддержка объединений для обмена опытом историками, проведение конкурсов и грантовых программ, проекты по формированию новых форм памяти (оцифровка архивов, организация выставок, расширение доступа к историческим данным). Также ВИО предлагает поддерживать развитие критического мышления, а также проводить мониторинг исторической памяти.

Авторы резюмируют:

«Несмотря на дефицит ресурсов и неудовлетворенность работой чиновников, работники второй памяти говорят о том, что сегодня — благоприятное для них время.

Постсоветский период принес с собой новые возможности, новые профессиональные перспективы и новый запрос со стороны населения».

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...