Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
5

Аномальная жара в Арктике вызовет вспышку сибирской язвы

А на Ямале ученые прогнозируют крах нефтедобычи
Таяние арктических льдов опаснее, чем кажется, предупреждают климатологи Фото:

Зафиксированная в Арктике 35-градусная жара повлечет за собой новые вызовы для России, утверждают метеорологи. Опрошенные «URA.RU» специалисты предсказывают самые неожиданные последствия: от проблем нефтедобытчиков до вспышек смертельных болезней.

Об аномальном зное в Арктике ранее сообщили специалисты Шведского метеорологического института. Станция Маркусвинс, расположенная в Швеции к северу от Полярного круга, зафиксировала максимальную температуру в истории региона — 34,8 градуса.

Виды Перми
В Арктике климат меняется быстрее, чем во всем мире
Фото:

Рост температур в Арктике — долговременный климатический тренд, продолжающийся многие десятилетия. По данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), в этом регионе климат меняется сильнее всего в мире — примерно в два раза быстрее, чем в среднем на планете. В частности, стремительно сокращается площадь арктических льдов: с 7,5 миллиона квадратных километров в конце 1970-х до 4,3 миллиона квадратных километра в 2007 году.

Директор климатической программы WWF Алексей Кокорин объясняет это не только естественными процессами, но и влиянием человека. «В Арктике все чаще происходит вторжение теплого, даже жаркого воздуха с юга, а арктического воздуха — с севера. Это увязывается с тем, что человеческая деятельность усиливает парниковый эффект. Соответственно, 35 градусов в Арктике — это не солнышко прогрело, это занос очень жаркого воздуха с юга», — пояснил климатолог в разговоре с «URA.RU».

Главной опасностью слишком долгого повышения температуры в Арктике специалисты называют таяние льдов. В WWF опасаются, что к концу столетия в летнее время льдов в регионе не будет совсем. Однако даже простое таяние способно обернуться «самыми разными последствиями», прогнозирует Алексей Кокорин. По его словам, со временем увеличится сток сибирских рек, и уровень воды в водоемах значительно поднимется.

«Будет больше береговая эрозия (размывание берегов рек — прим. ред.). Пострадают сооружения, которые стоят на берегах. Также возможно подтопление низменных участков», — предупредил специалист.

Кроме того, из-за близости к Арктике может серьезно пострадать Ямал. Там, по мнению Кокорина, могут сорваться некоторые промышленные проекты, например, Северный широтный ход — железная дорога, которая должна связать западную и восточную части Ямало-Ненецкого автономного округа. «Построить и поддерживать железную дорогу в условиях вечной мерзлоты и ее все более глубокого таяния крайне сложно. Примером тому линия „Обская — Бованенково“. Ее планировали „дотащить“ до поселка Сабетта. Но этого так и не произошло, потому что ее все время надо чинить», — заметил климатолог.

Потепление в Арктике может ударить и по нефтедобывающей отрасли, предполагает кандидат географических наук, преподаватель Челябинского государственного университета Екатерина Пестрякова. Потоки воды от таящих арктических льдов наполнят северные реки, которые способны подтопить или разрушить промышленные объекты. «Катастрофы грозят нефтедобывающим платформам на Ямале, их попросту может затопить. И человечество должно к этому подготовиться», — заявила Пестрякова.

День донора на Соликамской, 6. Екатеринбург
Изменения климата могут обернуться вспышкой опасных болезней
Фото:

Гораздо опаснее, по словам Кокорина, возможная эпидемия сибирской язвы, к которой также может привести таяние арктических льдов. Климатолог напомнил о вспышке опасной болезни на Ямале в 2016 году. Тогда язву обнаружили у 20 человек, один ребенок скончался. Пострадали и ямальские оленеводства — от болезни умерли более 2 тысяч оленей. «Там тоже были температуры до 35 градусов, многолетние мерзлые породы оттаяли чуть больше, чем это обычно бывает. Из-за этого и произошел контакт вод с захоронениями животных», — объяснил эксперт.

Избежать опасных последствий моментально, как считают ученые, не получится. WWF России организовал специальный проект, который решает проблему таяния льдов Арктики. Сейчас специалисты ведут активную работу в северных регионах страны, налаживают контакт с региональной и федеральной властью.

«Наша жизнь не такая длинная, как изменения климата, — говорит Пестрякова. — Все процессы в природе протекают медленно, и мы можем и должны к ним приспособиться».

Зафиксированная в Арктике 35-градусная жара повлечет за собой новые вызовы для России, утверждают метеорологи. Опрошенные «URA.RU» специалисты предсказывают самые неожиданные последствия: от проблем нефтедобытчиков до вспышек смертельных болезней. Об аномальном зное в Арктике ранее сообщили специалисты Шведского метеорологического института. Станция Маркусвинс, расположенная в Швеции к северу от Полярного круга, зафиксировала максимальную температуру в истории региона — 34,8 градуса. Рост температур в Арктике — долговременный климатический тренд, продолжающийся многие десятилетия. По данным Всемирного фонда дикой природы (WWF), в этом регионе климат меняется сильнее всего в мире — примерно в два раза быстрее, чем в среднем на планете. В частности, стремительно сокращается площадь арктических льдов: с 7,5 миллиона квадратных километров в конце 1970-х до 4,3 миллиона квадратных километра в 2007 году. Директор климатической программы WWF Алексей Кокорин объясняет это не только естественными процессами, но и влиянием человека. «В Арктике все чаще происходит вторжение теплого, даже жаркого воздуха с юга, а арктического воздуха — с севера. Это увязывается с тем, что человеческая деятельность усиливает парниковый эффект. Соответственно, 35 градусов в Арктике — это не солнышко прогрело, это занос очень жаркого воздуха с юга», — пояснил климатолог в разговоре с «URA.RU». Главной опасностью слишком долгого повышения температуры в Арктике специалисты называют таяние льдов. В WWF опасаются, что к концу столетия в летнее время льдов в регионе не будет совсем. Однако даже простое таяние способно обернуться «самыми разными последствиями», прогнозирует Алексей Кокорин. По его словам, со временем увеличится сток сибирских рек, и уровень воды в водоемах значительно поднимется. «Будет больше береговая эрозия (размывание берегов рек — прим. ред.). Пострадают сооружения, которые стоят на берегах. Также возможно подтопление низменных участков», — предупредил специалист. Кроме того, из-за близости к Арктике может серьезно пострадать Ямал. Там, по мнению Кокорина, могут сорваться некоторые промышленные проекты, например, Северный широтный ход — железная дорога, которая должна связать западную и восточную части Ямало-Ненецкого автономного округа. «Построить и поддерживать железную дорогу в условиях вечной мерзлоты и ее все более глубокого таяния крайне сложно. Примером тому линия „Обская — Бованенково“. Ее планировали „дотащить“ до поселка Сабетта. Но этого так и не произошло, потому что ее все время надо чинить», — заметил климатолог. Потепление в Арктике может ударить и по нефтедобывающей отрасли, предполагает кандидат географических наук, преподаватель Челябинского государственного университета Екатерина Пестрякова. Потоки воды от таящих арктических льдов наполнят северные реки, которые способны подтопить или разрушить промышленные объекты. «Катастрофы грозят нефтедобывающим платформам на Ямале, их попросту может затопить. И человечество должно к этому подготовиться», — заявила Пестрякова. Гораздо опаснее, по словам Кокорина, возможная эпидемия сибирской язвы, к которой также может привести таяние арктических льдов. Климатолог напомнил о вспышке опасной болезни на Ямале в 2016 году. Тогда язву обнаружили у 20 человек, один ребенок скончался. Пострадали и ямальские оленеводства — от болезни умерли более 2 тысяч оленей. «Там тоже были температуры до 35 градусов, многолетние мерзлые породы оттаяли чуть больше, чем это обычно бывает. Из-за этого и произошел контакт вод с захоронениями животных», — объяснил эксперт. Избежать опасных последствий моментально, как считают ученые, не получится. WWF России организовал специальный проект, который решает проблему таяния льдов Арктики. Сейчас специалисты ведут активную работу в северных регионах страны, налаживают контакт с региональной и федеральной властью. «Наша жизнь не такая длинная, как изменения климата, — говорит Пестрякова. — Все процессы в природе протекают медленно, и мы можем и должны к ним приспособиться».
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...