Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
21

В ЯНАО пытаются спасти остатки сталинских лагерей

Дорогу, о которой писал Солженицын, разбирают и разворовывают
В ЯНАО есть много труднодоступных лагерей, таких как «Прижим гора» Фото:

В ЯНАО между городами Салехард и Надым есть заброшенная железная дорога, которую называют «мертвой дорогой» или 501-й стройкой, описанной в романе Александра Солженицына «Архипелаг ГУЛАГ». Про этот участок долгое время до 1989 года, было принято не говорить и не вспоминать. Но сегодня энтузиасты и волонтеры совместно с историками стараются восстановить хотя бы часть потерянного наследия.

Вахта на территории 501 строки. Через нее проходили все заключенные в лагпункт. Дежурный обязан был сверять по списку всех заключенных, после чего пропускал
Фото:

«Мертвая дорога» или, как ее еще называют, стройка № 501 создавалась руками заключенных системы ГУЛАГ — сразу после Великой Отечественной войны и по приказу Сталина. Стояла задача — соединить Таймырский полуостров с Печерским бассейном через Урал. Но в 50-х годах железную дорогу законсервировали, а после и вовсе закрыли. В 1955 году министерство путей сообщения СССР взяло на свой баланс железнодорожную ветку Чум — Лабытнанги, которая является частью «мертвой дороги» и используется по сей день. Более того, власти ЯНАО планируют связать железнодорожными путями Надым и Салехард в рамках северного широтного хода — и тут не обойти участок 501-й стройки.

«Мертвая дорога» — это 330 километров лагерей, путей и заброшенных поселений в самых непроходимых территориях. Историки и волонтеры стараются исследовать их, а также поддерживать и реконструировать уже найденные места.

Историк Игорь Сегеда из Салехарда работает над волонтерским проектом «Трансполярная тропа» — в буквальном смысле прокладывает туристическую тропу к заброшенному лагерю ГУЛАГа «Кинжальный мыс», что в 110 км от Салехарда. Энтузиаст расчищает дорогу, устанавливает таблички и маркирует маршрут, чтобы любой желающий мог ознакомиться с заброшенным лагерем с сохранившимся вышками и домами, от жилых бараков, до постов охраны.

В лагере« Кинжальный мыс» сохранилось несколько стоячих заграждений с колючей проволокой. Раньше это было заграждение высотой около 2,5 метров
Фото:

«Мы развиваем мемориальный туризм. Вводим экскурсии по территории 501 стройки и до лагеря „Кинжальный мыс“. Также мы делаем тропу, чтобы все желающие могли прийти и посмотреть, что там осталось. Надеемся, у нас все-таки больше сознательных туристов, которые не будут ничего портить и растаскивать старую стройку на сувениры», — рассказал URA.RU Игорь Сегеда.

Правительство региона выделяет гранты для волонтерской деятельности и работ по частичному восстановлению памятников культуры. Многие компании отправляют своих сотрудников на экскурсии на территорию 501-й стройки, а также помогают с восстановлением зданий и финансово поддерживают проект.

«Недавно я водил группу от „Газпром добыча Надым“ на территорию лагпункта у разъезда Щучий, где как раз идет реконструкция. Очень часто руководство компаний спрашивает, чем могут помочь. А поскольку я человек скромный, прошу очень редко. Мне присылают доски, консервы для мужиков, которые помогают. Администрация Надыма тоже старается поддерживать наши инициативы по реконструкции части лагеря и создания музея. Как правило, это информационная поддержка и помощь волонтеров», — рассказал URA.RU историк из Надыма Вадим Гриценко.

Последняя сторожевая вышка в лагере «Кинжальный мыс». По ночам освещали территорию лагеря при помощи прожекторов
Фото:

Сегодня исследователи 501-й стройки ждут, когда будут рассекречены новые архивы, которые помогут узнать больше об истории засекреченного объекта. Известно, что после закрытия стройки все документы старались сжечь. Множество людей, имевших отношение к «мертвой дороге», в связи с ликвидацией объекта были уволены. Но сохранились здания лагерей и вышек, которые невозможно на сегодняшний день подсчитать из-за непроходимости территории. Осталась и железная дорога, рельсы для которой свозили со всей страны — часть из них была изготовлена еще в 19 веке.

Рельсы исторического значения для некоторых представляют, впрочем, самый банальный интерес — их растаскивают, чтобы сдать в металлолом. Бывает, что куски рельс вырезают на сувениры, выбивают на них даты, но это встречается гораздо реже обычного воровства. Защищает некоторые участки стройки 501 только значительная удаленность от цивилизации.

Рельс компании Maryland Steel 1887-1916. Надпись КЖД TYPE означает, что компания выиграла тендер на поставку железной дороги и делали ее для Российской империи
Фото:

«В Полуйском заказнике железная дорога и лагеря вдали от реки Полуй, и там они хорошо сохранились. Все-таки непроходимая территория. Там не было такого, как со стороны Салехарда, где разобрали 70 км тропы. И с Надымской стороны „мертвую дорогу“ постоянно разворовывают», — добавил историк Игорь Сегеда.

Вадим Гриценко, историк из Надыма, подтверждает — железнодорожные пути постоянно снимают и увозят. Он лично не раз ловил людей на воровстве, но, похоже, преступлением это не считается — на данный момент для этих рельс, с правовой точки зрения нет цены.

«Обращался в полицию с заявлением о краже рельс. Мне сказали, что усмотреть здесь факт хищения невозможно, потому что у рельса нет цены. И в итоге воров отпускают», — добавил Вадим Гриценко.

Документальные свидетельства о строительстве «мертвой дороги» найти сегодня трудно.Большая часть документальных свидетельств находится в архивах Москвы, Петербурга, Ярославля,Самары, Салехарда, Тюмени, Красноярска. Тех, кто работал на объекте или был свидетелем событий более чем 70-летней давности, уже нет в живых. Иногда удается пообщаться с детьми тех, кто строил или прошел через лагеря 501-й стройки.

— Людей, заставших или прошедших 501 стройку, уже нет. Последней ушла из жизни Неелова Ольга Ивановна — мать нашего экс-губернатора, в прошлом году. Она была вольнонаемной. Остались еще свидетели тех лет — это дети войны, рожденные с 1935 по 1943 годы. И в период 501 стройки, в 1947—1955 годах, они уже были в сознательном возрасте, многое помнят. Именно они сохранили большую часть информации — рассказал URA.RU заслуженный работник физической культуры РФ, старожил и работающий пенсионер Геннадий Сысолятин, чья мама работала стрелочницей на станции «мертвой дороге» в Салехарде.

Распиленные рельсы в отдаленных лагерях
Фото:

Тема сохранения построек и «мертвой дороги» постоянно поднимается в службе охраны и использования объектов культурного наследия Ямала. Так, статус объекта культурного наследия уже получили получили мосты через реки Пензер-Яха и Ид-Яха, два типовых дома на территории бывшей станции Ярудей. Но служба не может взять на баланс все 330 км «мертвой дороги» — не хватит ресурсов и сотрудников, чтобы командировать их в недоступные и труднодоступные части тундры для мониторинга за строениями и железной дорогой. Помогают частные компании — они делают многое, чтобы сохранить исторические памятники.

«Взять к примеру „Ямальскую Железнодорожную Компанию“ — они отремонтировали дом сталинской постройки на станции Ярудей. Они дали людей для ремонта здания, который должен стать музеем», — рассказывает Вадим Гриценко.

На территории 501-й стройки каждый день проводят экскурсии и какие-либо мероприятия. А силами добровольцев реставрируются отдельные здания в лагерях, расположенных ближе к Надыму и Салехарду. Дороги к лагерям помогают восстанавливать администрации городов и частные компании, чтобы люди могли прикоснуться к истории.

Подписывайтесь на URA.RU в Google News, Яндекс.Новости и наш канал в Яндекс.Дзен. Оперативные новости вашего региона — в telegram-канале «Ямал» и в viber-канале «Ямал», подбор главных новостей дня — в нашей рассылке с доставкой в вашу почту.

Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
подписаться
на сюжет
укажите ваш
e-mail
спасибо
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...