Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
22

«Мы для себя видим — год и все будет хорошо»

Итоги первых 12 месяцев спецоперации легендарного комбата «Пятнашки» Ахры Авидзба
файл
Для Ахры Авидзба самый запоминающийся момент СВО — когда Украина испытала то, в чем восемь лет жили люди в Донбассе Фото:

Спецоперация России на Украине вселила в бойцов «Пятнашки» уверенность в завтрашнем дне, события 24 февраля 2022 года показали, что борьба ополченцев на Донбассе все эти годы была по-настоящему важна. Россия дала понять всему миру, что с ней нужно считаться и своих интересов она не уступит, рассказал в интервью URA.RU герой ДНР, комбриг «Пятнашки» Ахра Авидзба, подводя итог первого года СВО.

— Как воспринял новость о начале спецоперации?

У бойцов «Пятнашки» был план на случай обострения конфликта
У бойцов «Пятнашки» был план на случай обострения конфликта
Фото:

— Мы возимся тут уже восемь лет. Для меня момент начала СВО был только положительным. Что, наконец, мы покажем всему миру, что с нами надо считаться, и своих интересов мы не уступим. Для меня это было гордостью за свою страну. И, так как я уже не первый год был на войне, то, конечно, вдохновился, не зря ребята воевали и проливали кровь здесь.

— Когда ты для себя принял решение участвовать в СВО? Когда воссоздал «Пятнашку»?

«Пятнашка» занялась обороной Донецка, так как город остался без прикрытия
«Пятнашка» занялась обороной Донецка, так как город остался без прикрытия
Фото:

— «Пятнашка» была. Мы ее не расформировывали. Когда в 2016 году мы передавали полномочия Мамаю (позывной командира) и ребята уходили на гражданку, мы договорились, где и когда встретимся в случае, если будут какие-то обострения. Если будет заглушена связь, у нас был план: точка сбора, резервы. Каждый знал, когда собираться. Когда началась спецоперация, мы показали, что наше подразделение имеет резервы, оно собралось, ни одного человека не дернув со старого, действующего в составе сил Народной милиции, подразделения. На них уже рассчитывали в войсках и было бы по-скотски оттуда к нам ребят забирать. Мы взяли тех, на кого там не было расчета. И создали еще одно подразделение.

— Год прошел с начала СВО. Как этот год прошел для тебя, для твоего подразделения?

Для Ахры Авидзба самым запоминающимся стал момент, когда вся Украина испытала то, в чем 8 лет жил Донбасс
Для Ахры Авидзба самым запоминающимся стал момент, когда вся Украина испытала то, в чем 8 лет жил Донбасс
Фото:

— Мы сейчас эпических вещей не совершали. Мы поняли, что не должны гнаться за красотой действия, как линейные подразделения, которые направились в Мариуполь, Луганск и Запорожье. Мы для себя поняли, что должны быть хладнокровны, посмотреть, где мы нужнее. Увидели, что в Донецке никого не осталось — все старые, образованные еще в 2014 году подразделения были задействованы на штурмовых направлениях. Донецк остался почти без прикрытия. Мы занялись обороной Донецка. Поэтому для нас год прошел относительно статично, но не без катаклизмов. Не без боев. Больше взвода погибших наших ребят показывает, что мы нигде не загорали.

— Самый запоминающийся и яркий момент за этот год СВО?

— Наверное, когда начиналось все. Когда Украина поняла, что начались военные действия. Когда в Киеве по улице бежал человек со словами — «это вам не Донбасс»! Типа Донбасс можно бомбить, а нас то за что?

Вот это, наверное, для меня самый запоминающийся момент, когда наконец вся Украина вкусила то, в чем все эти восемь лет жили наши семьи. Когда люди, выходя в магазин, не понимали, что их ждет: ты будешь в магазине на полу валяться, и мы будем тебя вспоминать, какой ты молодой и хороший был. Не то, чтобы я такой злой. Но это искренне: я не могу скрыть, что я был рад именно этому.

— У тебя есть понимание, сколько еще продлится СВО?

— Я думаю, что самые активные боевые действия продлятся год и лет 10 нам потом с этим жить, вымещая эту нечисть, которая говорит «мамой клянусь, я всего лишь патроны носил». Я для себя это так вижу. Для этого у нас есть вторая линия военных подразделений, которые с этим справятся. Мы для себя видим — год и все будет хорошо.

— Последний вопрос. Как ты и как «Пятнашка» видят и чувствуют себя в рамках российской армии?

Ахра Авидзба по-прежнему считает себя ополченцем
Ахра Авидзба по-прежнему считает себя ополченцем
Фото:

— Я себя как ополченцем видел, так и вижу. И слава богу, что российская армия понимает, что мы пришли сюда сражаться. Мне все пишут, спрашивают, якобы нас заставляют бриться, стричься и другое. Нас никто не заставляет. Есть армейская норма, но это норма стоящей армии. Разведчики и все остальные ребята всегда ходят так, как удобно. Когда возвращаешься на пункты постоянной дислокации, там действуют уставные нормы. Они писались кровью. Меня же с густой бородой никто никогда не видел. Мне не идет борода, поэтому я бреюсь. У меня есть бойцы не бритые. И никто никогда не приходил с бритвой, чтобы их побрить.

А вообще, появилась уверенность в завтрашнем дне. Наше дело было не просто так, мы являемся теперь частью единого организма, в который нас приняли, а не сформировали со словами: «ребята вы молодцы, провоевали, а теперь идите домой отдохните».

Взяли нас в российскую армию, поэтому спасибо им огромное. У ребят появилась уверенность в том, что конфликт окончится и их труд не останется не замечен, будет оценен.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписка на URA.RU в Telegram - удобный способ быть в курсе важных новостей! Подписывайтесь и будьте в центре событий. Подписаться.

Все главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Спецоперация России на Украине вселила в бойцов «Пятнашки» уверенность в завтрашнем дне, события 24 февраля 2022 года показали, что борьба ополченцев на Донбассе все эти годы была по-настоящему важна. Россия дала понять всему миру, что с ней нужно считаться и своих интересов она не уступит, рассказал в интервью URA.RU герой ДНР, комбриг «Пятнашки» Ахра Авидзба, подводя итог первого года СВО. — Как воспринял новость о начале спецоперации? — Мы возимся тут уже восемь лет. Для меня момент начала СВО был только положительным. Что, наконец, мы покажем всему миру, что с нами надо считаться, и своих интересов мы не уступим. Для меня это было гордостью за свою страну. И, так как я уже не первый год был на войне, то, конечно, вдохновился, не зря ребята воевали и проливали кровь здесь. — Когда ты для себя принял решение участвовать в СВО? Когда воссоздал «Пятнашку»? — «Пятнашка» была. Мы ее не расформировывали. Когда в 2016 году мы передавали полномочия Мамаю (позывной командира) и ребята уходили на гражданку, мы договорились, где и когда встретимся в случае, если будут какие-то обострения. Если будет заглушена связь, у нас был план: точка сбора, резервы. Каждый знал, когда собираться. Когда началась спецоперация, мы показали, что наше подразделение имеет резервы, оно собралось, ни одного человека не дернув со старого, действующего в составе сил Народной милиции, подразделения. На них уже рассчитывали в войсках и было бы по-скотски оттуда к нам ребят забирать. Мы взяли тех, на кого там не было расчета. И создали еще одно подразделение. — Год прошел с начала СВО. Как этот год прошел для тебя, для твоего подразделения? — Мы сейчас эпических вещей не совершали. Мы поняли, что не должны гнаться за красотой действия, как линейные подразделения, которые направились в Мариуполь, Луганск и Запорожье. Мы для себя поняли, что должны быть хладнокровны, посмотреть, где мы нужнее. Увидели, что в Донецке никого не осталось — все старые, образованные еще в 2014 году подразделения были задействованы на штурмовых направлениях. Донецк остался почти без прикрытия. Мы занялись обороной Донецка. Поэтому для нас год прошел относительно статично, но не без катаклизмов. Не без боев. Больше взвода погибших наших ребят показывает, что мы нигде не загорали. — Самый запоминающийся и яркий момент за этот год СВО? — Наверное, когда начиналось все. Когда Украина поняла, что начались военные действия. Когда в Киеве по улице бежал человек со словами — «это вам не Донбасс»! Типа Донбасс можно бомбить, а нас то за что? — У тебя есть понимание, сколько еще продлится СВО? — Я думаю, что самые активные боевые действия продлятся год и лет 10 нам потом с этим жить, вымещая эту нечисть, которая говорит «мамой клянусь, я всего лишь патроны носил». Я для себя это так вижу. Для этого у нас есть вторая линия военных подразделений, которые с этим справятся. Мы для себя видим — год и все будет хорошо. — Последний вопрос. Как ты и как «Пятнашка» видят и чувствуют себя в рамках российской армии? — Я себя как ополченцем видел, так и вижу. И слава богу, что российская армия понимает, что мы пришли сюда сражаться. Мне все пишут, спрашивают, якобы нас заставляют бриться, стричься и другое. Нас никто не заставляет. Есть армейская норма, но это норма стоящей армии. Разведчики и все остальные ребята всегда ходят так, как удобно. Когда возвращаешься на пункты постоянной дислокации, там действуют уставные нормы. Они писались кровью. Меня же с густой бородой никто никогда не видел. Мне не идет борода, поэтому я бреюсь. У меня есть бойцы не бритые. И никто никогда не приходил с бритвой, чтобы их побрить. Взяли нас в российскую армию, поэтому спасибо им огромное. У ребят появилась уверенность в том, что конфликт окончится и их труд не останется не замечен, будет оценен.
Спецоперация РФ на Украине
Предыдущий материал
Полковник Литовкин назвал главное достижение России за год спецоперации
Следующий материал
Time: США заплатят, чтобы Украина смирилась с победой РФ
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

{{item.img_lg_alt}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...