Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
41

Срывается операция трехлетнего курганца со сложнейшим диагнозом

На сбор средств для его отправки в США осталось пять дней
Никита Хнаев не может ходить (ДЦП) Фото:

Трехлетний курганец Никита на руках у мамы. Удивительно красивый, с большими серыми глазами и солнечной улыбкой — хочется улыбнуться в ответ. Он смотрит на гостей доверчиво, а потом вдруг прячет лицо в маминых волосах — стесняется.

Никита не может ходить — у него ДЦП. Родители больше всего на свете хотят поставить младшего сына на ноги. И шанс есть — нужно 4,5 млн рублей на операцию в США, которая поможет Никите в будущем сделать самостоятельный первый шаг. Из этой суммы собрать осталось 1 млн 288 тысяч рублей. Срок сбора — до 27 сентября.

Хнаева Светлана с сыном. Курган
Никита активный общительный малыш
Фото:

Светлана — молодая, активная и позитивная мама. Семья полная, двое детей. Старшая дочь здорова, в октябре ей исполнится 10 лет. У Никиты день рождения был недавно, в июле. Он любит машинки и кататься на тележках в магазине. И пока мы разговариваем, малыш просит: «Давай поедем в магазин, мам».

Когда появился диагноз ДЦП?

— Никогда не думала, что со мной такое произойдет. У меня есть знакомые, у которых выявляли возможные отклонения у плода в утробе. А у меня мир перевернулся в один момент. Я сама занимаюсь спортом, не курю, не злоупотребляю. В юности легкой атлетикой занималась, даже за область выступала. Всю беременность — никаких стрессов или осложнений, работала вплоть до декретного отпуска, — рассказывает Светлана.

Спокойная и легкая беременность Никитой, во время которой женщина даже на сохранении не лежала в больнице, закончилась стремительными родами. Из-за этого Никита перенес гипоксию в тяжелой степени.

— Помню, как приехала в перинатальный центр: с КТГ встала и чувствую — роды. Схваток не ощущала вообще. Никита родился — не дышал, не плакал. Сразу прибежали неонатологи, забрали его в реанимацию. Я два часа лежала и рыдала, не зная, что с ребенком… — говорит мама мальчика.

Светлана рассказывает, что малыша помещали на лечебную гипотермию — буквально «замораживали» на трое суток, снижали температуру тела до 33-34 градусов, чтобы снизить метаболические процессы и чтобы мозг не умер.

Хнаева Светлана с сыном. Курган
Никита любит машинки и кататься на тележках в супермаркете
Фото:

— У него оказалось очень серьезное повреждение мозга в момент родов. Уже через три недели, после выписки из перинатального центра, мы поняли, что без последствий это не пройдет, — вспоминает мама Никиты. — В эмоциональном плане все хорошо, но в физическом — сразу было видно, что левая сторона повреждена больше, он хуже переворачивался. В полгода явно проявилось отклонение — ребенок не сидел. К тому времени мы прошли всех неврологов Кургана, медицинская карта Никиты была толще, чем у старшей дочери. Выполняли все рекомендации, массажи.

Когда Никите исполнился год, врачи поставили диагноз — тетрапарез. Это значит, что нарушена двигательная активность всех четырех конечностей. У Никиты не выпрямляются ножки — мышцы очень спазмированы. Спать приходится в ортопедическом туторе на всю длину ног, чтобы растянуть мышцы. А с возрастом проблема будет усугубляться. По официальным заключениям медиков, ребенок не сможет самостоятельно ходить.

— Но нам когда-то говорили, что он и ползать не будет, и говорить не будет. А он хоть и с трудом, но ползает, и говорит. С года и месяца мы начали активно заниматься, ездили на реабилитацию в ОММ в Екатеринбурге, в московский центр. Дома занимаемся. В Екатеринбурге я познакомилась с мамами, которые в Кургане организуют курсы. В других городах есть частные специализированные центры по реабилитации ДЦП, например, в Челябинске. Сюда приезжают специалисты, мы к ним ходим заниматься, — рассказывает Светлана.

Почему выбрали клинику в США?

Доктор T.S. Park оперирует детей с ДЦП в клинике Сент-Луиса (США)

— От таких же мам, у кого детки с ДЦП, я узнала о докторе Парке из Америки. Врач очень опытный. Я списывалась с его бывшими пациентами в Фейсбуке. Есть мальчик, которого Парке прооперировал в 7 лет. Сейчас парню уже 18, после операции у него была реабилитация года 3-4, а потом он перестал делать даже массажи. Теперь он ходит с тросточкой, учится в университете — абсолютно самостоятельный человек. Протоколы операции читала. Мы сделали вывод, что лучший вариант лечения — в США. Конечно, есть специалисты и в Европе, в Израиле, но там операции стоят дороже. Если в США стоимость операции 46 тысяч и 250 долларов, то в Израиле от 60 тысяч долларов, а еще нужны средства на проезд, проживание, — объясняет Светлана.

В январе родители Никиты подали заявку в американскую клинику, и она была одобрена. Из Кургана в Америку ушли несколько пакетов документов: все снимки, результаты КТ, проекции позвонков, отправляли даже видео, как Никита в жизни двигается.

— В августе пришел ответ из госпиталя и заключение консилиума — врачи видят перспективы. Есть огромные шансы, что после операции мы будем три-пять лет заниматься усиленно, а потом Никита начнет ходить. Возможно, и в 1 класс пойдет своими ногами, — глаза Светланы светятся от такого возможного и почти реального счастья. Для которого не хватает миллиона рублей.

Ответ из клиники Сент-Луиса, где ждут пациента из Кургана

Почему мало времени на сбор?

Ответ из американской клиники родители Никиты получили в августе и сразу начали действовать. Сейчас у мальчика — идеальный возраст для такой операции на спинном мозге. Она максимально эффективна, если ребенку 2-3 года.

— Я сама из большой семьи, нас у мамы шестеро. И мы надеялись собрать деньги своими силами, всей родней. Выставили все, что могли на продажу. Собрали более 2,2 млн рублей. Оплатить счет нужно уже в понедельник, 27 сентября. Как только пройдет оплата, операцию назначат на ноябрь. Если мы не оплатим, то операцию сдвинут с лучшем случае на начало 2022 года, а то и дольше, — говорит Светлана.

На прошлой неделе семья открыла сбор в соцсетях, удалось собрать еще 1 млн рублей. Когда мама обнародовала проблему, для многих знакомых это стало шоком.

— Никита внешне обычный мальчик. Нас видят на прогулках, как я качу его на велосипеде, он болтает и улыбается. У многих есть стереотип, что человек с ДЦП должен быть как овощ, — рассуждает Светлана и ставит оптимистичную запятую в своей истории. — Я верю, что все получится. Стремлюсь к этому. Мы докажем, что ДЦП — это не приговор, и сейчас есть методы успешной реабилитации, медицина шагнула далеко вперед. Никита восстановится и будет все хорошо, только это случится не в один момент.

Если вы хотите помочь мальчику с солнечной улыбкой, перечислить любую посильную для вас сумму можно по этим реквизитам:

Карта Сбербанка 4817760342271339

Карта Тинькоф привязана к номеру телефона 89129750378

Получатель: Светлана Васильевна Х.

URA.RU благодарит всех неравнодушных людей. Вместе мы можем помочь Никите. Важно поделиться этой историей в соцсетях — на сбор довольно крупной суммы осталось мало времени, а упустить шанс малышу нельзя.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...