Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
15

Уличные банды будут работать на выборах в Госдуму

За что криминалу платят в политике: цены, технологии, фамилии
Крепкие молодые люди используют выборы как возможность заработать Фото:

Трехдневное голосование за депутатов в Госдуму и заксобрания регионов даст преимущество технологиям привлечения на выборы криминала, которые ранее применялись ограниченно. Если раньше крепких молодых людей вводили в кампании лишь эпизодически, то в 2021 году работы у них добавилось. Условия применения старой технологии в новых политических реалиях — в материале URA.RU.

Традиционно уличных агитаторов — так деликатно называют криминализированную молодежь — привлекали на те кампании, где результат кандидата зависел от сотен избирателей. «Раньше группировки работали на уничтожении агитации, атаковали конкурентов и их полевых руководителей, но сейчас обстоятельства изменились. На завершающих этапах кампании, при трехдневном голосовании эти технологии могут работать эффективнее, чем ранее», — говорит URA.RU один из политтехнологов, работающих на этом специфическом направлении.

Предвыборная агитация. Челябинск
Баннеры ЦИК, приглашающие на выборы, рискуют меньше всего. Уничтожить любой другой стоит от 10 000 рублей
Фото:

Нынешняя кампания меняет подходы к работе с сетками и избирателями. «В новых условиях трехдневное голосование будет давать временной люфт на мобилизацию маргинального и ситуативно внушаемого электората. Традиционный способ „1+10“ [когда один агитатор приводит до 10 знакомых] позволит повлиять на результат на участках или даже на конкретных территориях. Проще говоря, можно будет больше привести избирателей», — оппонирует им собеседник агентства.

Ранее считалось, что уличные агитаторы неэффективны в больших кампаниях. Опрошенные URA.RU политологи Сергей Мошкин и Александр Белоусов считают, на выборах в региональное заксобрание и, тем более, в Госдуму такие технологии не всегда неприменимы: слишком велики по численности округа и ограничен ресурс, как материальный, так и временной — одного дня для мобилизации достойного количества приведенных избирателей не хватит.

Максимум эффективности криминальные сетки показывают в отдаленных территориях и смешанных округах, включающих сельское и городское поселения.

Яркими примером может быть территория к востоку от Екатеринбурга, граничащая с Белоярским районом, где успех на выборах в свердловское заксобрание уже получал самовыдвиженец Илья Гаффнер. Ряд источников предполагают, что он уже в 2016 году воспользовался специфической сетью агитаторов. На звонок корреспондента он не ответил.

«Естественно, „улицу“ не подключают к поддержке списочников — незачем тратиться, если работает административный ресурс. Это с одной стороны, с другой — известно, что часть нынешних депутатов городской думы Екатеринбурга пользовались уличным мобилизационным ресурсом. Есть похожие примеры в думе поселка Белоярский», — говорит собеседник агентства. По его словам, спрос на специфических исполнителей есть всегда.

Стояние на 4-ой овощебазе. Екатеринбург
Наиболее ярко боевые бригады проявлялись в бизнес-конфликтах
Фото:

С инсайдером URA.RU согласен екатеринбургский адвокат и криминолог Денис Гончаров. Он вспоминает, например, историю про перестрелку в Цыганском поселке, где одна из сторон конфликта привлекла спортсменов для разборок с оппонентами. «Спрос на такой силовой ресурс скорее есть, чем его нет», — резюмировал собеседник URA.RU. Он полагает, что для молодых людей эта акция, кончившаяся перестрелкой, стала возможным заработком. Любая избирательная кампания — одна из таких возможностей.

«Уличные сетки не принадлежат кому-то одному из политиков. Это бригады по 20-100 человек в зависимости от количества избирателей, которые сбиваются под конкретные задачи из большого пула, которые контролируются разными авторитетными людьми, такими как Герман Гардт, Антон Шишкин, [экс-вор в законе] Трофа и даже [вор в законе] Гия Свердловский, а также другие. Они могут работать на нескольких кандидатов одновременно — парням надо зарабатывать в „горячий“ сезон. В межсезонье они — охранники парковок, „пехота“, принимающая участие в разборках и так далее. Просто в кампанию они делают „грязную“ работу, дополняя агитаторов из числа пенсионеров и студентов», — рассказывает инсайдер. Он не исключает, что на сорванной 11 августа «стрелке» у ресторана на Юмашева среди прочего обсуждались и планы на последний месяц большой избирательной кампании.

Опрошенные собеседники URA.RU уверены, что услуги «пехоты» стоят недорого, но твердой таксы нет. Не исключено, что помощь со стороны улицы может быть авансом — в счет будущих услуг неформальному боссу.

«Пехота» получает совсем немного — 3-5 тысяч в день на человека, часто в день выборов. Специальные поручения вроде уничтожения одного баннера стоят дороже — до 10 тысяч рублей.

«В ходе этой кампании расценки другие — все стало дороже и обговаривается индивидуально. Поэтому четко установленных расценок нет. Иное дело, сколько политтехнологи попросят с клиента. Практика показывает, что эта часть расходов на кампанию точно будет „серой“: никто не проверит, сколько технолог возьмет себе. Могут попросить 3 млн рублей, положат в карман 75% этой суммы. В лучшем случае, часть этой суммы пойдет на создание штабной сети, контролирующей тех, кто работает на улице», — резюмирует собеседник.

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и наш канал в Яндекс.Дзен. Оперативные новости вашего региона — в telegram-канале «Екатеринбург» и в viber-канале «Екатеринбург», подбор главных новостей дня — в нашей рассылке с доставкой в вашу почту.

Выборы в Государственную думу РФ в 2021 году
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...