Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
3

«После той кампании я поняла, кто мой друг, а кто просто рядом»

Первый кандидат на выборы в думу Екатеринбурга. Элита однажды уже собрала для нее 23 млн
Учредитель ассоциации «Особые люди» Татьяна Флеганова не отказывается от любой возможности повлиять на ситуацию в своей сфере: будь то выборы в парламент или встреча с омбудсменом Фото:

Учредителя свердловской ассоциации «Особые люди» Татьяну Флеганову нередко сравнивают с другой известной благотворительницей, Чулпан Хаматовой. Похожие приемы, те же заигрывания с властью. Впрочем, Флеганова и не скрывает, что считает Хаматову примером. Последняя, впрочем, в свое время сделала выбор в сторону общественной деятельности, а Флеганова продолжает попытки попасть во власть. Предыдущие потерпели фиаско. Когда ждать новых — в интервью «URA.RU».

— Татьяна, у нас недавно было интервью с вице-президентом фонда «Город без наркотиков» Тимофеем Жуковым, в котором он заявил, что по отношению к общественникам люди настроены лучше, чем к депутатам. Разделяете его мнение?

— Люди доверяют тому, кого знают. Если, например, я представляю интересы определенной группы населения, родителей с особыми детьми, их доверие растет ко мне тогда, когда они получают от меня реальную помощь. И наоборот. Если вдруг кому-то помочь не удалось, то они точно так же могут меня критиковать. Мол, что я за общественница, которая только говорит, но никому не оказывает адресную помощь конкретно. Но я себе сейчас поставила другую задачу — это системные изменения в государственной помощи людям с инвалидностью. Поэтому, на мой взгляд, здесь не важно политик ты или общественник.

Интервью с Татьяной Флегановой. Екатеринбург , флеганова татьяна
Учредитель ассоциации «Особые люди» считает, что общественники несут ответственность перед социумом не меньшую, чем депутаты
Фото:

— В 2016 году вы участвовали в праймериз «Единой России» в региональный парламент. Зачем?

— Чтобы участвовать в выборах в Законодательное Собрание Свердловской области и иметь возможность участвовать в законодательной деятельности на региональном уровне. Мое образование вполне позволяет это делать, я закончила УрАГС по специализации «ГМУ и юриспруденция». Считаю, что мне бы хватило компетенций для этой работы. Чувствую в этом необходимость в реализации проекта «Я Есть» по выстраивании жизненного маршрута для детей с инвалидностью. Например, 16 регионов России закрепили у себя на территориях специальный статус для поступления особых первоклашек в школы, а наш регион, к сожалению, пока нет. Мы же вынуждены думать, как определить ребенка с особенностями развития в учебное заведение. Потому что детей у нас распределяют согласно прописке. Наш регион, на мой взгляд, может использовать свои возможности чуть шире по тематике помощи детям с инвалидностью. На мой взгляд, в статусе депутата Заксобрания, появляется больше возможностей создавать лучшие условия для семей и детей.

— А вы тогда действительно рассчитывали на победу или все-таки участвовали в качестве медийной персоны?

— Мое участие было абсолютно естественным шагом, чтобы использовать появившуюся возможность открыто заявить о своих позициях, чтобы обратить внимание на тему, которой стала открыто заниматься, на проблематику, которая есть у семей с людьми с инвалидностью. Это позволило провести встречи с родителями, напечатать и раздать листовки с описанием и обозначением актуальной проблематики, вышли интервью, мы работали командой с родителеми, для которых это жизненно важно. Однако, конечно, я объективно оценивала свои шансы. Я шла по Верх-Исетскому району и видела своих конкурентов. Тем не менее наш проект «Я есть» в ходе кампании был презентован губернатору, который в последствии его поддержал и направил в работу.

— Как вы познакомились с губернатором Евгением Куйвашевым?

— В 2016 году, когда была первая встреча с Павлом Астаховым. Евгений Владимирович понимает, что те проекты, которые мы реализовываем, нужны области. Тему поддержки особых семей с инвалидностью он рассматривает как одну из важных, на мой взгляд. Действительно включается с интересом в обсуждение и решение вопросов.

Интервью с Татьяной Флегановой. Екатеринбург , флеганова татьяна
Татьяна Флеганова: «Мне бы хотелось, чтобы мои общественные дела не смешивали с политикой»
Фото:

— По нашей информации, после того, как вы заявились на праймериз «ЕР», от вас отвернулась некоторая часть близкого окружения.

— Я бы не хотела углубляться в эту тему. Скажу лишь, что после той кампании я поняла, кто мой друг, а кто просто рядом. Поэтому до сих пор кто-то продолжил со мной общаться, кто-то — нет, это их выбор.

— Те, кто осуждал, как они аргументировали свою позицию?

— Во многом сказалась их недоинформированность. Многие тут же начали ассоциировать меня с конкретной партией. У нас ведь в стране люди очень любят говорить, что он с этими, против тех. Но праймериз — это площадка, которая позволила кандидатам заявить о себе. Такого не делала ни одна партия. Я принимала участие как самовыдвиженец.

— Некоторым было непонятно другое: зачем вы вступили в игру, исход которой заранее предрешен.

— Мне было важно посмотреть, как работает эта система, и сделать свои выводы. Если бы я не попробовала, то очень многого бы не узнала. К сожалению, у меня нет рядом такого примера, с кем можно было бы посоветоваться и узнать, чтоб выверить свои шаги. Все, с кем мне удалось поговорить, депутаты, кто пришел из бизнеса в разное время в законодательные органы разного уровня, имели разные точки зрения, но все сказали — пробуй. И если это получится, сможешь более качественно помогать своим семьям улучшая их жизнь. Теперь у меня есть хороший опыт.

— В сентябре этого года выборы в Екатеринбургскую гордуму — не хотите вновь попробовать свои силы в избирательной кампании?

— Отвечу коротко: хочу. Но сейчас для меня самая главная задача — качественная реализация уже запущенных проектов ассоциации « Особые люди».

Заседание попечительского совета Екатерининской ассамблеи-2017. Екатеринбург, черкашин владимир, екатерининская ассамблея, флеганова татьяна
Ассоциация «Особые люди» должна успеть реализовать вырученные на Екатерининской ассамблее деньги за год (фото — с заседания попечителей)
Фото:

— Снова заявитесь на праймериз «ЕР»?

— В жизни все возможно.

— Вы действительно думаете, что статус депутата гордумы поможет вам продвинуть на региональном уровне те идеи, которые пропагандирует ваша ассоциация «Особые люди»?

— Речь в первую очередь не про статус, а про опыт, который это может дать. Для того, чтобы стать хорошим директором завода, необходимо, на мой взгляд, побыть и просто технарем, для кого-то полезно разнорабочим поработать или начальником производства. Все должно быть поступательно.

— А что вы подразумеваете под статусом директора завода — Госдуму?

— Пока не хотелось бы забегать вперед настолько.

— У нас сейчас проходит президентская кампания. Не планируете поддержать одного из кандидатов своим именем? Вероятно, это могло бы добавить вам политических очков.

— Ко мне за поддержкой никто не обращался. Если бы предложение поступило, возможно, я бы его рассмотрела.

— Если бы позвонили из штаба Путина, согласились бы?

— Возможно. В данном случае не вижу смысла это обсуждать.

— Почему я спросил про Путина: на выборах в 2012 году Чулпан Хаматова, одна из учредителей благотворительного фонда «Подари жизнь», записала ролик в его поддержку. Часть общественности ее за это раскритиковала.

Ежегодный благотворительный аукцион «Екатерининская ассамблея». Екатеринбург, чебыкина ольга, флеганова татьяна, теребенина елена, хаматова чулпан
Флеганова (в центре) считает Чулпан Хаматову (справа) примером
Фото:

— В данном случае нужно посмотреть на результат: что это принесло Чулпан. Это был ее выбор, ее решение. Я не вправе давать оценку.

— Она для вас пример?

— Пример, но не кумир. Очень важно это разграничить. Мне нравится, как планомерно она выстраивает свою деятельность. Сначала Чулпан ходила и разговаривала с благотворителями, чтобы находить деньги на лечение детей. Потом это оформилось в структурированную работу фонда. После было налажено сотрудничество с Минздравом, больницами. Затем появлялись большие системные благотворители. За ее ростом я слежу.

— Тот факт, что в конце прошлого года на главном свердловском благотворительном аукционе «Екатерининская ассамблея» деньги собирали именно для вашей ассоциации «Особые люди», говорит о том, что у вас хорошие отношения со свердловской властью? Или дело в другом?

— Тема ежегодной благотворительной акции в Свердловской области была актуальна и до существования ассоциации «Особые люди». По счету это уже 7-я ассамблея. Там открытая система отбора проектов для всех организаций. Изначально формировался шорт-лист, потом было голосование. На самом вечере ко мне многие подходили и обсуждали проект, так как изучали и читали, вникали в суть, наша заявка оказалась достаточно интересной для большинства голосующих членов союза.

— Выстраивание партнерских отношений с властью не ограничивает вас как общественницу? Например, могли бы вы, скажем, высказаться в поддержку Евгения Ройзмана?

— Мне бы хотелось, чтобы мои общественные дела не смешивали с политикой. Например, наш проект «Лыжи мечты» поддержали и мэр Екатеринбурга, и областная администрация, и городская. «Особые люди» на нейтральной территории.

— Но у вас же есть своя позиция. Допустим, в ответ на инициативу строительства Храма на воде вы не высказывались.

— Меня не спрашивали. Если хотите мою позицию, то я христианка и для меня храмы на земле логичнее. За экологию я тоже всегда ратую.

— Другая резонансная тема — снос телебашни. Поддерживаете?

— Если снос башни будет безопасно осуществлен и земля более выгодно будет использоваться для общественных целей, то грустить о ней не буду. Как мне кажется, земля под ней пропадает. Необходимо, на мой взгляд, подходить к решению рационально. Вот если бы мы на этом месте смогли построить детский реабилитационный центр, которого у нас нет как у третьего или второго города в России, тогда, конечно, я могла бы быть рьяным сторонником, ратовавшим за снос башни. Но и облик города тоже важен, на мой взгляд, недостроенная башня нас не украшает.

— В 2016 году экс-детский омбудсмен Павел Астахов назначил вас уполномоченной по особым детям в УрФО. Сейчас аппарат возглавляет Анна Кузнецова. Ваш статус сохранился?

— Институт общественного помощника был упразднен, но я была включена в новый состав общественного совета при аппарате уполномоченного. С 2018 возглавляю сектор поддержки и защиты семей, имеющих детей-инвалидов, детей с ОВЗ по доступной среде в быту и социуме.

— То есть вы обладаете административным ресурсом?

— Выносить важные вопросы на уровень аппарата уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ — это, конечно, можно назвать возможностью донести необходимое быстро, чтобы в последствии это могло принять статус законодательной инициативы или действий, направленных на решение проблемного вопроса.

Учредителя свердловской ассоциации «Особые люди» Татьяну Флеганову нередко сравнивают с другой известной благотворительницей, Чулпан Хаматовой. Похожие приемы, те же заигрывания с властью. Впрочем, Флеганова и не скрывает, что считает Хаматову примером. Последняя, впрочем, в свое время сделала выбор в сторону общественной деятельности, а Флеганова продолжает попытки попасть во власть. Предыдущие потерпели фиаско. Когда ждать новых — в интервью «URA.RU». — Татьяна, у нас недавно было интервью с вице-президентом фонда «Город без наркотиков» Тимофеем Жуковым, в котором он заявил, что по отношению к общественникам люди настроены лучше, чем к депутатам. Разделяете его мнение? — Люди доверяют тому, кого знают. Если, например, я представляю интересы определенной группы населения, родителей с особыми детьми, их доверие растет ко мне тогда, когда они получают от меня реальную помощь. И наоборот. Если вдруг кому-то помочь не удалось, то они точно так же могут меня критиковать. Мол, что я за общественница, которая только говорит, но никому не оказывает адресную помощь конкретно. Но я себе сейчас поставила другую задачу — это системные изменения в государственной помощи людям с инвалидностью. Поэтому, на мой взгляд, здесь не важно политик ты или общественник. — В 2016 году вы участвовали в праймериз «Единой России» в региональный парламент. Зачем? — Чтобы участвовать в выборах в Законодательное Собрание Свердловской области и иметь возможность участвовать в законодательной деятельности на региональном уровне. Мое образование вполне позволяет это делать, я закончила УрАГС по специализации «ГМУ и юриспруденция». Считаю, что мне бы хватило компетенций для этой работы. Чувствую в этом необходимость в реализации проекта «Я Есть» по выстраивании жизненного маршрута для детей с инвалидностью. Например, 16 регионов России закрепили у себя на территориях специальный статус для поступления особых первоклашек в школы, а наш регион, к сожалению, пока нет. Мы же вынуждены думать, как определить ребенка с особенностями развития в учебное заведение. Потому что детей у нас распределяют согласно прописке. Наш регион, на мой взгляд, может использовать свои возможности чуть шире по тематике помощи детям с инвалидностью. На мой взгляд, в статусе депутата Заксобрания, появляется больше возможностей создавать лучшие условия для семей и детей. — А вы тогда действительно рассчитывали на победу или все-таки участвовали в качестве медийной персоны? — Мое участие было абсолютно естественным шагом, чтобы использовать появившуюся возможность открыто заявить о своих позициях, чтобы обратить внимание на тему, которой стала открыто заниматься, на проблематику, которая есть у семей с людьми с инвалидностью. Это позволило провести встречи с родителями, напечатать и раздать листовки с описанием и обозначением актуальной проблематики, вышли интервью, мы работали командой с родителеми, для которых это жизненно важно. Однако, конечно, я объективно оценивала свои шансы. Я шла по Верх-Исетскому району и видела своих конкурентов. Тем не менее наш проект «Я есть» в ходе кампании был презентован губернатору, который в последствии его поддержал и направил в работу. — Как вы познакомились с губернатором Евгением Куйвашевым? — В 2016 году, когда была первая встреча с Павлом Астаховым. Евгений Владимирович понимает, что те проекты, которые мы реализовываем, нужны области. Тему поддержки особых семей с инвалидностью он рассматривает как одну из важных, на мой взгляд. Действительно включается с интересом в обсуждение и решение вопросов. — По нашей информации, после того, как вы заявились на праймериз «ЕР», от вас отвернулась некоторая часть близкого окружения. — Я бы не хотела углубляться в эту тему. Скажу лишь, что после той кампании я поняла, кто мой друг, а кто просто рядом. Поэтому до сих пор кто-то продолжил со мной общаться, кто-то — нет, это их выбор. — Те, кто осуждал, как они аргументировали свою позицию? — Во многом сказалась их недоинформированность. Многие тут же начали ассоциировать меня с конкретной партией. У нас ведь в стране люди очень любят говорить, что он с этими, против тех. Но праймериз — это площадка, которая позволила кандидатам заявить о себе. Такого не делала ни одна партия. Я принимала участие как самовыдвиженец. — Некоторым было непонятно другое: зачем вы вступили в игру, исход которой заранее предрешен. — Мне было важно посмотреть, как работает эта система, и сделать свои выводы. Если бы я не попробовала, то очень многого бы не узнала. К сожалению, у меня нет рядом такого примера, с кем можно было бы посоветоваться и узнать, чтоб выверить свои шаги. Все, с кем мне удалось поговорить, депутаты, кто пришел из бизнеса в разное время в законодательные органы разного уровня, имели разные точки зрения, но все сказали — пробуй. И если это получится, сможешь более качественно помогать своим семьям улучшая их жизнь. Теперь у меня есть хороший опыт. — В сентябре этого года выборы в Екатеринбургскую гордуму — не хотите вновь попробовать свои силы в избирательной кампании? — Отвечу коротко: хочу. Но сейчас для меня самая главная задача — качественная реализация уже запущенных проектов ассоциации « Особые люди». — Снова заявитесь на праймериз «ЕР»? — В жизни все возможно. — Вы действительно думаете, что статус депутата гордумы поможет вам продвинуть на региональном уровне те идеи, которые пропагандирует ваша ассоциация «Особые люди»? — Речь в первую очередь не про статус, а про опыт, который это может дать. Для того, чтобы стать хорошим директором завода, необходимо, на мой взгляд, побыть и просто технарем, для кого-то полезно разнорабочим поработать или начальником производства. Все должно быть поступательно. — А что вы подразумеваете под статусом директора завода — Госдуму? — Пока не хотелось бы забегать вперед настолько. — У нас сейчас проходит президентская кампания. Не планируете поддержать одного из кандидатов своим именем? Вероятно, это могло бы добавить вам политических очков. — Ко мне за поддержкой никто не обращался. Если бы предложение поступило, возможно, я бы его рассмотрела. — Если бы позвонили из штаба Путина, согласились бы? — Возможно. В данном случае не вижу смысла это обсуждать. — Почему я спросил про Путина: на выборах в 2012 году Чулпан Хаматова, одна из учредителей благотворительного фонда «Подари жизнь», записала ролик в его поддержку. Часть общественности ее за это раскритиковала. — В данном случае нужно посмотреть на результат: что это принесло Чулпан. Это был ее выбор, ее решение. Я не вправе давать оценку. — Она для вас пример? — Пример, но не кумир. Очень важно это разграничить. Мне нравится, как планомерно она выстраивает свою деятельность. Сначала Чулпан ходила и разговаривала с благотворителями, чтобы находить деньги на лечение детей. Потом это оформилось в структурированную работу фонда. После было налажено сотрудничество с Минздравом, больницами. Затем появлялись большие системные благотворители. За ее ростом я слежу. — Тот факт, что в конце прошлого года на главном свердловском благотворительном аукционе «Екатерининская ассамблея» деньги собирали именно для вашей ассоциации «Особые люди», говорит о том, что у вас хорошие отношения со свердловской властью? Или дело в другом? — Тема ежегодной благотворительной акции в Свердловской области была актуальна и до существования ассоциации «Особые люди». По счету это уже 7-я ассамблея. Там открытая система отбора проектов для всех организаций. Изначально формировался шорт-лист, потом было голосование. На самом вечере ко мне многие подходили и обсуждали проект, так как изучали и читали, вникали в суть, наша заявка оказалась достаточно интересной для большинства голосующих членов союза. — Выстраивание партнерских отношений с властью не ограничивает вас как общественницу? Например, могли бы вы, скажем, высказаться в поддержку Евгения Ройзмана? — Мне бы хотелось, чтобы мои общественные дела не смешивали с политикой. Например, наш проект «Лыжи мечты» поддержали и мэр Екатеринбурга, и областная администрация, и городская. «Особые люди» на нейтральной территории. — Но у вас же есть своя позиция. Допустим, в ответ на инициативу строительства Храма на воде вы не высказывались. — Меня не спрашивали. Если хотите мою позицию, то я христианка и для меня храмы на земле логичнее. За экологию я тоже всегда ратую. — Другая резонансная тема — снос телебашни. Поддерживаете? — Если снос башни будет безопасно осуществлен и земля более выгодно будет использоваться для общественных целей, то грустить о ней не буду. Как мне кажется, земля под ней пропадает. Необходимо, на мой взгляд, подходить к решению рационально. Вот если бы мы на этом месте смогли построить детский реабилитационный центр, которого у нас нет как у третьего или второго города в России, тогда, конечно, я могла бы быть рьяным сторонником, ратовавшим за снос башни. Но и облик города тоже важен, на мой взгляд, недостроенная башня нас не украшает. — В 2016 году экс-детский омбудсмен Павел Астахов назначил вас уполномоченной по особым детям в УрФО. Сейчас аппарат возглавляет Анна Кузнецова. Ваш статус сохранился? — Институт общественного помощника был упразднен, но я была включена в новый состав общественного совета при аппарате уполномоченного. С 2018 возглавляю сектор поддержки и защиты семей, имеющих детей-инвалидов, детей с ОВЗ по доступной среде в быту и социуме. — То есть вы обладаете административным ресурсом? — Выносить важные вопросы на уровень аппарата уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ — это, конечно, можно назвать возможностью донести необходимое быстро, чтобы в последствии это могло принять статус законодательной инициативы или действий, направленных на решение проблемного вопроса.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...