Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
18

Лидер «Агаты Кристи» — о «колыбели уральского рока 2.0»

Интервью URA.RU с Вадимом Самойловым о цене успеха и выходе из гаража
Вадим Самойлов рассказал о новой сети лабораторий COLABA, где будут создавать мощное сообщество творцов Фото:

Свердловский музыкант Вадим Самойлов формирует сеть лабораторий COLABA. В отличие от популярных телешоу в формате «игры на выбывание», проект использует концепцию привлечения талантов в единое коммьюнити. Это попытка создать мощное сообщество творцов, которым предстоит расти в условиях импоротозамещения всего — от струн до образа будущего. URA.RU поговорило с лидером «Агата Кристи» о «колыбели уральского рока 2.0», цене успеха и выходе из гаража.

Вадим Самойлов в Асбесте. Свердловская область
Вадим Самойлов уверен, что молодежи нечем заниматься в моногородах, поэтому молодые люди оттуда переезжают
Фото:

— Мы на месте рождения «Агата Кристи» (интервью проходило в школе №1 в Асбесте — прим. ред). В городе стартует новый проект — расскажите о нем и зачем вы им занялись?

— Первый этап COLABA — фестиваль, на который приглашаем всех музыкантов Асбеста и ближайших городов. Мы проведем открытые прослушивания 30—31 июля. Затем с участниками будет работать профессиональная команда и 3 сентября — отчетный концерт. Образовательный процесс и взаимодействие с ними продолжится и после. Второй этап — создание коворкинга с музыкальным и звукозаписывающим оборудованием, где можно послушать других, репетировать, записывать треки и снимать видеоклипы. Там мы проведем следующий этап COLABA — интенсив. Я сам из Асбеста и знаю, как живется в моногородах. Там почти нечем заняться, молодежь уезжает. Нужно создать условия, чтобы можно было развиваться и самовыражаться на местах.

— Кто может подать заявку в COLABA? Есть ограничения?

— У нас два критерия: чтобы человек занимался творчеством и производил авторский контент. Если ты делаешь что-то свое, то мы поможем упаковать это в профессиональный продукт. Мы ждем не только музыкантов, но и других творцов: видеографов, фотографов, дизайнеров, имиджмейкеров. Этим мы отличаемся от «Фабрики Звезд» и прочих телешоу, где участники играют на выбывание. Мы хотим дать возможность каждому творцу проявить себя.

Вадим Самойлов в Асбесте. Свердловская область
По словам музыканта, в Свердловской области нужна сеть креативных кластеров по всему региону
Фото:

 — Вы ограничитесь Асбестом или откроете мастерские COLABA в других городах?

— Я вхожу в региональный проектный центр по развитию креативных индустрий Свердловской области. Есть понимание, что нужна сеть креативных кластеров по всему региону, люди творят везде и им нужно дать возможности и инфраструктуру, чтобы они объединялись и создавали вместе. Другие города, Екатеринбург в том числе, нас интересуют, но они пока на очереди. На это нужны ресурсы. На нас выходят представители крупного бизнеса, которые готовы вкладываться в инфраструктуру на местах. И COLABA реализуется на средства частных инвесторов (в Асбесте это — «ФОРЭС»). Первый фестиваль мы провели в Нижнем Тагиле (при поддержке ЕВРАЗ), сейчас Асбест, есть запросы из других городов.

 — Творческие мастерские — это попытка повторить успех Свердловского рок-клуба?

 — Верно. Хочется, чтобы его звезда снова засияла на Урале. «Наутилус Помпилиус», «Чайф», «Агата Кристи» — Свердловский рок-клуб воспитал не только музыкантов, но и режиссеров — Алексея Балабанова, Владимира Хотиненко, дизайнера Ильдара Зиганшина, художника и дизайнера Александра Коротича, создателя крупнейших фестивалей Евгения Горенбурга и других «титанов». Свердловский рок-клуб шел вразрез официальному искусству, это объединяло. А потом настало время, когда каждый в одиночку может заниматься чем хочет. Как выяснилось сейчас, этого недостаточно, чтобы развиваться. Рэперы это поняли и пошли по пути кланов, но они редко дружат с иными объединениями. Сейчас молодой музыкант не знает, как ему достичь цели и оказывается один на один со своим творчеством, не имея возможности транслировать его в мир. Настало время с точки зрения современного искусства обсуждать повестку и формировать образы будущего: куда мы все движемся?

Вадим Самойлов в Асбесте. Свердловская область
Самойлов уверен: гаражным группам сложно сделать так, чтобы их заметили в общей массе
Фото:

 — Правда, что вы ездите по гаражам, отбираете коллективы? У начинающих музыкантов проблема с инфраструктурой, многие едва обеспечены минимальным набором необходимого. Хотя вообще в России много «гаражных групп», которые хорошо выступают, но не пользуются популярностью. Как думаете, почему?

— Да, много ездим, смотрим, слушаем. Часто они не могут сравниться по звучанию с коллегами и сами не понимают, что делать со своей музыкой. Поэтому гаражным группам сложно сделать так, чтобы их заметили в общей массе, приглашали на фестивали.

— А какие самые распространенные ошибки у начинающих музыкантов?

 — Часто спрашивают, сколько стоит стать звездой? Дело же не в деньгах, а в стратегии. Тот, кто ее не имеет, спонтанно написал песню — отдал ее куда-то, она может даже публике понравилась. Но нет идей на будущее так все и закончилось. Музыкальный проект — это организм, который должен расти постепенно. Вторая распространенная ошибка: многие ждут продюсера с деньгами. Такие проекты живут недолго, коллективы либо распадаются, либо расходятся с лейблом и тот забирает все права на композиции, а то и название. Если ты вступаешь в отношения с Карабасом-Барабасом, готовься быть марионеткой. Этот путь не нравится мне, я предпочитаю независимость. Ошибки возникают от того, что немногие понимают, как работает шоу-бизнес.

Вадим Самойлов в Асбесте. Свердловская область
Вадим Самойлов ищет талантливых музыкантов по всей Свердловской области
Фото:

— Если говорить о молодых музыкантах, то были ли такие, которых вы послушали и удивились от их крутизны?

 — В Новоуральске я нашел Лену Меркулову. Она работает в жанре инди-поп и уже готова выступать. Над ней даже не нужно работать. Еще запомнилась асбестовская группа «Теория Невероятности», они играют инди-рок. В Нижнем Тагиле есть замечательный проект «Таната». Они исполняют очень качественную попсовую музыку, еще у них очень классные танцевальные шоу. Есть еще коллектив «Соколики» с их горно-заводскими частушками. Он образовался благодаря худруку одного из нижнетагильских домов культуры, который «отлавливает» подростков и прививает им любовь к фольклору.

 — Сложно общаться с молодыми музыкантами, которые, возможно, даже не слышали об «Агата Кристи»?

 — Обычно наши подопечные, особенно рок-исполнители, слышали про «Агата Кристи». У нас возникают отношения «педагог-студент», стараюсь достучаться и вижу в них состоявшихся людей. Кроме того, я собрал молодой и креативный коллектив, здесь все единомышленники. Мои звукорежиссеры часто помогают настраивать оборудование в питерских клубах. В общем, моим коллегам интересно смотреть на молодых исполнителей, которые придут нам на смену. Мы сталкиваемся с неверием людей, что приедет какой-то Вадим Самойлов и чему-то научит. Но мы уже показали, что это возможно. Всех сомневающихся приглашаем присоединиться к нам.

Вадим Самойлов в Асбесте. Свердловская область
Свердловчанам, которые не видят будущего в России, Самойлов посоветовал уезжать
Фото:

— Некоторые молодые люди недовольны тем, что происходит в стране и не видят для себя будущего в России. Не думаете, что это помешает вам?

— Тем, кто совсем не видит своего будущего в России, я рекомендую уезжать. Я знаю много групп, которые поют на английском. Спрашивал — зачем? Мне отвечали, что так проще писать тексты: не надо вкладывать много смысла. Это значит, что человек не стремится к содержанию в творчестве, а хочет выглядеть пестрым. Чтобы сделать карьеру в шоу-бизе заграницей, надо там родиться и жить… Если же вы имеете в виду политику государства, то… Не соглашаться могут те, кто в ней не разбирается, не видит цельной картины. Это не значит, что у нас все идеально и проблем нет. Есть и еще какие, но все, что мы делаем сейчас — это необходимость. Надо объяснять это. Как сильно бы не отличались взгляды — самое главное, не прекращать диалог, не отводить глаз.

— А санкции причиняют какие-то неудобства профессионального характера? Например, покупка оборудования…

 — Конечно, возникли сложности. Большая часть качественного музыкального оборудования производилось за границей, даже гитарные струны, которыми мы пользуемся, либо невозможно заказать, либо это стоит дороже, чем раньше. Большая часть поставщиков ушли из России, а другие завозят продукцию малыми партиями и это влияет на цену и доступность. Но у нас есть люди, которые делают отличные музыкальные инструменты и аксессуары. Производство кустарное и цены высокие, но есть потенциал заменить зарубежные аналоги. С другой стороны, если вы не профессионал, то вам хватит российских или китайских гитар, которые все еще продаются в магазинах. Хороший, интересный звук можно извлечь и при помощи бюджетных музыкальных инструментов, главное — знать как. Этому мы тоже учим в COLABA.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Тысячи екатеринбуржцев читают наши новости в телеграме! Присоединяйтесь и вы – подписывайтесь на канал «Екатское Чтиво»

Свердловский музыкант Вадим Самойлов формирует сеть лабораторий COLABA. В отличие от популярных телешоу в формате «игры на выбывание», проект использует концепцию привлечения талантов в единое коммьюнити. Это попытка создать мощное сообщество творцов, которым предстоит расти в условиях импоротозамещения всего — от струн до образа будущего. URA.RU поговорило с лидером «Агата Кристи» о «колыбели уральского рока 2.0», цене успеха и выходе из гаража. — Мы на месте рождения «Агата Кристи» (интервью проходило в школе №1 в Асбесте — прим. ред). В городе стартует новый проект — расскажите о нем и зачем вы им занялись? — Первый этап COLABA — фестиваль, на который приглашаем всех музыкантов Асбеста и ближайших городов. Мы проведем открытые прослушивания 30—31 июля. Затем с участниками будет работать профессиональная команда и 3 сентября — отчетный концерт. Образовательный процесс и взаимодействие с ними продолжится и после. Второй этап — создание коворкинга с музыкальным и звукозаписывающим оборудованием, где можно послушать других, репетировать, записывать треки и снимать видеоклипы. Там мы проведем следующий этап COLABA — интенсив. Я сам из Асбеста и знаю, как живется в моногородах. Там почти нечем заняться, молодежь уезжает. Нужно создать условия, чтобы можно было развиваться и самовыражаться на местах. — Кто может подать заявку в COLABA? Есть ограничения? — У нас два критерия: чтобы человек занимался творчеством и производил авторский контент. Если ты делаешь что-то свое, то мы поможем упаковать это в профессиональный продукт. Мы ждем не только музыкантов, но и других творцов: видеографов, фотографов, дизайнеров, имиджмейкеров. Этим мы отличаемся от «Фабрики Звезд» и прочих телешоу, где участники играют на выбывание. Мы хотим дать возможность каждому творцу проявить себя.  — Вы ограничитесь Асбестом или откроете мастерские COLABA в других городах? — Я вхожу в региональный проектный центр по развитию креативных индустрий Свердловской области. Есть понимание, что нужна сеть креативных кластеров по всему региону, люди творят везде и им нужно дать возможности и инфраструктуру, чтобы они объединялись и создавали вместе. Другие города, Екатеринбург в том числе, нас интересуют, но они пока на очереди. На это нужны ресурсы. На нас выходят представители крупного бизнеса, которые готовы вкладываться в инфраструктуру на местах. И COLABA реализуется на средства частных инвесторов (в Асбесте это — «ФОРЭС»). Первый фестиваль мы провели в Нижнем Тагиле (при поддержке ЕВРАЗ), сейчас Асбест, есть запросы из других городов.  — Творческие мастерские — это попытка повторить успех Свердловского рок-клуба?  — Верно. Хочется, чтобы его звезда снова засияла на Урале. «Наутилус Помпилиус», «Чайф», «Агата Кристи» — Свердловский рок-клуб воспитал не только музыкантов, но и режиссеров — Алексея Балабанова, Владимира Хотиненко, дизайнера Ильдара Зиганшина, художника и дизайнера Александра Коротича, создателя крупнейших фестивалей Евгения Горенбурга и других «титанов». Свердловский рок-клуб шел вразрез официальному искусству, это объединяло. А потом настало время, когда каждый в одиночку может заниматься чем хочет. Как выяснилось сейчас, этого недостаточно, чтобы развиваться. Рэперы это поняли и пошли по пути кланов, но они редко дружат с иными объединениями. Сейчас молодой музыкант не знает, как ему достичь цели и оказывается один на один со своим творчеством, не имея возможности транслировать его в мир. Настало время с точки зрения современного искусства обсуждать повестку и формировать образы будущего: куда мы все движемся?  — Правда, что вы ездите по гаражам, отбираете коллективы? У начинающих музыкантов проблема с инфраструктурой, многие едва обеспечены минимальным набором необходимого. Хотя вообще в России много «гаражных групп», которые хорошо выступают, но не пользуются популярностью. Как думаете, почему? — Да, много ездим, смотрим, слушаем. Часто они не могут сравниться по звучанию с коллегами и сами не понимают, что делать со своей музыкой. Поэтому гаражным группам сложно сделать так, чтобы их заметили в общей массе, приглашали на фестивали. — А какие самые распространенные ошибки у начинающих музыкантов?  — Часто спрашивают, сколько стоит стать звездой? Дело же не в деньгах, а в стратегии. Тот, кто ее не имеет, спонтанно написал песню — отдал ее куда-то, она может даже публике понравилась. Но нет идей на будущее так все и закончилось. Музыкальный проект — это организм, который должен расти постепенно. Вторая распространенная ошибка: многие ждут продюсера с деньгами. Такие проекты живут недолго, коллективы либо распадаются, либо расходятся с лейблом и тот забирает все права на композиции, а то и название. Если ты вступаешь в отношения с Карабасом-Барабасом, готовься быть марионеткой. Этот путь не нравится мне, я предпочитаю независимость. Ошибки возникают от того, что немногие понимают, как работает шоу-бизнес. — Если говорить о молодых музыкантах, то были ли такие, которых вы послушали и удивились от их крутизны?  — В Новоуральске я нашел Лену Меркулову. Она работает в жанре инди-поп и уже готова выступать. Над ней даже не нужно работать. Еще запомнилась асбестовская группа «Теория Невероятности», они играют инди-рок. В Нижнем Тагиле есть замечательный проект «Таната». Они исполняют очень качественную попсовую музыку, еще у них очень классные танцевальные шоу. Есть еще коллектив «Соколики» с их горно-заводскими частушками. Он образовался благодаря худруку одного из нижнетагильских домов культуры, который «отлавливает» подростков и прививает им любовь к фольклору.  — Сложно общаться с молодыми музыкантами, которые, возможно, даже не слышали об «Агата Кристи»?  — Обычно наши подопечные, особенно рок-исполнители, слышали про «Агата Кристи». У нас возникают отношения «педагог-студент», стараюсь достучаться и вижу в них состоявшихся людей. Кроме того, я собрал молодой и креативный коллектив, здесь все единомышленники. Мои звукорежиссеры часто помогают настраивать оборудование в питерских клубах. В общем, моим коллегам интересно смотреть на молодых исполнителей, которые придут нам на смену. Мы сталкиваемся с неверием людей, что приедет какой-то Вадим Самойлов и чему-то научит. Но мы уже показали, что это возможно. Всех сомневающихся приглашаем присоединиться к нам. — Некоторые молодые люди недовольны тем, что происходит в стране и не видят для себя будущего в России. Не думаете, что это помешает вам? — Тем, кто совсем не видит своего будущего в России, я рекомендую уезжать. Я знаю много групп, которые поют на английском. Спрашивал — зачем? Мне отвечали, что так проще писать тексты: не надо вкладывать много смысла. Это значит, что человек не стремится к содержанию в творчестве, а хочет выглядеть пестрым. Чтобы сделать карьеру в шоу-бизе заграницей, надо там родиться и жить… Если же вы имеете в виду политику государства, то… Не соглашаться могут те, кто в ней не разбирается, не видит цельной картины. Это не значит, что у нас все идеально и проблем нет. Есть и еще какие, но все, что мы делаем сейчас — это необходимость. Надо объяснять это. Как сильно бы не отличались взгляды — самое главное, не прекращать диалог, не отводить глаз. — А санкции причиняют какие-то неудобства профессионального характера? Например, покупка оборудования…  — Конечно, возникли сложности. Большая часть качественного музыкального оборудования производилось за границей, даже гитарные струны, которыми мы пользуемся, либо невозможно заказать, либо это стоит дороже, чем раньше. Большая часть поставщиков ушли из России, а другие завозят продукцию малыми партиями и это влияет на цену и доступность. Но у нас есть люди, которые делают отличные музыкальные инструменты и аксессуары. Производство кустарное и цены высокие, но есть потенциал заменить зарубежные аналоги. С другой стороны, если вы не профессионал, то вам хватит российских или китайских гитар, которые все еще продаются в магазинах. Хороший, интересный звук можно извлечь и при помощи бюджетных музыкальных инструментов, главное — знать как. Этому мы тоже учим в COLABA.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

  • {{a.id?a.name:a.author}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...