Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
24

Путину удалось убедить союзников, что нацизм может прийти и к ним

Почему лидеры стран СНГ приехали на 9 Мая в Москву
Парад Победы 2023 9 мая на Красной площади в Москве. Москва, путин владимир, токаев касым-жомарт, рахмон эмомали, военный
На День Победы в Москву по приглашению президента РФ Владимира Путина приехали лидеры семи стран СНГ Фото:

Президенту РФ Владимиру Путину удалось убедить партнеров по СНГ, что риски распространения нацизма по бывшему СССР — реальность: ситуация с Украиной стала тому доказательством. Пусть публично спецоперацию поддержали лишь некоторые лидеры государств, все они понимают — это защита общей истории и Победы. Так в интервью URA.RU объяснил приезд в Москву 9 Мая лидеров семи стран СНГ исполнительный директор Российского общества политологов, профессор политологии МГУ Игорь Кузнецов.

— Игорь Иванович, почему для Владимира Путина было важно, чтобы лидеры именно бывших союзных республик, нынешних суверенных Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Туркменистана, Армении и Белоруссии приехали в Москву на празднование Дня Победы?

Белорусский президент Александр Лукашенко сегодня вновь пытается защищать свою страну от проникновения нацизма
Белорусский президент Александр Лукашенко сегодня вновь пытается защищать свою страну от проникновения нацизма
Фото:

— Это важно не только для Путина. Это важно для нас всех — для России, для российского общества. Они так же, как и мы являются наследниками Победы. Россия как самая большая страна постсоветского пространства, имеет неразрывную связь со своим недавним прошлым. Это государства — члены СНГ, частично — ОДКБ, которые разделяют с нами славу Победы.

— Из республик Центральной Азии на приглашение Путина откликнулись все. Есть ли в этом геополитические смыслы?

— Конечно. США пытаются навязать собственную игру на этой территории, будучи внерегиональным игроком. Они пытаются перекроить под себя, под свои национальные интересы эту зону, не предлагая чего-то конкретного взамен. В основном это попытка сдерживания России и Китая, попытка создать новые проблемы и усилить те, которые существуют.

Этот нерегиональный игрок пытается навязать свою повестку, и все эти государства прекрасно понимают. Они понимают, что оказаться в зависимости от США гораздо опаснее, чем сотрудничать с Россией в Евразии.

— Первыми приглашение Путина приняли президенты Киргизии Садыр Жапаров и Таджикистана Эмомали Рахмон. Обе страны входят и в ОДКБ, и в СНГ. Но в прошлом году между ними произошло серьезное боевое столкновение, урегулировать которое помогал Путин, которого считают миротворцем. О чем говорит их приезд?

Лидеры стран СНГ вместе с президентом России смотрели парад Победы рядом с ветеранами Великой Отечественной войны
Лидеры стран СНГ вместе с президентом России смотрели парад Победы рядом с ветеранами Великой Отечественной войны
Фото:

— Путина и Россию в целом эти страны видят главным арбитром и решающей силой в регионе. Никто, кроме России, никто, кроме президента Путина, не способен усадить за один стол или на одну скамейку лидеров этих государств. Я бы не преувеличивал масштаб конфликта между ними. Он имеет не только ситуативное измерение, ему есть некоторые причины более глубокого свойства, исторические корни. Россия — единственный игрок, может быть, еще Китай, который заинтересован в стабильности в Большой Евразии, в максимальном сглаживании конфликтов. Все остальные игроки нацелены на другое: для США стабильная Евразия — это кость в горле, это отсутствие возможности диктовать свои условия, это повод высасывать ресурсы, продвигать и поддерживать доллар.

Поэтому для всех День Победы — это определенный тест. Это повод встретиться, чтобы не только отметить важный праздник, но и продемонстрировать всем в мире, насколько важна и серьезна роль России в процессах мироустройства, миротворчества в Большой Евразии.

— Вы сказали, что День Победы — определенный тест. Какое значение для Путина имеет приезд лидеров Казахстана и Армении? Их заявления порой вызывают неоднозначную реакцию в России.

И президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, и премьер-министр Армении Никол Пашинян понимают, что будущее их стран неразрывно с Россией, считает политолог
И президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев, и премьер-министр Армении Никол Пашинян понимают, что будущее их стран неразрывно с Россией, считает политолог
Фото:

— Их приезд говорит о том, что, несмотря на попытки найти какую-то собственную линию, выбран компромиссный вариант признания силы и значимости России. [премьер-министр Армении Никол] Пашинян сделал большую ставку на участие Запада, прежде всего Евросоюза в урегулировании Нагорно-Карабахского кризиса, но большого эффекта и продвижения не получилось. Более того, мы видим серьезные опасности, не только связанные с Нагорным Карабахом, но и шире в рамках этого региона.

То же самое касается Казахстана. Он попал в ситуацию двойной геополитической зависимости: рядом находится могущественнейший сосед — Китай. Он может проецировать свою волю, свои интересы гораздо масштабнее и жестче, чем Россия. Опыт сосуществования с Россией в одном государстве (СССР, Российская Империя) дает надежду на органическое развитие этих процессов. С Китаем такого опыта не было. Поэтому естественно, что [президент Касым-Жомарт] Токаев внимательно это отслеживает и поддерживает особые отношения с Путиным, поэтому приехал на День победы в Москву. Это вполне рациональный курс, который, невзирая на конъюнктурные движения, будет продолжаться.

— В этом году военный парад по случаю Дня Победы проводится только в России. Более того, в Туркменистане 9 Мая не является государственным праздником с 2017 года, в Армении он переименован в День победы и мира, в Узбекистане — в День памяти и почестей. Почему Путину важно сохранять историческое 9 Мая как День Победы?

Парад Победы в Москве — это дань памяти всем погибшим в Великой Отечественной войне
Парад Победы в Москве — это дань памяти всем погибшим в Великой Отечественной войне
Фото:

— Есть такое понятие — практики коммеморации [сохранение в общественном сознании памяти о значимых событиях прошлого]. Они связаны не только с установлением государственных праздников, памятных дней, но и с целым набором ритуалов — тех механизмов общественно-государственной активности, которые существуют. И парад — один из них. Парады стали значимой частью процесса социализации граждан. Это преемственность.

Второе — на наших глазах Украина объявила 9 Мая днем Европы. Хочется спросить: какой Европы? Той самой, которая развязала войну? Той самой, которая выстроилась под Гитлера в 1939 году и в 1941 году напала на нашу страну? Напомню, гитлеровская коалиция, которая вторглась в СССР, насчитывала множество стран — в нее входили и Румыния, и Венгрия, и Италия, и Франция, и другие. С кем солидаризировался [президент Украины Владимир] Зеленский? Если посмотреть на официальную версию новейшей истории Украины, понятно, кто ее герои.

— Говорит ли приезд лидеров на День Победы в Москву о солидарности этих стран с Владимиром Путиным, с Россией в отношении спецоперации на Украине?

Лидеры стран СНГ видят в России силу, сдерживающую возможные конфликты на постсоветском пространстве
Лидеры стран СНГ видят в России силу, сдерживающую возможные конфликты на постсоветском пространстве
Фото:

— Если бы не было поддержки курса президента Путина, или если бы были какие-то доктринальные расхождения, скорее всего, они не приехали бы. Но говорить о прямой поддержке не стоит. Во-первых, мы о ней не спрашиваем — у России нет и не было такого вектора, чтобы кто-то выступил и поддержал. Решение было за Россией, за российским президентом. Во-вторых, они понимают, что демонтаж этой памяти, демонтаж исторической преемственности, связанной с опытом победы Красной Армии над нацизмом, по сути, означает дальнейший распад государственности в тех формах, которые сложились на их территориях. Украина — хороший пример для всех.

— И любого это может коснуться?

— Конечно, они это понимают, они это видят. Украина — контрастный пример, некоторое назидание, которое все прекрасно считывают. Если бы это был успешный проект [Запада], если бы был продемонстрирован значимый социально-экономический прогресс, реформы, антикоррупционная политика, достижение нового уровня благополучия, наверное, можно было бы порассуждать. Но в обозримой перспективе мы вряд ли увидим это там.

— То, что ровно неделю назад, 3 мая, на Кремль была совершена атака украинских беспилотников, и несмотря на это парад Победы состоялся и что на нем, помимо Путина, присутствовали лидеры еще семи государств, говорит о чем-то? Никто не испугался, по сути.

— Лидеры — это вполне мужественные люди, политики не мелкого калибра. Они прекрасно понимают, что это такое, и какова ответственность российского руководства. Эта атака БПЛА показала всю сущность борьбы с Россией — подлую, не фронтовую, не лицом к лицу, стратегию, которая является террористической. Помните захват школы в Беслане, теракт на Дубровке, взрывы в Буйнакске, Волгодонске, в Москве — известные события конца 1990-х и начала 2000-х? Тогда террористы так же вели себя.

Террор — это оружие слабых, это оружие тех, кто не уверен в собственных силах и достойном выборе курса. Продемонстрировать страх, испугаться, не поехать в Москву, — это признать значимость этой мелкой подлой силы со стороны наших партнеров, лидеров государств. Никто не мог этого позволить себе.

— Можно ли говорить, что в этом году Путин постарался придать Дню Победы дополнительные смыслы, собрав в Москве лидеров постсоветских республик? Прежде всего, имею в виду будущее СНГ, который периодически хоронят. День Победы для стран, входящих в него (за исключением Украины и Молдавии) — это, по-прежнему, объединяющее начало?

— Если говорить о самом проекте СНГ, слухи о его смерти преувеличены. СНГ находится в стадии глубокой трансформации, но это не СССР 2.0. Что касается исторической памяти, Россия продвигает курс на нашу общую недавнюю историю. Мы никогда не считали и не продвигали тезис, что победа в Великой Отечественной войне — это победа российского народа. Путин и сегодня сказал, что это победа Красной Армии, советского народа, который был объединен большим государством, наследниками которого мы все являемся. Поэтому от этого нельзя отказаться. Отказаться — значит открыть дорогу радикалам, а это — прямое движение в сторону нацизма, радикализма — самого жесткого, что может быть, учитывая, какой ценой далась та победа. И в этом великая историческая мудрость: ветераны России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана — это все воины-победители.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Подписка на URA.RU в Telegram - удобный способ быть в курсе важных новостей! Подписывайтесь и будьте в центре событий. Подписаться.

Главные новости России и мира - коротко в одном письме. Подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
Президенту РФ Владимиру Путину удалось убедить партнеров по СНГ, что риски распространения нацизма по бывшему СССР — реальность: ситуация с Украиной стала тому доказательством. Пусть публично спецоперацию поддержали лишь некоторые лидеры государств, все они понимают — это защита общей истории и Победы. Так в интервью URA.RU объяснил приезд в Москву 9 Мая лидеров семи стран СНГ исполнительный директор Российского общества политологов, профессор политологии МГУ Игорь Кузнецов. — Игорь Иванович, почему для Владимира Путина было важно, чтобы лидеры именно бывших союзных республик, нынешних суверенных Узбекистана, Казахстана, Таджикистана, Киргизии, Туркменистана, Армении и Белоруссии приехали в Москву на празднование Дня Победы? — Это важно не только для Путина. Это важно для нас всех — для России, для российского общества. Они так же, как и мы являются наследниками Победы. Россия как самая большая страна постсоветского пространства, имеет неразрывную связь со своим недавним прошлым. Это государства — члены СНГ, частично — ОДКБ, которые разделяют с нами славу Победы. — Из республик Центральной Азии на приглашение Путина откликнулись все. Есть ли в этом геополитические смыслы? — Конечно. США пытаются навязать собственную игру на этой территории, будучи внерегиональным игроком. Они пытаются перекроить под себя, под свои национальные интересы эту зону, не предлагая чего-то конкретного взамен. В основном это попытка сдерживания России и Китая, попытка создать новые проблемы и усилить те, которые существуют. — Первыми приглашение Путина приняли президенты Киргизии Садыр Жапаров и Таджикистана Эмомали Рахмон. Обе страны входят и в ОДКБ, и в СНГ. Но в прошлом году между ними произошло серьезное боевое столкновение, урегулировать которое помогал Путин, которого считают миротворцем. О чем говорит их приезд? — Путина и Россию в целом эти страны видят главным арбитром и решающей силой в регионе. Никто, кроме России, никто, кроме президента Путина, не способен усадить за один стол или на одну скамейку лидеров этих государств. Я бы не преувеличивал масштаб конфликта между ними. Он имеет не только ситуативное измерение, ему есть некоторые причины более глубокого свойства, исторические корни. Россия — единственный игрок, может быть, еще Китай, который заинтересован в стабильности в Большой Евразии, в максимальном сглаживании конфликтов. Все остальные игроки нацелены на другое: для США стабильная Евразия — это кость в горле, это отсутствие возможности диктовать свои условия, это повод высасывать ресурсы, продвигать и поддерживать доллар. — Вы сказали, что День Победы — определенный тест. Какое значение для Путина имеет приезд лидеров Казахстана и Армении? Их заявления порой вызывают неоднозначную реакцию в России. — Их приезд говорит о том, что, несмотря на попытки найти какую-то собственную линию, выбран компромиссный вариант признания силы и значимости России. [премьер-министр Армении Никол] Пашинян сделал большую ставку на участие Запада, прежде всего Евросоюза в урегулировании Нагорно-Карабахского кризиса, но большого эффекта и продвижения не получилось. Более того, мы видим серьезные опасности, не только связанные с Нагорным Карабахом, но и шире в рамках этого региона. То же самое касается Казахстана. Он попал в ситуацию двойной геополитической зависимости: рядом находится могущественнейший сосед — Китай. Он может проецировать свою волю, свои интересы гораздо масштабнее и жестче, чем Россия. Опыт сосуществования с Россией в одном государстве (СССР, Российская Империя) дает надежду на органическое развитие этих процессов. С Китаем такого опыта не было. Поэтому естественно, что [президент Касым-Жомарт] Токаев внимательно это отслеживает и поддерживает особые отношения с Путиным, поэтому приехал на День победы в Москву. Это вполне рациональный курс, который, невзирая на конъюнктурные движения, будет продолжаться. — В этом году военный парад по случаю Дня Победы проводится только в России. Более того, в Туркменистане 9 Мая не является государственным праздником с 2017 года, в Армении он переименован в День победы и мира, в Узбекистане — в День памяти и почестей. Почему Путину важно сохранять историческое 9 Мая как День Победы? — Есть такое понятие — практики коммеморации [сохранение в общественном сознании памяти о значимых событиях прошлого]. Они связаны не только с установлением государственных праздников, памятных дней, но и с целым набором ритуалов — тех механизмов общественно-государственной активности, которые существуют. И парад — один из них. Парады стали значимой частью процесса социализации граждан. Это преемственность. Второе — на наших глазах Украина объявила 9 Мая днем Европы. Хочется спросить: какой Европы? Той самой, которая развязала войну? Той самой, которая выстроилась под Гитлера в 1939 году и в 1941 году напала на нашу страну? Напомню, гитлеровская коалиция, которая вторглась в СССР, насчитывала множество стран — в нее входили и Румыния, и Венгрия, и Италия, и Франция, и другие. С кем солидаризировался [президент Украины Владимир] Зеленский? Если посмотреть на официальную версию новейшей истории Украины, понятно, кто ее герои. — Говорит ли приезд лидеров на День Победы в Москву о солидарности этих стран с Владимиром Путиным, с Россией в отношении спецоперации на Украине? — Если бы не было поддержки курса президента Путина, или если бы были какие-то доктринальные расхождения, скорее всего, они не приехали бы. Но говорить о прямой поддержке не стоит. Во-первых, мы о ней не спрашиваем — у России нет и не было такого вектора, чтобы кто-то выступил и поддержал. Решение было за Россией, за российским президентом. Во-вторых, они понимают, что демонтаж этой памяти, демонтаж исторической преемственности, связанной с опытом победы Красной Армии над нацизмом, по сути, означает дальнейший распад государственности в тех формах, которые сложились на их территориях. Украина — хороший пример для всех. — И любого это может коснуться? — Конечно, они это понимают, они это видят. Украина — контрастный пример, некоторое назидание, которое все прекрасно считывают. Если бы это был успешный проект [Запада], если бы был продемонстрирован значимый социально-экономический прогресс, реформы, антикоррупционная политика, достижение нового уровня благополучия, наверное, можно было бы порассуждать. Но в обозримой перспективе мы вряд ли увидим это там. — То, что ровно неделю назад, 3 мая, на Кремль была совершена атака украинских беспилотников, и несмотря на это парад Победы состоялся и что на нем, помимо Путина, присутствовали лидеры еще семи государств, говорит о чем-то? Никто не испугался, по сути. — Лидеры — это вполне мужественные люди, политики не мелкого калибра. Они прекрасно понимают, что это такое, и какова ответственность российского руководства. Эта атака БПЛА показала всю сущность борьбы с Россией — подлую, не фронтовую, не лицом к лицу, стратегию, которая является террористической. Помните захват школы в Беслане, теракт на Дубровке, взрывы в Буйнакске, Волгодонске, в Москве — известные события конца 1990-х и начала 2000-х? Тогда террористы так же вели себя. — Можно ли говорить, что в этом году Путин постарался придать Дню Победы дополнительные смыслы, собрав в Москве лидеров постсоветских республик? Прежде всего, имею в виду будущее СНГ, который периодически хоронят. День Победы для стран, входящих в него (за исключением Украины и Молдавии) — это, по-прежнему, объединяющее начало? — Если говорить о самом проекте СНГ, слухи о его смерти преувеличены. СНГ находится в стадии глубокой трансформации, но это не СССР 2.0. Что касается исторической памяти, Россия продвигает курс на нашу общую недавнюю историю. Мы никогда не считали и не продвигали тезис, что победа в Великой Отечественной войне — это победа российского народа. Путин и сегодня сказал, что это победа Красной Армии, советского народа, который был объединен большим государством, наследниками которого мы все являемся. Поэтому от этого нельзя отказаться. Отказаться — значит открыть дорогу радикалам, а это — прямое движение в сторону нацизма, радикализма — самого жесткого, что может быть, учитывая, какой ценой далась та победа. И в этом великая историческая мудрость: ветераны России, Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана — это все воины-победители.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

{{item.img_lg_alt}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
Комментарии ({{item.comments_count}})
читать все комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...