Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
34

Почему школьники устраивают кровавые бойни

Все версии ЧП в Бурятии: соцсети и молодежные преступные группировки
Нападения на школы становятся тревожной тенденцией, но остановить их невозможно, говорят эксперты Фото:

В основе кровавой драмы в школе в Бурятии могла быть заранее спланированная в соцсетях диверсия, разборка молодежных преступных групп или желание прославиться. Опрошенные «URA.RU» эксперты выдвинули сразу несколько версий произошедшего. Согласно одной из них, нападения на школы в Бурятии, Перми и Челябинской области, случившиеся на этой неделе, могут быть связаны между собой.

Учения МЧС с главами. Пожар в школе. Челябинск., эвакуация школьников
Только за одну неделю сразу в трех школах страны разыгрались кровавые драмы
Фото:

В пятницу утром, 19 января, в школу в Улан-Удэ ворвался девятиклассник с топором и «коктейлем Молотова». Он нанес школьникам и учительнице несколько ударов топором и поджег класс. Этот случай третий на неделе — понедельник, 15 января, в Перми двое парней пришли в школу с ножами и порезали 15 человек, а в среду, 17 января, поножовщина случилась в Челябинской области.

«С большой долей уверенности можно говорить о том, что нападения на школы в разных регионах связаны между собой. Возможно, у них даже был общий координатор», — пояснил «URA.RU» руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр Михаил Виноградов. По его словам, соцсети позволяют «организовывать целые эпидемии таких нападений».

«У „групп смерти“ в интернете, как выяснилось, тоже были организаторы. Правоохранительным органам, в итоге, удалось их вычислить. Вполне возможно, что за этими ЧП также стоят конкретные люди», — полагает эксперт.

Он не исключил, что в данном случае имеет место «состязательность в совершении преступлений». «Подросток мог увидеть по телевизору или в интернете случай в Перми, где старшеклассник учинил бойню, и решил сделать это еще более масштабно, в частности, с использованием „коктейля Молотова“», — отметил Виноградов, подчеркнув, что три схожих ЧП на одной неделе вряд ли могут быть полной случайностью.

Школа №127. Первый учебный день после нападения. Пермь, школа 127
Школа № 127 в Перми на этой неделе стала первой в цепи страшных событий
Фото:

Полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло также сравнил ЧП в Бурятии с суицидальной «игрой» «синий кит», которая была популярна у подростков в прошлом году. «По предварительной информации, [подросток] состоял в закрытой группе в соцсетях и мог быть связан с нападавшими на школы в других регионах», — пояснил высокопоставленный чиновник. В Минкомсвязи уже заявили, что блокировки групп, призывающих к убийству в школах, начнутся уже сегодня.

Ветеран группы «Альфа» Игорь Шевчук в разговоре с «URA.RU» утверждает, что «у некоторых подростков что-то могло щелкнуть в голове». «Так, молодой человек с нестабильной психикой вполне мог увидеть предыдущие случаи и подумать — а ведь я могу сделать так же. Скорее всего, нападавший просто вдохновился отрицательным примером и пошел на преступление», — считает Шевчук.

Глава общественной организации «Родительское собрание» Константин Долинин не исключает, что и в Перми, и в Бурятии могли действовать члены молодежных преступных групп. «Нашей молодежью никто совершенно не занимается. Дети же не рождаются с топорами в руками. Они не спонтанно, а постепенно приходят к тому, чтобы идти на такие страшные вещи. Потому что никого другого рядом нет — молодежная политика полностью провалена.

Детьми у нас хорошо занимается только криминалитет»,

— заявил он в беседе с «URA.RU». В частности, по его словам, серьезные вопросы вызывает работа органов опеки и института уполномоченных в регионах. «Где все эти чиновники? Где они были в Перми? Чем они занимаются? Мы наблюдаем полную имитацию бурной деятельности. В ряде регионов работа с детьми практически не ведется — возьмите, например, Ульяновск. Кто из людей там знает фамилию детского уполномоченного? Именно поэтому нет никакой гарантии, что завтра очередной подросток не возьмет топор в руки и не пойдет убивать своих сверстников. Кровавая драма может повториться в любой школе. И эту цепочку происшествий невозможно остановить по щелчку пальцев», — подчеркнул собеседник агентства.

Нападение на учеников, школа 127. Пермь, школа 127, полиция
Эксперты выдвигают самые разные версии происходящего в школах
Фото:

В то же время вице-президент Независимой психиатрической ассоциации России Алексей Перехов призывает не делать скоропалительных выводов. «Очень часто у таких преступлений схожая внешняя картина, однако в основе лежат совершенно разные мотивы. Кто-то стал жертвой травли, в результате чего взял в руки оружие, кто-то — пытается подражать другим, третьи — мечтают таким образом прославиться и попасть в новости федеральных каналов или Книгу рекордов Гиннесса», — объяснил специалист. Он усомнился в том, что между тремя случаями нападений на школы есть связь: «Не исключено, что для того же подростка в Бурятии новость о ЧП в Перми просто стала последней каплей, побудив пойти на такой шаг».

Продолжайте получать новости URA.RU даже в случае блокировки Google, подпишитесь на telegram-канал URA.RU
Подписаться
В основе кровавой драмы в школе в Бурятии могла быть заранее спланированная в соцсетях диверсия, разборка молодежных преступных групп или желание прославиться. Опрошенные «URA.RU» эксперты выдвинули сразу несколько версий произошедшего. Согласно одной из них, нападения на школы в Бурятии, Перми и Челябинской области, случившиеся на этой неделе, могут быть связаны между собой. В пятницу утром, 19 января, в школу в Улан-Удэ ворвался девятиклассник с топором и «коктейлем Молотова». Он нанес школьникам и учительнице несколько ударов топором и поджег класс. Этот случай третий на неделе — понедельник, 15 января, в Перми двое парней пришли в школу с ножами и порезали 15 человек, а в среду, 17 января, поножовщина случилась в Челябинской области. «С большой долей уверенности можно говорить о том, что нападения на школы в разных регионах связаны между собой. Возможно, у них даже был общий координатор», — пояснил «URA.RU» руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях, психиатр Михаил Виноградов. По его словам, соцсети позволяют «организовывать целые эпидемии таких нападений». «У „групп смерти“ в интернете, как выяснилось, тоже были организаторы. Правоохранительным органам, в итоге, удалось их вычислить. Вполне возможно, что за этими ЧП также стоят конкретные люди», — полагает эксперт. Он не исключил, что в данном случае имеет место «состязательность в совершении преступлений». «Подросток мог увидеть по телевизору или в интернете случай в Перми, где старшеклассник учинил бойню, и решил сделать это еще более масштабно, в частности, с использованием „коктейля Молотова“», — отметил Виноградов, подчеркнув, что три схожих ЧП на одной неделе вряд ли могут быть полной случайностью. Полпред президента в Сибирском федеральном округе Сергей Меняйло также сравнил ЧП в Бурятии с суицидальной «игрой» «синий кит», которая была популярна у подростков в прошлом году. «По предварительной информации, [подросток] состоял в закрытой группе в соцсетях и мог быть связан с нападавшими на школы в других регионах», — пояснил высокопоставленный чиновник. В Минкомсвязи уже заявили, что блокировки групп, призывающих к убийству в школах, начнутся уже сегодня. Ветеран группы «Альфа» Игорь Шевчук в разговоре с «URA.RU» утверждает, что «у некоторых подростков что-то могло щелкнуть в голове». «Так, молодой человек с нестабильной психикой вполне мог увидеть предыдущие случаи и подумать — а ведь я могу сделать так же. Скорее всего, нападавший просто вдохновился отрицательным примером и пошел на преступление», — считает Шевчук. Глава общественной организации «Родительское собрание» Константин Долинин не исключает, что и в Перми, и в Бурятии могли действовать члены молодежных преступных групп. «Нашей молодежью никто совершенно не занимается. Дети же не рождаются с топорами в руками. Они не спонтанно, а постепенно приходят к тому, чтобы идти на такие страшные вещи. Потому что никого другого рядом нет — молодежная политика полностью провалена. Детьми у нас хорошо занимается только криминалитет», — заявил он в беседе с «URA.RU». В частности, по его словам, серьезные вопросы вызывает работа органов опеки и института уполномоченных в регионах. «Где все эти чиновники? Где они были в Перми? Чем они занимаются? Мы наблюдаем полную имитацию бурной деятельности. В ряде регионов работа с детьми практически не ведется — возьмите, например, Ульяновск. Кто из людей там знает фамилию детского уполномоченного? Именно поэтому нет никакой гарантии, что завтра очередной подросток не возьмет топор в руки и не пойдет убивать своих сверстников. Кровавая драма может повториться в любой школе. И эту цепочку происшествий невозможно остановить по щелчку пальцев», — подчеркнул собеседник агентства. В то же время вице-президент Независимой психиатрической ассоциации России Алексей Перехов призывает не делать скоропалительных выводов. «Очень часто у таких преступлений схожая внешняя картина, однако в основе лежат совершенно разные мотивы. Кто-то стал жертвой травли, в результате чего взял в руки оружие, кто-то — пытается подражать другим, третьи — мечтают таким образом прославиться и попасть в новости федеральных каналов или Книгу рекордов Гиннесса», — объяснил специалист. Он усомнился в том, что между тремя случаями нападений на школы есть связь: «Не исключено, что для того же подростка в Бурятии новость о ЧП в Перми просто стала последней каплей, побудив пойти на такой шаг».
Кровавая поножовщина в пермской школе
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...