полная версия
Вы были перенаправлены
на мобильную версию
Москва
59,66
66,68
15:20   17 июня 2017 4

«Задача победить ИГИЛ не стоит — каждая страна решает свои задачи»

Почему новости об ослаблении террористов на Ближнем Востоке являются фарсом
Терроризм на Ближнем Востоке не будет побежден, потому что он является удобным инструментом геополитики, уверен эксперты Фото: depositphotos.com © URA.RU

На этой неделе стало известно о переносе штаб-квартиры ИГИЛ* из Ракки, которую сейчас активно штурмуют сирийские войска. Новой столицей «Исламского государства» стал город Аль-Маядин рядом с иракской границей на берегу реки Евфрат. Говорят, что боевики с семьями уже стали перебираться в этот населенный пункт. Также в пятницу, 16 июня, Минобороны РФ заявило о возможной гибели лидера ИГИЛ Ибрагима Абу-Бакра аль-Багдади в результате удара российской авиации по южному предместью Ракки.

Значит ли это, что операция на Ближнем Востоке будет закончена, какие дальнейшие сценарии и что по итогу получит наша страна, «URA.RU» рассказал директор исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ», политолог Станислав Тарасов.

Перенос столицы из Ракки прогнозировался достаточно давно — город фактически находится в тяжелейшей осаде. Сейчас совершенно понятно, что ИГИЛ начинает сжиматься, оно уже не контролирует тот объем территорий, который был у организации всего год назад. Боевики на самом деле достаточно давно передвигаются к востоку, переносят туда свои административные учреждения — они используют теорию «плавающего центра».

Налицо тенденция переноса ядра на восточное направление — именно поэтому неслучайными выглядят теракты в Афганистане, Пакистане, Иране. География меняется, именно по этой причине российский лидер Владимир Путин на саммите ШОС предупредил партнеров о том, что ситуация в Афганистане стремительно деградирует. В западной прессе также появляются сообщения, в которых анализируются возможности террористической организации в Средней Азии. Но ИГИЛ — это еще не вся проблема, на Ближнем Востоке одновременно появляются и другие очаги напряженности.

Терроризм, террористы, терроризм, террорист, военные действия
Судя по всему, борьба с терроризмом может идти вечно
Фото: depositphotos.com © URA.RU

Сегодня многие восторженно обсуждают возможную гибель лидера террористической организации Ибрагима Абу-Бакра аль-Багдади. Я вам могу сказать, что такие новости об убийстве их главаря появляются регулярно. Может быть, он, и вправду, убит, но я не исключаю, что аль-Багдади мог стать жертвой внутренних разборок. В любом случае устройство этой структуры, в которой роль лидера не такая и значительная, как ее пытаются представить. Не удивлюсь, если уже завтра в ИГИЛ появятся новые предводители.

Очевидно, что расстановка сил в регионе начинает меняться, причем она не так однозначна, как может показаться. Поведение американцев сегодня выглядит нелогично: то они ругаются с Катаром, обвиняя его в поддержке терроризма, то подписывают с ним соглашение о поставке истребителей. Складывается впечатление, что они решили надавить на Катар, чтобы банально выкачать из него деньги, ведь речь идет о достаточно серьезном контракте. Сейчас стали формироваться самые невероятные альянсы. Еще вчера было трудно представить, что шиитский Иран вступит в альянс с суннитской Турцией: ежа с ужом скрестили — вот как это называется!

Надо учитывать и тот факт, что Россия с Ираном и Турцией находится в негласной коалиции на сирийском направлении. Эрдоган ищет поддержку Путина, чтобы сохранить территориальную целостность страны, Иран выступает против независимости иракского Курдистана. Есть опасения, что американцы начнут входить в страну, наблюдая перемещение в их сторону ИГИЛ.

И самое главное — это разрушительное цунами начинает приближаться к границам бывшего Советского Союза. Удастся ли его остановить — большой вопрос.

На этом направлении Россия ведет себя последовательно, к нашей дипломатии здесь не может быть претензий. Наши вооруженные силы присутствуют в Сирии, мы являемся там инициаторами политического процесса, фактически мы работаем в негласном тесном контакте с американцами в военной части. Кроме того, у нас появились контуры тактического альянса с Турцией, а также с Ираном, хотя последний и имеет свои взгляды на будущее сирийского урегулирования.

Волонтер Евгений Ганеев в Сирии, Сирия, ганеев евгений, хомс
Сегодня есть множество сценариев дальнейшего развития конфликта на Ближнем Востоке
Фото: Евгений Ганеев

Сценариев дальнейшего развития ситуации на Ближнем Востоке очень много. Пока же четко просматривается одна вещь: ИГИЛ остается геополитическим инструментарием, его выдавливают из Ирака и Сирии.

С ИГИЛ вообще связано много загадок. Численность группировки составляет, согласно экспертным оценкам, около 80 тысяч человек. Я не помню примеров в новейшей истории, когда на таком пятачке работали многочисленные коалиции. Все они ожесточенно бьются с ИГИЛ и никак не могут его победить. Это означает только одно: задача победить и не стоит, все стороны процесса преследуют исключительно свои интересы. А ИГИЛ является инструментарием и пользуется этой ситуацией. Пока этот инструмент будет востребован, о победе над терроризмом говорить не приходится. Сейчас лишь меняется территория дестабилизации — волна неизбежно идет по направлению к Китаю.

Какой основной плюс для России? Наша нынешняя позиция позволяет нам выступать в роли важного посредника для урегулирования ситуации в регионе. Мы стали в этом «горячем» регионе профессиональными переговорщиками, успешными дипломатами. По сути, у нас особый статус. Однако России нужно вести себя осмотрительно — таким образом, чтобы ее не втянули в новый конфликт.

* ИГИЛ — запрещенная в РФ террористическая организация

  • Михаил Белый
Загрузка...