Вы зашли на мобильную версию сайта
Перейти на версию для ПК
9

Бойцов ЧВК «Вагнер» привлекают к воспитанию свердловской молодежи

В летних лагерях проводят зарницы с участием действующих военных. И детям это нравится
Зарница в детском летнем лагере Салют. Свердловская область, Артемовский, зарница, военное воспитание, военная подготовка, патриотическое воспитание, стрельба по мишени, военные игры
Для подростков бойцы ЧВК «Вагнер» — это герои telegram-каналов и брутальных мемов Фото:

В Свердловской области возрождают зарницы. Ветеранские организации объединяются, чтобы массово проводить патриотические мероприятия для детей и молодежи. К встречам привлекают действующих бойцов, в том числе из ЧВК «Вагнер». Журналист URA.RU побывал на таком мероприятии — зарнице в детском лагере в Артемовском, и узнал, как в патриотическом воспитании молодежи помогают тир, страйкбол, дедушкины винтовки, бренд ЧВК «Вагнер», а также какие слова детей могут ввести в ступор матерых бойцов.

Не война, а защита

Военно-спортивная игра «Зарница» была популярна в Советском Союзе. Ее главная идея — обучить молодежь навыкам армейской жизни, воспитать в них любовь к Родине и умение противостоять врагам. Специальная военная операция подсветила, что у современных детей есть пробелы по этой части. И устранять их берутся в первую очередь те, для кого тема любви к Родине и ее защиты сейчас актуальна как никогда.

Организаторы считают, что детям важно общаться с действующими военными, чтобы перенимать правильные ценности и принципы
Организаторы считают, что детям важно общаться с действующими военными, чтобы перенимать правильные ценности и принципы
Фото:

«Хочешь победить врага — воспитай его детей. К сожалению, наших детей воспитывают через гаджеты недружественные страны, которые смеются над таким понятием как любовь к отечеству. Мы уже потеряли не одно поколение, и даже многие родители выступают против, когда ветеранские организации приезжают в школы. Мол зачем учить детей собирать автоматы, вы настраиваете их на войну. Но в том-то и дело, что мы настраиваем не на войну, а на защиту, — рассказывает представитель фонда „Своих не бросаем“ Георгий Победоносец. — Когда ты знаешь, кого защищаешь, то начинаешь любить Родину. А если человек любит Родину, то и все остальное прикладывается — любовь к родителям, уважение к старикам».

В августе представители фонда уже провели две зарницы в детских лагерях под Артемовским. В планах — заключить соглашение еще с несколькими общественными организациями и довести количество военно-патриотических мероприятий до 20-30 в год. Инициативу уже поддержали в аппарате уполномоченного по Свердловской области и в министерстве обороны РФ. Последнее делится с общественниками военными машинами, создающими необходимый антураж, учебным оружием, полевой кухней.

Страйкбол и YouTube вместо уроков ОБЖ

Сами бойцы признаются, что отдают детям на зарницах много сил. Уезжают хоть и уставшие, но удовлетворенные
Сами бойцы признаются, что отдают детям на зарницах много сил. Уезжают хоть и уставшие, но удовлетворенные
Фото:

То, где проходят зарницы, зависит во многом от энтузиазма людей на местах. Например, в Артемовском зарницы прошли в двух лагерях, у которых один директор. Один из лагерей — «Салют», здесь находятся не только отдыхающие по путевкам, но и спортсмены, приехавшие на сборы. Для детей подготовили семь этапов соревнования: тактическая медицина и транспортировка раненого на следующий этап; разминирование; полоса препятствий; сборка и разборка автоматов; стрельба из автоматов; стрельба из винтовок; бросание гранат; раскладывание погон по старшинству.

На каждом этапе — действующие военнослужащие, которые объясняют детям, что и как нужно делать. Затем идет отработка навыков на время. Оказывается, у многих определенные знания уже есть, хотя уроков ОБЖ им в школах не преподавали. Кого-то стрелять учил дедушка в деревне, кто-то увлекается страйкболом, кто-то — ходит в тир. У кого-то за плечами есть опыт кадетской школы, у кого-то — опыт просмотра тематических роликов на YouTube.

При виде военных в масках мальчики машинально вытягиваются по струнке, девочки становятся серьезными. Спрашивать у бойцов в масках с черепами, за что те получили медали, многие стесняются и опасаются — слишком большим кажется социальный разрыв с теми, на кого с опаской смотрит весь мир. Те, кто не стесняется, получают в ответ после долгих раздумий — «за мирное небо». А как иначе, если за этими медалями совсем недетские истории — из Попасного, Бахмута, с краснолиманского направления.

Недетские истории

Кто-то из бойцов истории все же рассказывает. Например, боец ЧВК «Вагнер», участвовавший в битве за Бахмут. В Екатеринбурге он восстанавливается после ранения, которое получил, когда вместе со своей группой эвакуировал гражданских с детьми из зоны боевых действий.

У каждого бойца — своя история
У каждого бойца — своя история
Фото:

«Мы работали по направлению шириной 200 метров. В периметре был детский сад, куда мы заходили аккуратно. Внутри было 42 человека, в том числе двое детей — мальчик 12 лет и девочка 13 лет. Причем я нашел их в подвале, когда завершал зачистку, они прятались за шторами. Родители до последнего говорили, что детей в помещении нет, потому что боялись очередной провокации ВСУ. Те уже делали так — представлялись русскими, „Вагнером“, а сами расстреливали детей. Дальше мы стали эвакуировать их, выводили прямо с огня. По нам начал работать автоматчик с хорошей оптикой. Я примерно понял, где он, и начал стрелять в то окно. В итоге он не смог вести огонь напрямую и выстрелил по мне из подствольного гранатомета. Попал в двух метрах, мне в ногу вошел осколок и перебил мышцы. Я определил, что кровотечение не артериальное, перемотал ногу, три километра шел на одной ноге. Всего в тот день мы вывели со своего направления 54 человека. Я считаю, что это самое важное, что можно было сделать — эвакуировать гражданских в безопасное место», — рассказывает собеседник.

На финальных этапах зарницы лед между детьми и военными тает окончательно. Мальчики задают самый частый вопрос — сколько платят в армии Пригожина? А одна из девочек лет семи внезапно прижимается к суровому бойцу в камуфляже и говорит, что тот — хороший. И это единственное, что вводит в ступор мужчину в маске, ведь как реагировать, он не знает.

После награждения к бойцам ЧВК «Вагнер» выстраивается длинная очередь из подростков и вожатых, которые хотят сфотографироваться. Так было и в прошлый раз, когда зарницу проводили в другом лагере. Бойцы расправляют флаг компании, сдержанно позируют с фирменным жестом «джамбо» и терпеливо ждут, пока иссякнет поток желающих.

Сохрани номер URA.RU - сообщи новость первым!

Хотите быть в курсе всех главных новостей Екатеринбурга и области? Подписывайтесь на telegram-канал «Екатское чтиво» и «Наш Нижний Тагил»!

Все главные новости России и мира - в одном письме: подписывайтесь на нашу рассылку!
На почту выслано письмо с ссылкой. Перейдите по ней, чтобы завершить процедуру подписки.
В Свердловской области возрождают зарницы. Ветеранские организации объединяются, чтобы массово проводить патриотические мероприятия для детей и молодежи. К встречам привлекают действующих бойцов, в том числе из ЧВК «Вагнер». Журналист URA.RU побывал на таком мероприятии — зарнице в детском лагере в Артемовском, и узнал, как в патриотическом воспитании молодежи помогают тир, страйкбол, дедушкины винтовки, бренд ЧВК «Вагнер», а также какие слова детей могут ввести в ступор матерых бойцов. Военно-спортивная игра «Зарница» была популярна в Советском Союзе. Ее главная идея — обучить молодежь навыкам армейской жизни, воспитать в них любовь к Родине и умение противостоять врагам. Специальная военная операция подсветила, что у современных детей есть пробелы по этой части. И устранять их берутся в первую очередь те, для кого тема любви к Родине и ее защиты сейчас актуальна как никогда. «Хочешь победить врага — воспитай его детей. К сожалению, наших детей воспитывают через гаджеты недружественные страны, которые смеются над таким понятием как любовь к отечеству. Мы уже потеряли не одно поколение, и даже многие родители выступают против, когда ветеранские организации приезжают в школы. Мол зачем учить детей собирать автоматы, вы настраиваете их на войну. Но в том-то и дело, что мы настраиваем не на войну, а на защиту, — рассказывает представитель фонда „Своих не бросаем“ Георгий Победоносец. — Когда ты знаешь, кого защищаешь, то начинаешь любить Родину. А если человек любит Родину, то и все остальное прикладывается — любовь к родителям, уважение к старикам». В августе представители фонда уже провели две зарницы в детских лагерях под Артемовским. В планах — заключить соглашение еще с несколькими общественными организациями и довести количество военно-патриотических мероприятий до 20-30 в год. Инициативу уже поддержали в аппарате уполномоченного по Свердловской области и в министерстве обороны РФ. Последнее делится с общественниками военными машинами, создающими необходимый антураж, учебным оружием, полевой кухней. То, где проходят зарницы, зависит во многом от энтузиазма людей на местах. Например, в Артемовском зарницы прошли в двух лагерях, у которых один директор. Один из лагерей — «Салют», здесь находятся не только отдыхающие по путевкам, но и спортсмены, приехавшие на сборы. Для детей подготовили семь этапов соревнования: тактическая медицина и транспортировка раненого на следующий этап; разминирование; полоса препятствий; сборка и разборка автоматов; стрельба из автоматов; стрельба из винтовок; бросание гранат; раскладывание погон по старшинству. На каждом этапе — действующие военнослужащие, которые объясняют детям, что и как нужно делать. Затем идет отработка навыков на время. Оказывается, у многих определенные знания уже есть, хотя уроков ОБЖ им в школах не преподавали. Кого-то стрелять учил дедушка в деревне, кто-то увлекается страйкболом, кто-то — ходит в тир. У кого-то за плечами есть опыт кадетской школы, у кого-то — опыт просмотра тематических роликов на YouTube. При виде военных в масках мальчики машинально вытягиваются по струнке, девочки становятся серьезными. Спрашивать у бойцов в масках с черепами, за что те получили медали, многие стесняются и опасаются — слишком большим кажется социальный разрыв с теми, на кого с опаской смотрит весь мир. Те, кто не стесняется, получают в ответ после долгих раздумий — «за мирное небо». А как иначе, если за этими медалями совсем недетские истории — из Попасного, Бахмута, с краснолиманского направления. Кто-то из бойцов истории все же рассказывает. Например, боец ЧВК «Вагнер», участвовавший в битве за Бахмут. В Екатеринбурге он восстанавливается после ранения, которое получил, когда вместе со своей группой эвакуировал гражданских с детьми из зоны боевых действий. «Мы работали по направлению шириной 200 метров. В периметре был детский сад, куда мы заходили аккуратно. Внутри было 42 человека, в том числе двое детей — мальчик 12 лет и девочка 13 лет. Причем я нашел их в подвале, когда завершал зачистку, они прятались за шторами. Родители до последнего говорили, что детей в помещении нет, потому что боялись очередной провокации ВСУ. Те уже делали так — представлялись русскими, „Вагнером“, а сами расстреливали детей. Дальше мы стали эвакуировать их, выводили прямо с огня. По нам начал работать автоматчик с хорошей оптикой. Я примерно понял, где он, и начал стрелять в то окно. В итоге он не смог вести огонь напрямую и выстрелил по мне из подствольного гранатомета. Попал в двух метрах, мне в ногу вошел осколок и перебил мышцы. Я определил, что кровотечение не артериальное, перемотал ногу, три километра шел на одной ноге. Всего в тот день мы вывели со своего направления 54 человека. Я считаю, что это самое важное, что можно было сделать — эвакуировать гражданских в безопасное место», — рассказывает собеседник. На финальных этапах зарницы лед между детьми и военными тает окончательно. Мальчики задают самый частый вопрос — сколько платят в армии Пригожина? А одна из девочек лет семи внезапно прижимается к суровому бойцу в камуфляже и говорит, что тот — хороший. И это единственное, что вводит в ступор мужчину в маске, ведь как реагировать, он не знает. После награждения к бойцам ЧВК «Вагнер» выстраивается длинная очередь из подростков и вожатых, которые хотят сфотографироваться. Так было и в прошлый раз, когда зарницу проводили в другом лагере. Бойцы расправляют флаг компании, сдержанно позируют с фирменным жестом «джамбо» и терпеливо ждут, пока иссякнет поток желающих.
Комментарии ({{items[0].comments_count}})
Показать еще комментарии
оставить свой комментарий
{{item.comments_count}}

{{item.img_lg_alt}}
{{inside_publication.title}}
{{inside_publication.description}}
Предыдущий материал
Следующий материал
Комментарии ({{item.comments_count}})
Показать еще комментарии
оставить свой комментарий
Загрузка...