полная версия
Вы были перенаправлены
на мобильную версию
Москва
63,84
70,70
21:10   03 сентября 2019 40

На Урале забыли про Бажова: в год писателя разруха даже на его могиле

Уральский некрополь, куда боятся ходить туристы, заброшен и изрешечен пулями. Фото
Часть овалов заменена, но многие по-прежнему стоят, как на войне — изрешеченные пулями Фото: Анна Майорова © URA.RU

Свердловские власти объявили 2019-й годом писателя Павла Бажова: в январе ему исполнилось 140 лет. За дежурными торжествами забыли про сохранение наследия создателя уральских сказов: на Ивановском кладбище Екатеринбурга заброшена его могила, как и многих других известных свердловчан. «URA.RU» изучил главный уральский некрополь, которым гордились бы в Европе, но ходить по которому решаются только смельчаки. Ивановское кладбище, где похоронен Бажов — настоящий бурелом в центре города, хотя мог бы быть уральским Пер-Лашезом.

Кто нашел могилу Бажова

Немногие знают, что могила Павла Бажова находится не на Плотинке, в сердце Екатеринбурга (где установлена памятная стелла), а на Ивановском кладбище. Оно тоже в центре города — напротив Центрального стадиона, возле управления епархией и церковью Иоанна Предтечи. Писателя похоронили у главной аллеи, на горке. Ни с одной, ни с другой стороны корреспонденты «URA.RU» не нашли ни одного указателя, который вел бы к ней (как, впрочем, и к другим знаковым захоронениям). А путь к захоронению — по разбитому асфальту, через мусор и заброшенные могилы.

Ивановское кладбище. Екатеринбург
По кладбищу регулярно проводят экскурсии. Но асфальтированная дорожка только одна, и то не везде
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Памятник главному уральскому писателю появился на могиле через десять лет после смерти писателя в 1950-м. «Бажов при жизни был очень скромным — не гнался за земными почестями, — рассказывает экскурсовод Татьяна Мосунова. — Но он был популярным писателем и депутатом Верховного совета, поэтому после смерти сразу оказался отсечен от семьи: прощание с ним и его могила стали делом государственной важности. Но первый памятник, который предложили, вдова Валентина Александровна категорически отвергла, сказав, что Бажов никогда не был таким мрачным, смотрящим исподлобья — тот бюст поставили на плотине».

Вдова добилась права самой решать, какой памятник поставить на могиле мужа. В 1955 году был объявлен конкурс — в нем участвовал и Эрнст Неизвестный, но победила скульптор Степанова. Памятник оказался очень символичным. «Бажов — писатель-чародей: общался с силами не сказать, что темными, но исходящими из самой земли — Огневушка-поскакушка, Полоз. И его могила оказалась огорожена гранитом: Бажов как бы находится в мистическом круге», — говорит экскурсовод. Вдова писателя захоронена неподалеку (она умерла в 1971-м), но ее памятник очень простой — обычный овал.

Ивановское кладбище. Екатеринбург
В Год Бажова будет проведено 114 мероприятий. Ни одного — на его памятнике. Немудрено: состояние кладбище для этого не предназначено
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Лет пять-шесть назад памятник на могиле писателя был в ужасном состоянии — весь в трещинах, измазан черной краской (см. архивное фото). За последние годы монумент привели в порядок, но и сегодня погост выглядит удручающе, особенно путь к нему.

Замгубернатора Свердловской области, председатель организационного комитета Года Бажова Павел Креков не ответил на звонок «URA.RU».

Тир на центральном кладбище

Ивановское кладбище — само по себе достопримечательность: кроме могилы Бажова, здесь похоронен: лауреат Сталинской премии, первооткрыватель промывки золота, основатель театра музкомедии, арестованная монахиня и старец, к которому во времена СССР ехали люди со всей страны. Здесь же покоятся самый загадочный участник группы Дятлова, прадед Филиппа Киркорова и главный цареубийца. Рассказы об этих известных свердловчанах читайте ниже.

«В 70-е годы Ивановское кладбище было местом, где местная гопота развлекалась, пьянствовала. Сбивали кресты, расстреливали овалы из рогаток, возможно, оружия»,

— рассказала «URA.RU» экскурсовод, историк, сотрудник Свердловского областного краеведческого музея Татьяна Мосунова. Часть овалов (особенно на центральной аллее) сейчас заменены, но многие по-прежнему стоят, как после войны — изрешеченные пулями.

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Чем глубже, тем круче бурелом
Фото: Анна Майорова © URA.RU

«Уральский некрополь» постоянно посещают туристы — как российские, так и зарубежные. Но ориентироваться в нем непросто, а отыскать нужное захоронение, даже если известно, где оно находится, крайне сложно. «Кладбище небольшое (18 га), но по нему сложно ходить, потому что не соблюдена западная традиция четкого планирования кладбищ — деление на секции, ряды, — поясняет историк.

Но главная беда «уральского некрополя» в том, что за ним никто не ухаживает. И чем дальше от центральных аллей, тем ситуация хуже: зайдя глубь, можно оказаться в настоящем буреломе.

Про состояние старинных захоронений и говорить не приходится: могилы заросли, овалы сбиты, надгробия перекошены.

«Часто на старых памятниках есть эпитафии, позволяющие узнать, кто от чего скончался, кто по кому скорбил, — рассказывает Мосунова. — Но, к сожалению, большая часть памятников выполнена из мрамора, который очень мягкий, и надписи постепенно стираются».

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Картина, за которую стыдно
Фото: Анна Майорова © URA.RU

«Все кладбища государственные, оно выделяет некоторые средства на благоустройство, но чтобы решить проблему, этого недостаточно, — говорит Татьяна. — Забота о могилах лежит на родственниках, а у многих их не осталось». Екатеринбургские историки пытаются восстановить принадлежность некоторых могил, но часто это невозможно. «Нам в муниципальной службе сказали, что некоторые годы нельзя восстановить, потому что во время пожара пострадали архивы», — рассказывает Татьяна.

Решение проблемы историки видят в объединении усилий государства и общественности: если Екатеринбургу нужен некрополь, которым можно гордиться — его надо обустраивать. «В Польше, например, есть традиция: каждый год осенью на кладбища проходят деятели искусств и на собранные пожертвования восстанавливают несколько могил, — рассказывает Мосунова. — У нас такие же активности по восстановлению кладбищ были бы востребованы».

Руководитель пресс-службы Екатеринбургской епархии Анжела Тамбова (с одной стороны кладбище примыкает к Храму Иоанна Предтечи) признает: «Запущенные кладбища — это всегда боль. Что до Ивановского кладбища, то, несмотря на то, что это зона ответственности муниципалитета, Церковь не может оставаться в стороне: мы, насколько хватает сил, стараемся благоустраивать территорию, ухаживать за заброшенными захоронениями. Например, работы по восстановлению некрополя купцов Телегиных проводятся силами епархии».

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Пресс-секретарь епархии: «Запущенные кладбища — это боль»
Фото: Анна Майорова © URA.RU

По словам Тамбовой, темой кладбища занимаются и православные историки, например, руководитель молодежного отдела епархии Алексей Соловьев, разработавший свой экскурсионный маршрут по кладбищу. «Вместе с молодежью он регулярно проводит на Ивановском субботники», — рассказали в епархии.

В ЕМУП «Комбинат специализированного обслуживания», который занимается захоронениями на всех кладбищах Екатеринбурга, «URA.RU» сообщили, что состояние кладбищ и проведение на них работ по благоустройству относятся к компетенции администрации Екатеринбурга. Ответ из мэрии города на запрос агентства к моменту публикации не поступил.

Самые знаменитые уральцы, похороненные на Ивановском кладбище

Арестованная монахиня

Ивановское кладбище. Екатеринбург
В самом начале главной аллеи Ивановского кладбища похоронена последняя настоятельница Ново-Тихвинского монастыря Магдалина (до его закрытия в XX веке). В дореволюционные времена, да и в первые советские годы женский монастырь был мощным, процветающим «предприятием» (из 70 тысяч населения Свердловска тысяча человек жила в монастыре). Но в 1922 году его закрыли. Сестры, кто ушел в мир, где сохраняли тайное монашество
Фото: Анна Майорова © URA.RU
Ивановское кладбище. Екатеринбург
Настоятельницу монастыря арестовали, но она прикинулась блаженной, повторяя все время фразу, с которой вошла в историю: «Мы платочки складывали — раскладывали». Все подумали, что она немного тронулась умом, и от нее отстали. «Недавно сестры Ново-Тихвинского монастыря решили увековечить память о монахинях-настоятельницах, и рядом с Александро-Невским собором поставили несколько крестов-кенотафов (символических могил, реальных останков под которыми нет — прим. ред.), — рассказывает Татьяна Мосунова. — Получается, что у Магдалины две могилы в одном городе».
Фото: Анна Майорова © URA.RU
Ивановское кладбище. Екатеринбург
По традиции, у церковной ограды всегда хоронили или священников, служивших в храме, или людей, особо важных для города. На Ивановском кладбище эта традиция сохранена: в начале погоста покоятся священнослужители и городские VIP. В 1960-х годах Ивановское кладбище было закрыто для захоронений, но священников здесь хоронят до сих пор: у церкви есть особое разрешение. На снимке — двойная могила (и двойной памятник): здесь покоятся протоиерей Бессонов и его супруга Тамара. Надгробие Тамары Бессоновой редкое — в виде колонны: обычно памятники бывают усечены в знак безвременной кончины.
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Семейный некрополь купцов Телегиных

Ивановское кладбище. Екатеринбург
В XIX веке Ивановская церковь считалась окраиной города. Церковь Иоанна Предтечи здесь построили купцы Телегины, членов этой семьи впоследствии хоронили сразу за церковной оградой. Постепенно образовался «семейный некрополь» — таких крупных родственных захоронений (сразу на несколько поколений) в городе больше нет. Неподалеку от Телегиных захоронен и один из екатеринбургских градоначальников Василий Кривцов — автор идеи моста, названного впоследствии Макаровским.
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Смешная старуха из музкомедии

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Аллеи артистов есть на двух екатеринбургских кладбищах: до войны их хоронили здесь, после — на Широкореченском. В начале центральной аллеи Ивановского кладбища можно увидеть могилу артистов театра музыкальной комедии Алексея Закаткина и Валентины Пимеенок. Алексей ушел из жизни очень рано (в 1960 году в возрасте 38 лет), а его супруга Валентина Пимеенок скончалась недавно — в 2014 году. Она была одной из лучших в стране «комических старух» — специально для нее в спектакль «Девичий переполох» ввели роль невесты-перестарка Матрены, которой не было больше ни в одном российском театре.
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Первооткрыватель уральского золота

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Одна из могил по левую руку от центральной аллеи — могила горного инженера Льва Брусницына. «На Урале было обнаружено первое в России золото, но добывали его сперва только „жильным“ способом, Брусницын первым придумал и применил технологию промывки золота, — рассказывает историк Татьяна Мосунова. — После этого Россия моментально вышла на первое место в мире по золотому запасу».
Фото: Анна Майорова © URA.RU
Брусницын умер и был захоронен на Ивановском кладбище в 1857 году, когда фотографий еще почти не было. Уже в наше время краеведу и меценату из Березовского Валерию Лобанову пришла идея, что мир должен знать, как выглядел человек, научивший человечество мыть золото. Нашли потомков Брусницына, договорились об эксгумации и по методу Герасимова восстановили его портрет. Лобанов же добился перезахоронения останков Брусницына в Березовском (это случилось в 2014 году — на снимке), а на Ивановском кладбище остался его кенотаф (могила без останков).
Фото: Андрей Гусельников, «URA.RU»

Создатель Свердловского театра музыкальной комедии

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Сергей Дыбчо был одноклассником артиста Леонида Утесова: до конца жизни они дружили и иногда встречались, называя друг друга «Леда» и «Сереня». Благодаря Дыбчо в Свердловске появился театр музыкальной комедии — он привез сюда артистов из Украины. В 1943 году он снялся в первом фильме Свердловской киностудии «Сильва», который стал очень популярным. Но Сталинскую премию он получил не за него, а за спектакль «Табачный капитан» — первую в СССР постановку, за которую артистам легкого жанра дали столь высокие награды: режиссеру, актеру, двум актрисам. Дыбчо был одинок, но за его могилой по сей день следят друзья из музкомедии.
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Академик, доставший советскую платину

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Захороненный возле центральной аллеи академик Алексей Барабошкин научил Советский Союз аффинировать платину. «Платина была найдена в России еще в демидовские времена — на Урале даже выпускали платиновые монеты. Но перед революцией металл вывозили из России, по факту страна экспортировала свою же платину, — рассказывает Татьяна Мосунова. — Благодаря Барабошкину удалось изменить ситуацию. Недавно комплекс у могилы Барабошкиных реконструировали на средства завода по обработке цветных металлов».
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Врата польского костела на могиле неизвестного

Ивановское кладбище. Екатеринбург
До 1965 года в Свердловске существовал католический храм — «польский костел». Он стоял на «шайбе» перед Центральной гостиницей (сейчас там огромная клумба). Костел закрыли в 1933 году — отдали под дом совпросвещения, затем здание много раз меняло свое назначение (одно время в нем хранились коллекции из Эрмитажа). В последние годы в нем был автовокзал, а когда построили новый, костел снесли.
Фото: Анна Майорова © URA.RU
Ивановское кладбище. Екатеринбург
Перед ним стояли каменные ворота, и одну стелу от этих ворот кто-то перевез на Ивановское кладбище и поставили как надгробие. «Мы хотели вернуть ее на место, стали искать в архивах, чья это могила, — рассказывает историк Мосунова. — Если найти родственников, можно было бы договориться — забрать стеллу, а вместо нее поставить памятник. Но выяснить, чья это могила, пока не удается: не сохранилось ни табличек, ни записей».
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Старец Константин

Ивановское кладбище. Екатеринбург
На горке, возле памятника Бажову, находится могила старца Константина: в советские времена к нему ехали люди со всей страны. «До монашества у него было семь детей, но пятеро сыновей погибли. Остались две дочери, у одной из которых, Раисы, он и жил, — рассказывает экскурсовод. — У нее был очень скверный характер, но, представьте, как выглядела жизнь этой женщины, если к нему, в обычную квартиру, шел непрерывный поток посетителей, в том числе оборванцы. Но он со многими имел беседу и отдавал им свои последние вещи. После кончины старца его жизнь стала подвигом смирения для многих. На его могилу приходят, молятся и просят о помощи».
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Участник расстрела царской семьи

Зал Романовых в краеведческом музее и Поросенков Лог
Рабочий Верх-Исетского завода Петр Ермаков попал в число расстрельщиков царской семьи после ранения. Если бы он не получил на фронте пулю в живот, возможно, не участвовал бы в расстреле. Но это было не первое его преступление. «В СССР в одном из школьных календарей описывалось, как Ермаков еще в царское время убил провокатора: пришел к нему домой и задушил его же шарфом, который потом носил, — вспоминает Мосунова. — Второе убийство было — уже шестерых человек, когда они взяли кассу для нужд партии. А следующее (не считая боевых действий) — убийство царя. Те, кто участвовал в нем, вспоминали, что именно Ермаков с особой жестокостью докалывал расстрелянных штыком».
Фото: Андрей Гусельников © URA.RU
Ивановское кладбище. Екатеринбург
По словам историка, Ермаков не отличался какими-то способностями. «Когда его, как местного, попросили найти место, куда спрятать тела убитых в доме Ипатьева, он провалил задание. Болтал, где не нужно, пил накануне и, по рассказам очевидцев, после сокрытия тел в шахте им пришлось возвращаться, вынимать тела и перевозить их», — рассказывает Татьяна Мосунова. В отличие от остальных расстрельщиков, Ермаков остался жить в Свердловске, не сделав никакой партийной карьеры. «Он был преисполнен злости оттого, что ему недостаточно воздают почестей. К концу жизни много пил, но денег на все не хватало, и он готов был рассказать подробности, как убивал царя, за кружку пива», — говорит историк.
Фото: Анна Майорова © URA.RU

Памятник писателя-друга Бажова ваял Эрнст Неизвестный

Ивановское кладбище. Екатеринбург
Мосунова: «На уральском литературном Олимпе было три героя — лауреата Сталинской премии: Павел Бажов, Иосиф Ликстанов и Семен Щипачев — за поэму „Как повяжешь галстук — береги его“. Но Щипачев уехал в Москву (и стал во второй раз лауреатом премии), а Ликстанов с Бажовым жили в Свердловске, — рассказывает историк Мосунова. — Когда хоронили Бажова (в событии участвовал весь город), Ликстанов нес его награды».
Фото: Анна Майорова © URA.RU
Ивановское кладбище. Екатеринбург
Совсем скоро он ляжет здесь сам — в 1955 году, после кампании против «безродных космополитов», под которую он попал, так как был еврей. Он запил, сошел с литературной сцены и скоро скончался. Сталинскую премию он получил за роман «Малышок» (вышел в 1947 году), рассказывающий о судьбе подростков, работающих на уральских заводах. Роман «Малышок» разошелся огромнейшими тиражами, как и «Малахитовая шкатулка» Бажова. Памятник Ликстанову изготовил Эрнст Неизвестный.
Фото: Анна Майорова © URA.RU

  • Андрей Гусельников
Загрузка...
Разрешить уведомления Подписаться на рассылку Присоединиться к Telegram Группа в фейсбуке